Закон РФ от 27 декабря 1991 г. №2124-1 «О средствах массовой информации»




НазваниеЗакон РФ от 27 декабря 1991 г. №2124-1 «О средствах массовой информации»
страница1/2
Дата01.09.2012
Размер1.06 Mb.
ТипЗакон
  1   2
Ю. ДМИТРИЕВ,

доктор юридических наук, профессор


СТРОИТЕЛЬСТВО

ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО ГОСУДАРСТВА НАЧИНАЕТСЯ

С  2ПРОВОЗГЛАШЕНИЯ СВОБОДЫ СЛОВА


Информация в праве определяется как сведения (сообщения, данные) независимо от формы их предоставления. Как материальный и нематериальный объект, информация является элементом практически любых отношений. Однако особенность массовой информации как предмета регулирования Закона РФ от 27 декабря 1991 г. № 2124-1 «О средствах массовой информации» заключается в её сообщении неограниченному или, во всяком случае, неопределенному кругу лиц.

Исторически свободе средств массовой информации предшествовала свобода печати, как единственная форма изложения и сообщения массовой информации. С появлением радио, телевидения, электронных средств передачи информации понятие массовой информации значительно расширилось и потребовало новых форм и приёмов юридического регулирования её распространения.

В России термин «свобода печати» впервые был упомянут в программах РСДРП, а первое юридическое закрепление получил в Высочайшем манифесте от 17 октября 1905 г. «Об усовершенствовании государственного порядка», даровавшем населению в числе других незыблемых основ гражданской свободы свободу слова.1 Излишне заявлять, что как в Манифесте, так и последующих советских Конституциях 1918, 1925, 1937, 1978 гг. (за исключением короткого периода нахождения у власти Временного правительства: февраль – октябрь 1917 г.) провозглашение свободы печати носило формальный характер. По сути, Закон, ещё до принятия действующей Конституции Российской Федерации, впервые юридически создал и закрепил правовую основу для реализации на практике свободы средств массовой информации.

Авторами Закон РФ от 27 декабря 1991 г. № 2124-1 «О средствах массовой информации» (далее - Закон) изначально создавался как органический, предполагающий издание отраслевых актов, регламентирующих порядок деятельности отдельных видов средств массовой информации: печати, радио, телевидения и др. Однако в силу отсутствия перечисленных актов, в настоящий Закон вносились и продолжают вноситься изменения и дополнения, отражающие процесс конституционного и технического развития Российской Федерации.

Закон РФ от 27 декабря 1991 г. № 2124-1 «О средствах массовой информации» стал одним из первых актов нового демократического государства, созданного в России в конце прошлого века. Его принятие предшествовало созданию Конституции России 1993 г., поэтому, вопреки общепринятой логике законотворческого процесса, Конституция восприняла отдельные его нормы, а не наоборот. Формулировка Закона не только почти дословно воспроизведена в части 4 ст. 29 Основного закона,2 но и положена в основу определения сферы действия принятого гораздо позже Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" (ст. 1).3

Итак, поиск массовой информации означает процесс нахождения, выявления, сбора сведений, представляющих с точки зрения субъекта поиска интерес для значительного круга лиц. Разумеется, этот процесс не должен осуществляться с нарушением закона, а сами субъекты этого поиска не должны превращаться в папарацци.4

Получение массовой информации – этап, следующий за её поиском и означающий достижение положительного эффекта. Дело в том, что процесс поиска информации не всегда завершается её обнаружением. Причём отрицательный результат поиска информации вовсе не означает её полное отсутствие, а, возможно, - неудачный выбор направления поиска или её источника. Что же касается получения, то оно происходит при достижении положительного результата поиска. Вряд ли получение информации в полной мере означает приобретение её в собственность по двум причинам. Во-первых, поскольку информация, как отмечалось выше (см. предисловие), представляет собой материальный или нематериальный объект. Во-вторых, поскольку получение информации не означает монопольное обладание ею. И в этом случае в дело включается процесс конкуренции в её «доставлении» потребителю, объективность, глубина и оригинальность обработки и т.д.

То есть, все те факторы, которые приобретают значение на следующем этапе работы с информацией, который норма обозначает термином «производство». Проводя аналогию с промышленным производством, необходимо отметить, что добыча руды ещё не означает гарантированное извлечение из неё металла, то есть получение практической пользы. Как в известной пословице: на грамм породы - килограмм труда.

Так и с массовой информацией: сами по себе сведения, полученные журналистом, ещё не представляют собой продукт - массовую информацию, пригодную для передачи её потребителю. Массовая информация по смыслу нормы должна быть «произведена». Только в этом случае она приобретает качества «продукта», достойного следующего этапа работы, обозначенного в норме Закона – распространения.

Под распространением массовой информации понимается её сообщение потребителю – читателю, зрителю, слушателю и т.д. Все вместе перечисленные этапы образуют в совокупности процесс создания массовой информации как предмета деятельность средств массовой информации. Для того, чтобы правильно, а главное - законно использовать массовую информацию необходимо создание инструмента её передачи потребителю. Это инструмент именуется средством массовой информации. Хотя Закон не использует понятие «право собственности на средство массовой информации», однако из набора правомочий «владение, пользование, распоряжение» в совокупности с содержанием ч. 2 ст. 35 Конституции России означает, что средство массовой информации (далее - СМИ) представляет собой имущество, находящееся в индивидуальной или совместной собственности.

При этом возникновению правомочий собственника СМИ предшествует юридический акт его учреждения, то есть создание СМИ в соответствии с требованиями настоящего Закона. Что касается правомочий собственника, то древнеримские юристы насчитывали их десяток. Российский законодатель в соответствии со ст. 209 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) ограничился тремя вышеперечисленными.5 Содержательно они означают:

владение – реальное обладание объектом собственности;

пользование – извлечение из объекта собственности практической пользы;

распоряжение – определение судьбы вещи, вплоть до её отчуждения или уничтожения.

Если информация может, как отмечалось выше, иметь как материальный, так и нематериальный характер, то продукция средств массовой информации вполне материальна. В силу указанной причины, для её производства необходимы технические средства и материалы, перечисленные в норме. При этом использование этих предметов должно отвечать двум условиям. Первое – они должны использоваться исключительно для производства и распространения продукции СМИ. И второе, это оборудование и материалы должно быть изготовлено и приобретено исключительно в указанных целях. Дело в том, что большая часть оборудования и материалов, используемых для производства и распространения продукции СМИ – это предметы двойного назначения. Помимо противозаконной деятельности: изготовления фальшивых денег, документов, акцизных марок, пиратской аудио-, видео- продукции, они могут быть использованы и в законных целях, но не связанных с распространением продукции СМИ, подпадающей под иное налогообложение. Такое ограничение вовсе не означает невозможность использование этого оборудования и материалов в иных целях. Однако это двойное их использование должно быть юридически правильно оформлено.

Следует отметить, что авторы Закона весьма демократично подошли к определению содержания понятия «свобода массовой информации». Раскрыв его содержание не в форме общих слов, а в виде конкретных действий, которые могут совершать субъекты регулируемых отношений, они столь же оригинально определили и форму ограничения этих действий. Понятно, что безграничной свободы в обществе нет и быть не может. Однако в норме отсутствует привычная практика установления ограничений в виде отсылок к действующему законодательству, которыми изобилуют иные действующие в нашей стране нормативные правовые акты. Предмет ограничения определён максимально конкретно: ограничения могут быть установлены только законодательством о СМИ. То есть, настоящим Законом и принятыми в его развитие иными законодательными актами. Другое дело - мера юридической ответственности. Это действительно – предмет регулирования иных нормативных правовых актов. Но ограничения, дабы избежать соблазна «накинуть узду» на СМИ, - это предмет регулирования исключительно данного Закона и иных законодательных актов, принятых с целью обеспечения свободы массовой информации.

Необходимо отметить, что ст. 2 появилась в Законе впервые. Это обстоятельство объясняется не только тем, что в законодательстве могут использоваться специальные термины, требующие однозначного юридического толкования, но и тем, что отдельные общеупотребительные термины и понятия могут использоваться не только в праве, но даже в конкретном нормативном правовом акте в индивидуальном, строго определённом значении. Сегодня подобная юридическая конструкция широко применяется в законодательной технике.

Возвращаясь к норме, необходимо отметить две её особенности. Первая - это определение категории потребителей массовой информации как «неограниченного круга лиц». Это подчёркивает, массовость источника информации, даже если у отдельного печатного издания обозначен конкретный малый тираж, а у радио или телепрограммы - конкретная частота вещания или канал. Данная норма подчёркивает возможность знакомства с информацией неограниченного ничем и никем числа читателей (слушателей, зрителей и т.д.).

И вторая особенность даной нормы - это открытый перечень форм и типов носителей массовой информации. В момент принятия первой редакции Закона в стране отсутствовала сеть «Интернет», зато широко использовались грампластинки, ныне вышедшие из сферы массового потребления, и т.д. Но уже тогда было понятно, что технический прогресс остановить нельзя и с годами будут появляться всё новые, неизвестные сегодня средства и способы передачи информации. Для обозначения подобного рода технических средств информации (телевидение, радио, сеть «Интернет» и т.д.) в последнее время в науке и практике употребляется обобщающий термин «конвергируемые СМИ». Необходимо отметить, что данная редакция, вступившая в силу 10 ноября 2011 г., учитывает технический и социальный прогресс в сфере массовой информации и идёт по пути перечисления основных её форм, сохраняя первоначально установленный открытый их список. Тем не менее, определения отдельных видов СМИ требуют пояснения. Так, под периодическим печатным изданием понимается газета, журнал, альманах, издаваемые на бумажном носителе и отвечающие ряду требований.

Следующий вид СМИ - это сетевое издание. Наиболее молодой и не до конца устоявшийся вид СМИ. Речь идёт о так называемом электронном журнале. Он также должен отвечать целому ряду требований, иметь:

- государственную регистрацию в упомянутом выше федеральном органе исполнительной власти;

- сайт в сети "Интернет", постоянно поддерживаемый его учредителем и провайдером;

- электронную почту для контактов с читателями и подписчиками;

- понятные для абонентов сети условия пользования для чтения и опубликования информации.

Далее Федеральным законом от 14 июня 2011 г. № 142-ФЗ «О внесении изменений...» в норму внесены дополнения,6 требующие, на наш взгляд, официального толкования органа, выступившего инициатором этих изменений. Тем не менее, попробуем разобраться. В ст. 2 Закона одновременно упомянуты телеканал и телепрограмма, а также радиоканал и радиопрограмма. На сегодняшний день, в соответствии со ст. 31 настоящего Закона, выдаётся лицензия на теле- и радиовещание, то есть на право пользования определённой частотой телевизионного и радио эфира. Требований к регистрации радио- и телепрограмм, как к самостоятельным СМИ, Закон не содержит. Понятно опасение авторов поправок за содержание отдельных программ, входящих в общий пакет массовой информации, сообщаемой лицензионным каналом. Однако, на наш взгляд, за их содержание должен отвечать держатель всего канала, то есть лицензиат, а уже перед ним должны отвечать авторы конкретных программ, по аналогии с ответственностью журналистов перед редакцией печатного СМИ.

Также к разновидностям СМИ Закон относит видеопрограммы и кинохроникальные программы. Речь идёт об изданиях, распространяемых на так называемых магнитных носителях. Изначально (в момент принятия первой версии Закона), это была магнитофонная плёнка и видеокассеты, сейчас это CD-RW диски, со временем, безусловно, появятся новые носители информации, но главное, что объединяет этот вид СМИ, - это наличие лицензии о государственной регистрации и разрешение на распространение с указанием тиража. Отсутствие указанных атрибутов означает, что диск относится к числу "пиратских" с установлением для его распространителя мер юридической ответственности.

Данная норма содержит открытый перечень видов СМИ, имеющих два обобщающих признака: периодичность распространения и наличие постоянного наименования (названия). Последнее требование необходимо, во-первых, для узнаваемости СМИ его пользователями (аудиторией), во-вторых, для исключения анонимности на случай возникновения судебных споров и установления юридической ответственности. Таким образом, печатное издание должно отвечать следующим требованиям:

- быть зарегистрированным в установленном Законом порядке в уполномоченном органе исполнительной власти. На сегодняшний день для федеральных изданий - это Федеральная служба по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, для региональных - её подразделения в субъектах Федерации. Издания, имеющие тираж менее 1000 экз. не подлежат государственной регистрации, но и не утрачивают статуса СМИ;

- иметь установленный и объявленный тираж, более 1000 экз.;

- установленную периодичность издания (1, 2, 4, 6, 12 раз в год).

Таким образом, только выполнение всех перечисленных требований превращает печатное издание в средство массовой информацией и ставит его издание под защиту настоящего Закона. Это уточняющее разъяснение понятия не снимает вопросов, поставленных выше, и уточняет только следующие моменты. Речь идёт о звуковых (слышимых) или построенных на сочетании звука и изображения СМИ. А также требующих названия (наименования) и периодичности. К сказанному необходимо добавить пояснение, касающееся кинохроникальных программ. Эти программы не имеют развлекательных и коммерческих целей, а также ограничений аудитории для просмотра. Режим их просмотра несколько отличается от иных, перечисленных выше, видов СМИ, при этом юридические претензии к содержанию могут быть предъявлены не только к редакции, но и непосредственно к участникам программы.

Основной способ воздействия СМИ на потребителя - это его продукция. Для её создания и учреждается СМИ, а потребление продукции его аудиторией и есть основная цель массовой информации. Таким образом, изготовление продукции - основное звено в процессе функционирования СМИ, призванное отвечать ряду формальных требований.

В отношении печатных СМИ, их продукцией является тираж или его часть. Тираж - это заявленное в выходных данных количество выпущенных экземпляров каждого номера издания. Часть тиража составляет даже отдельный экземпляр издания, полученный потребителем. Также решается вопрос с тиражом аудио- или видеозаписи программы.

Если у теле- или радио- канала установлено определённое время вещания, то его, выпуском можно считать, на наш взгляд, начало и конец вещания в пределах определённого временного интервала, приведённого к конкретном исчислению времени суток. В нашей стране действуют каналы круглосуточного вещания. Применительно к ним целесообразно исчислять вещание пределами одних суток того часового пояса, в котором данный канал зарегистрирован.

С исчислением продолжительности вещания теле-, радиопрограмм вопрос решается несколько проще: у программ имеется время начала и окончания каждого их выпуска. В отношении сетевого издания также существуют отдельные способы определения её продукции. Для данного вида СМИ продукцией является весь выпуск, «выложенный» в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет». А в отношении обновления периодического издания - её обновление на день и час астрономического исчисления. Определённую сложность представляет фиксация этих сообщений на случай возникновения необходимости оспаривания сведений, сообщаемых подобными СМИ.

Сложившаяся в нашей стране практика несколько громоздка, но, как показывает опыт, весьма эффективна. В случае обнаружения спорной информации в электронном СМИ, необходимо зафиксировать её на бумажном носителе и удостоверить день и час её обнаружения нотариально. При отсутствии нотариального удостоверения, - хотя бы письменными заявлениями свидетелей. В этом случае информация может быть оспорена в суде с участием свидетелей, в числе которых может выступить и нотариус.

Что касается иных СМИ, то норма выделяет только один признак их продукции - отдельный выпуск. Главная цель распространения СМИ – это предоставление доступа к ним потребителя (читателя, слушателя, зрителя). Закон, наряду с перечислением основных способов передачи информации потребителю: продажа, подписка, доставка, раздача и др., закрепляет открытый перечень способов их распространения.

Итак, для определения статуса специализированного СМИ Законом определены два критерия: особый порядок регистрации и особый порядок распространения. В качестве примера приведём СМИ, учреждаемые органами публичной власти исключительно для издания их официальных сообщений и материалов, нормативных и иных актов, или периодические издания с тиражом менее 1000 экз. Такие издания в соответствии со ст. 12 настоящего Закона освобождаются от государственной регистрации. Например, - «Собрание законодательства Российской Федерации. Официальное издание» Отсутствие государственной регистрации таких изданий не лишает их статуса СМИ.

Другой пример касается установления особого порядка распространения продукции СМИ. Так, ст. 37 Закона такой порядок установлен для эротических изданий.

Редакция (от лат. redactus - приведённый в порядок), в общеупотребительном значении, - это административная единица учреждений СМИ, специализированная по отраслевому, тематическому или языковому принципу.7 Важно, что редакция, во-первых, может учреждаться как физическими, так и юридическими лицами. Во-вторых, сама редакция, как и всё СМИ, не обязаны иметь статус юридического лица, достаточно их государственной регистрации в соответствии с требованиями настоящего Законом. В-третьих, редакция может создаваться как самостоятельная единица, так и в составе другого органа (организации, предприятия), на правах структурного подразделения.

Любая организационная структура имеет своего руководителя. Таковым в редакции является главный редактор. Несмотря на наличие в СМИ различного рода коллегиальных органов: редакционного совета, редакционной коллегии и т.п., в процессе производства и выпуска СМИ действует принцип единоначалия. Только главный редактор принимает окончательное решение в отношении производства и выпуска СМИ, поскольку именно он несёт за результат этого процесса персональную юридическую ответственность в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации. Закон не запрещает совмещение статуса главного редактора со статусом редакции и учредителя в одном лице.

Исторически журналистика (journalism) как профессия, связанная с распространением информации, возникла в глубокой древности и сродни профессии глашатая, сообщающего на городской площади последние новости и официальную информацию. С течением времени и развитием системы СМИ журналист утратил самостоятельный статус источника информации и стал ключевым звеном СМИ, занимающимся сбором и обработкой первичной информации. Несмотря на его атрибутивную связь с конкретным СМИ, журналист не утратил персональной ответственности за достоверность и качество сообщаемой им информации, зато приобрёл специальный статус и защиту его прав и законных интересов со стороны государства.

Важнейшим этапом в производстве СМИ является собственно его физическое изготовление, требующее различного рода материальных и технических затрат. Закон максимально широко определяет перечень лиц, выступающих в качестве издателя СМИ. К ним относятся: физические и юридические лица, специализированные на издании СМИ учреждения и организации (лица), для которых эта деятельность не является основной. Это объясняется тем, что юридическую ответственность за содержание и выпуск СМИ несут журналист и главный редактор СМИ, а издатель отвечает только за качество технического исполнения продукции СМИ, да и то, только перед главным редактором. Даже перед учредителем СМИ ответственность за качество продукции также несёт главный редактор, поскольку именно он, как правило, и подбирает конкретного издателя.

Несмотря на лингвистическую близость, следует различать право на распространение продукции СМИ и обязанность её распространителя. Если первое - это исключительное право редакции, которое может быть передано на основе договора издателю, оптовому приобретателю или любому другому лицу, посредничающему в этом процессе по поручению редакции. В этом случае за содержание и качество исполнения продукции СМИ во всех случае несёт ответственность редакция. То второе представляет собой всего лишь обязанность доставить продукцию СМИ потребителю на согласованных с ним и с редакцией условиях. За качество и содержание этой продукции распространитель ответственности не несёт.

Такой вид конвергируемых СМИ как теле- и радиопрограммы характеризуется сочетанием двух признаков: технической возможности для передачи наполненного содержанием теле- или радиосигнала и наличием соответствующей этому содержанию сетки вещания (программы передач). То и другое в отдельности не обладает признаками СМИ, поскольку программа передач в отсутствии сигнала превращается в пустую бумажку, а сигнал (передача), о которой не оповещены зрители (слушатели), не достигает необходимого эффекта в виде сообщения потребителю массовой информации. Что касается исключений из общих правил теле-, радиовещания, установленных законом, то речь, в частности, идёт об общероссийских обязательных теле-, радиоканалах, передаче обязательных сообщений и пр.

Итак, вещатель - это лицо, обладающее техническими возможностями для передачи теле-, радиосигнала. Это лицо должно соответствовать, как минимум, трём условиям, установленным Законом. Первое - это должно быть в обязательном порядке юридическое лицо. Дело в том, что передача радио- и телесигнала вполне по силам и физическим лицам. Это известные ещё с советских времён радиолюбители, возникшие уже на современном этапе частные телестудии и т.п. Однако привлечение к юридической ответственности физических лиц весьма затруднительно. Поэтому первое условие легального вещания - это регистрация юридического лица. Второе условие - это получение лицензии на вещание. И третье - это юридическое лицо должно быть обязательно российским. Данное требование объясняется тем, что технически возможна передача направленного радиосигнала на территорию нашей страны из-за её пределов на сколь угодно большое расстояние, а телесигнала – на приграничную территорию. На этом и была основана деятельность печально известных «вражеских голосов», борьбу с которыми осуществляло Правительство в советское время.

Действительно, привлечь иностранного вещателя к ответственности на российской территории юридически не возможно. Таким образом, Закон данной нормой предупреждает потенциальных излишне ретивых борцов с «вражескими голосами» от подобных попыток.

Сложность заключается в том, что в России, как и в большинстве неразвитых стран мира, отсутствует законодательство, регламентирующее статус и деятельность сети «Интернет», хотя некоторые законы регулируют отдельные вопросы её использования в практических целях.

Сайт (от англ. website: web – «паутина, сеть» и site – «место», сегмент, часть в «сети») - это определённая совокупность постоянно обновляемой информации в виде электронных документов (файлов), имеющая зарегистрированное в сети в установленном порядке индивидуальное доменное имя или IP-адрес, принадлежащее конкретному юридическому или физическому лицу. Один из видов сайтов в соответствии с нормой Закона именуется «сетевым изданием». В соответствии с ч. 2 ст. 8 настоящего Закона он подлежит государственной регистрации. Незарегистрированные в этом качестве сайты, СМИ не являются.

Цензура очень древнее явление. Исторически она возникла ещё во времена ранней римской республики (433-280 гг. до н.э.). В России цензура первоначально действовала как инструмент контроля духовной власти в лице церкви за настроениями верующих, но со временем перешла в руки власти светской, и осуществлялась независимо от политического режима, господствовавшего на том или ином историческом этапе развития, как при царизме, так и во времена советской власти, когда государственный контроль сочетался с партийным. Этот режим в разные времена был жёстче или мягче, но во всех случаях он означал предварительный контроль за информацией, сообщаемой СМИ.

Учитывая, что в момент создания Закона воспоминания о советском периоде истории были ещё свежи, его авторы закрепили столь категоричную норму о недопустимости цензуры. Надо отдать должное и авторам Конституции России 1993 г.: они вписали столь же жёсткую формулировку и в текст ч. 5 ст. 29 Основного закона.

Исключение в части осуществления предварительного контроля за информацией допускается только для должностных лиц. Дело в том, что эти лица, публично выступая в СМИ в качестве авторов или интервьюируемых, на самом деле сообщают официальную информацию не столько от своего имени, сколько от имени органа публичной власти, который они представляют. Дабы избежать искажения полученной от них информации, допускается предварительный (до опубликования) просмотр указанной информации этими лицами. Правда, в основном это касается печатных СМИ. Интервью, данное в прямом эфире радио или телевидения, такому предварительному контролю по техническим причинам подвергнуто быть не может.

Однако запрет цензуры вовсе не означает отсутствие контроля за СМИ со стороны общества и государства. На самом деле, на смену цензуре, то есть предварительному контролю за сообщениями СМИ, пришла ответственность редакции и журналиста за сведения, сообщаемые соответствующим СМИ, то есть режим последующего контроля за информацией. Если частью 1 ст. 3 Закона вводится запрет цензуры, как правового режима, публичной функции государства, то частью 2 ст. 3 установлен запрет на организацию подобной деятельности в виде недопущения создания и финансирования органов, осуществляющих цензуру СМИ. Уже после вступления в силу Закона в России были приняты два Федеральных конституционных закона, нормы которых обладают большей юридической силой, чем обычного закона: от 30 мая 2001 № 3-ФКЗ «О чрезвычайном положении»8 и от 30 января 2002 г. № 1-ФКЗ «О военном положении».9 Эти Законы допускают возможность введения предварительной цензуры сообщений СМИ в случае введения на всей или части территории страны названных режимов. Остаётся загадкой, почему эти ограничения до сих пор не получили адекватного отражения в Законе.

Ещё одной из находок авторов Закона стал подход к пониманию злоупотребления свободой массовой информации через определение тех областей общественных отношений, в которых эти действия объявлены нормой Закона недопустимыми. Причем, эти области определены, как непосредственно в назывном порядке: пропаганда порнографии, культа насилия и жестокости, так и путём обозначения общих сфер, для понимания которых необходимо обратиться к толкованию норм иных законов. Остановимся подробнее на обозначенных сферах.

Закон запрещает использовать СМИ в целях совершения уголовно наказуемых деяний. Как известно, к числу уголовно наказуемых деяний относятся наиболее опасные противоправные действия физических лиц (уголовная ответственность для юридических лиц в России не устанавливается), отнесённые к таковым нормами Уголовного кодекса Российской Федерации (далее - УК РФ).10 Необходимо обратить внимание, что в условиях продолжающейся в нашей стране реформы уголовного законодательства к наказуемым по данному Закону деяниям относятся только те действия (бездействие), наказание за которые и его мера были предусмотрены в момент их совершения и не были отменены в последующем. В условиях декриминализации отдельных составов уголовно наказуемых деяний, а также общей либерализации уголовного законодательства последнее уточнение представляется не мало важным.

В качестве примера злоупотребления свободой массовой информации в рассматриваемой сфере можно назвать распространение через СМИ призывов к совершению массовых беспорядок (ст. 212 УК РФ). Попутно заметим, действия СМИ в целях пропаганды совершения деяний меньшей тяжести - административные правонарушения, то есть те, ответственность за совершение которых установлена

Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях (далее - КоАП РФ)11, норма не относит к числу форм злоупотреблений свободой массовой информации.

Далее к формам злоупотреблений массовой информации данная норма относит разглашение сведений, составляющих государственную или иную охраняемую законом тайну. В этой части авторы Закона вновь действовали на опережение будущей Конституции. Дело в том, что до вступления в силу настоящего Закона, в СССР официально действовало правило, в соответствии с которым каждое ведомство самостоятельно определяло перечень сведений, входящих в сферу его деятельности, подлежащих засекречиванию. А появление данного Закона в известной мере подтолкнуло авторов Основного закона к закреплению в ч. 4 ст. 29 Конституции России 1993 г. нового правила, в соответствии с которым перечень сведений, составляющих государственную тайну, определяется федеральным законом. Такой акт и был принят в ходе завершения работы над проектом Конституции. Им стал Федеральный закон от 21 июля 1993 г. № 5465-I "О государственной тайне".12 В соответствии со ст. 4 этого Закона перечень сведений, составляющих государственную тайну, определяется периодически обновляемыми Указами Президента Российской Федерации.13

Помимо государственной, Федеральный закон от 29 июля 2004 г. № 98-ФЗ "О коммерческой тайне" специально не определяет механизм охраны сведений, составляющих коммерческую тайну, в СМИ, но и не предусматривает возможности их передачи данному носителю информации, а также специальную ответственность СМИ за их разглашение.14 Федеральный закон от 21 ноября 2011 г. № 323-ФЗ «Об основах здоровья граждан в Российской Федерации» в ст. 73 обязывает медицинского работника соблюдать врачебную тайну.15 Однако эта норма также не распространяется на СМИ, а названный Закон не относит эти сведения, полученные журналистом случайно или намеренно, к числу форм злоупотребления свободой массовой информации.

Таким образом, разглашение СМИ иных сведений, кроме составляющих государственную тайну, указанных в перечисленных актах, прямо не относится к числу форм злоупотребления свободой массовой информации.

Третью группу форм злоупотребления свободой массовой информации в соответствии с данной нормой составляют материалы, содержащие публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публично оправдывающие терроризм. Дабы отделить указанную информацию от близких по смыслу сведений, необходимо обратиться к Федеральному закону от 6 марта 2006 г. № 35-ФЗ «О противодействии терроризму». В ст. 3 указанного Закона террористическая деятельность определена в виде конкретного набора действий, включающего:

- организацию, планирование, подготовку, финансирование и реализацию террористического акта;

- подстрекательство к совершению террористического акта;

- организацию незаконного вооружённого формирования, преступного сообщества (преступной организации), организованной группы для реализации террористического акта, а равно участие в такой структуре;

- вербовку, вооружение, обучение и использование террористов;

- информационное или иное пособничество в планировании, подготовке или реализации террористического акта;

- пропаганду идей терроризма, распространение материалов или информации, призывающих к осуществлению террористической деятельности либо обосновывающих или оправдывающих необходимость осуществления такой деятельности.16

На наш взгляд, такие конкретные материалы могут распространяться в СМИ только осознанно и, безусловно, составляют не только злоупотребление свободой массовой информации, но уголовное деяние в виде содействия террористической деятельности, ответственность за которое предусмотрена ст. 205-1 УК РФ.17 Что же касается сведений, публично оправдывающих терроризм, то здесь вопросы понимания, на наш взгляд, решаются гораздо сложнее. Согласно той же ст. 3 Закона о противодействии терроризму, сам терроризм определяется как «идеология насилия и практика воздействия на принятие решения органами государственной власти, органами местного самоуправления или международными организациями, связанная с устрашением населения и (или) иными формами противоправных насильственных действий». Несомненно, подобная характеристика может быть дана действиям революционно настроенных народных масс, части населения Палестинской автономии и т.п. В какой мере эти действия преследуют позитивную цель, зачастую выясняется лишь впоследствии. В связи с этим возникает проблема освещения в СМИ отдельных революционных событий и конфликтных ситуаций в некоторых регионах Планеты. Ещё сложнее решается вопрос оценки материалов, оправдывающих экстремистские действия, также отнесенных данной статьёй к числу форм злоупотреблений свободой массовой информации. Так, Федеральный закон от 25 июля 2002 г. № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» в ст. 1 определяет экстремистскую деятельность (экстремизм), в числе прочих виновных субъектов, как деятельность СМИ, направленную на:

- насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации;

- захват или присвоение властных полномочий;

- создание незаконных вооружённых формирований;

- осуществление террористической деятельности;

- возбуждение расовой, национальной или религиозной розни, а также социальной розни, связанной с насилием или призывами к насилию;

- унижение национального достоинства;

- осуществление массовых беспорядков, хулиганских действий и актов вандализма по мотивам идеологической, политической, расовой, национальной или религиозной ненависти либо вражды, а равно по мотивам ненависти либо вражды в отношении какой-либо социальной группы;

- пропаганду исключительности, превосходства либо неполноценности граждан по признаку их отношения к религии, социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности.18

Дело в том, что, на наш взгляд, значительная часть перечисленных действий прямо не относится к непосредственной деятельности СМИ. Однако освещение подобных действий, совершенных иными субъектами правовых отношений, легко может быть отнесена к указанному перечню. Правда, по смыслу Закона, сообщение этих сведений не влечёт уголовной ответственности для главного редактора, выпустившего тираж в свет, или журналиста, сообщившего подобные сведения, зато содержит ряд чувствительных мер для самого СМИ, например, в виде конфискации тиража или его части, запрещения трансляции и т.п. В частности, ст. 8 Закона предусматривает возможность вынесения уполномоченными органами предупреждения в письменной форме о недопустимости действий «по распространению экстремистских материалов через средство массовой информации» и даже приостановление по решению суда реализации тиража периодического издания либо тиража аудио- или видео- записи, запрет на воспроизводство теле-, радио- или видеопрограммы.

На наш взгляд, подобные нормы напоминают процесс восстановления в России государственной цензуры. Хотя в них не упоминаются сообщения в сети «Интернет», но призывы к участию в митингах, посвящённых, скажем, итогам выборов 4 декабря 2011 г., распространяемые через социальные сети, по смыслу вполне могут быть оценены уполномоченными органами как злоупотребления свободой массовой информации.

На самом деле, столь многословная часть статьи 8 Закона может быть разделена на две части. Первая, запрещающая использование скрытых вставок и иных технических приёмов воздействия на подсознание людей. В качестве примера приведём так называемый эффект 25-го кадра. Дело в том, что глаз человека в состоянии воспринять и отразить в его сознании мелькание киноплёнки с частотой 24 кадра в секунду (в виде телевизионного сигнала - не более 600 кгц. в сек.). При этом технически возможно воспроизведение 25, 26 и большего числа кадров в секунду. Глаз человека воспринимает это изображение, однако сознание не в состоянии обработать эту избыточную информацию. Тогда полученные сведения запоминается в подсознании человека на рефлекторном уровне. Проблема состоит в том, что, если на этих не воспринимаемых сознанием человека «лишних» кадрах воспроизвести, скажем, скрытую рекламу, то при столкновении с рекламируемым продуктом человек подсознательно будет положительно его воспринимать. Подчеркнём, речь не идёт о навязчиво повторяемой в теле-, радио-, видеопрограммах обычной рекламе, а о скрытой рекламе, воздействующей на подсознание человека.

В таких же целях могут быть использованы низкие или высокие частоты радио-, теле-сигнала, расположенные за пределам возможностей восприятия мозга человека, но несущие на себе какую-либо скрытую информацию. В этих же целях может быть использована сеть «Интернет» и др. Так вот, данная норма исключает возможность использование СМИ для такого рода воздействия на подсознание человека.

В законодательстве о СМИ речь идёт об исполнении требования ст. 10 Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности», в соответствии с которой деятельность общественных или религиозных объединений может быть запрещена, а сама организация ликвидирована по решению суда по основаниям, определённым указанной статьёй данного Закона. В принципе, СМИ могут сообщать информацию о деятельности подобного рода объединений, но с обязательным указанием на то, что их деятельность запрещена судом и/или само оно полежит ликвидации. Нарушение этого требования влечёт ответственность СМИ, предусмотренную ст. 11 Закона.

Недостаток нормы заключается в неудачной, на наш взгляд, законодательной технике её формулирования. Ссылка на закон, конечно, необходима, но отнюдь не в такой прямой форме. Во-первых, со временем может быть принят иной закон, регулирующий порядок противодействия экстремистской деятельности. Во-вторых, с учётом поправок уже в настоящий момент действует иной закон, а не в редакции от 25 июля 2002 г. Заметим, что предшествующая и последующие части ст. 10 Закона не содержат таких прямых отсылок к действующему закону.

Несмотря на отсутствие в данной норме прямой ссылки на закон, очевидно, что речь идёт о Федеральном законе от 8 января 1998 г. № 3-ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах», ст. 46 которого запрещает пропаганду и ограничивает рекламу в сфере оборота наркотических средств, психотропных веществ и прекураторов.19 Причём запрет этот прямо касается СМИ и компьютерных сетей. Для справки отметим, что прекураторы - это сырьё для изготовления психотропных веществ и наркотических средств.

Пункт 5 ч. 2 ст. 13 Федерального закона «О противодействии терроризму» гласит: "руководитель контртеррористической операции... определяет представителя оперативного штаба, ответственного за поддержание связи с представителями средств массовой информации и общественности". Это означает, что, в принципе, освещение в СМИ хода проведения и итогов антитеррористической операции возможно, но в форме и объёмах, определяемых указанным представителем оперативного штаба. Это делается в целях защиты прав и свобод лиц, пострадавших в ходе операции, а также иных её участников. Подчеркнём, это не запрет, как в следующей части статьи, а "дозированное" сообщение информации, в том числе - в целях защиты нравственности и психики потребителей этой информации. В частности, профилактика деятельности папарацци, основанной на спекуляции горем пострадавших в ходе террористического акта людей.

При освещении контртеррористической операции запрещается распространение в средствах массовой информации распространение в средствах массовой информации сведений о специальных средствах, технических приёмах и тактике проведения такой операции, если их распространение может препятствовать проведению контртеррористической операции или поставить под угрозу жизнь и здоровье людей. Сведения о сотрудниках специальных подразделений, лицах, оказывающих содействие в проведении такой операции, выявлении, предупреждении, пресечении и раскрытии террористического акта, и о членах семей указанных лиц могут быть преданы огласке в соответствии с законодательными актами о государственной тайне и персональных данных.

Данная норма регулирует три группы взаимосвязанных общественных отношений, объединённых общей целью: не нанести, вольно или невольно, вред жизни и здоровью людей, так или иначе связанных с проведением конкретной антитеррористической операции или последующих подобных мероприятий. Первая группа отношений связана с техническими и психологическими особенностями и приёмами проведения подобных мероприятий. В большинстве государств мира, и Россия здесь не исключение, такие формы, методы и приёмы действий специальных подразделений держаться втайне от широких слоёв населения, дабы не подвергнуть опасности срыва проведение последующих операций. В отличие от предшествующей нормы, эти сведения полностью не подлежат разглашению в СМИ.

Вторая группа отношений связана с соблюдением режима защиты сведений о сотрудниках специальных подразделений - участниках антитеррористической операции. Эта норма напрямую связана с соблюдением режима использования специальных средств и приёмов проведения контртеррористической операции. В соответствии со ст. 21 Федерального закона «О государственной тайне» сотрудники специальных подразделений - участники антитеррористической операции становятся носителями государственной тайны. В силу этого они добровольно подвергаются временным ограничениям в осуществлении отдельных прав и свобод.

И наконец, лица, не участвующие в проведении контртеррористической операции, но имеющие отношение к её субъектам: это члены семей непосредственных участников операции. Федеральный закон от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных», действующий с последующими изменениями и дополнениями, не предусматривает какого-либо специального режима защиты персональных данных именно этой категории граждан.20 Однако он определяет общий режим конфиденциальности и защиты полученных от граждан персональных данных от третьих лиц и неправомерного ознакомления с ними. Всё остальное зависит от добросовестности операторов, работающих с этими данными, и их персональной юридической и моральной ответственности.

Согласно ст. 5 Закона РФ от 27 декабря 1991 г. № 2124-1 «О средствах массовой информации» законодательство о средствах массовой информации состоит из настоящего Закона и издаваемых в соответствии с ним иных нормативных правовых актов.

Одной из особенностей первоначальной редакции Закона было придание ему статуса реального акта прямого действия. Это означало, что его нормы исчерпывающим образом отражали регулируемые общественные отношения и не требовали какого-либо дополнения в виде подзаконных актов или отсылочных норм. На наш взгляд, именно эта особенность законодательной техники обеспечила Закону положение «долгожителя» отечественной правовой системы. Действительно, на сегодняшний день это едва ли не единственный действующий нормативный правовой акт, принятый ещё до разработки и одобрения на всенародном референдуме Конституции России 1993 г. Конкуренцию Закону составляют только принятые чуть позже Основы законодательства Российской Федерации о нотариате от 11 февраля 1993 г. № 4462-I.21

Однако с развитием техники передачи информации и усложнением российской правовой системы в Законе появились ссылки на иные федеральные законы и подзаконные нормативные правовые акты Правительства РФ. Однако в главном идеология Закона, заложенная в него первоначально авторами, осталась незыблемой. Во-первых, иные акты издаются в соответствии с Законом. Во-вторых, конституционное право каждого на свободу мысли и слова не может ущемляться и корректироваться региональными законами. Однако отдельные подзаконные акты всё же издаются в сфере деятельности конвергируемых СМИ (см., напр., Положение о лицензировании телевизионного вещания и радиовещания).22

Если межгосударственным договором, заключённым Российской Федерацией, предусмотрены для организации и деятельности средств массовой информации иные правила, чем установленные Законом, применяются правила межгосударственного договора.
  1   2

Похожие:

Закон РФ от 27 декабря 1991 г. №2124-1 «О средствах массовой информации» iconМетодические рекомендации по самостоятельному учреждению и изданию органами местного
Федерального закона от 06. 10. 2003 №131-фз «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» (далее...
Закон РФ от 27 декабря 1991 г. №2124-1 «О средствах массовой информации» iconПравила аккредитации журналистов средств массовой информации при администрации города Рубцовска Алтайского края
Рубцовска Алтайского края (далее по тексту − администрация города в соответствующем падеже) осуществляется в соответствии с Законом...
Закон РФ от 27 декабря 1991 г. №2124-1 «О средствах массовой информации» iconСписок литературы по курсу Основы творческой деятельности журналиста
Закон «О средствах массовой информации» // Законодательство Российской Федерации о средствах массовой информации. М., 1996
Закон РФ от 27 декабря 1991 г. №2124-1 «О средствах массовой информации» iconПостановление от 06. 06. 2012 №497 г. Ростов-на-Дону Об утверждении Правил аккредитации журналистов при Правительстве Ростовской области
В соответствии с Законом Российской Федерации от 27. 12. 1991 №2124-1 «О средствах массовой информации» Правительство Ростовской...
Закон РФ от 27 декабря 1991 г. №2124-1 «О средствах массовой информации» iconЗакон об авторском праве и смежных правах
Соавтор комментариев к Закону РФ "О средствах массовой информации" (2004), Федеральным законам "Об информации, информатизации и защите...
Закон РФ от 27 декабря 1991 г. №2124-1 «О средствах массовой информации» iconЗакон Российской Федерации «О средствах массовой информации»
Государственные стандарты образования по специальности «Журналистика»: назначение и содержание
Закон РФ от 27 декабря 1991 г. №2124-1 «О средствах массовой информации» iconПамятка в помощь лицензиату 2009
Закон Республики Беларусь «О средствах массовой информации» от 17. 07. 2008 г. №427-3 (глава 4)
Закон РФ от 27 декабря 1991 г. №2124-1 «О средствах массовой информации» iconРегламент о порядке аккредитации представителей средств массовой информации на I областной фестиваль неограниченных возможностей «БлагоДать»
Аккредитация журналистов проводится в соответствии с законом РФ «О средствах массовой информации»
Закон РФ от 27 декабря 1991 г. №2124-1 «О средствах массовой информации» iconЗакон РФ «О средствах массовой информации»
Международная конвенция о пресечении обращения порно­графических изданий и торговли ими (Женева, 12 сентября 1923 г.)
Закон РФ от 27 декабря 1991 г. №2124-1 «О средствах массовой информации» iconПрограмма дисциплины «Технологии медиапроизводства» для направления «Менеджмент в средствах массовой информации» подготовки магистра Автор программы: А. В. Шариков
«Менеджмент в средствах массовой информации» факультета медиакоммуникаций ниу «Высшая школа экономики». Данный курс является оригинальной...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница