А. Деборин философия и марксизм




Скачать 497.04 Kb.
НазваниеА. Деборин философия и марксизм
страница1/2
Дата19.03.2013
Размер497.04 Kb.
ТипСтатья
  1   2
А. Деборин ФИЛОСОФИЯ И МАРКСИЗМ.

Издание третье. Москва — Ленинград 1930

Из библиотеки Вячеслава Ильина, сайт «Ресурс». www.psy-nature.ru

Статья

ФРЕЙДИЗМ И СОЦИОЛОГИЯ1

I

Учение Фрейда получило широкое распространение среди известной части марксистов, которые полагают необходимым предпринять очередную ревизию марксизма с точки зрения психоанализа. Мы нисколько не намерены обвинять этих товарищей. в с о з н а т е л ь н о м с т р е м л е н и и к извращению марксизма. Они, конечно, вполне искренно убеждены в том, что психоанализ Фрейда способен о б о г а т и т ь марксизм новым содержанием. Но каковы бы ни были субъективные намерения марксистов-фрейдистов, их стремления «омолодить» марксизм посредством вливании в него «свежей» крови фрейдизма неминуемо ведут к полному извращению марксизма.

Учение Фрейда, представляет собою весьма сложный «комплекс» идей; но в настоящей связи нас интересует с о ц и о л о г и и фрейдизма, т. с. применение метода психоанализа к общественным явлениям. В целях выяснения этого вопроса мы считаем полезным подвергнуть разбору несколько работ» вышедших из-под пера фрейдистов и касающихся весьма жгучих актуальных проблем, как-то: проблемы капитализма, революции и коммунизма. Цюрихский пастор Оскар Пфистер— один из виднейших последователей Фрейда — выпустил недавно книжку, посвященную психологии капитализма2. Почтенный пастор, верный своей профессии, несет заботу о спасении человеческих душ. Неудивительно, что именно в психоанализе он нашел незаменимое оружие, которое дает духовному пастырю возможность «овладеть» душой своей духовной овцы. Таких «овец» или, попросту говоря, клиентов, которые обращаются за исцелением от своих недугов к пастырю Пфистеру, как он сам признается, немало. Но кругозор образованного цюрихского пастора не ограничивается «приходом». Свой «опыт» по части исцеления душ от власти злого духа он пытается применить к исследованию общественной формации — к капитализму.

В своём исследовании он исходит прежде всего из работ в области Макса Вебера и Вернера Зомбарта, которые утверждают, что религиозные системы в церкви оказали решающее влияние на выработку капиталистического духа и соответствующей ему хозяйственной системы Вебер и Зомбарт придерживаются того мнения, что условием поворота исторического развития в в сторону к а п и т а л и з м а явилось о г р а н и ч е н и е п о л о в о й жизни. Фома Аквинат, — говорит Зомбарт в своей книге «Буржуа», — требовал подчинения всех человеческих влечений, аффектов и деятельностей — разуму. В первую очередь отец церкви имел в виду ограничить половые влечения человека. Таким образом подготовлялся и складывался новый душевный строй, который и лёг в основу капитализма, который породил эту общественную систему. На место господства влечений и аффектов был поставлен разум, ставший отныне господином мира.

Одновременно с процессом «вытеснения» из человеческой души аффектов н влечений шел процесс р а ц и о н а л и з а ц и и душевной, а вместе с вей и всей о б щ е с т в е н н о й жизни. Тот же Фома способствовал своим учением развитию благопристойности и трудолюбия. Разгульная жизнь и мотовство им строго запрещались. Вот те элементы, из которых сложился так наз. «дух капитализма. Впрочем, в нашу задачу не входит изложение взглядов Вебера и Зомбарта на происхождение капитализма. Мы упомянули их лишь для того, чтобы показать, что взгляды Вебера и Зомбарта о влиянии кальвинизма, пуританизма и их моральных учений на возникновение капитализма служат для нашего фрейдиста исходным пунктом в его собственных построениях.

Добрый пастор Пфистер согласен с «социологической» постановкой вопроса у Вебера и Зомбарта. Он готов осчастливить человечество своей собственной теорией. Сущность классического капиталистического духа Вебер и Зомбарт усматривают в соединении ж а ж д ы д е н е г с х р и с т и а н с к и м о б р а з о м м ы с л е й. Такой подход к этой проблеме, — говорит Пфистер,-неправилен, ибо он исходит из слишком «интеллектуального» понимания процесса.

Моральные предписания и учения, которые должны служить п р и ч и н о й возникновения капитализма, являются выражением более глубоких душевных процессов и сил. Проблема капитализма в формулировке Пфистера сводится к следующему: как это случилось, что, в то время как в средние века церковь вместе с богом выступала против маммона, она впоследствии, в новое время подчинила бога маммону? Почему дух маммона победил бога, не смотря на то, что религиозный идеал противоречит жажде денег? Замечательная формулировка проблемы возникновения капитализма, неправда ли? Жаль, очень жаль, что К. Маркс написал свой «Капитал», не будучи знаком с таким глубокомысленным ученым, как Пфистер...

Для решения поставленной проблемы Пфистер обращается, как и следовало ожидать от ортодоксального последователя учения Фрейда ак анализу страдающего истерией субъекта. Мы нарочито приведем некоторые подробности, касающиеся этого истерика, того чтобы читатель убедился а научной «ценности» метода психоанализа, поскольку его применяют к объяснению общественных явлений.

Итак, субъект, о котором нам повествует пастор Пфистер, пожилой человек с лишком пятидесяти лет. Он усердно молится дважды я день — утром и вечером, — выше всего ставит набожность, но вместе с тем в нем сильно развита жажда наживы, он предаётся всевозможным спекуляциям, не останавливаясь перед уголовными преступлениями, раз этого требуют «дела». При этом он хорошо сознает свое моральное падение, хотя нисколько не страдает угрызениями совести.

В дальнейшем автор пространно рассказывает о жизни нашего «субъекта» и в результате приходит к тому выводу, что у этого истерика между ж а ж д о й н а ж и в ы и н е с п о с о б н о с т ь ю к л ю б в и (импотентностью) существует непосредственная связь.

Переходя от истерика к Кальвину, Пфистер пытается вскрыть общие между ними черты. В душе Кальвина скрывалась бессознательная, вытесненная из сознания, ненависть к отцу; в противном случае он не мог бы создать себе такого сурового и мрачного бога, каким был бог Кальвина. Истеричный субъект, которого Пфистер подверг анализу, также питал ненависть к отцу, что выражалось, между прочим, в его наглом поведении в отношении своих школьных наставников. Кальвин создал религию и мораль, в которых не нашлось места для любви. Но могучее половое влечение ищет себе, в случае невозможности нормального удовлетворения, ненормального выхода, что ведет к возникновению невроза н а в я з ч и в о с т и.

Следствием импотентности и невозможности нормального удовлетворения половых потребностей является чувство страха, которое мы одинаково встречаем как у Кальвина, так и у клиента Пфистера. Оба страдают также головными болями. Будучи, вытеснена из действительной жизни, любовь может быть перенесена на сверхъестественные объекты, — например в средние века на Иисуса и Марию. В случае невозможности такого перенесения возникает чувство страха. Так, у Кальвина сильно развит страх перед адом. Но есть и третья возможность, когда подавленная любовь находит свое выражение в определенном символе. «Дух капитализма» состоит именно в том, что деньги являются с и м в о л о м л ю б в и, они з а м е щ а ю т любовь, так как прямой путь к любви закрыт. Можно сказать таким образом, что капитализм есть навязчивый невроз, подобно религии, которая Фрейдом так и определяется, как у н и в е р с а л ь н ы й н а в я з ч и в ы й н е в р о з, ибо основным характерным признаком навязчивого невроза является то, что страдающий им отворачивается от действительности и обращается к символу, который должен замещать действительность или действительную любовь.

Первоначально деньги служат капиталисту стредством для таких целей, которые имеют быть осуществлёнными в действительности. Но для страдающего навязчивым неврозом его бессознательные символические действия являются самоцелью. Стало быть первоначальная фаза капитализма, которая Пфистером именуется р е л и г и о з н ы м капитализмом, ещё не вполне носит характер «навязчивого невроза». Но этот «религиозный» капитализм с течением времени превращается в свою противоположность — в а б с о л ю т н ы й к а п и т а л и з м, когда деньги становятся для капиталиста самоцелью. Этот процесс, — говорит наш автор, — совершается с психологической необходимостью, «Капиталистический дух» теряет свой первоначальный психологический, биологический и этический характер и превращается в «денежный дух» (Geldgeist).

Капиталистический дух обязан своим происхождением Кальвину, который «шествует впереди армии современных капиталистов». Этот «дух капитализма», поскольку он согласуется с этикой кальвинизма, — говорит Пфистер, — еще не отличается характером навязчивого невроза. Кальвин ориентировался еще ва действительность. Капитал призван прославлять имя бога, он имеет целью благо человека. Однако момент л ю б в и слишком слабо подчеркивается Кальвином; его этикой любовь уже «вытесняется», чем подготовляется превращение религиозного капитализма в абсолютный и светский капитализм.

Эта подготовка объясняется еще и тем, что между кальвинизмом и навязчивым неврозом существуют уже сходные психологические черты, выражающиеся в подавлении любви, что, в свою очередь, порождает чувство страха и малоценности, далее разбухание нашего я и символического действия, несознаваемые рассудком, но служащие для ослабления чувства страха. Все эти психологические переживания служат основанием для выработки духа светского капитализма в противоположность религиозному.

Религиозный же или классический капитализм характеризуется тем, что христианский бог составляет средоточие капиталистического хозяйства и что эгоистические стремления или страсти ему, классическому капитализму, чужды3.

В дальнейшем, когда бог низводится с престола, когда умножается число безбожников, класический капитализм превращается в светский, или «дух капитализма» вытесняется стремлением к наживе, жаждой денег.

Само собою разумеется, что наш пастор предпочитает «религиозный» капитализм светскому, ибо последний ведет к безбожию, к педению нравов и пр.. Мелкобуржуазная философия капитализма этого фрейдиста чрезвычайно характерна. Но об этом ниже. Пока же необходимо еще подчеркнуть, что О. Пфистер готов мириться я с «светским» капитализмом, ибо возможно, что капиталистическая форма хозяйства является технической необходимостью и соответствует человеческой природе и внешним обстоятельствам, — говорит он. Но он не допускает, чтобы человек всё-таки должен был быть рабом наживы. Он считает даже возможным и необходимым сочетать капитализм с социализмом духа. Как добрый пастырь, он готов пролить слезу по поводу страданий народа и сказать несколько горьких слов миллиардерам, живущим в роскоши и праздности. Но тут же спешит прибавить, что имеются капиталисты, которые признают и социализм, разумеется, не как экономическую систему, но как идею. Будучи одушевлены чувством ответственности и солидарности, такие капиталисты являются одновременно и социалистами по своим убеждениям.

В деле выработки современного капиталистического душевного склада решающую роль сыграло то обстоятельство, что ре л и г и о з н а я о с н о в а жизни была утеряна. При этом надо помнить, — проповедует добрый пастор, — что кто находит удовлетворение в земной жизни, тот не может найти пути к богу и никогда ве будет стремиться к более высоким духовным ценностям. Все великие деяния должны быть искуплены страданиями и трудом Где нет страданий и необходимости преодоления препятствий, там нет и религии. Часто религия исчезает также и вследствие того, что гнев против отца, земного переносится на отца небесного — бога.

Кальвинистический капитализм связан с потерей любви к богу и людям. Но все же светские интересы в первую эпоху капитализма были еще подчинены богу. В господства бога умеренность, скромность и набожность составляют основной тон жизни. Но кальвинистическое воспитание способствовало умерщвлению детской любви, вытеснению из души ребенка чувства наслаждения жизнью, жажды свободы и любви. Аскетическая мораль и религия кальвинизма подготовляли сами торжество маммонизма. К этому надо еще прибавить и то, что бездушная техника и материалистическая наука и философия пришли на помощь этому психологическому процессу неизбежного перехода к светскому капитализму, который носит на себе все черты навязчивого невроза, — заключает наш автор.

В самом деле, человек полагает обычно, что его погоня за деньгами совершается по его свободной воле. Но это не так. Стоит лишь захотеть такому человеку изменить свой образ жизни, как он убеждается в полной невозможности сделать это. Так как, благодаря вытеснению, нормальная и желательная деятельность не может быть выполнена, то б е с с о з н а т е л ь н о е создаёт символическую замену её и принуждает сознание выполнять то, что ему угодно.

Символы являются представителями других благ и ценностей, прямое и непосредственное присвоение которых в силу тех или иных причин запрещено. Символ замещает определённый вытесненный объект, так что если человек, например, стремится к наживе, то на самом деле деньги являются символом вытесненной из сознания любви... Над сознанием господствуют бессознательные силы, которые заставляют человека гнаться за символами, иллюзиями вместо того, чтобы овладеть непосредственно тем объектом, выражением которых эти символы являются. Отсюда следует, что вся капиталистическая формация представляет собою ложь и вместе с тем болезнь, от которой психоанализ может, повидимому, излечить человечество.

Итак, религиозному капиталисту присущ так наз. аскетический образ жизни, Его материальные потребности скромны и умерены. Все интересы и любовь человека переносятся на бога, который предохраняет от переоценки материальных благ. При светском капитализме предприниматель жажду наслаждения сосредоточивает на своей личности. Деньги становятся для него богом, т. е. высшим благом, в то время как первоначально высшим благом и целью дли человека был бог.

Если мы теперь снова вернемся к нашему истеричному субъекту, то мы вспомним, что он не питал уважения к отцу и своим учителям. Капиталисты тоже отвергли своего отца-бога. И подобно тому, как истерик стал крупным предпринимателем, т.е. цель своей жизни усматривал в наживе, накоплении денег по той причине, что любовь у него не могла винтя нормального выходя и он вынувшей был посредством «cвepxкомпенсации» заглушить и подавить в себе чувство своего ничтожества, малоценности, связанное с его неспособностью к любви, так и капиталист вообще потому гонится sa деньгами, что они являются символом вытесненной из сознания любви, способствуют заглушению в нём чувства страха и малоценности, как и возвышению его личности.

Но это не все. Оказывается, что истерик Пфистера отличается еще одной замечательной особенностью, которая имеет огромное значение. Он страдает з а п о р а м и... Отсюда Пфистер делает сногсшибательвое заключение, что существует причинное отношение между запорами и «духом маммонизма». При этом он определенно ссылается на Фрейда, который в своей работе «Характер и анальная эротика» указан на тесную связь, существующую между запорами и любовью к порядку и бережливостью. Что запоры приинино связаны с стремлением к наживе, доказывает то обстоятельство, — говорит Пфистер, — что у многих больных запоры ликвидируются а н а л и т и ч е с к и в том случае, когда «денежный дух» больного становится предметом беседы. Быть может, аналитический метод является превосходным средством лечения запоров, хотя мы продолжаем придерживаться того мнения, что против запоров слабительное является, пожалуй, лучшим средством, чем душеспасательные «аналитические» беседы о «денежном духе», но что для объяснения духа капитализма запоры, кроме разве поноса слов, ничего дать не могут, — в этом мы твердо убеждены.

Кроме приведенной, Пфистер склонен выдвинуть и другую теорию, которая, однако, не отличается большей вразумительностью. Первая изложенная нами теория базируется на том. что «денежный дух» является реакцией на принудительное религиозное воспитание и символической заменой подавленной в силу тех или иных условий любви. При этих условиях, как мы видим «денежный дух» является выражением болезненной организации человека. Нормальный же «денежный дух» связав с чувством малоценности и с эгоизмом. Этот тип людей не интересуется общественным благом, лишен также чувства любви к ближним. Они заботятся и вынуждены заботиться только об увеличении своих наслаждений и расширении сферы своей власти.
  1   2

Похожие:

А. Деборин философия и марксизм iconМихаил Михайлович Бахтин. Фрейдизм. Формальный метод в литературоведении. Марксизм и философия языка. Статьи

А. Деборин философия и марксизм icon9 Литература универсального содержания
...
А. Деборин философия и марксизм iconВопросы по философии для поступающих в аспирантуру
Философия как мировоззрение. Типы мировоззрения. Философия и ми­фология. Философия и религия
А. Деборин философия и марксизм iconЛекция V : Немецкая классическая философия Х i Х века Философия И. Канта Философские взгляды Г. Гегеля «Новая философия»
Возникновение античной философии, ее особенности и основные этапы развития
А. Деборин философия и марксизм icon1. Философия, её роль в жизни человека
Возникла философия в раннем классовом обществе из потребности обобщить весь опыт познания мира человека и сформировать целостную...
А. Деборин философия и марксизм iconБилет №1 Философия и мировоззрение: отношение «человек-мир». Роль знаний и ценностей в мировоззрении
Их убеждения, чувства и идеалы, определяющие жизненную позицию человека, принципы его поведения и ценностные ориентации. Всякое философия...
А. Деборин философия и марксизм iconКнига четвертая: Философия XX в
Европейская философия обратилась к проблеме человека в эпоху Возрождения и на заре нового времени. Но мыслители XX в сочли необходимым...
А. Деборин философия и марксизм iconЛ. И. Тетюев Наука и философия: поиск нового измерения
Пленарные доклады («Философия и научный метод») Целищева В. В., известного философа и логика, директора Института философии и права...
А. Деборин философия и марксизм iconВладивостокский государственный университет экономики и сервиса Департамент науки Отдел Аспирантуры тел. 42-14-14, e mail : aspirant opkvk @ vvsu ru
Объект философского познания, его особенности. Духовные истоки философии: филосфия и мифология; философия и религия; философия и...
А. Деборин философия и марксизм iconРабочая программа по дисциплине Философия и методология науки для специальности философия

Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница