Статья посвящается светлой памяти моей матери




НазваниеСтатья посвящается светлой памяти моей матери
страница1/4
Дата22.03.2013
Размер0.68 Mb.
ТипСтатья
  1   2   3   4


Статья посвящается светлой

памяти моей матери

К.Ф. Вороновой (1902-1985 гг).


ФРАНЦ ЭПИНУС.*

(краткая биографическая хроника, 1724 - 1802 гг.)

В. К. Новик

МГУ, Москва, Россия. E-mail: novikmp@orc.ru


Франц Эпинус принадлежит к плеяде ярчайших деятелей екатерининской эпохи. Всемирно признанный при жизни классик науки об электричестве, член Берлинской (1755 г.), Санкт - Петербургской (1757 г.), Стокгольмской (1760 г.), Эрфуртской (1761 г.), Геттингенской (1785 г.), Туринской (ранее 1787 г.) Академий и Берлинского общества Испытателей Природы (1781 г.), он был учителем физики Екатерины II (в бытность ее великой княгиней), учителем Павла I и его супруги Марии Федоровны, учителем их сына Александра Павловича.

Около тридцати лет Ф. Эпинус возглавлял шифровальную службу КИД Империи.

Он вошел в историю России как создатель государственной системы народного просвещения, а в историю США - как автор текста знаменитой "Декларации о вооруженном нейтралитете", оказавшей решающую политическую помощь североамериканским английским колониям в их борьбе за независимость.

Жизнь Ф. Эпинуса, изобиловавшая неожиданными крутыми поворотами, даже при минимальной фантазии, может стать сюжетом для увлекательного авантюрного романа.

И именно эта неординарность судьбы Ф. Эпинуса во многом ответственна за неудачи многочисленных попыток отечественных и зарубежных авторов восстановить, описать и охарактеризовать биографию и деятельность этого человека. Помимо очевидных трудностей, сопряженных с поисками фактического материала, оценка, да и просто обсуждение деятельности Ф. Эпинуса требует обширных экскурсов в историю различных

разделов естественных наук (математики, физики, астрономии, геофизики) и самой Академии Наук, в историю шифровального дела, российской дипломатии и разведки,

в историю и методологию народного образования, в историю царского двора и даже в историю Реформации. Ограниченный объемом журнальной статьи, автор дальнейшее изложение подчинил сухой биографической хронике с минимальным объемом комментариев, сознательно опуская многократно описанные факты.

*Работа выполнена при финансовой поддержке РГНФ (проект № 98-03-04337).

Юные годы, становление ученого.

Род Эпинусов, прослеживаемый с середины XV-го века, прежде чем затухнуть в конце XIX-го века, оставил в истории Германии двенадцать имен [1], в основном священнослужителей и ученых. Два из них приобрели мировую известность.

Первое принадлежит основателю фамилии Эпинус, францисканскому монаху Иогану Хёху ( Johann Hoch, Hoek, Hoeck, Hck, Huck, 1499-1553 гг. ), одному из ведущих и активнейших деятелей Реформации, ставшему в 1533 году по итогам диспута, проводив-

шегося под председательством М. Лютера, первым в истории евангелическим доктором богословия. Вынужденный избегать преследований со стороны католического духовенства,

И. Хёх заменил свою фамилию переводом её на греческий язык "" - "высокий, величественный". Греческое " Aipeinos" cо временем приобрело латинизированную форму "Aepinus" - Эпинус.

Впоследствии ветви рода Эпинусов распространились по многим княжествам и герцогствам Германии, тяготея, преимущественно, к её северным землям, не дав, впрочем, ничего особо выдающегося.

В столице такого северного герцогства Мекленбург, в г. Ростоке 13 декабря 1724 года (здесь и далее старый стиль) и увидел свет Франц Эпинус*, вернувший известность древнему роду. Он был пятым, последним ребенком в семье профессора-теолога Ростокского Университета Франца Альберта Эпинуса (1673 - 1750 гг).

В г. Ростоке семья Эпинусов в течение многих десятилетий занимала университетский дом на углу Лангештрассе и Бадштюберштрассе. Этот дом был одним из древнейших в городе, имел собственное имя "Дом полумесяца" и его история была прослежена с 1472 года в специальном, самостоятельном исследовании.

В обширном доме доставало места не только для семьи Ф.А. Эпинуса и прислуги (женской и мужской), но и для студентов, живших на полном пансионе (их число достига-

ло десятка). В доме была огромная библиотека, а для еженедельного, субботнего музи-

* Его полное имя Франц Ульрих Теодосиус Эпинус, по-немецки им самим писалось как

Franz Ulrich Theodosius Aepinus. В официальных документах (подписи под текстом присяги, в дипломах) он придавал имени латинизированную форму Franciscus Ulricus (Udalricus) Theodosius Aepinus. В некоторых записках к друзьям Эпинус подписывался - Ae.

В современных ему изданиях, однако, и письмах друзей его фамилия часто искажалась: pin, Apinus, Eapinus, Epin, Epinous, Epinus, Opinus, Oepinus. В русских официальных документах и письмах его обычно называли Франц Иванович, Франц Θеодорович, но именовали и Франциском и Христианом и Крестьяном и Федором с многочисленными вариациями гласных и числа согласных в фамилии, при сохранении её корня: Епинас, Еппениус, Епениус, Епиниус, Епинус, Эпиниус, Эпинус. Сам он подписывался по-русски так: Франць Эпинусь.


цирования отведена отдельная комната.

Начиная с шести лет, с юным Францем начали заниматься приглашенные учителя. Занятия шли столь успешно, что в 12 лет отец смог отдать его учиться в университет (рис. 1), для подготовки к поступлению в студенты. Когда в 1740 году Ф. Эпинус начал слушать университетский курс, он уже владел латынью, имел начальную математическую подготовку и самостоятельно изучал вышедшие тома университетского курса Х. Вольфа, посещая лекции одновременно на философском и медицинском (единственном естественнонаучном) факультетах. В 1744 г. он уезжает на два года учиться в Иеннский Университет, где наряду с философией и математикой занимается физикой, химией, и циклом медицинских дисциплин (анатомия, физиология, патология, хирургия). В Иене Эпинус впервые соприкоснулся с противоборствующими мировоззренческими позициями Декарта, Лейбница и Ньютона. В будущем Ф. Эпинусу пришлось приобретать профессиональные навыки в самых разнообразных (и не только научных) областях. Но процесс приобретения этих навыков, сочетающий знание, понимание и использование предшествующего опыта, с направленностью собственного мнения и труда, был впитан им со студенческих лет. Обучение в Иене Эпинус завершил диссертацией " О траекториях падающих тел".

5 февраля 1747 г. в родном университете Ф. Эпинус с успехом выдержал публичный экзамен и получил ученую степень доктора философии и ученое звание магистра, дающее право преподавать, после чего был зачислен на философский факультет, где начал читать лекции по натуральной философии и математике. В апреле 1748 г., в присутствии герцогского дома он проходит через публичный экзамен на медицинском факультете и получает степень доктора медицины. Одновременно Ф. Эпинус продолжает совершенствоваться в высшей математике (выпускает несколько самостоятельных математических работ), активно занимается языками французским и английским.

Дальнейший жизненный путь Ф. Эпинуса оказался, однако, предопределен его научными занятиями не в математике, а в астрономии.

6 мая 1753 года он организовал и провел наблюдение прохождения планеты Меркурий перед диском Солнца и, несмотря на неблагоприятные погодные условия, получил экспериментальные результаты, оправдывающие численный анализ. В наблюдениях наряду с другими студентами Эпинуса участвовал И.К. Вилке.

В октябре 1753 года Ф. Эпинус проводил своего ученика И.К. Вилке, ставшего и близким другом, продолжать образование в Геттингенский Университет. В Геттингене

И.К. Вилке учился у профессоров И.А. Сегнера (1704 -1777 гг.) и И.Т. Майера (1723 - 1762 гг.), которым и рассказал о начальном источнике своего образования и о магистре Ф.У.Т. Эпинусе. По-видимому, так началась связь Эпинуса с этими широко известными учеными, вылившаяся в переписку.

И.Т. Майер долгое время вел переговоры с Л. Эйлером о переходе в обсерваторию Берлинской Академии Наук [2] и обещал свое место в Геттингене Ф. Эпинусу [3,p.22]*.

Но в октябре 1754 г. И.Т. Майер с извинениями отказался от должности в Берлине, поскольку в Геттингене неожиданно согласились со всеми его требованиями, которые и сам И.Т. Майер считал несбыточными. Л. Эйлер, с большими хлопотами добившийся у короля полуторного жалования для И.Т. Майера, оказался в крайне неудобном положении. Единственная возможность быстро сгладить конфликтную ситуацию состояла в приглашении малоизвестного (т.е. податливого и нестроптивого) молодого ученого из провинциального университета, которого устраивал бы ординарный оклад. Выбор Л. Эйлера пал на Эпинуса, научный уровень которого он мог оценить по его письму с изложением результатов наблюдения прохождения Меркурия. Возможно, здесь сыграли свою роль рекомендации И.Т. Майера и И.А. Сегнера.

И уже во второй половине ноября по приглашению Л. Эйлера, Ф. Эпинус приехал в Берлин для личной беседы. Гостеприимно принятый семьей Л. Эйлера, он провел в Берлине почти месяц. В этом доме он познакомился с русскими учениками Эйлера, адъюнктами СПБ-ой Академии Наук С. Румовским и С Котельниковым. У Л. Эйлера сложилось самое благоприятное впечатление о молодом ученом, он представил Эпинуса Президенту П.-Л.-М. Мопертюи, и 12 декабря 1754 г. Ф. Эпинус, как приглашенный гость, впервые присутствовал на заседании Академии. Так состоялось приобщение магистра провинциального университета к кругу ведущих ученых Европы.

В Берлинской Академии.

10 апреля 1755 года в Собрании Королевской Прусской АН (приглашены Ф.У.Т. Эпинус и С. Румовский) "... г-н Эйлер предложил по поручению г-на Президента в качестве ординарного члена Академии по классу математики и астрономии г-на Эпинуса...", с перенесением избрания на неделю [4, S.211]. После узаконенной регламентом недели

"размышлений" выборы 17 апреля показали "общее одобрение", и с этого дня Ф. Эпи- *В [3, p. 327] вполне удовлетворительно изложен период биографии Ф. Эпинуса до его отъезда в Россию, что позволяет его в этой статье очертить лишь основными штрихами. Там же (р. 479497) приведена аннотированная библиография трудов Ф. Эпинуса.

нус с окладом 400 талеров в год стал официальным членом Академии. Класс математики и астрономии имел в своем составе шесть человек: двух математиков (Л. Эйлер и его сын И.А. Эйлер), двух астрономов (Ф. Эпинус и Ж. Хюбер) и двух военных.

Ф. Эпинус получил под свое начало одну из лучших обсерваторий мира (рис. 2) и начал готовить высокоточные наблюдения движения Луны, необходимые для проверки допустимости приближений, использованных И.Т. Майером при расчете его известных таблиц. На него же традиционно возлагался расчет календарей и времени астрономических событий по Берлинскому меридиану на последующие годы.

Недолгое, менее двух лет пребывание Эпинуса в Берлине можно охарактеризовать как период интенсивнейшей научной работы в самых разнообразных областях. За это время он шесть раз выступает с докладами на академических собраниях, касаясь проблем механики ("Об арках", 26 октября 1755 г.), астрономии ("О методе определения параллакса", 11 марта 1756 г.; "Сообщение по поводу эффекта параллакса в движении планет", 17 марта 1757 г.), математики ("О корнях алгебраических уравнений", 7 мая 1756 г.), теории оптических инструментов ("О микрометрах", 2 декабря 1756 г.), электричества ("Сообщение о новейших опытах по электричеству", 10 марта 1757 г.). Все они впоследствии были опубликованы. Природный талант, воспитание, интеллектуальные традиции семьи, активный научный старт, поддержка великого Эйлера, его пример, окружающая творческая атмосфера, казалось бы должны были приковать еще малоизвестного провинциала к Берлинской Академии, но он уже в начале 1756 года начинает искать пути перехода в СПБ-ю Академию Наук. Сделаем попытку вскрыть причины и осветить процедуру " утечки западноевропейских мозгов" в Россию.

По мнению автора [3, p.27] этой причиной была нетерпимость ортодоксально воспитанного Эпинуса к "офранцуженным" нравам Берлинской Академии. Более весомыми, однако, представляются соображения, касающиеся материального достатка и независимости в научной деятельности. И первое и второе в Берлине не имело перспектив.

Ситуация в СПБ-ой Академии рисовалась более обещающей в силу достоверности сведений о ней. Эти сведения приходили в г. Росток из общины евангелической (лютеранской) церкви Св. Екатерины, что на Васильевском Острове. Община получала денежную поддержку из Ростока, ее старостой в это время был выходец из Ростока купец Иохим Кремпиен, у него в доме проживал купец Готтлиб Христиан Эшенбах,

член той же общины ранее, чем с 1751 года. В небольшой по численности общине

(около 150 человек) пребывали вместе с семьями профессора СПБ-ой Академии Браун, Миллер, Фишер, Гришов, Штелин, Рихман, позднее - Сальхов. Членами общины были Шумахер и Тауберт, а также супруга М.В. Ломоносова. Вполне обосновано допустить,

что Г.Х. Эшенбах (выросший в Ростоке, брат жены старшего брата Ф.У.Т. Эпинуса) сообщал родственникам о быте и нравах в академической среде и в начале 1756 года выступил посредником в контактах Эпинуса и Миллера.

В июле 1756 года Л. Эйлер получил от Г.Ф. Миллера письмо, где тот заинтересованно спрашивал [5]: "...Что это за новый астроном в Берлине, о котором пишут газеты ? Может быть г-н Эпинус недостаточно силен в астрономии ? И он больше подойдет на должность профессора физики в нашей Академии ?...". СПБ-я АН искала физика на место Г.-В. Рихмана, погибшего от удара молнии в 1753 году. Эйлер ответил Миллеру [5], что " ... г-н Эпинус не только хороший астроном..., но и хороший физик.." и сообщил Эпинусу об этом запросе официального лица СПБ-ой Академии. Это предложение было очень лестно для Эпинуса, да и предлагаемое жалованье (860 рублей в год) утраивало его доходы (1 рубль 1,5 талера). Он обменялся письмами с Миллером и уже 3 августа 1756 г. Миллер ему писал [6,б]: "...Я высоко ценю доверие..., из которого можно усмотреть, что явившейся случай уже принес пользу. Теперь следует дать Вам доподлинные свидетельства Вашего намерения. Остальное должно потом следовать незамедлительно...". Подкрепив мнение Л. Эйлера об Эпинусе свидетельствами С. Котельникова и С. Румовского, вернувшимися в середине августа из Берлина, и получив на своем письменном докладе резолюцию Президента " На объявленных кондициях его Эпинуса выписывать граф К. Разумовский" [6,а] Миллер в сентябре послал Эпинусу в Берлин экземпляр пятилетнего контракта на русском языке и черновик экземпляра на немецком. Последний был собственноручно переписан Эпинусом, оба экземпляра подписаны и скреплены его печатью и 14 октября отправлены

в Санкт-Петербург. 26 октября их подписал Президент и Ф. Эпинус, пока что формально, стал членом СПБ-ой Академии. Покинуть Берлин, однако, он не мог, не получив отставки и королевского разрешения на выезд. Л. Эйлер сам хлопотал за Эпинуса перед королем, но желанный "абшит" был получен лишь весной 1757 года.

Осень 1756 г. была знаменательной для Ф. Эпинуса не только названными событиями, но и существенной переориентацией научных интересов - он начал исследования по

электричеству. Давний (но лишь с позиций пассивного наблюдателя) интерес к этой

проблеме был активизирован вниманием к ней в семействе Эйлеров (И.А. Эйлер лишь

год назад получил конкурсную премию СПБ-ой Академии за сочинение об "електрической силе причины"). Но главным побудительным мотивом, уверившим Эпинуса, что и в эту область науки он может внести нечто существенное, стал открытый им фундаментальный экспериментальный факт существования в природе естественных электрических диполей. Это общее явление было открыто Ф. Эпинусом на монокристалле турмалина (пироэлектрический эффект), на странное взаимодействие которого с легкими телами (частицы пепла и т.д.) обратил его внимание И.Г. Леман (1700 1767 г.г.) [7].

24 марта 1757 г. Ф. Эпинус последний раз присутствовал на собрании Берлинской Академии, после чего вернулся в Росток проститься с родственниками и друзьями и приблизительно 20 апреля выехал из Любека морем в Петербург, куда и прибыл 10 мая. Предваряя приезд Эпинуса Л. Эйлер в письме к Г.Ф. Миллеру от 5 апреля сообщал [5], что Эпинус уже в Ростоке и он очень сожалеет о потере, которую понесла Берлинская Академия в связи с отъездом Эпинуса. К письму были приложены

образцы шифров, полученные Эйлером из Базеля, которые он счел необходимым переслать Миллеру. Эпинус по приезде посетил известного математика Х. Гольдбаха, уже пятнадцать лет как отошедшего от дел Академии, и передал ему письмо Эйлера от 15 апреля, которое начиналось так : " Г-н профессор Эпинус, который имеет честь вручить это письмо, является не только моим очень хорошим другом, но имеет кроме своей основательной учености такие заслуги, которые дают мне основание считать, что

его знакомство с Вашим Высокоблагородием будет не неприятным и поэтому я осмеливаюсь рекомендовать его Вашему Высокоблагородию..." [8].

Миллер был хорошим знакомым Гольдбаха, а тот с 1742 г. возглавлял дешифровальную службу России.

  1   2   3   4

Похожие:

Статья посвящается светлой памяти моей матери iconКнига памяти
Светлой памяти воинов, отдавших жизнь в боях за Отчизну на Калужской земле, посвящается
Статья посвящается светлой памяти моей матери iconКнига памяти
Светлой памяти воинов, отдавших жизнь в боях за Отчизну на Калужской земле, посвящается
Статья посвящается светлой памяти моей матери iconКнига памяти
Светлой памяти воинов, отдавших жизнь в боях за Отчизну на Калужской земле, посвящается
Статья посвящается светлой памяти моей матери iconАлександр Мень История религии (том 1)
Светлой памяти великого христианского мыслителя Владимира Сергеевича Соловьева посвящается эта книга
Статья посвящается светлой памяти моей матери iconТехника хакерских атак Фундаментальные основы хакерства
Светлой памяти Сергея Иванова – главного редактора издательства "Солон" – посвящается эта книга
Статья посвящается светлой памяти моей матери iconВладимир Ткаченко-Гильдебрандт
Посвящается светлой памяти кубанца, журналиста, борца за казачьи права и потомственного казака Щербиновского куреня Михаила Матвеевича...
Статья посвящается светлой памяти моей матери iconКнига посвящается светлой памяти профессора Игоря Ивановича Лукашука
Охватывает, еще раз подчеркнем, совокупность правовых источников договорного и недоговорного характера
Статья посвящается светлой памяти моей матери iconРоберт Уилсон Смерть в Лиссабоне Роберт Уилсон Смерть в Лиссабоне Посвящается Джейн и моей матери
Я благодарю Майкла Биберстайна за исправление моих погрешностей в немецком и Анну Нобре де Гужман за проверку португальских реалий....
Статья посвящается светлой памяти моей матери iconСветлой памяти Николая Анатольевича Попова посвящается
Предложены следующие новые приёмы в технологии неавтоклавного пенобетона без наполнителей и заполнителей, а также изделий на его...
Статья посвящается светлой памяти моей матери iconНэнси Демосс «Ложь, в которую верят женщины»
Посвящается моей матери, которая понимает значение и силу истины и которая научила меня распознавать многие виды лжи
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница