Роль и функции метафоры в создании портрета политического деятеля в российском и американском политическом дискурсе




НазваниеРоль и функции метафоры в создании портрета политического деятеля в российском и американском политическом дискурсе
страница1/2
Дата09.10.2012
Размер309 Kb.
ТипАвтореферат
  1   2



На правах рукописи




Храброва Екатерина Сергеевна


РОЛЬ И ФУНКЦИИ МЕТАФОРЫ

В СОЗДАНИИ ПОРТРЕТА ПОЛИТИЧЕСКОГО ДЕЯТЕЛЯ

В РОССИЙСКОМ И АМЕРИКАНСКОМ ПОЛИТИЧЕСКОМ ДИСКУРСЕ


Специальности 10.02.01 – русский язык,

10.02.19 – теория языка


Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук


Курск – 2010


Работа выполнена на кафедре русского языка ГОУ ВПО «Брянский государственный университет имени академика И.Г. Петровского»



Научный руководитель:

доктор филологических наук, профессор Голованевский Аркадий Леонидович







Официальные оппоненты:

доктор филологических наук, профессор




Харченко Вера Константиновна





кандидат филологических наук,

Чепель Юлия Владимировна


Ведущая организация:
Пензенский государственный педагогический университет



Защита состоится 16 декабря 2010 г. в 14 часов на заседании объединенного диссертационного совета ДМ 212.104.02 при Курском государственном университете по адресу: 305000, г. Курск, ул. Радищева, 33.


С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Курского государственного университета.


Автореферат разослан «____» ноября 2010 г.



У

ченый секретарь объединенного диссертационного совета,

доктор филологических наук



И. С. Климас



ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ


Одной из основных целей политической коммуникации является создание образа определённого политического деятеля, в результате чего формируется привлекательный для политика политический имидж, который служит основным инструментом воздействия жанра политического портрета на избирателей.

В современном мире основная функция средств массовой коммуникации – информативная – меняет вектор воздействия и трансформируется в манипулятивную функцию. Политический имидж является одним из таких средств коммуникации, который представляет собой не только эффективный обобщённый тип сообщения, но и способ создания у адресата сообщения ценностного отношения к тому или иному политику.

Одним из средств манипулятивного воздействия на адресата является метафора. Широкое использование метафор в процессе политической коммуникации объяснятся способностью метафоры влиять на любой из этапов в процессе принятия важных политических решений: осознание проблемной ситуации, выявление альтернатив её разрешения, оценка альтернатив, выбор альтернативы.

Теоретическое исследование и последовательное описание политических метафор считается одним из наиболее перспективных направлений современной когнитивной лингвистики. Метафорическая картина мира служит отражением особенностей национального сознания и способов мышления, характерных для той или иной политической эпохи.

В настоящей диссертации проводится сопоставительное когнитивное исследование метафор, участвующих в создании политического портрета В. Матвиенко и Х. Клинтон в политическом дискурсе России и США.

Актуальность когнитивного сопоставительного исследования роли метафоры в создании портрета политического деятеля обусловлена перспективностью дальнейшего развития теории концептуальной метафоры в политическом дискурсе. Это связано с целесообразностью комплексного рассмотрения анализируемого материала с учётом влияния политической ситуации на продуктивность и характер развёртывания метафорических моделей. Когнитивное сопоставительное исследование способствует выявлению универсальных и национально специфических черт в языковой картине мира различных народов.

В настоящем исследовании была предпринята попытка проанализировать роль метафоры как одного из ключевых приемов создания дискурсивного автопортрета и медийного портрета политического деятеля. При этом объектом исследования выступает метафора в политическом дискурсе как основное лингвистическое средство создания политического портрета российской и американской языковой личности. Средства создания политического портрета языковой личности на концептуальном уровне явились предметом настоящего исследования.

Теоретическую базу исследования составили современные теории когнитивной лингвистики А. Вержбицкой, Н.Н. Болдырева, З.Д. Поповой, И.А. Стернина и др., теории метафорического моделирования таких отечественных и зарубежных учёных, как Н.Д. Арутюнова, А.Н. Баранов, М. Блэк, Э.В. Будаев, Дж. Гуднайт, М. Джонсон, Ю.Н. Караулов, И.М. Кобозева, Е.С. Кубрякова, Дж. Лакофф, Э. Маккормак, Т.Г. Скребцова, Ж. Фоконье, А.П. Чудинов и др., а также теории дискурса в целом и политического дискурса в частности, изложенные в работах А.Г. Баранова, В.Н. Базылева, Т. Ван Дейка, В.И. Карасика, О.Н. Михалевой, Ю.Е. Прохорова, П. Серио, М. Стаббса, Е.И. Шейгал и др.

Научная новизна диссертационной работы заключается в том, что впервые в сопоставительном плане исследуются метафорические средства создания политических портретов русской и американской языковых и медийных личностей.

Целью настоящего исследования является определение роли системной организации дискурсивного метафорического поля для воссоздания политического портрета В. Матвиенко и Х. Клинтон.

Поставленная цель обусловила постановку и решение следующих задач:

1. Определить место метафоры в системе других средств создания дискурсивного портрета политического деятеля.

2. Выявить основные метафорические модели и реализуемые в рамках этих моделей концептуальные метафоры, составляющие эти метафоры фреймы и слоты, используемые в личностном и медийном дискурсах для создания политического портрета В. Матвиенко и Х. Клинтон.

3. Провести сопоставительный анализ метафорических моделей, что способствует значительному расширению поля исследования, усилению его актуальности, решению новых теоретических и практических задач.

4. Представить метафорические средства создания политического портрета в виде структурного поля, понимаемого как совокупность ядерных и периферийных метафор.

Задачи диссертационной работы определили выбор методов и приемов исследования, включающих в качестве основных лингвистическое наблюдение, структурно-семантический, сравнительно-сопоставительный методы, приемы компонентного и дефиниционного анализа, элементы статистического метода обработки языкового материала, приёмы обобщения, классификации и интерпретации языкового материала, а также анализ статистических данных опроса респондентов.

Теоретическая значимость работы заключается в системном представлении политической метафоры в российском и американском политических дискурсах как основополагающей при создании политического портрета языковой личности, выявлении общих и дифференциальных средств, используемых разноязычными политиками с целью наиболее эффективного воздействия на избирателей, сопоставлении гендерных характеристик конкретных политических деятелей.

Практическое значение работы мы видим в возможности применения исследуемых материалов потенциальными языковыми личностями, участвующими в избирательных кампаниях различных уровней. Материалы и результаты исследования могут быть использованы в процессе преподавания теории языка, подготовки спецкурсов и спецсеминаров по проблемам политической лингвистики, имиджелогии и когнитивистики, при изучении русского и английского языков как иностранных, а также в процессе преподавания переводческих дисциплин.

Материалом для исследования послужила картотека, составленная методом сплошной выборки, из 129 российских и американских политических текстов различной жанровой направленности (программных документов, стенограмм обращений к избирателям, интервью в прямом эфире, журналистских портретов), опубликованных в период с 1993 по 2010 гг. В диссертации анализируется 597 концептуальных метафор, характеризующих политические портреты В. Матвиенко и Х. Клинтон. Анализу подвергся также языковой материал, собранный на основе анкетирования.

Положения, выносимые на защиту:

1. Метафора является отражением событий, происходящих в обществе. С изменением общественной ситуации меняется и набор базисных метафор.

2. Выбор той или иной концептуальной метафоры для создания политического портрета обусловливают особенности занимаемых политиками должностей, гендерная принадлежность политика, а также доминантные черты характера политического деятеля.

3. Прагматический потенциал метафоры усиливается, благодаря её конвергенции с другими метафорами, повторами, антитезой, эпитетами, эмотивной лексикой, игрой слов (последнее в большей степени характерно для американского политического дискурса).

4. Метафоры, служащие средством создания портрета политического деятеля, можно представить в виде метафорического поля с совокупностью ядерных и периферийных компонентов, где в качестве ядра выделяется некая доминантная метафора, способная восприниматься реципиентом как традиционная и понятная, фиксирующаяся в словаре, обладающая высокой частотностью употребления и способностью к образованию более узких классов в метафорическом поле.

5. Целостный портрет политического деятеля может быть сформирован в сознании адресата политической информации, благодаря наложению двух метафорических полей, одно из которых представляет собой совокупность ядерных и периферийных метафор личностного дискурса политика, а другое включает ядерные и периферийные метафоры, используемые в медийном дискурсе для создания положительного или отрицательного имиджа той или иной политической фигуры, причём одним из основных факторов, определяющих, какое из созданных метафорических полей в большей степени получит отражение в сознании адресата, является степень яркости употребляемых метафор.

Апробация работы. Основные положения и результаты исследования были представлены на Международной научной конференции «Проблемы ономасиологии и теории номинации» к 85-летию профессора И.С. Торопцева и 70-летию М.С. Зайчёнковой (Орёл, 2007); на XXXVII международной филологической конференции (Санкт-Петербург, 2008); на XII Международной научно-методической конференции «Актуальные проблемы науки и образования» (Новозыбков, 2009); на Международной научной конференции «Язык, культура, речевое, общение» к 85-летию профессора М.Я. Блоха (Москва, 2009).

Содержание исследования обсуждалось на заседаниях аспирантского семинара кафедры русского языка Брянского государственного университета имени академика И.Г. Петровского, результаты работы отражены в 6 публикациях автора, 1 из них представлена в издании, рекомендованном ВАК.

Структура данной работы определена темой исследования, его целями и логикой решения поставленных задач. Работа состоит из введения, трех глав, заключения, приложений, списка теоретической литературы, словарей и используемых источников фактического материала.


ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ


Во введении представлена общая характеристика работы, обоснованы актуальность выбранной проблемы исследования, определены его цель и задачи, научная новизна, теоретическая и практическая значимость, сформулированы основные положения, выносимые на защиту, а также представлены сведения об апробации положений и структуре работы.


В первой главе «Роль метафоры в создании политического портрета языковой личности» решается проблема терминологического статуса когнитивно-функционального подхода к исследованию метафоры в политическом дискурсе, определяются базовые понятия языковой личности, политического портрета, выявляются основные средства создания дискурсивного портрета В. Матвиенко и Х. Клинтон.

Первый параграф посвящён рассмотрению существующих теорий метафоры и политического дискурса, а также выявлению особенностей функционирования метафоры в политическом дискурсе.

Механизм метафоризации, заложенный в самой природе языка, является одним из наиболее продуктивных средств приспособления языка к постоянно видоизменяющемуся отображению мира (т.е. эвристическим, когнитивным способом создания языковой картины мира). Данный процесс может быть представлен в виде следующей формулы: допущение на основе принципа фиктивности поиск подобия построение аналогий

синтез нового подобия.

Существующие теории метафоры, в зависимости от природы участвующих в процессе метафоризации компонентов и характера их взаимосвязи, можно свести к следующим: 1) теория субституции и сравнения; 2) теория интеракции; 3) буквальная теория (асемантический подход); 4) когнитивная теория.

Когнитивный подход к исследованию метафоры, являющийся основным в данной работе, представляется на сегодняшний день наиболее актуальным, поскольку он является отражением нынешней потребности в интеграции подходов к предмету исследования. В рамках данного подхода метафора охватывает широкий класс случаев осмысления сущностей одной понятийной области в терминах существенно отличающейся от неё другой понятийной области. Метафора является результатом когнитивных процессов, сущность которых состоит в том, что после осуществления концептуального переноса структуры (фреймов) из области-источника в область цели с последующей проекцией на ментальное пространство происходит формирование нового понятия и нового взгляда на предмет или явление.

В рамках когнитивного подхода в настоящей работе принимается во внимание не только собственно метафора и её разновидности, но и сравнительные обороты, перифразы и иные средства. Кроме того, в равной степени рассматриваются слова, принадлежащие разным частям речи, фразеологические обороты и составные наименования, содержащие метафору.

Дискурс в данном исследовании понимается как управляемый механизмом речемыслительного обновления языковой картины мира поток речевого поведения, письменной фиксацией которого является текст, и рассматриваемый как компонент, участвующий в коммуникативных и когнитивных процессах.

Под политическим дискурсом в настоящей работе понимается способ создания политической картины мира, участниками которого являются отправитель, реципиент и медиатор передачи политической информации, чьей целью является борьба за власть, в том числе борьба за власть номинаций, характеризующийся целым комплексом стратегий и тактик, реализуемых в различных политических жанрах и дискурсивных формулах.

В современной политической лингвистике политический дискурс рассматривается как полевой феномен, включающий центральный и периферийные компоненты. При таком подходе ядро политического дискурса образуют институциональный и медийный политический дискурс. Поле политического дискурса накладывается на поля официально-делового, бытового, художественного, научного дискурсов.

Многие исследователи современного политического дискурса (А.Г. Баранов, А.Н. Баранов, Э.В. Будаев, Ю.Н. Караулов, О.В. Михайлова, О.Л. Михалёва, А.П. Чудинов, Е.И. Шейгал и др.) наряду с другими его особенностями, выделяют и присущую ему высокую степень «метафорической насыщенности», более того, метафора признаётся неизбежным условием функционирования политического дискурса.

Нельзя не согласиться с точкой зрения о том, что основной функцией политического дискурса является использование его в качестве инструмента борьбы за власть, которая осуществляется путём манипулятивного воздействия на адресата. Метафора как раз и является тем самым мощным рычагом, который помогает политикам «достучаться» до сознания избирателя.

Учитывая основные функции, выполняемые метафорой в политическом дискурсе (когнитивная, коммуникативная, прагматческая эстетическая функции), и примарное значение когнитивной функции, политическую метафору можно определить как способ мышления и формирования в сознании адресата политической картины мира, в результате чего в метафоре отражаются представления людей о сферах-источниках пополнения системы политических образов и сфере-мишени процесса метафоризации.

Во втором параграфе анализируются понятия политического имиджа, политического портрета, приводится классификация основных видов политических портретов.

Политический имидж, рассматриваемый в настоящей работе как социально-психический феномен, определяется как образ политика, сформированный в массовом сознании в результате воздействия на него PR-технологий, применяемых в СМИ, анализа объективной реальности, а также негативной информации, поступающей от политических оппонентов.

Конструирование имиджа политика состоит в порождении трёх видов сообщений – визуальных (проработка внешнего вида), вербальных (отработка коммуникативных качеств, навыков и свойств) и событийных (формулирование откорректированной биографии, представляющей политика в наиболее выгодном для него свете).

Основными приёмами создания требуемого имиджа являются позиционирование (помещение в благоприятную политическую среду), сравнение с известной личностью, дистанцирование (акцентуация непохожести политиков).

Имидж В. Матвиенко и Х. Клинтон, чьи политические портреты находятся в центре исследования в данной работе, выстраивался имиджмейкерами, пиарщиками и политтехнолагами по всем канонам имиджелогии.

Этапу проработки внешнего вида уделялось максимум внимания, поскольку успешный политик, а тем более политик-женщина, должен быть иконой стиля. Применение приема позиционирования позволило высветить такие качества кандидатов как образованность, начитанность, желание участвовать в жизни простых людей, осведомленность в наиболее острых для общества вопросах, решительность, твердость характера и ряд других. Жесткость и решительность характера В. Матвиенко акцентировалась путем сравнения с личностью знаменитой британской женщины-политика Маргарет Тэтчер. Х. Клинтон за бойцовские качества характера нередко сравнивают с героем кассового боевика Рокки (в исполнении Сильвестра Сталлоне).

Для создания благоприятного имиджа политика широко применялся прием дистанцирования. В обоих случаях это было сравнение с предшественниками (В. Яковлевым и Дж. Бушем), которые оставили после себя огромное количество проблем, нуждающихся в незамедлительном решении.

Интересен пример самоимиджа (самоидентификации) В. Матвиенко, которая на по-советски масштабно устроенном концерте, посвященном дню рождения комсомола, в частности, сказала, что она, «как старая боевая лошадь», готова встать в строй «по первому зову». Такое «признание» В. Матвиенко было тут же подхвачено СМИ и, в сущности, определило имидж градоначальницы.

Х. Клинтон более продуманно подходит к созданию самоимиджа, акцентируя те качества и свойства личности, которые являются для американцев первостепенными. Так, во главу угла Хиллари ставит такую черту своего характера, как гордость (A proud mother. A proud Democrat. A proud American. And a proud supporter of Barack Obama). Повтор прилагательного proud, употреблённого в атрибутивной функции к существительным со значением социальных ролей (мать, демократ, гражданин Америки, сторонник Барака Обамы), способствует созданию в сознании реципиента требуемого имиджа: преданного гражданина великого народа, с гордостью выполняющего возложенные на него обязательства.

Политический портрет является средством формирования имиджа политика в контексте избирательной кампании и служит для наиболее полного печатного воплощения политического имиджа. Т.М. Рыскова, занимавшаяся вопросами типологии политических портретов, подразделяет их на политико-мировоззренческий, политико-психологический, исторический портрет, политическую биографию, ассоциативный портрет, дискурсивный (речевой, риторический) портрет.

В третьем параграфе рассматривается понятие языковой личности в совокупности трёх компонентов, проводится анализ каждого из компонентов в структуре языковой личности В. Матвиенко и Х. Клинтон.

За основу модели описания дискурсивного портрета политического деятеля мы, вслед за Ю.Н. Карауловым и А.Г. Барановым, принимаем 3 компонента языковой личности – 1) речевой (вербально-грамматический, стилистический), 2) содержательный (когнитивный, лингвокогнитивный, тезаурусный, композиционный) и 3) мотивационный (прагматический, тематический).

Анализ стилистической составляющей структуры языковой личности В. Матвиенко и Х. Клинтон позволяет выявить сходства и различия в личностных дискурсах этих политиков. К общим тенденциям можно отнести насыщенность дискурса оценочными суждениями, экспрессивной и образной лексикой, политическими, экономическими, техническими терминами.

Дискурс В. Матвиенко отличает наличие большого количества просторечий, подтверждающих типичное для Российского политического дискурса сближение политического и бытового дискурсов, сленгизмов и модных английских слов без перевода.

Синтаксические модели в предвыборном дискурсе В. Матвиенко и Х. Клинтон также различаются. Для синтаксиса В. Матвиенко характерны краткие эмоционально насыщенные конструкции. Для дискурса Х. Клинтон – ярко выраженное сочетание сложных с переходом на краткие эмоциональные в кульминационные моменты конструкции.

К ключевым словам (тезаурусный / содержательный / лингвокогнитивный компонент структуры языковой личности) в предвыборных выступлениях В. Матвиенко можно отнести следующие: трудная задача, риски, культурная, инвестиционная столица, сделаем, строить. Личностный дискурс Х. Клинтон характеризуют такие ключевые слова, как commitment, Great Depression, crisis, deterioration, deteriorate, threat, challenge, tragedy, roll up my sleeves. Указанные ключевые слова являются проявлением имиджеконструирующих приёмов позиционирования и дистанцирования.

Характерными фреймами дискурсов В. Матвиенко и Х. Клинтон является дихотомия следующих типов: «законность vs беззаконие», «конфронтация vs сотрудничество», «реальные действия vs бездействие», «безразличие власти к народу vs сотрудничество и партнёрские отношения».

Прагматический компонент языковой личности В. Матвиенко и Х. Клинтон составляет реализация таких коммуникативных задачи, как установление тесного контакта и доверительного отношения избирателей к кандидату; ненавязчивая демонстрация кандидатом своих черт и выстраивание своего имиджа; дискредитация конкурирующих кандидатов и пробуждение недоверия к ним.

В предвыборном дискурсе В. Матвиенко и Х. Клинтон предпринимается попытка использовать весь потенциал политического дискурса. Особый акцент делается на убеждение электората в правоте своей позиции, дискредитацию оппонента. Методы реализации данных задач оказываются сходными, однако дискурс В. Матвиенко отличается большей степенью эмоциональной заряженности, более сближен с бытовым дискурсом.


Во второй главе «Метафора в политическом автопортрете языковой личности» определяются основные концептуальные метафоры, участвующие в создании дискурсивного портрета В. Матвиенко и Х. Клинтон.

Первый параграф посвящён рассмотрению понятия метафорической модели, выявлению её структуры, характеристике метафорических моделей, являющихся доминантными в политическом дискурсе России и США.

На основе когнитивной теории метафоры, служащей теоретической базой настоящей работы, формируются различные теории, одной из которых является дескрипторная теория метафоры, разработанная А.Н. Барановым на материале исследования политического дискурса эпохи перестройки. Согласно этой теории, область источника метафорической экспансии описывается сигнификативными дескрипторами, репрезентирующими понятия самых разных семантических полей, а область цели представлена денотативными дескрипторами, репрезентирующими политические и социальные феномены [Баранов 2003].

Иерархии сигнификативных дескрипторов А.Н. Баранов называет метафорическими моделями.

Теория метафорического моделирования [Баранов А.Н., Караулов 1991; Будаев, Чудинов 2006; Кобозева 2001, Чудинов 2001; 2003 и др.] является логическим продолжением теории концептуальной метафоры Дж. Лакоффа и М. Джонсона [Lakoff, Johnson 1980] и дискурсивного подхода к изучению материала Н.Д. Арутюновой, А.Н. Баранова, Ю.Н. Караулова, Е.С. Кубряковой, согласно которым метафорические модели должны рассматриваться «в дискурсе, в тесной взаимосвязи с условиями их возникновения и функционирования, с учётом авторских интенций и прагматических характеристик, на широком социально-политическом фоне» [Чудинов 2003].

Метафорическая модель характеризуется такими признаками, как наличие исходной понятийной области, новой понятийной области, относящихся к данной модели фреймов, сценариев, слотов и концептов.

Фрейм является одним из наиболее важных понятий когнитивной лингвистики, которое было введено в употребление М. Минским, определявшим фрейм как «специальную структуру, репрезентирующую знания и служащую средством представления стереотипной ситуации» [Минский 1979: 72]. В современной лингвистике фрейм определяется как знания, хранящиеся в памяти человека, или знания, созданные из отдельных компонентов, которые находились в памяти и раньше [Иванова 2004: 40], и организованные вокруг некоторого понятия, но, в отличие от ассоциаций, содержащие данные о существенном, типичным и возможном для этого понятия [Кубрякова, Демьянков, Панкрац, Лузина 1996: 188].

Система фреймов может быть представлена в виде когнитивного динамического сценария, который «отражает представления о типичной последовательности развёртывания модели» [Чудинов 2003].

Составляющие каждый фрейм типовые слоты представляют собой некоторый тип информации, релевантный для описываемого фрагмента действительности и содержащий конкретные знания об атрибутах фрейма.

Ещё одним традиционным элементом когнитивистики является концепт, который отличается от других ментальных единиц акцентуацией ценностного элемента, поскольку центром концепта всегда является ценность.

Обладая более чёткой, чем концепт, структурой, традиционные единицы когнитивистики (фрейм, сценарий, слот) используются для моделирования концепта.

В современной политической лингвистике речь идёт об интернациональном интердискурсе СМИ [Чудинов 2006; Шмелёва 2001], в котором, в связи со схожестью взглядов на мир у представителей различных народов, нивелируются различия в политических дискурсах разных стран. Вместе с тем, нельзя не отметить специфичность ряда метафорических моделей и их способность отражать национальную культуру и менталитет, тем самым указывая на национальные и общечеловеческие черты метафорического мышления. Кроме того, каждая новая эпоха вносит существенные изменения в систему базисных метафор, ибо у каждого времени своя система таких метафор, которые представляют собой «своего рода ключ к пониманию духа времени» [Чудинов 2001: 31].

Во втором параграфе проводится сопоставительное исследование особенностей развёртывания метафорических моделей в женском политическом дискурсе на примере языковых личностей В. Матвиенко и Х. Клинтон.

В личностном дискурсе В. Матвиенко и Х. Клинтон были выявлены 4 основные метафорические модели 1) антропоморфная модель; 2) природная модель; 3) социальная модель; 4) артефактная модель. Для личностного дискурса В. Матвиенко характерно преобладание артефактной и антропоморфной метафорических моделей (38,5% и 36,8% от общего количества метафорических контекстов соответственно). В дискурсе Х. Клинтон наиболее продуктивными является социальная (34%), а также антропоморфная метафорическая модель (30%).

Антропоморфная модель реализуется в дискурсе политиков посредством физиологической (14,4% у В. Матвиенко и 11,5 % у Х. Клинтон), психологической (9% и 7 % соответственно), морбиальной метафор (12,4% и 9,5 %), а также метафоры родства (по 2 %). Природная модель представлена метафорой неживой природы (9,3% и 4%), фитоморфной (1,8% у В. Матвиенко и не отмечена у Х. Клинтон) и зооморфной метафорами (3,6 % и 3,5 %). Социальная модель образована такими концептуальными метафорами, как милитарная (5,4 % и 15,6 %), театральная (1% и 7%), экономическая метафоры (2% у Х. Клинтон и не представлена у В. Матвиенко), метафора спорта и игры (3,6 % и 9,4 %). Артефактная метафора реализуется с помощью метафор дома (11% и 13,5%), продуктов питания (5,4% у В. Матвиенко и не представлена у Х. Клинтон), дороги (1,8 % и 8,3 %) и механизма (20,3 % и 6,7%).

Основные концептуальные метафоры представлены в личностных дискурсах В. Матвиенко и Х. Клинтон примерно одинаково. Существенно рознится лишь употребление доминантных для политика метафор. Наиболее частотной концептуальной метафорой в дискурсе В. Матвиенко выступает метафора механизма (водрузить махину ЖКХ на рыночные рельсы; нужно быстро нажимать на все кнопки пульта управления, а они – на губернаторском столе. Модернизация экономики сравнима с автомобилем. Есть четыре колеса: растущий бюджет, инвестиции, инновации, использование потенциала Петербурга. К сожалению, сейчас в полной мере работают только передние колеса. На такой "экономической машине" до европейских стран не доехать). В личностном дискурсе Х. Клинтон такой метафорой является милитарная метафора (I will keep fighting; stand in a united front against the Iranians; I’ve spent the past 35 years in the trenches; I still have the scars to show from that exercise). Данное распределение метафор обусловлено особенностями должностей, занимаемых политиками.

Метафора является отражением событий, происходящих в обществе. С изменением общественной ситуации меняется и набор базисных метафор. Так, например, результатом международного финансового кризиса стало появление большого количества морбиальных метафор, символизирующих собой болезни общества. Это проявилось в том числе и в политическом дискурсе современной Америки, что раньше не являлось характерным для политического дискурса этой страны.

На выбор той или иной концептуальной метафоры оказывает влияние гендерная принадлежность языковой личности: так, феминный характер политического дискурса обусловил наличие в арсенале политика большого количества метафор с такими фреймами как «Способы предупреждения болезней» (тест на социальное здоровье государства, выявить болевые точки, принимать меры по оздоровлению предпринимательского климата; preserve the health of our planet, risks injected into the economy), «Обстановка в доме, поддержание порядка в доме» (выметать не только грязь со дворов, но и нерадивых чиновников; очищать экономику; clean up the economic mess after Bush).

Высокие, ответственные посты, занимаемые женщинами-политиками, обязывают их дополнительно развивать в себе мужские черты характера. Дискурс женщины-политика в связи с этим также претерпевает серьезные изменения и максимально сближается с маскулинным дискурсом. Полного наложения, однако, не происходит. Говоря о различии в употреблении метафор в феминном и маскулинном политическом дискурсе, необходимо отметить малое употребление криминальной метафоры (звучащей весьма грубо), а также практически полное отсутствие употребление зооморфной метафоры в качестве инвектива, что является весьма распространенным способом дискредитации и оскорбления оппонента среди политиков-мужчин.

Прагматический потенциал метафоры усиливается, благодаря её конвергенции с другими метафорами, повторами, антитезой, эпитетами, эмотивной лексикой, игрой слов (последнее в бОльшей степени характерно для американского политического дискурса).

В рамках настоящего исследования проводился психолингвистический эксперимент, целью которого являлось доказательство того, что метафора значительно чаще других приёмов и выразительных средств языка воспринимается получателем информации как наиболее яркий способ выражения интенций говорящего в политическом дискурсе.

В качестве экспериментальной методики был выбран метод субъективного шкалирования, в рамках которого испытуемые должны были в предложенных текстах подчеркнуть те слова и выражения, которые, по их мнению, наилучшим образом раскрывают интенции политика.

Эксперимент проводился в 2 этапа (по 20 минут каждый). Материалом для психолингвистического исследования на первом этапе послужили политические обращения В. Матвиенко и Х. Клинтон (всего 2 текста по 2437 и 2393 п. зн соответственно).

В эксперименте приняли участие студенты 4-го и 5-го курса Брянского Государственного Университета (42 человека) очной формы обучения, изучающие английский язык в качестве основной специальности. Весь эксперимент проводился анонимно.

Задания для психолингвистического эксперимента были предложены испытуемым (далее – ии.) на специально подготовленных бланках, которые нужно было заполнить. Перед началом эксперимента было подробно объяснено каждое задание. Количество ключевых слов, подлежащих выделению, в задании не оговаривалось.

Проведённый нами психолингвистический эксперимент показал, что метафора признаётся важнейшим способом реализации интенций политика. Так, в обращении В. Матвиенко из 428 ключевых слов, выделенных всеми испытуемыми, 236 являются метафорами, что составляет 55% от совокупного количества выделенных ключевых слов.

Чаще всего ключевыми признавались такие метафоры, как смелые, прорывные проекты (26 ии.), амбициозная, решительная и твёрдая политика (24 ии.), естественный мост, связывающий Россию с Европой (22 ии.), историческая миссия города (20 ии.) и др.

Помимо метафор, в качестве ключевых слов ии. отмечали такие средства, как повторы (86 реакций), эпитеты (24 реакции), различные знаковые для политика термины и понятия (19 реакции). К последним можно отнести такие слова и словосочетания, как стратегические цели, потенциал, инновационные идеи, тактика.

В обращении Х. Клинтон ключевыми испытуемые посчитали 290 слов и словосочетаний, 156 из которых оказались метафорами, что составило 53 % от общего количества отмеченных испытуемыми ключевых слов.

Наиболее яркими и действенными участниками эксперимента были признаны следующие метафоры в дискурсе Х. Клинтон: America is ready for change (30 ии.), clean up the economic mess (24 ии.), establish the 21st-century oversight (20 ии.), important economic crossroads (16 ии.), leave the economic cupboard bare on the Election Day (16 ии.) etc.

Кроме метафор, ключевыми, по мнению испытуемых, являлись повторы ключевых слов (64 реакции), антитезы (42 реакции), эпитеты (20 реакций), полисиндетон (8 реакций).

Необходимо отметить, что все метафоры, обнаруженные нами в текстах обращений В. Матвиенко и Х. Клинтон, в большей или меньшей степени были отмечены ии. в качестве ключевых. Это говорит о том, что метафора, являясь ярким, образным стилистическим средством, не может остаться незамеченной для реципиента, а потому для отправителя политических сообщений она является ведущим приёмом для реализации основной функции политического дискурса – завоевание и удержание власти.

  1   2

Похожие:

Роль и функции метафоры в создании портрета политического деятеля в российском и американском политическом дискурсе iconРепрезентация образа Б. Н. Ельцина в российском политическом дискурсе в
Охватывают период президентства 2000-2008 гг
Роль и функции метафоры в создании портрета политического деятеля в российском и американском политическом дискурсе iconМетафора в англоязычном тексте политической рекламы
Роль метафоры в рамках политического текста и ее воздействие на рекламополучателя 42
Роль и функции метафоры в создании портрета политического деятеля в российском и американском политическом дискурсе iconСодержание 2 введение 3 заключение 8 список литературы и источников 15
Целью работы является оценка Мартина Лютера Кинга как политического деятеля и формирование собственного взгляда на его роль в новейшей...
Роль и функции метафоры в создании портрета политического деятеля в российском и американском политическом дискурсе iconКонвергентные и дивергентные тенденции в политическом дискурсе великобритании и США
Охватывают период с 1980 по 2011 год
Роль и функции метафоры в создании портрета политического деятеля в российском и американском политическом дискурсе iconКонвергентные и дивергентные тенденции в политическом дискурсе великобритании и США
Охватывают период с 1980 по 2011 год
Роль и функции метафоры в создании портрета политического деятеля в российском и американском политическом дискурсе iconА. Ю. Кланщакова к филол наук, бибмм гоу впо игу, Иркутск
Стратегическое использование метафоры в аргументативном экономическом дискурсе (на материале английского языка)
Роль и функции метафоры в создании портрета политического деятеля в российском и американском политическом дискурсе iconРоль прилагательных в романе А. С. Пушкина «Дубровский»
Исследуя текст романа А. С. Пушкина «Дубровский», выявить роль имен прилагательных в нём, показать их речевые функции – «рисующую»,...
Роль и функции метафоры в создании портрета политического деятеля в российском и американском политическом дискурсе iconСистема средств речевой манипуляции в британском политическом дискурсе: реципиентоцентрический подход
Ведущая организация: фгбоу впо «Московский педагогический государственный университет»
Роль и функции метафоры в создании портрета политического деятеля в российском и американском политическом дискурсе icon’1: 327 лингвистические измерения пиар-воздействия в массмедийном политическом дискурсе специальность
Работа выполнена на кафедре русского языка Института филологии Киевского национального университета имени Тараса Шевченко
Роль и функции метафоры в создании портрета политического деятеля в российском и американском политическом дискурсе iconЦитата как вербальный инструмент манипуляции в англоязычном политическом дискурсе США
Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Московский городской педагогический...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница