Художник обложки Корректоры Верстка Е. Строганова Л. Винокуров Е. Цветкова А. Борин С. Маликова Т. Брылёва, М. Одинокова А. Борин ббк 88. 43




НазваниеХудожник обложки Корректоры Верстка Е. Строганова Л. Винокуров Е. Цветкова А. Борин С. Маликова Т. Брылёва, М. Одинокова А. Борин ббк 88. 43
страница6/25
Дата21.10.2012
Размер5.01 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   25
Вача и броски шайбы и др. (хоккей, баскетбол, волейбол, тен­нис и бадминтон, ручной мяч, гандбол, регби, водное поло).

Учитывая особенности и специфику отдельных видов спор­тивных игр, необходимо значительно повысить требования к отбору и специальной тренировке вестибулярного анализато­ра у спортсменов.

Повышение устойчивости вестибулярного анализатора ме­тодом специальной тренировки заключается в равномерном развитии его свойств, присущих естественным условиям дви­гательной деятельности человека, и в усилении и развитии та­ких ее сторон, которые нужны в отдельных видах спорта.

Раздел 2. Связь умственных и двигательных действий в спорте 65

Н. Б. Стамбулова

О формировании спортивно важных психических свойств спортсмена1

Одним из важнейших аспектов формирования индивидуаль­ности спортсмена является развитие его спортивно важных психических свойств (СВПС). По данным наших лонгитюд-ных исследований (совместно с В. И. Ениным и Е. Р. Виспен), в ходе многолетних занятий избранным видом спорта посте­пенно складывается динамичная специализированная струк­тура психических процессов, психических состояний и СВПС личности спортсмена, которая и обеспечивает результатив­ность его деятельности.

В конкретных ситуациях учебно-тренировочного занятия или спортивного соревнования подструктура СВПС обеспечи­вает возникновение адекватной ситуации рабочего состояния спортсмена, которое, в свою очередь, обусловливает необходи­мый уровень и организацию включенных в его деятельность психических процессов и состояний.

С другой стороны, имеется и обратная связь: в ходе много­летней спортивной подготовки на основе постоянно развиваю­щихся и многократно повторяющихся психических процессов и состояний происходит развитие СВПС спортсмена, которое подкрепляется конкретными результатами его соревнователь­ной деятельности.

Сформированность подструктуры СВПС — важнейшее усло­
вие высокой результативности и надежности деятельности
спортсмена. Однако закономерности ее формирования изуче­
ны слабо. Внимание уделяется в основном изучению психиче­
ских процессов и состояний спортсмена. i
Такое подчеркнутое внимание психологов к проблеме пси­
хических процессов и состояний может создать впечатление,

Стамбулова Н. Б. О формировании спортивно важных психических свойств спортсменов // Психологическое обеспечение спортивной деятельности: Межвузовский сборник научных трудов — Л.: Изд-во ГДОИФК им. П. Ф. Лесгафта, 1988. - С. 20-29.

jt что само- и гетерорегуляция состояний составляют едва ли не

единственное содержание психологической подготовки спорт-

Именов. Это подтверждается и практикой работы психологов в

I командах, ведущим направлением которой является диагно-

Стика и регуляция состояний.

Отмеченное направление психологического обеспечения ■портивной деятельности хотя и дает ощутимые положитель-i ные результаты в относительно короткие сроки, но не может Вчитаться достаточно надежным, если игнорируется тот факт, ■Го психические состояния зависят не только от ситуации, воз­действий на спортсмена, но и от сформированное™ его СВПС. Именно длительная, кропотливая работа по формированию СВПС, по нашему мнению, является базовым направлением ИЬихологического обеспечения спортивной деятельности. И это ■собенно важно учитывать, если речь идет о юных спортсме­нах. Не случайно в последней статье А. Ц. Пуни, где анализи­ровались перспективы развития спортивной науки в целом и ктности психологии спорта, эта проблема названа в числе фундаментальных и высокозначимых для практики спорта. В общетеоретическом плане проблема формирования СВПС > гсменов является одним из аспектов общепсихологической ^Воблемы развития свойств и способностей личности на основе психических процессов и состояний. Главные направления ее Выработки были определены в советской психологии еще в ■950-х—начале 1960-х гг. в трудах А. Г. Ковалева, Б. Г. Ананье-ЩЛ, С. Л. Рубинштейна, Н. Д. Левитова, К. К. Платонова и др. [ Вразование психических свойств на основе психических про­весов рассматривалось авторами по-разному: как результат за-Иепления процесса вследствие его повторения в деятельно-Нй; как следствие генерализации, обобщения процессов; как ■ультат синтезирования разнообразных процессов одной модальности с последующим закреплением и обобщением об-овавшейся системы (Ковалев. 1970).

Всеми авторами выделялась опосредующая роль психиче-

Вих состояний субъекта в обеспечении «перехода» психиче-

гкпх процессов в свойства личности (Ананьев, 2000; Ковалев,

|979; Левитов, 1964). Вместе с тем выдвинутые гипотезы не по-

Ьчили достаточного экспериментального подтверждения, и

Ьежде всего, как отмечал Б. Г. Ананьев, «по причине новизны



и неразработанности генетических методов исследования»

(Ананьев, 2000).

Важное значение для разработки данной проблемы имеют психологические исследования В. А. Ганзена, в которых дается системное описание функционирования психики человека в актуальном времени (Ганзен, 1984,1986). Автор пишет: «Кон­кретная социальная функция формирует необходимую для ее реализации функциональную структуру из множеств свойств, состояний и процессов, которыми располагает человек. Про­изводится актуализация необходимого набора свойств, опре­деление актуального состояния и последовательности доми­нирования психических процессов. При этом учитываются внешние условия функционирования, отношение человека к выполняемой функции (внутренние условия) и его индивиду­альные особенности» (Ганзен, 1986, с. 65). По сути, здесь пред­ставлена схема реализации психики как целого в ходе осущест­вления человеком конкретной социальной функции, т. е. кон­кретной деятельности.

Вместе с тем это описание может рассматриваться и как схе­ма развития психики, если иметь в виду, что селекция и инте­грация психических процессов в соответствии с требованиями конкретной деятельности приводят при участии психических состояний к формированию деятельностно-важных психиче­ских свойств, а следовательно, и к совершенствованию выпол­нения социальной функции, повышению результативности дея­тельности.

На данном этапе разработки проблемы формирования СВПС спортсменов наиболее значимыми являются вопросы методо­логического и методического характера: во-первых, какие пси­хические свойства спортсменов можно рассматривать как спор­тивно важные: во-вторых, как изучать их развитие в спортив­ной деятельности; в-третьих, как этот процесс контролировать и, в-четвертых, как, опираясь на знание соответствующих за­кономерностей, этим процессом управлять в учебно-трениро­вочной деятельности.

Отвечая на вопрос, какие психические свойства спортсмена можно рассматривать в качестве спортивно важных, следует исходить из принципа единства личности и деятельности. При таком подходе спортивно важными следует считать те психи-

Раздел 2. Связь умственных и двигательных действий в спорте 67




|ческие свойства, которые отвечают требованиям конкретного нндаспорта.

В спортивной деятельности проявляются и развиваются различные психические свойства: интеллектуальные, обеспе­чивающие прием и переработку информации, принятие спор­том необходимых решений; психомоторные, определяющие качество двигательных действий и операций субъекта; эмоцио­нальные, влияющие на энергетику и экспрессивные характе­ристики деятельности; волевые, обеспечивающие преодоление возникающих в ней препятствий; коммуникативные, направ­ленные на взаимодействие с другими людьми; нравственные, определяющие мотивацию деятельности и соответствие целей, средств, результатов определенным моральным нормам. Ан-Ьамбль психических свойств, отвечающий требованиям кон­кретного вида спорта, обеспечивает высокую результативность тренировочной и соревновательной деятельности спортсмена.

По особенностям развития и формирования названные пси-кические свойства разделяются на две группы. У свойств пер­вой группы можно довольно четко наблюдать соответствие их Содержания содержанию психических процессов, на основе ко-ВЬрых они развиваются. Психическое состояние спортсмена При этом играет роль «катализатора» или ингибитора, ускоряя || ш замедляя это развитие. Иначе говоря, в формировании ■юйств этой группы психическим процессам принадлежит спе­цифическая роль, а психическим состояниям — неспецифиче­ская. К этой группе относятся, например, интеллектуальные и Психомоторные свойства спортсменов. В развитии свойств и горой группы, наоборот, специфическая роль принадлежит психическим состояниям, неспецифическая — психическим Процессам (например, эмоциональные, волевые, нравственные свойства личности спортсменов).

Неодинаковыми для указанных групп психических свойств будут и системы закрепления их развития в структуре лично­сти спортсменов в зависимости от подкрепляющей роли того или иного аспекта результатов спортивной деятельности: про­ективного (собственно материальный или идеальный про­ект, например конкретное достижение спортсмена) или нор-«ативного, понимаемого как соответствие продукта и средств




его получения принятым этическим нормам (в частности, нор­мам спортивной морали в команде и пр.).

В подкреплении развития психических свойств первой груп­пы преимущественное значение имеет продуктивный аспект ре­зультатов спортивной деятельности (например, рекордное до­стижение, призовое место в ответственном соревновании и т. п.). В развитии психических свойств второй группы существенно выше роль нормативного аспекта (например, удовлетворение, которое, несмотря на поражение, испытывает спортсмен, от­давший все силы соревновательной борьбе, и, наоборот, отте­нок неудовлетворения, досады, с которыми бывает сопряжена победа, достигнутая с помощью пристрастного судейства (под-суживание) и др.).

Вышеизложенное позволяет научно подойти к решению вто­рого вопроса: как изучать формирование СВПС спортсмена? Очевидно, начинать такое исследование необходимо с психо-спортограммы, т. е. с психологической характеристики кон­кретного вида спорта и выделения на ее основе: а) перечня спортивно важных психических свойств спортсмена; б) типич­ных рабочих психических состояний, возникающих в ходе тре­нировки и Соревнований; в) психических процессов, непосред­ственно включенных в деятельность в данном виде спорта и связанных с формированием СВПС.

Следующим этапом исследования является определение конкретных параметров психических свойств, состоянии и процессов, подлежащих изучению. Среди них — качественные и количественные, пространственные и временные, энергети­ческие и информационные характеристики свойств.

Для психических свойств такими параметрами могут быть их выраженность и генерализованность. Под выраженностью понимается наличие и устойчивость проявления всех призна­ков свойств. Под генерализованностью — своего рода универ­сальность свойства, широта его проявления в различных жиз­ненных ситуациях и видах спортивной деятельности .

В качестве параметров психических состояний спортсмена могут использоваться: эмоциональный тон (общая эмоцио­нальная окраска переживаний субъекта); психический тонус (степень активности отношения к деятельности, стеничность состояний) и психическое напряжение (степень напряжения

Раздел 2. Связь умственных и двигательных действий в спорте 69

функционировании отдельных систем и организма в целом, >6еспечивающая выполнение деятельности в конкретных усло­виях) (Мазуров, Корнеев, 1984).

К параметрам психических процессов относятся скорост­ные, объемные, точностные и собственно качественные (ин­формационные) их характеристики, наблюдаемые в двига­тельной деятельности спортсменов. Выделенные параметры Психических свойств, состояний и процессов определяют под­бор конкретных методов их изучения, включаемых в програм-Иу исследования. В такой программе важно предусмотреть и адекватные способы оценки результативности деятельности спортсмена, имея в виду, что среди них должны быть как объ­ективные оценки достижений, выраженные в соответствую-i щих единицах (метрах, секундах, баллах и т. п.), так и эксперт-ые оценки и самооценки, позволяющие выразить норматив­ный аспект результатов спортивной деятельности.

Само исследование может носить лонгитюдный характер и осуществляться в естественных условиях тренировки и сорев­нований, поскольку лишь такая организация эксперимента даст Юзможность зафиксировать не только количественные, но и Качественные изменения в формировании СВПС спортсмена.

Здесь логично возникает третий из сформулированных вы-

IMie вопросов: как контролировать процесс психического разви­тия личности спортсмена или, другими словами, какими пси­хологическими критериями следует пользоваться для опреде-Кения уровня развития (сформированное™) того или иного психического свойства.

Анализ литературы и результаты исследований позволяют ниделить три таких критерия.

Первый критерий: формирование опорного ядра как сово­купности психических процессов и их динамичных взаимосвя­зей, в которых данное психическое свойство у спортсмена про­является в избранном виде спорта и на основе которых оно в ней и развивается; сохранение основных элементов и связей ядра при переносе свойства на другие виды деятельности спортсмена. Например, в двухлетнем лонгитюдном исследова­нии динамики и взаимосвязей психических процессов, состоя­ний и волевых свойств гимнастов и борцов 13-14-летнего воз­раста нами было выяснено, что в элементном составе «опор-

Роздеп 2. Связь умственных и двигательных действий в спорте 71

ных ядер» одних и тех же волевых свойств у гимнастов и борцов есть общее и особенное. Общее обусловлено сутью самого во­левого качества, а особенное — спецификой вида спорта, в кото­ром оно сформировалось (Енин, 1986). Результаты естествен­ного контрольного эксперимента, направленного на выяснение возможностей и психологических механизмов генерализации волевых свойств (настойчивости, упорства, смелости, реши­тельности, самообладания, выдержки) из привычной деятель­ности на совершенно новый ее вид для юных спортсменов (скалолазание), свидетельствуют о том, что при проявлении волевых свойств в новом виде деятельности их «опорные яд­ра» преобразуются. Однако при этом сохраняются отдельные элементы и связи, присущие проявлениям каждого свойства

в своем виде спорта.

Второй критерий: постепенное исчезновение подкрепляю­щей роли эмоциональной составляющей психического состоя­ния и экономизация усилий, выражающаяся в снижении пси­хического напряжения при проявлении соответствующего пси­хического свойства в привычных условиях, что наблюдается при автоматизации спортивных навыков. Это означает, что для успешного осуществления деятельности необходимо прежде всего поддержание высокого психического тонуса, т. е. стенич-ного рабочего состояния. Но если на начальных этапах форми­рования психического свойства его проявление в. деятельно­сти во многом зависит от эмоциональных переживаний субъ­екта, то в дальнейшем эта зависимость ослабляется. Данное положение также получило подтверждение в упомянутом вы­ше исследовании (Енин, 1986).

Третий критерий: появление потребности проявлять разви­тое психическое свойство, поиск ситуаций для ее реализации. Общеизвестно, какую роль в осуществлении деятельности, раз­витии человека играет мотивация. Для развития личности спортсмена особо важным является вопрос о развитии его мо­тивации спортивной деятельности. С этой точки зрения по­требность выступает как активная сторона психического свой­ства или совокупности взаимосвязанных свойств.

Теперь, если представить, так сказать, «обратный ход» про­цесса, то получится, что постановка многих конкретных целей (задач), реализация которых требует участия определенных пси-


t4ecKHx процессов, создание адекватной мотивации (т. е. ор-низация соответствующих условий) для достижения каждой из них приводят, в конечном счете, к тому, что спортсмен начи-1ает испытывать активную потребность в действии, в достиже­нии поставленной цели и т. д., т. е. он начинает испытывать по-ребность, которая включается в «выросшие» из психических цюцессов и состояний его психические свойства.

При этом важным условием информативности всех вышена-ванных критериев является соотнесение их с соревнователь-гой результативностью спортсмена. Названные признаки раз-ития нового, например, волевого психического свойства в лич-юсти спортсмена развиваются и проявляются не сразу, а по-гапно.

Первый этап — зарождение психического свойства — свя­зан с формированием динамического «опорного ядра» психи-■еских процессов, в которых данное свойство находит для себя фоявление в конкретном виде спорта и на основе которых оно нем и развертывается.

Второй этап — повышение выраженности в проявлении дан-;ого свойства в конкретной деятельности — характеризуется Совершенствованием и усилением «опорного ядра», которое становится все более устойчивым по своему элементному со­ставу, но вместе с тем и более динамичным с точки зрения внут->енних взаимосвязей его элементов, что проявляется в «пере-юсе» свойства с ситуации на ситуацию в пределах своего вида спорта.

Третий этап — генерализация свойства (его «перенос» в дру­гие виды деятельности спортсмена: учение, труд, другие виды спорта и т. п.) — обеспечивается не только преобразованием в ювых условиях данного опорного свойства, но и сохранением и закреплением его основных элементов и связей в бессозна­тельной психике личности спортсмена.

И наконец, четвертый этап — самодетерминация проявле-шя психического свойства, что связано с формированием со­знательной потребности в его проявлении в деятельности и об­щении. Это может выражаться в новых ценностных ориента-1иях спортсмена, в осознании целей спорта как смыслов жизни, в его предпочтениях, а затем и активном поиске соответствую­щих социально-психологических ситуаций для самоутвержде-

ния и самореализации. Не только в спорте, но и в обыденной

жизни.

Выделенные четыре этапа развития СВПС могут служить ориентирами как для психолого-педагогического исследования, так и целенаправленного поэтапного индивидуального форми­рования их в личности спортсмена в процессе учебно-трениро­вочных занятий с учетом требований тренера и вида спорта. С этим, в частности, связан ответ на вопрос о том, как управ­лять развитием СВПС спортсменов.

<...> Целенаправленно формулируя цели и требования к па­раметрам деятельности спортсмена, ставя перед ним конкрет­ные и посильные для выполнения задачи, задавая определен­ные тренировочные режимы и актуализируя нужные мотивы деятельности, тренер-педагог может создавать благоприятные условия для поэтапного и оптимального формирования спор­тивно важных психических свойств личности спортсмена, осу­ществляя тем самым психологическое сопровождение в его спортивной карьере. <...>

Эмоциональные и психофизиологические состояния спортсменов в процессе тренировок и соревнований

О. В. Черникова

[Эмоциональные состояния в спорте]1

'В условиях повышенных требований к точности выполнения определенных двигательных или умственных операций, а так­же при выполнении сложных спортивных упражнений чело­век прежде всего долже?1 владеть собой.

Владение собой, своими действиями, переживаниями, чув­ствами, поступками, обладание способностью и умением со­знательно регулировать свое поведение в экстремальных усло­виях характеризуют одно из ценных моральных и волевых ка­честв — самообладание. Это качество, как и другие волевые чер­ты личности, развивается в процессе жизни и деятельности че-Иовека. Воспитание и самовоспитание этого качества требует понимания ряда психологических особенностей и закономер­ностей самоконтроля и саморегуляции. Сознательное управ­ление собой, своим поведением, своими действиями характе­ризуется многими психологическими особенностями.

Черникова О. А. Соперничество, риск, самообладание в спорте. — М.: ФиС, 1980. - С. 55-62.

Раздел 3. Эмоциональные и психофизиологические состояния... 75

Важнейшие из них заключаются в том, что человек может: 1) преднамеренно, по собственной воле, пользуясь словесным, т. е. второсигнальным, раздражителем, вызывать то или иное действие, произвольно выполнять движение, начинать действовать. Мы можем преднамеренно вызвать у себя опре­деленное представление или начать думать об известном объекте, можем произвольно направить, сосредоточить или переключить свое внимание; произвольно запомнить или воспроизвести в сознании то, что воспринималось раньше;

  1. произвольно или по собственному желанию задерживать
    или прекращать начатое движение или действие, психиче­
    ские процессы представления, памяти, воображения, мыш­
    ления;

  2. сознательно поддерживать, сохранять нужную для реше­
    ния той или иной задачи активность деятельности (напри­
    мер, удерживать напряженность внимания, когда это необ­
    ходимо; наблюдать какое-либо явление нужный период
    времени; выполнять двигательные действия даже при уста­
    лости). <...>

Большие трудности возникают при контроле за собствен­ными эмоциональными состояниями. Эмоциональные пережи­вания отношений человека к внешним явлениям и собствен­ной деятельности, эмоцинальные состояния и реакции далеко не всегда доступны полному сознательному контролю и управ­лению. Часто, даже осознавая их, мы все же не можем подчи­нить их нашей воле.

Следя за своим поведением, человек способен заметить, что у него возникло то или иное чувство или эмоциональное со­стояние. Но он не может по одному лишь желанию вызвать его, подобно тому, как он может управлять своими представлениями, вниманием, мыслями, а также движениями. От воли человека не зависит появление или сохранение того или иного чувства. Очень трудно подавить или прекратить возникшую эмоцию и лишь в известной мере можно задержать внешнее проявление эмоций (например, сдержать радость, скрыть тревогу). Для то­го чтобы подавить возникшую эмоцию, требуются более дли­тельные усилия или изменения объективных условий, вызвав-


|ших эмоцию, изменение личного отношения к определенному пилению.

Как отмечает в специальном исследовании П. М. Якобсон, человек не владеет и интенсивностью своих чувств. Если чув­ство ослабевает или исчезает, невозможно укрепить его путем произвольно вызванного повторения, подобно тому как посту­пает человек, чтобы избежать забывания знаний. Даже твердое желание освободиться от определенного чувства, понимание его ненужности или тяготение им не ведет к его исчезновению. Бывает, что человек хотел бы избавиться от чувства, например, страха, смущения, любви, но не в силах сделать этого сразу. Вместе с тем чувства или эмоциональные состояния могут воз­никнуть у человека неожиданно, непредвиденно. И, кроме то­го, не всегда мы можем полностью осознать наши эмоциональ-н ые состояния или сложные чувства.

Следует сказать также, что эмоции отличаются от познава­тельных процессов (представления, воображения, мышления) непосредственным характером своего возникновения. Они воз­никают под воздействием внешних или внутренних раздраже­ний непреднамеренно, как акт первичного переживания. В этом отношении эмоции сходны с ощущениями и восприятиями. Однако это качественно различные процессы. С другой сторо­ны, если ощущения и восприятия прекращаются вместе с пре­кращением непосредственного воздействия внешнего объекта, то эмоции, напротив, характеризуются большой инерцией про­цесса последействия. Да и возникают они (особенно сложные чувства) не всегда сразу в ответ на определенные воздействия.

Так, спортсмен, добившийся хорошего результата на сорев­новании, может испытывать ликующую радость победы не сра­зу после финиша, а спустя некоторое время, и затем пережи­вать длительное время, даже если уже готовится к новым со­ревнованиям. Нередко бывает, что пережитое чувство прочно связывается с определенными внешними условиями и приоб­ретает стойкий и даже навязчивый характер, неизменно возни­кая при аналогичных условиях (эмоциональные реакции стра­ха после пережитой спортсменом неудачи или травмы).

Непреднамеренность возникновения эмоций, непосредствен­ный характер переживаний, инертность и стойкость, часто навяз­чивость и автоматичность ряда эмоциональных реакций (страха,

смущения, неуверенности), а также сложности их осознавания значительно затрудняют разработку приемов сознательного овладения своими эмоциями, развитие самообладания.

Означает ли это, что эмоции вообще недоступны для созна­тельного регулирования? Изучение и обобщение опыта луч­ших спортсменов показывает, что это не так.

<...> Для того чтобы правильно управлять своими эмоция­ми, развить качество самообладания, т. е. умения владеть собой, своими эмоциональными проявлениями, необходимо учиты­вать важнейшие особенности сложной структуры человеческих эмоций. Анализ разнообразных эмоциональных проявлений позволяет установить, что в общую структуру психических со­стояний спортсменов включаются: эмоциональные реакции, эмоциональные состояния, эмоциональные отношения. Все эти компоненты эмоций взаимосвязаны, возникают и протекают в комплексе сложных психических состояний и отношений, ка­сающихся лично данного человека <...>.

Эмоциональные состояния представляют собой комплекс­ные, интегральные психофизиологические явления, при кото­рых кроме реакций секреторного и двигательного характера возникают многообразные изменения в протекании процес­сов, управляемых корой мозга (ощущения, восприятия, пред­ставления, мышление, воображение, внимание, память). На­пример, состояние страха характеризуется изменениями не только в деятельности вегетативных функций (дыхание, сер­дечно-сосудистая, эндокринная системы), но и в функциях высшей нервной деятельности, что проявляется в торможении речи, расстройстве сознательного самоконтроля и т. п.

Хорошо известна меткая народная поговорка «у страха глаза велики». И действительно, у человека в состоянии страха вос­приятия и представления приобретают тенденциозную эмоцио­нальную окраску, наблюдается склонность к преувеличению мнимой опасности, сужается объем внимания, появляется рас­терянность. Весь этот сложный комплекс субъективных явле­ний переживается как определенное состояние, в котором про­является взаимодействие различных функций и психических процессов, возникающих в различных объективных ситуаци­ях, при определенных особенностях суммарной деятельности всей нервной системы данной личности.

Раздел 3. Эмоциональные и психофизиологические состояния... 77

По определению Н. Д. Левитова, эмоциональные состояния представляют собой «целостную психическую деятельность за определенный период времени, характеризующийся своеобра­зием психических процессов и поведения в зависимости от от­ражаемых предметов, явлений действительности, предшест­вующего психического состояния и психических свойств лич­ности»1.

По результатам многих исследований, эмоциональные со­стояния оказывают прямое влияние на работоспособность спортсмена. Поэтому тренеру важно знать, в каком эмоциональ­ном состоянии спортсмен приходит на соревнование. Если он переживает состояние неуверенности, страха перед сильными соперниками, излишнее волнение, эмоциональное напряжение, i его результаты ухудшаются, снижаются показатели скоро­сти реакций, точности и качества выполнения действий, сни­жается требуемый ритм двигательной деятельности (Е. Гено-■а, О. В. Дашкевич, В. Л. Марищук, Ю. Ю. Палайма, В. М. Писа-Ьенко, О. В. Черникова, Г. X. Шингаров и др.). <...>

Эмоциональные состояния, как было уже сказано, возника­ет непреднамеренно. Мы не можем по одному своему жела­нию вызывать у себя и переживать эмоциональный подъем или уверенность, не можем произвольно изменить свбе плохое на­строение или другое эмоциональное состояние. Управлять им можно только <...> после осознания этого состояния, у нас воз­никает <...> оценочное отношение к самому себе, своему пове­дению, к проявлению своих эмоций. Только после этого может быть найден путь к изменению и формированию желательного состояния определенными приемами или способами.

Основной особенностью эмоциональных отношений явля­ется осознаваемая мотивированная направленность на опреде­ленное явление, <...> с которым связано эмоциональное пере­живание. Эмоциональные отношения выражаются в эмоцио­нальной мотивации поступков и действий. У спортсмена возникает, например, такое эмоциональное отношение, как чувство гордости за свой коллектив, когда он осознает общест­венное значение достигнутой победы, завоеванного высокого

Левитов Н.Д. Психология характера. — М: Просвещение, 1969. — С. 99.

результата или совершенного поступка. Механизм возникно­вения подобных эмоциональных отношений, связанных с оцен­кой, значительно сложнее непроизвольно возникающих эмо­циональных реакций и состояний. Основой эмоциональных отношений являются сложные социальные взаимоотношения человека в данном обществе или коллективе. Эмоциональные отношения играют роль мотивов поведения наряду с мотива­цией идейной, моральной, интеллектуальной, с мотивами при­вычек, интересов, склонностей.

Особенно большое активизирующее значение эмоциональ­ная мотивация деятельности и поступков имеет при преодоле­нии больших трудностей и препятствий во время спортивных состязаний. Максимальные усилия, направленные на достиже­ние поставленной цели, спортсмен может проявить только при определенном эмоциональном отношении к стоящим перед ним

целям и задачам.

В зависимости от характера эмоционального отношения че­ловека к определенному явлению у него возникают соответст­вующие эмоциональные реакции и эмоциональные состояния. Они, как относительно более простые компоненты сложных человеческих чувств, подчинены эмоциональным отношениям человека. Таким образом, ведущими компонентами воздейст­вия эмоций на выполняемую человеком деятельность являют­ся не эмоциональные реакции и состояния, а эмоциональные отношения к явлениям действительности.

А. В. Алексеев

[Состояние вдохновения у спортсменов]1

Если наблюдать в течение хотя бы нескольких месяцев за од­ним и тем же спортсменом, то нельзя не заметить явной зако­номерности: успешность тренировки и особенно соревнова­тельного выступления в большой степени зависит от того пси-

1 Алексеев А. В. Преодолеть себя. — М.: ФиС, 1982. — С. 4-33.

хофизического состояния, в котором находится спортсмен. Если он пришел на тренировку понурый, то все у него валится из рук. И наоборот, после радостного события, охваченный во­одушевлением, спортсмен нередко начинает творить чудеса.

Таким образом, можно сделать вывод, что человек действу­ет всегда как бы на фоне определенного психофизического со­стояния. Этот фон во многом определяет качество его деятель­ности. <...> Итак, еще раз повторим: успешность деятельности и очень большой: степени зависит от психофизического состоя­ния, в котором находится человек.

Вдохновение. Пожалуй, каждый спортсмен хоть раз испы-1 тал то особое, крайне приятное состояние, когда все начинает получаться очень удачно. Причем как бы само по себе. Без осо­бых усилий.

У баскетболистов в таком состоянии почти все мячи летят ■точно в корзину, у стрелка почти все пули ложатся в «десятку», Ибегун мчится, словно у него за спиной выросли крылья, штан-Ьист вырывает тяжелейший снаряд играючи, боксер неулови-■ мо уходит от ударов и мгновенно наносит их сам.

Мозг при этом работает удивительно четко, решения, при­мем очень точные, возникают быстро, тело становится сильным, I ловким, послушным, человека пронизывают особая легкость, I радость, глубокая уверенность в своих возможностях. Спорт-■Смен начинает чувствовать, что все ему под силу. <...>

Не правда ли, интересно и даже загадочно — мировые ре-■сорды и чувство обычности, легкости? Что же это за удиви-| тельное состояние, при котором все начинает получаться как I бы просто, легко и очень успешно? <...>

Да, состояние, о котором идет речь, с полным правом можно I назвать вдохновением. Но возникают вопросы: что же такое вдохг новение? Что о нем известно?

Написано о нем немало. Но в плане общих, хотя и весьма за-L нимательных, рассуждений. Сообщается, в частности, что по-мятие «вдохновение» родилось в искусстве, что «вдохновение не любит посещать ленивых» и т. д. То есть о вдохновении ска-1зано очень много, но мало того конкретного, на что спортсме­нам можно было бы опереться, чтобы сознательно вызывать у себя это волшебное состояние.

Раздел 3. Эмоциональные и психофизиологические состояния.

81


Слышу недоуменный и скептический вопрос: а разве это воз­можно — сознательно вызвать вдохновение? Да, возможно! Более того, нужно уметь вызывать состояние вдохновения имен­но в те часы и минуты, когда это нужно. Когда свое дело необ­ходимо выполнить особенно хорошо. <...> Итак, слово как буд­то найдено — «вдохновение». Однако не будем спешить. Ведь на сегодняшний день это понятие в общепринятом смысле на­столько неконкретно, что в спорте, где многое измеряется и оце­нивается с высокой степенью точности, использовать столь не-измеряемое понятие было бы неудобно, а точнее — нецелесооб­разно.

Так что же делать? С одной стороны, надо уметь соревно­ваться, будучи в состоянии вдохновения, а с другой — неиз­вестно, что это такое! Вот почему было решено оставить «вдох­новение» в лексиконе деятелей искусства и попытаться сфор­мулировать такое понятие, которое, оставаясь «двойником» вдохновения, тем не менее обладало бы достаточной конкрет­ностью и могло быть использовано в спортивной практике.

Оптимальное боевое состояние. После длительных наблю­дений за отлично выступающими спортсменами было решено назвать это замечательное состояние, при котором все получа­ется очень хорошо, оптимальным боевым состоянием, или со­кращенно ОБС. Могут спросить: вводя вместо «вдохновения» новое понятие, не меняем ли мы, образно говоря, рубль на де­сять гривенников? Давайте разберемся.

Понятие оптимальности <...> сейчас широко вошло во мно­гие сферы нашей жизни и в каждом виде деятельности имеет вполне определенное содержание. Оптимизировать — значит улучшать, но не вообще, а те конкретные качества, которые обеспечивают наиболее успешное решение поставленной зада­чи. Точный перевод слова «оптимальный» — наилучший. А раз наилучший, значит, лучше чего-то, что было раньше. Таким образом, используя термин «оптимальный», мы можем срав­нивать качества в их развитии и, следовательно, идти от чего-то уже достигнутого к еще более совершенному. В частности, к тому комплексу психофизических процессов, который мы условились называть оптимальным боевым состоянием (ОБС). Что же касается понятия «боевое», то оно, полагаю, не нуж­дается в специальной защите. Ведь речь идет об оптимальном

I состоянии главным образом во время соревнований, во время • борьбы, во время «боя» за победу. Так что спортсменам такое ■Прилагательное, как «боевое», понятно и близко.

Чтобы еще лучше разобраться в сущности оптимального i боевого состояния, сопоставим понятие ОБС с некоторыми , другими понятиями, прочно вошедшими в практику спорта.

В чем, например, различие между ОБС и самочувствием?

■Под самочувствием понимается комплекс субъективных ощу-

■Иений, дающих человеку информацию о том, как у него функ-

| ционируют различные органы и системы в то или иное время.

■Понятие «самочувствие» близко к понятию «общее здоровье».

^Самочувствие далеко не всегда отражает степень легкости вхо-

■ждения в ОБС. Нередко бывает, что спортсмен, находясь в

врчень хорошем самочувствии, выступает, увы, неудачно. И, на-

Щ оборот, немало случаев, когда, будучи явно больным, сорев-

[ нующийся находит пути вхождения в ОБС и побеждает.

Еще одно сравнение. Как известно, в спортивной психоло-

Ьии давно существуют понятия «стартовая лихорадка», «стар-

■говая апатия» (некоторые авторы говорят о предстартовых ли-

Кхорадке и апатии) и «боевая готовность». Под лихорадкой по-

Ьимается психическое перевозбуждение, которое чаще всего

I сковывает спортсменов, под апатией — недовозбуждение, вя-

|лость, нежелание бороться. А боевая готовность — это та золо-

Вгая середина, при которой спортсмен должен выступать осо-

Иенно хорошо.

Почему же возникло предложение вместо «боевой готовно-|..сти» ввести понятие «оптимальное боевое состояние»? Основ-I пая причина здесь следующая: все, что написано о боевой го-I товности, на мой взгляд, сложно для претворения в практику. I Сложно по той причине, что в работах, посвященных боевой ■готовности, рассказывается главным образом о том, что такое Вбоевая готовность1, из каких составных элементов она склады-| вается. А спортсмену важно знать, как достичь нужного со-■ стояния? Именно отсутствие рекомендаций, показывающих, I как достичь боевой готовности, делает путь к ней довольно I трудным для спортсмена. Хотя, конечно, если кто-то уже на-

Пуни А. Ц. Психологическая подготовка к соревнованию в спорте. — М.: ФиС, 1969.

учился вводить себя в состояние боевой готовности по давно предложенным рецептам, ему вряд ли будет целесообразно овла­девать основами ОБС.

Ну а как соотносится понятие ОБС с понятиями «спортив­ная форма» и «пик спортивной формы»? Образно говоря, спор­тивная форма — это пирамида с довольно широким основанием, вершина которой называется пиком спортивной формы. А оп­тимальное боевое состояние — самая высшая точка на этом пи­ке. Поэтому-то так трудно его достичь, поэтому-то оно столь редко возникает само по себе. И пока им не овладеешь, оно весь­ма неустойчиво.

Итак, если спортсмен хочет выступить наилучшим образом, он должен непосредственно перед началом соревнования вве­сти себя в оптимальное боевое состояние и сохранять его до конца борьбы. Но как сознательно вызвать такое состояние?

Лишь со временем, когда придет опыт, процесс вхождения в ОБС будет занимать несколько минут. А поначалу для того, чтобы разобраться в сущности этого состояния и научиться достигать его, необходимы регулярные тренировки. Поэтому, прежде чем пытаться вызвать ОБС, давайте не торопясь разбе­ремся, из каких компонентов складывается это состояние.

Надо сказать, что ОБС каждого спортсмена весьма специ­фично и глубоко индивидуально. Поэтому, как правило, спорт­смену А нельзя использовать элементы ОБС спортсмена Б — ничего путного из этого обычно не получается. А навредить, причем неожиданно, можно.

Однако хотя ОБС для каждого спортсмена строго индиви­дуально, в нем можно и нужно выделить три основных компо­нента, общих для всех.

Первый компонент — физический. Мы условились гово­рить о сложном просто, с позиций решения практических за­дач в спорте. Поэтому ради удобства будем рассматривать ор­ганизм как машину, состоящую из двух взаимосвязанных час­тей.

Первая часть — головной мозг. Его основная функция — осмысливать и планировать спортивную деятельность. Вторая часть — все остальные органы тела: мышцы, суставы, сердце, сосуды, легкие, эндокринные железы, желудок, кишечник, поч-


tn, печень и т. п. Их функция — физически выполнять то, что ыло запрограммировано в сознании, в головном мозгу.

Итак, на пути достижения ОБС головной мозг — это про­граммирующая часть, а все остальное тело — исполняющая, и эти части соединены в единое целое, имя которому — организм. В любой системе, в любом механизме, как бы ни были они просты или сложны, от состояния исполняющей части зависит очень многое. А подчас все. Если, например, в автомобиле пре­красно работает мотор, но кузов готов развалиться и еле дер-Катся колеса, то на такой машине далеко не уедешь. То же са­мое и у спортсмена. Он может «заложить» в своем сознании, например, такую программу: прыгнуть в высоту на 2 м 30 см. Но если его ноги не обладают соответствующей силой, а техника прыжка грешит изъянами, то, естественно, ничего, кроме кон­фуза, у него не получится. По той же причине, если у бегуна на средние и длинные дистанции недостаточно выносливое сердце, у гребца небольшой объем дыхания, у стрелка плохая устойчи­вость руки, а прыгун в воду с вышки не умеет делать «желез­ную» стойку на руках, перед такими спортсменами ставить за­дачу достижения ОБС просто преждевременно. Исполняющая часть их организма еще не готова к реализации оптимальной программы, хотя ее как идеал, как мечту вполне можно создать в сознании, в головном мозгу. Другими словами, у таких спорт­сменов не готов к оптимальной деятельности физический ком-юнент ОБС.

Следовательно, физический компонент ОБС — это сово­купность чисто физических качеств и соответствующих им ощущений в организме, таких, как, например, сила, гибкость, легкость, подвижность, расслабленность, чувство свободного, глубокого дыхания, хорошей работы сердца и т. д. А подобные ■ ощущения, как известно, полностью зависят от качества физи­ческой и технической подготовки спортсмена. Итак, чем луч-II не спортсмен подготовлен физически и технически, тем бога­че возможности физического компонента ОБС. Когда физический компонент достигает своего оптимума, у спортсменов это проявляется в субъективных, причем весьма своеобразных ощущениях. Так, есть немало бегунов, у которых при приближении к пику спортивной формы перед наступле­нием ОБС появляется удивительно приятное чувство — для

них становится легче и естественнее бегать, чем ходить. У плов­цов в это время обостряется «чувство воды» — она начинает восприниматься «особенно быстрой, скользкой». Стрелки го­ворят о чувстве полной «слитности» с оружием, а у игровиков возникает особое «чувство мяча», который становится необы­чайно послушным в ногах футболистов, в руках гандболистов и баскетболистов и т. д.

Физические ощущения легче уловить и запомнить, чем, скажем, психические. Каждый спортсмен должен хорошо знать телесные ощущения, составляющие физический компонент сво­его ОБС. Это чувство «взрывных мышц» у метателей, хлестко­сти удара у боксеров, ощущение легкости у прыгунов в воду, «растянутости» у гимнастов, «окаменелости» у стрелков по не­подвижным мишеням и т. д. (Вот, к примеру, как сформулиро­вал свои физические ощущения копьеметатель Д.: «Руки теп­лые, мягкие, эластичные. Правая рука мгновенная, как молния. Ноги сильные, быстрые, свободные. Тело жесткое, упругое».) Причем нужно не только знать подобные физические ощу­щения, но и уметь сознательно вызывать их у себя, когда этого требует ситуация. Однако наблюдения и опросы показывают, что многие спортсмены не умеют достаточно ясно представ­лять нужные элементы физического компонента своего ОБС. С одной стороны, происходит это оттого, что память далеко не всегда удерживает то полезное, что проявляется в физическом состоянии на соревнованиях или тренировках. С другой сторо­ны, спортсмены не приучены специально запоминать положи­тельные физические ощущения и тем более не приучены фик­сировать в своих дневниках точными словами все полезное, что возникает в их состоянии на тренировках и соревнованиях. Память не только не всегда способна сама по себе удержи­вать испытанные физические ощущения, но нередко ведет се­бя весьма коварно — человек невольно запоминает и долго помнит как раз то, что нужно как можно скорее забыть (напри­мер, неприятные ощущения, связанные с травмой, пережитым страхом). Вот почему так важно всегда ориентировать себя на то хорошее, положительное, полезное, что возникает в процес­се приобретения спортивного опыта. И обязательно записы­вать в дневнике предельно точными словами эти ощущения, такими, как, например, записал нужное физическое качество

(«рука мгновенная, как молния») упомянутый выше копьеме­татель. Подобные записи (помимо общей пользы) помогут вы­теснить из памяти все то, что нужно забыть. Просматривая свой . дневник непосредственно перед тренировками и особенно перед соревнованиями, спортсмен освежает в памяти все полезные, i испытанные в прошлом физические ощущения. А это намного L облегчает сознательную выработку необходимых элементов фи-I зического компонента своего ОБС. Разумеется, если только про-I сматривать даже очень полезные и точные записи, исполняю-I щая часть организма — тело — не войдет в оптимальный режим [ физической работоспособности. Но записи помогут грамотно t спланировать и правильно провести соответствующую размин­ку и тренировку.

Великое искусство разминки! К сожалению, не так уж часто щ спортсмены и тренеры умеют использовать все возможности

  • разминки. А с ее помощью можно стать не только гибким, лег-

  • ким, быстрым, точным, но и смелым, уверенным, решительным,
    I возбужденным, спокойным и т. д. С помощью правильно про-
    ■реденной разминки можно подготовить к соревнованию не
    Ьтолько тело, но и мозг. Ведь во многих случаях путь к опти-
    ■мальному психическому состоянию лежит через точно найден-
    ■ные и умело использованные физические ощущения. Простой

  • Пример. Стоило одному боксеру подняться на ринг не медлен-
    Ьым шагом, а легко взбежав по ступенькам, как сразу же повы-
    Ьились его психический тонус, его активность в бою.

Есть спортсмены, которые оценивают свою готовность к со-Вревнованию, ориентируясь на чисто физические ощущения, ^возникающие в процессе разминки. Так, один гимнаст говорил ■к том, что проверяет свое состояние посредством «креста» на ■сольцах. Если он спокойно держит «крест» 10 с, это свидетель­ствует о хорошей форме. Сразу же возникает приятное на-■Строение и появляется уверенность в своих силах. А уверен­ность, как известно, это уже психическая категория, причем ■Весьма важная для достижения успеха.

Практика подтверждает, что физический компонент — край-

|не существенная составная часть ОБС. Но только за счет одно-

|го, даже отличнейшего, физического самочувствия и техниче-

Ккого мастерства успешно выступить, особенно на ответствен-

ных соревнованиях, почти невозможно.

86 Часть I. Общетеоретические основы психологии спорта

Второй компонент — эмоциональный. В спортивной прак­тике прочно утвердилось понятие «уровень эмоционального возбуждения». Этот уровень может быть высоким, низким, средним и т. д. Разнообразию же эмоций нет, пожалуй, преде­ла. А все это многообразие удобства ради делится на две боль­шие группы. Одну из них составляют положительные эмоции, которые помогают нам жить и действовать. Примером может служить радость. В другую группу входят отрицательные эмо­ции, мешающие почти во всех случаях жизни. Самая распро­страненная отрицательная эмоция — это страх во всех его про­явлениях, от легкой тревоги до панического ужаса. <... >

Но вернемся к понятию «уровень эмоционального возбуж­дения». Под уровнем эмоционального возбуждения понимает­ся определенная сила волнения, в котором находится человек. Если волнение велико, говорят об очень высоком уровне эмо­ционального возбуждения. Когда же наступает успокоение, констатируют, что уровень эмоционального возбуждения сни­зился, упал. Нетрудно заметить, что понятие об уровне эмо­ционального возбуждения позволяет ориентироваться в силе переживаний человека, в частности в спортивной практике.

Очень важно хорошо усвоить следующее: спортивная дея­тельность будет успешной, если она протекает на фоне опти­мального для данной деятельности уровня эмоционального возбуждения. Об этом крайне существенном моменте почему-то часто забывают. Во всяком случае, лишь редкие спортсмены сознательно вызывают у себя тот уровень эмоционального воз­буждения, который оптимален для очередной тренировки или наступающего соревнования. <...>

Как же измерить уровень эмоционального возбуждения? Для врача, да и не только для врача, наиболее простая возможность — подсчет частоты пульса (частоты сердечных сокращений — ЧСС). В наше время утрачивается тонкое мастерство пульсо-метрии, столь высокое в те времена, когда врачи не имели и ты­сячной доли современных возможностей для объективной оцен­ки состояния своих пациентов. Вынужденные обходиться только тем, что было доступно, древние врачеватели могли по одному лишь пульсу заглядывать буквально в душу человека. <...>

Современным спортсменам и их наставникам нет необхо­димости быть столь же искусными в мастерстве пульсометрии.

По определять ЧСС должен уметь каждый. Отсчитывать ее мож-

■о в разных точках тела: на лучевой артерии, на сонных артери-

Ш, на височных или приложив ладонь к левой стороне груди,

где хорошо слышно биение сердца. Не надо только, измеряя

Иульс на предплечье, пользоваться большим пальцем, так как

■М, самым сильным и самым нечувствительным из пяти, очень

^■сто невольно пережимают лучевую артерию и удивляются,

■го пульса не слышно. <...>

В спортивной практике многие ради сокращения времени процедуры подсчитывают пульсовые волны в течение 10 с и по­рученную цифру умножают на 6, так как пульс принято изме-|ять числом ударов за минуту. В тех случаях, когда не требуется Кобой точности, а время для измерения сведено к минимуму, Можно ограничиться подсчетом ударов пульса за 6 с (по Мел-Лгрович). Прибавив к полученной цифре ноль, т. е. умножив ее а 10, можно (гораздо быстрее, чем при умножении на 6) вы­числить ЧСС за минуту. <...> Подсчет ЧСС служит очень хоро-IIIим и удобным методом объективной оценки уровня эмоцио-и.i:i i.noro возбуждения, особенно в тех видах спорта, где психи­ческая напряженность стоит на первом месте. <... > Вот почему так пажно оценивать уровень эмоционального возбуждения не ил 5 -10 мин и тем более не за полчаса-час, а перед самым выхо-■рм на старт. Лишь при этом условии по пульсу можно судить, Ьсколько близок или далек спортсмен от оптимального для Ьго уровня эмоционального возбуждения. <...>

Третий компонент — мыслительный. Понятие «мысли-Ьльный» применяется здесь несколько условно, так как и фи-Ический и эмоциональный компоненты ОБС в той или иной степени всегда связаны с мыслительными процессами. Напри­мер, такие физические чувства, как «свежесть мышц», их спо-Ьбность «взорваться», — не только физические, но и эмоцио-■альные и мыслительные. Также и любое эмоциональное со­стояние, как правило, осмысливается или, во всяком случае, может быть осмыслено.

Тем не менее наблюдения показывают, что есть такие эле­менты в ОБС, которые лучше выделить в специальную груп-nv — группу мыслительных процессов.

Наблюдая за спортсменом, выходящим на старт, нередко Замечаешь — все мышцы у него «играют», дыхание глубокое,

Раздел 3. Эмоциональные и психофизиологические состояния... 89




свободное, то есть физически он уже в оптимальном состоя­нии. И уровень эмоционального возбуждения вполне соответ­ствует предстоящей деятельности, тоже оптимален. Как будто достаточно для победы! Однако нет! Не получается... В чем же дело? В отсутствии четкой программы действий в данных усло­виях спортивной борьбы.

Что же наиболее характерно для спортсменов, не имеющих четкой программы действий? Они могут вести себя по-разно­му, но тем не менее у всех у них есть одно общее — беспредмет­ная взволнованность, а точнее, недостаточная собранность на решении той конкретной задачи, которая стоит перед ними в данный момент. Их мысли, а вместе с ними и чувства, что назы­вается, «разбросаны».

Такое состояние отличается как от стартовой лихорадки, так и от стартовой апатии. Поэтому его лучше назвать стартовой несобранностью. Эта психическая дисгармония может про­явиться не только при оптимальном уровне эмоционального возбуждения. Гораздо чаще она возникает на фоне как пере­возбужденного, так и апатичного состояния. <...> Но предполо­жим, что задача, которую надо решить на предстоящем высту­плении, хорошо осмыслена и четко сформулирована. Достаточ­но ли этого для успеха? Еще нет! Теперь нужно суметь полно­стью сосредоточиться на ней. А вернее, на тех элементах, на тех опорных пунктах, от которых зависит успешное решение по­ставленной задачи.

Е. П. Ильин

[Состояния монотонии у спортсменов]1

Как ни странно, проблема монотонии в спортивной деятель­ности часто игнорируется, хотя с этим фактором спортсмены постоянно встречаются на тренировочных занятиях, особенно

1 Ильин Е. П. Психофизиология физического воспитания. — М.: Просвеще­ние, 1980. - С. 156-163.

при совершенствовании технического мастерства, при выпол­нении объемной нагрузки. Особенно характерна монотония для тренировочной деятельности марафонцев, стайеров, лыж­ников, конькобежцев, гребцов, штангистов, велосипедистов. Фактор монотонности уменьшает эффективность работы, ли­шает ее творческого элемента, понижает интерес к ней. К этому

■ приводит недостаточная эмоциональная насыщенность заня­
тий, бедность впечатлений, получаемых спортсменом от тре­
нировочных занятий. Целесообразно выделить действитель­
ное (объективное) и кажущееся (субъективное) однообразие
работы.

Объективное однообразие связано с условиями тренировоч­ной деятельности: бедностью раздражений и впечатлений при работе в плохо освещенных спортивных помещениях, в оди­ночку, при чрезмерном дроблении разучиваемых упражнений, что имеет место при обучении методом «по частям»; к этому же приводит простота действий в сочетании с их многократным

■ Повторением в одном и том же темпе при малой и средней ин-
I тенсивности нагрузки.

Роль интенсивности нагрузки при развитии монотонии сле-■ует оговорить особо. К интенсивности нагрузки при развитии

■ монотонии существует двоякое отношение: одни считают, что
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   25

Похожие:

Художник обложки Корректоры Верстка Е. Строганова Л. Винокуров Е. Цветкова А. Борин С. Маликова Т. Брылёва, М. Одинокова А. Борин ббк 88. 43 iconА. Зайцев Зам зав психологической редакцией Н. Мигаловская Ведущий редактор А. Борин Художник обложки С. Маликова Корректор М. Рошаль Верстка А. Борин ббк 88. 3я7
...
Художник обложки Корректоры Верстка Е. Строганова Л. Винокуров Е. Цветкова А. Борин С. Маликова Т. Брылёва, М. Одинокова А. Борин ббк 88. 43 iconХудожник обложки Корректор Верстка Е. Строганова А. Зайцев И. Карпова А. Борин Е. Дандарова К. Радзевич Н. Устинова И. Смарышева ббк 88. 53
Заведующий психологической редакцией Зам зав психологической редакцией Ведущий редактор Редактор
Художник обложки Корректоры Верстка Е. Строганова Л. Винокуров Е. Цветкова А. Борин С. Маликова Т. Брылёва, М. Одинокова А. Борин ббк 88. 43 iconБорин Редактор О. Пузырева Художник обложки В. Шимкевич Подготовка иллюстраций И. Резников Корректор М. Рошаль Оригинал-макет подготовил А. Борин ббк 88. 5
Центр гипноза и самосовершенствования Другая реальность. Обучение скрытому гипнозу и внушению
Художник обложки Корректоры Верстка Е. Строганова Л. Винокуров Е. Цветкова А. Борин С. Маликова Т. Брылёва, М. Одинокова А. Борин ббк 88. 43 iconБорин Редактор О. Пузырева Художник обложки В. Шимкевич Подготовка иллюстраций И. Резников Корректор М. Рошаль Оригинал-макет подготовил А. Борин ббк 88. 5
Серия «Мастера психологии» Перевели с английского Е. Волков, И. Волкова, О. Пузырева
Художник обложки Корректоры Верстка Е. Строганова Л. Винокуров Е. Цветкова А. Борин С. Маликова Т. Брылёва, М. Одинокова А. Борин ббк 88. 43 iconВ. Попов Ведущий редактор А. Борин Редактор О. Пузырева Художник обложки В. Шимкевич Подготовка иллюстраций И. Резников Корректор М. Рошаль Оригинал-макет подготовил А. Борин ббк 88. 5
Серия «Мастера психологии» Перевели с английского Е. Волков, И. Волкова, О. Пузырева
Художник обложки Корректоры Верстка Е. Строганова Л. Винокуров Е. Цветкова А. Борин С. Маликова Т. Брылёва, М. Одинокова А. Борин ббк 88. 43 iconИ. Карпова Художественный редактор В. Шимкевич Художник обложки К. Радзевич Корректоры М. Рошаль, Т. Брыхева Верстка Е. Кузьменок ббк 88. 59
Б19 Теория и практика тренинга. — Спб: Питер, 2002; — 352 с. — (Серия «Эффектив­ный тренинг»)
Художник обложки Корректоры Верстка Е. Строганова Л. Винокуров Е. Цветкова А. Борин С. Маликова Т. Брылёва, М. Одинокова А. Борин ббк 88. 43 iconВ попов Ведущий редактор а борин Научный редактор э эидеиилпер Редамор в попов Художник обложки в шимкевич Корректор 1 Бршева Верстка н марчеикова ббк53 57
Теориям практика семейной психотерапии —СПб Питер, 2001 —352 с ил—(Серия «Золотой фонд психотерапии»)
Художник обложки Корректоры Верстка Е. Строганова Л. Винокуров Е. Цветкова А. Борин С. Маликова Т. Брылёва, М. Одинокова А. Борин ббк 88. 43 iconВерстка Е. Строганова И. Андреева Е. Базанов Е. Маспова С. Жильцов, А. Калабин Е. Базанов Р. Яцко Е. Одинокова, М. Одинокова Н. Воробьева ббк 65. 290-59
Москва • Санкт-Петербург • Нижний Новгород • Воронеж Ростов-на-Дону • Екатеринбург • Самара • Новосибирск Киев • Харьков • Минск
Художник обложки Корректоры Верстка Е. Строганова Л. Винокуров Е. Цветкова А. Борин С. Маликова Т. Брылёва, М. Одинокова А. Борин ббк 88. 43 iconАнглийский для наших
Издатель С. Леднев Главный редактор А. Голунов Художник С. Борин Корректор Н. Либерман Вёрстка М. Мышкина
Художник обложки Корректоры Верстка Е. Строганова Л. Винокуров Е. Цветкова А. Борин С. Маликова Т. Брылёва, М. Одинокова А. Борин ббк 88. 43 iconЕ. Строганова Л. Винокуров > И. Карпова М. Гринфельд С. Комаров К. Радлевич Т. Брылева, II. Баталова А. Барин Д46 ббк 88. 54
Нлп: навыки аффективного лидерства. — Спб.: Питер, 2003. — 224 с: ил. — (Серия «Эффективный тренинг»)
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница