История научного поиска и его результаты второе издание




НазваниеИстория научного поиска и его результаты второе издание
страница4/31
Дата31.08.2012
Размер4.68 Mb.
ТипКнига
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   31

5. ВОСПОМИНАНИЯ ЮНОСТИ


Потом мне посоветовали обратиться к заведующему кафедрой проблем механики Ленинградского университета Н.Н. Полехову. Встреча состоялась в Петровском зале старого здания университета на Васильевском острове.

С большим волнением я поднялся на второй этаж и зашел в длинный коридор, на стенах которого висели портреты великих ученых. Странное чувство охватило меня. Последний раз я ходил по этому коридору целый учебный год почти тридцать лет назад, учась на физическом факультете.

Тогда я боялся ходить по этому коридору, так сильно давил меня таинственный авторитет портретов великих ученых. Думалось, я из заброшенной и забытой богом Кубанской станицы, кто я? Никто. А тут - тут светила науки. Есть ли у меня совесть претендовать на близость к их уровню? Я чувствовал себя ничтожеством, проходя по этому длинному коридору под пристальными взглядами этих портретов. Нет, думаю, это не моя среда, не мое окружение, никогда я не смогу хоть как-то приблизиться к их уровню, а по сему учиться здесь - значит претендовать на то, чего у тебя нет и никогда не будет.

Я ненавидел лекции, которые читались в зале в конце этого коридора. Другое дело другие здания университета, там мне было легко и непринужденно, там не было "самозваных" контролеров моей совести.

Странные это были чувства. Они явились главной причиной моего ухода из университета по собственному желанию. При отсутствии троек в зачетной книжке я покинул университет, закончив первый курс физического факультета. До сих пор не могу толком понять до конца, какие силы увели меня из этого университета. Но в целом я благодарю судьбу за это. Ибо, окончив физический факультет университета, я получил бы такой заряд стереотипа мышления, который навсегда закрыл бы для меня тот путь поиска, по которому я сейчас иду.

И вот теперь я вновь вхожу в этот коридор. Еще на лестнице сознание отметило невзрачность стен, потолков и сводов, а когда вошел в зал, то был поражен всеобщей серостью стен. Видимо, давно не ремонтировали этот загадочный для меня коридор. Портреты висели, наверное, те же, но вид у них был серый, никаких красок, никакой яркости, как раньше, не было заметно. Все тускло, тускло и неприглядно. У окон группами стояли студентки и студенты, и тут же курили, о чем раньше и подумать нельзя было. Невзрачность длинного коридора меня поразила. Куда делся прежний блеск, загадочный и таинственный вид портретов, которые, можно сказать, выгнали меня из университета после успешного окончания первого курса в 1956?

С Николаем Николаевичем Полеховым состоялась теплая беседа, он взял переплетенный, по-моему, шестой или седьмой вариант рукописи и обещал дать отзыв. Через некоторое время я узнал, что его не стало.

Знакомство с сотрудниками экологической лаборатории в Москве оказалось для меня плодотворным. Один из них, Злобин В.Н., дал мне книгу А.А. Логунова "Лекции по теории относительности и гравитации". Беглое знакомство с этой книгой привело меня в немалое возбуждение и, даже, смятение.

Раньше я читал немало книг по теории относительности, но так и не мог понять связи этой теории с реальностью или убедиться в ее ошибочности. Меня сильно волновал вопрос: как связана разрабатываемая мною теория с теорией относительности? Ответа у меня на этот вопрос не было, и я не знал, где его искать. И тут, после прочтения нескольких страниц зародилась уверенность в том, что теперь-то я разберусь с этим вопросом. И не ошибся. Он не давал мне покоя в момент отдыха на море и в горах. В голове крутились идеи Логунова, Минковского, их математические модели. И, вдруг, в горах пришла ясность по очень важному вопросу: физическому смыслу математических символов преобразований Лоренца. Здесь же, за бревенчатым столом, на крутом берегу горной речки Киша, при свидетельстве величавой растительности Кавказского Государственного заповедника и бодрящей свежести горного воздуха я написал статью под названием "Единство относительности", которую и опубликовал через несколько месяцев. В ней показал невероятный результат: вывод преобразований Лоренца из преобразований Галилея. До этого такая операция считалась немыслимой, она противоречила многим устоявшимся взглядам.

Доказать несостоятельность этого вывода невозможно, и все физики, которых я потом знакомил с этим выводом, воспринимали его как непонятный курьез, но в суть никто из них не желал вникать.

Поскольку самым крупным авторитетом в интерпретации преобразований Лоренца был ректор МГУ академик А.А. Логунов, то я и отправил ему этот весьма необычный результат, который был неприемлем для тех, кто заражен вирусом стереотипного мышления. Этот вирус легко поражает не только бездумную толпу демонстрантов, но и маститых мужей науки. Странно было видеть нежелание разобраться с явными неясностями, тесно связанными с любимой областью исследований человека, к которому я обращался. Однако оказалось, что глубина поражения мышления этого человека вирусом стереотипного мышления настолько велика, что выйти из этого состояния он, как и абсолютное большинство других физиков, был не в состоянии. Он так и не изъявил желания встретиться со мной.

Подготовил статью по интерпретации преобразований Лоренца и отправил ее в журнал экспериментальной и теоретической физики и скоро получил ответ.

Глубокоуважаемый товарищ Канарёв! Сообщаю Вам, что редколлегия журнала вынуждена отклонить статью, так как ее содержание не соответствует современному состоянию науки".

Зав. редакцией Н.И. Янкелевич.

Аналогичные ответы получил из редакций журналов "Природа", "Наука и жизнь", "Знание сила", куда направлял статьи обзорного характера по результатам своих исследований.

Отважился, прошел дебри бюрократии, и отправил статью в Американский журнал "FOUNDATIONS OF PHYSICS" Ответили: "Сожалеем, но в любом случае публикуем статьи, написанные только на английском языке".

Перевел на английский. Ответ пришел такой:

"Я очень сожалею, но Вашу статью "Единство относительности" мы можем только обсудить... Она не имеет значимую фундаментальную важность и не преследует важные цели нашего журнала....

Мы благодарим Вас за Ваш интерес к фундаментальной физике и желаем Вам успеха в поиске подходящего форума для обсуждения Ваших интересных идей...

Так как копии Вашей статьи пересняты, то нужно ли вернуть ее? Правила нашей работы - экономия во всем, где только возможно.

Благодарю Вас за Ваше сотрудничество. В.Г. Гринвэлл».


6. ЗА ПОМОЩЬЮ В ЦК КПСС


Оставался еще один путь издания рукописи. Партия тогда правила еще всем и вся, и я решил обратиться в ЦК КПСС за помощью. Иван Кузмич Полозков - первый секретарь Краснодарского Крайкома КПСС принял меня приветливо. Я дал ему, по-моему, седьмой вариант переплетенной рукописи и попросил оказать содействие в ее издании.

Через некоторое время мне сообщили номер телефона помощника члена Политбюро ЦК КПСС Е.К. Лигачева и попросили связаться с ним.

К тому моменту у меня был готов уже восьмой вариант рукописи и я повез ее в Москву. Трипаков Владимир Тихонович - помощник Лигачева, принял меня весьма приветливо, все расспросил и не только посоветовал обратиться в отдел науки ЦК КПСС, но лично провел меня в этот отдел, представил меня зав. отделом естественных наук И.А. Рязанову, тот внимательно выслушал и сослался на то, что такие вопросы решает не ЦК КПСС, а Академия Наук СССР. Я сообщил, что мой результат противоречит теории Эйнштейна, поэтому там я правды не найду. Тут нужно вмешательство ЦК. Дайте указание издать мою книгу в виде гипотезы, и редакция, чтобы не брать на себя ответственность, пусть напишет предисловие и возложит всю ответственность на автора. Таким образом, и издательство, и ЦК КПСС будут выведены из под возможной критики. Эта идея Игорю Андреевичу, как мне показалось, очень понравилась и он согласился со мной, что это разумный выход, но для страховки проводил меня к зав. Отделом общественных наук Б.И. Шимякину.

- А разве в теорию относительности все еще верят? - удивленно спросил он после моих объяснений. - Мы считаем, что ученые уже разобрались, тем более теперь. Вы, наверное, знаете, что эту теорию и Логунов критикует. И вообще, если Вы следите за политикой, то, наверное, заметили установку А.Н. Яковлева. Помните, он сказал, что раньше было или - или, а теперь наступает пора, когда должно быть "и" и "и".

Не сразу я понял смысл этой простоты. Понимание пришло позже, когда агенты влияния, эксплуатируя бездарность руководства Великой страны с помощью подобной детской демагогии, развалили её на части.

В конце концов, я попал к инструктору отдела А.В. Шишкину, физику по образованию. Тот был также вежлив и спросил, кому надо направить мою рукопись в переплете на рецензию? Я подумал, подумал и решил, что лучше, если ее посмотрят последовательно академики Фролов и Логунов. Так и порешили.

Через месяц звоню Шишкину. "Фролов сразу отказался, сказав, что эту область науки курирует А.А. Логунов. Теперь Ваша рукопись у него. Ждите ответа".

Помощник Лигачева, видимо, знал, что в отделе науки ЦК КПСС возможны задержки и поэтому связал меня с ЦК ВЛКСМ, где через целую череду лиц меня свели с энергичным молодым физиком - Александром Михайловичем Курбатовым. Он передал мою рукопись на кафедру теоретической физики Московского государственного университета и посоветовал приехать через месяц за отзывом и одновременно рекомендовал мне доложить результаты своих исследований по месту его работы в математическом институте им. Стеклова.

Через месяц интересуюсь. "Приезжайте, - говорит - Вашу работу посмотрели и уже есть отзыв".

Зашли мы с Александром Михайловичем в обычную неопрятную академическую комнату со столами, шкафами, бумагами и доской, где можно было писать формулы.

- Знакомьтесь - представил меня Александр Михайлович. Я поздоровался. "Николай Николаевич Богомолов" - сказал один. "Дмитрий Яковлевич Петренко", - услышал я от другого.

-Это членкоры - дополнил Александр Михайлович.

Санкович Дмитрий Петрович был следующим и у меня на душе появилась радость. Наконец - то будет предметный разговор. Но к моему удивлению мои новые знакомые сразу же покинули нас. Стало ясно, что к поиску истины они не имеют никакого отношения. Ибо стремящийся к ней не упустит момента подискутировать о правильности пути к ней. Но у них, видимо, были другие заботы.

Александр Михайлович уверял, что они просматривали рукопись. Ничего не оставалось делать. Я повесил свои листы и Александр Михайлович со своим аспирантом начали выслушивать мой тщательно подготовленный доклад. Все, быть может, было не совсем плохо, но начал непрерывно звонить телефон. Александр Михайлович отвлекался и я свернул свое сообщение. Начали с его аспирантом рисовать графики на доске и обсуждать связь пространства со временем.

Потом в комнату вошел еще один физик, который, хотя и не слушал почти меня, но суть сказал сразу: "Вас не поймут. Вы доказываете, что преобразования Лоренца частный случай преобразований Галилея, а это невозможно, как невозможно из одной части чего-то целого сделать само целое".

Но ведь я защищаю не философскую концепцию, а элементарные геометрические преобразования, точность которых и логичность моих суждений легко проверить и согласиться с ними или доказать их несостоятельность. Этот аргумент не был принят во внимание. Мои собеседники не хотели вникать в детали моих логических суждений.

Потом я поехал с этим физиком в университет на физфак, где он вручил мне два анонимных, можно сказать почти хулиганских, отзыва.

С рукописью, переданной через ЦК КПСС лично Логунову, оказалось сложнее. Через многочисленные телефонные переговоры дело свелось к тому, что помощники А.А. Логунова порекомендовали мне выступить с сообщением на семинаре в институте ядерных исследований, где мне и возвратят рукопись.

С трудом нашел я этот институт. Присутствовало человек пятнадцать. Ваградов Георгий Михайлович выделил на все 1 час, из коих 10-15 минут на доклад информации, изложенной на 200 страницах машинописи. "Отзыв огласим Вам в конце семинара" - сказал он.

Я попытался сконцентрировать внимание на выявленном новом физическом смысле математических символов преобразований Лоренца, на замену синусоиды циклоидой в описании волновых процессов и на моделях фотона и электрона, которые следуют из этого.

Чувствовалось, что таких семинаров здесь было немало, меня слушали два, три человека, а остальные занимались беседами между собой. Потом начались вопросы вполне по теме, на них я давал ответы, следующие из результатов моих исследований. Оппоненты возмущались тем, что у меня время абсолютно. В их экспериментах с частицами оно замедляется на несколько порядков. На что я ответил, что все их эксперименты косвенные, и имеют много вариантов интерпретации, Вы же выбираете из этих вариантов тот, который согласуется с теорией относительности А. Эйнштейна и с преобразованиями Лоренца. Кто Вам сказал, что не существуют другие математические формулы с той же закономерностью, что и преобразования Лоренца, но по-другому интерпретирующие Ваши результаты?

Ведь преобразования Лоренца кинематические, а процесс взаимодействия элементарных частиц друг с другом и электромагнитными полями - динамический, в нем участвуют силы взаимодействия, значит надо искать динамические уравнения. Только тогда будут ясны причины того или иного поведения изучаемой элементарной частицы и только тогда можно найти правильное объяснение результатам экспериментов. Неужели это не понятно?

- Хорошо, - ответили мне. - У Вас есть такие уравнения?

-Пока нет, - был мой ответ. - Я еще не дошел до необходимости их поиска в своих исследованиях. Но у Вас такая необходимость уже давно созрела. Почему Вы не решаете эту задачу?

- Нас удовлетворяет то, что есть - ответили мне мои оппоненты.

Однако в России не все ученые были такими. Лишь позже я узнал, что с моими оппонентами сражался еще один искатель истины из далекой Тюмени. И.И. Смульский как раз такие уравнения получил, сделал по ним расчеты, которые подтверждают эксперименты на ускорителях, но интерпретируют их без привлечения постулатов эйнштейновских теорий относительности.

Разве могли признать эти замечательные результаты рыцари защиты авторитета Эйнштейна, а не истины? Конечно, нет. Потом один из участников дискуссии встал и возбужденно начал: "Как Вы не понимаете, замедление времени проверено многократно и считается истиной, не подлежащей сомнению".

На это, как я помню, я нашел не менее эмоциональный ответ: "Если учесть то, что я уже сказал Вам и тот факт, что в истории науки был такой период, когда считалось, что Земля держится на трех китах и по тем временам это тоже была истина, то можно ли останавливаться лишь на одной интерпретации?" - Раздался смех в зале.

В общем, я остался при своем мнении, а они - при своем, считая, что это не так потому, что не так. Удобный вариант замыкания логической цепи суждений.

В конце руководитель семинара сказал, что отзыв оглашать они не будут, а пришлют его мне вместе с рукописью.

Отзыв, но без рукописи получил примерно через три месяца.

Академия наук СССР. Институт ядерных исследований.

Направляем отзыв на Вашу работу "Начала реальных теорий движения" (Так был озаглавлен мною этот вариант рукописи).

В рецензируемой работе автор предлагает отказаться от применения в современной физике представлений о пространстве и времени, и заменить их так называемой аксиомой единства пространства-времени, под которой понимается обязательная зависимость пространственных координат от времени.

Автор утверждает, что в рамках этой аксиомы "рушится СТО". Утверждается, что преобразования Лоренца противоречат аксиоме единства и поэтому не соответствуют реальной действительности.

Ф. М. Канарёв предлагает вернуться к ньютоновским представлениям о пространстве и времени, и принципу относительности Галилея. Однако, какая-либо последовательная аргументация такого утверждения отсутствует, приведенные рассуждения неубедительны и апеллируют в основном к геометрической наглядности, которая сама по себе не может считаться доказательством. Но, главное, давно выяснено, что преобразования Галилея при больших скоростях движения противоречат наблюдаемым фактам, и напротив, следствия СТО прекрасно подтверждаются экспериментом (классические примеры, изложенные в учебниках - увеличение энергии и времени жизни движущихся частиц в точном соответствии с СТО). Однако автор уходит от обсуждения этого вопроса, ограничившись замечанием, что "эти эксперименты и их интерпретации выполнены за рамками аксиомы единства пространства-времени" (стр.164 рукописи). Такой подход вызывает недоумение, поскольку главным критерием истинности теории Ф.М. Канарёв предлагает считать соответствие теории не эксперименту, как это принято в естественных науках, а им же выдуманной аксиоме.

Ф.М. Канарёв отвергает физические уравнения, в которых пространственные координаты и время выступают независимо, как противоречащие его аксиоме. Таким образом, по аксиоме Ф.М. Канарёва неверными оказываются уравнения Шредингера, Максвелла, Дирака. Все это можно было бы принять всерьез, если бы такой отказ автор снабдил аргументированным анализом причин и предложил бы что-нибудь взамен, столь же хорошо описывающее всю совокупность имеющихся экспериментальных данных. Однако, ничего этого в рукописи нет. Есть только умозрительные и туманные аналоги, проведенные между процессами микромира и классической механикой, которые не служат доказательством.

В целом же претензии Ф.М. Канарёва на пересмотр основ современной физики нельзя признать обоснованным.

Кандидат физико-математических наук ....... С.А. Кулагин.

К рецензии присоединяются также участники семинара Отдела теоретической физики ИЯИ, на которой обсуждалась работа Ф.М. Канарёва.

Копия аналогичного отзыва, направлена академику А.А. Логунову доцентом кафедры квантовой теории и физики высоких энергий, физического факультета МГУ В.И. Денисовым.

Странно, подумалось, все, что изложено в рукописи, отвергнуто, а саму рукопись не вернули. Звоню в ЦК КПСС А.В. Шишкину, объясняю ситуацию.

Он обещает добиться от А.А. Логунова возврата рукописи.

Прошло несколько месяцев, звоню еще раз. Результат тот же. Еду в Москву, обзваниваю всех. Никто не знает, куда девалась рукопись. А.В. Шишкина в этот момент не было в Москве.

В следующий приезд захожу к нему и говорю: "Я лично Вам, здесь, в ЦК КПСС дал рукопись, верните мне ее, пожалуйста. Она содержит большое количество результатов моих исследований, которые еще нигде не опубликованы". Он вновь пообещал найти рукопись. Я тоже не стал ждать и вновь звонил в МГУ, и объединенный институт ядерных исследований (ОИЯИ). Но все безрезультатно.

Между тем копия одного из моих писем в ЦК КПСС оказалась в Главной редакции научно-технической литературы, откуда я получил такой ответ.

Уважаемый т. Канарёв Ф.М.!

Главная редакция научно-технической литературы рассмотрела письмо, направленное Вами в ЦК КПСС с просьбой издать Вашу рукопись "Новый анализ проблемных задач механики" и сообщает, что решением Коллегии Госкомитета СССР издательствам предоставлена полная самостоятельность в формировании тематических планов выпуска литературы. В связи с этим окончательное решение об издании рукописи принадлежит только издательству.

Одновременно сообщаем, что Госкомиздатом СССР утверждено "Положение о порядке выпуска книг за счет средств автора", который ему предоставляет право издания своего произведения через издательство за собственные средства.

Кроме того, можно использовать и право на депонирование рукописи, что, как известно, приравниваться к ее публикации.

Заместитель главного редактора главной редакции научно - технической литературы ... А.К. Бурцев

Что ж, последний совет перевел проблему в разряд последнего шанса. Своих денег на издание книги у меня не было и я начал готовить новый вариант к депонированию. К этому моменту я имел уже отзыв доктора физико-математических наук Владимира Георгиевича Демина, профессора кафедры теоретической механики МГУ.

Первая встреча состоялась с ним в 1971 г., когда я писал докторскую диссертацию. Неясность при решении одной задачи с применением уравнений Лагранжа, привела меня тогда на эту кафедру и свела с Владимиром Георгиевичем.

Следующая встреча состоялась осенью 1987 г. в Дагестане г. Махачкала. Там проходил зональный семинар, посвященный 300-летию "Математических начал натуральной философии" Исаака Ньютона. После обстоятельных докладов, связанных с юбилейной датой, предоставили слово мне. Свое сообщение я посвятил работе законов Ньютона в микромире. Получасовое сообщение получилось эмоциональным и, как потом мне говорили, весьма убедительным. Среди заданных мне вопросов был и такой: "Как Вы думаете, как бы поступил Ньютон после столь интересного сообщения?" Не знаю почему, но меня опередил председательствующий, который сказал так: "Наверное, удалился бы в свою лабораторию для углубления полученных результатов".

В перерыве подошел Владимир Георгиевич Демин с вопросом: "Почему не публикуете результаты?" "Нет отзыва" - был мой ответ. "Я дам Вам отзыв, только имейте в виду, те силы, которые стоят на пути к истине, не позволят Вам издать эту работу в центре. Попытайтесь сделать это у себя в Краснодаре. Эти силы не остановятся ни перед чем, имейте это в виду и будьте осторожны".

К этому моменту я уже владел кое-какой информацией о силах, упомянутых Владимиром Георгиевичем, и поэтому его намек понял отчетливо.

Предупреждение имело под собой почву. После отказа американского журнала опубликовать мою статью о несостоятельности Специальной Теории Относительности, творцом которой был А. Эйнштейн, его имя, с подчеркиванием его величия вновь замелькало в наших газетах, невзначай упоминалось в различных телепередачах, а в США был организован аукцион по продаже одной его рукописи. Как сообщили, ее приобрел за миллион долларов некто, пожелавший остаться неизвестным.

Приступая к поиску истины, я полагал, что истина для всех священна и поэтому имеет только друзей. Человек от рождения стремится познать истину. Это врожденное стремление, думал я. Доказательством этого служило только что (5.9.1995) полученное мною письмо из США. Там уже сформирована группа ученых по разработке космического корабля для межзвездных полетов и меня приглашают принять в этом участие. Хорошее предложение, но надо внести 25 долларов, то есть пятую часть зарплаты. А это для меня пока не под силу. Однако постепенно стало выясняться, что в мире немало людей, в том числе и ученых, которые люто ненавидят тех, кто ищет истину. Это шокировало меня и я начал знакомиться с этим явлением. К тому моменту у меня была обширная переписка. Из Новосибирска прислали такой сюжет о врагах истины.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   31

Похожие:

История научного поиска и его результаты второе издание iconПоппер К. Открытое общество и его враги. Т. 1: Чары Платона. Пер с англ., под ред. В. Н. Садовского
Первое издание — 1945. Второе издание (переработанное) — 1952. Третье издание (переработанное) — 1957. Четвертое издание (переработанное)...
История научного поиска и его результаты второе издание iconКультура Социогуманитарные исследования Издание второе, дополненное
Борисов С. Б. Человек. Текст. Культура. Социогуманитарные исследования. Издание второе, дополненное. – Шадринск, 2007 – 556 с
История научного поиска и его результаты второе издание iconЛефевр В. А. Конфликтующие структуры. Издание второе, переработанное и дополненное
Источник сканирования: Лефевр В. А. Конфликтующие структуры. Издание второе, переработанное и дополненное. — М.: Изд-во «Советское...
История научного поиска и его результаты второе издание iconУчебное пособие Издание второе, переработанное и дополненное
Комаровский Ю. А. Использование различных референц- эллипсоидов в судовождении: Учеб пособие. Изд второе, перераб и дополн. Владивосток:...
История научного поиска и его результаты второе издание iconЦели и задачи курса «История экономических учений» Цель изучения курса «История экономических учений»
Х1х-хх вв.; основных представителей ведущих научных школ и направления их научного поиска, а также значение их исследования для современной...
История научного поиска и его результаты второе издание iconУтверждаю Начальник Госэнергонадзора Б. П. Варнавский 7 мая 1992 года Согласовано с Советом Федерации
Второе издание вышло в 1972 г. Настоящее 3-е издание переработано и дополнено на основании новых стандартов и других нормативных...
История научного поиска и его результаты второе издание iconСписок используемой литературы Кикоин А. К., Кикоин И. К. Общий курс физики. Молекулярная физика. Издание второе, переработанное М. 1976
Кикоин А. К., Кикоин И. К. Общий курс физики. Молекулярная физика. Издание второе, переработанное М. 1976. 480 с
История научного поиска и его результаты второе издание iconМетодическое пособие по выполнению дипломной работы. Часть «Общие правила выполнения текстовой и графической документации». Издание второе, переработанное.
Герасимова, Л. А., Пустарнакова, С. А. Дипломное проектирование: Методическое пособие по выполнению дипломной работы. Часть «Общие...
История научного поиска и его результаты второе издание iconСудебная медицина в лекциях издание второе (дополненное и переработанное)
Лекция V. Танатология Стр
История научного поиска и его результаты второе издание iconДвуликий янус (о природе творческой личности) 2-ое издание
Интерес читателей к первому изданию книги «Двуликий Янус (о природе творческой личности)», опубликованной в 1996 г малым тиражом...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница