Роль украины в восточном векторе европейской политики безопасности в контексте отношений ес-россия




Скачать 110.27 Kb.
НазваниеРоль украины в восточном векторе европейской политики безопасности в контексте отношений ес-россия
Дата09.03.2013
Размер110.27 Kb.
ТипДокументы

НП «СИБИРСКАЯ АССОЦИАЦИЯ КОНСУЛЬТАНТОВ»

http://sibac.info



РОЛЬ УКРАИНЫ В ВОСТОЧНОМ ВЕКТОРЕ ЕВРОПЕЙСКОЙ ПОЛИТИКИ БЕЗОПАСНОСТИ В КОНТЕКСТЕ ОТНОШЕНИЙ ЕС-РОССИЯ

Зарембо Екатерина Валерьевна

аспирант Национального института стратегических исследований, г. Киев, Украина

Е-mail: zarembo@iwp.org.ua


В условиях оживленной дискуссии об откате демократии в Украине, интриги переговоров о Зоне свободной торговли с Европейским Союзом и всеобщем отвлечении внимания от восточных соседей Европейского Союза (ЕС) на Северную Африку, ориентация Украины в сфере безопасности и обороны практически исчезла с повестки дня. С тех пор как Украина провозгласила «внеблоковый» статус в 2010 году, международное сотрудничество страны в сфере безопасности ускользало от внимания экспертов и политиков.

Тем не менее, этот вопрос вряд ли стоит упускать из виду. В течение многих лет Украина была партнером ЕС в сфере безопасности, в частности в сфере Общей политики безопасности и обороны (ОПБО) ЕС. При этом, безопасность и оборона являются важными компонентами ее европейской интеграции. Однако, в настоящее время исследователи отмечают тревожную тенденцию: Европейский Союз, желая сохранить проевропейский вектор внешней политики Украины, стремится к сотрудничеству и сближению с Россией в сфере безопасности, таким образом исключая Украину из зарождающейся европейской архитектуры безопасности.

Проблематика деятельности Украины в сфере Общей политики безопасности и обороны Европейского Союза описывалась в работах таких исследователей, как В. Горбулин [1], О. Литвиненко, О. Хилько [7], Я. Тимкив, Т. Сауляк, О. Скипальский, В. Хандогий, К. Кононенко. Общую политику безопасности и обороны ЕС в целом и ее восточный вектор в частности анализируют такие ученые, как В. Самохвалов [20], Б. Тонра, Р. Янгс, А. Хафф, Й. Бунстра и другие. Однако их наработки концентрируются либо на взаимодействии России и ЕС, либо на сотрудничестве Украины и ЕС в сфере ОПБО, не уделяя внимания влиянию одних двусторонних отношений на другие. Эта статья направлена на заполнение этого вакуума в российском, украинском и зарубежном политологическом дискурсе. Целью данной статьи является анализ сотрудничества Украины и России с Европейским Союзом в сфере безопасности и влияния российско-европейского взаимодействия на интеграцию Украины в европейское пространство безопасности и обороны.

На фоне «внеблокового» статуса Украины, который на законодательном уровне исключает интеграцию Украины в любой союз по безопасности и обороне (в частности, НАТО) [3], сотрудничество Украины и ЕС в сфере ОПБО приобретает дополнительное значение. Украина, как не член Европейского Союза, по определению не может быть частью ОПБО, но присоединение Украины к заявлениям и конвергенция ее политики с политикой ЕС может быть функциональным инструментом для европейского развития Украины.

С 2005 г. Украина имеет привилегированный статус в рамках ОПБО [17, c. 20]. Украина, вместе с Республикой Молдова (РМ), имеет право присоединяться к заявлениям и решениям ЕС в рамках Общей внешней политики и политики безопасности ЕС. Этот механизм традиционно применяется к странам-кандидатам на членство в ЕС, чтобы у них было достаточно времени для адаптации к правилам и механизмам ОПБО, а также к Исландии, Норвегии и Лихтенштейну как членам Европейской экономической зоны. Право Украины на присоединение к декларациям ЕС в рамках Общей внешней политики и политики безопасности было подтверждено в Повестке дня ассоциации, временном соглашении между Украиной и ЕС, которое действует до вступления в силу Соглашения об ассоциации [13, c. 10]. Также Украина подписала Соглашение о процедурах безопасности, которые касаются обмена информацией с ограниченным доступом в 2005 г. В 2008 г. Парламент Украины ратифицировал Соглашение между Украиной и ЕС, которое регулирует участие Украины в операциях ЕС по кризисному урегулированию [12, c. 4].

На сегодняшний день Украина имеет позитивную историю присоединения к общим дипломатическим позициям ЕС: согласно отчету, представленного Кабинетом Министров Украины в марте 2010 г. по имплементации выполнения Повестки дня ассоциации Украина-ЕС, Украина присоединилась к 90% позиций ЕС (2322 из 2594-и) [15, с. 7]. В течение последующего года Украина продолжила политику присоединения: государство подписалось под 423-мя заявлениями ЕС [22, c. 13].

Украина является одним из 14 третьих государств (вместе с Албанией, Анголой, Канадой, Чили, Хорватией, Македонией, Исландией, Черногорией, Новой Зеландией, Норвегией, Швейцарией, Турцией и США) и единственной из стран Восточного партнерства, которое принимает участие в текущих миссиях и операциях ЕС [11, c. 14]. В данный момент Украина принимает участие в полицейской миссии ЕС в Боснии и Герцеговине, а также в операции АТАЛАНТА.

Наряду с ЕС Украина настаивает на решении «замороженных» конфликтов в регионе на основе территориальной целостности Грузии, РМ и Азербайджана [9]. Кроме того, Украина играет одну из ключевых ролей в решении Приднестровского конфликта – проблемы, которая является приоритетной для сотрудничества Украины и ЕС в сфере внешней политики и политики безопасности. С 1994 г. Украина, так же, как и Россия, является посредником в Приднестровском конфликте – единственном «замороженном» конфликте, который находится непосредственно на границе с ЕС [6, c. 27]. Благодаря общей границе с Приднестровьем и значительной украинской общине в регионе Украина является жизненно необходимой для разработки плана по урегулированию конфликта. Именно Украина пригласила Европейский Союз и США стать наблюдателями в процессе урегулирования конфликта в формате «5+2» [6, c. 18]. Миссия ЕС по оказанию помощи на границах Республики Молдова и Украины была реализована по просьбе Украины и РМ.

Таким образом, по глубине сотрудничества в сфере безопасности с ЕС Украина является лидером среди восточных соседей Европейского Союза.

На таком фоне отношения России и ЕС в сфере безопасности кажутся гораздо более сложными. Официальная Москва никогда не старалась синхронизировать свою внешнюю политику с ЕС – наоборот, ее политика часто шла вразрез с позицией ЕС.

Россия признала независимость Южной Осетии и Абхазии и предоставляет значительную экономическую поддержку Приднестровскому региону [2]. Россия также до сих пор не вывела свои войска из Приднестровья (согласно Стамбульским договоренностям 1999 года) и Грузии (после подписания с ней мирного договора в 2008 году при посредничестве Президента Франции Николя Саркози).

Кремль также критиковал Восточное партнерство, воспринимая восточный проект ЕС как угрозу «сфере привилегированных интересов» [8]. Отношения между Россией и ЕС существенно ухудшились после войны в Грузии в 2008 г., а Мониторинговая миссия ЕС в Грузии была начата как раз вследствие российско-грузинской войны. Как утверждают аналитики Института исследований в сфере безопасности Европейского Союза, «Брюссель и Москва занимают диаметрально противоположные позиции практически по всем вопросам, важным для глобальной безопасности» [19].

И все-таки Россия, а не Украина, является ключевым партнером в сфере безопасности для Европейского Союза. Стратегия безопасности ЕС определяет Россию как ключевого игрока, с которым он стремится к достижению отношений стратегического партнерства [21, c. 14]. С начала существования ОПБО в 1999 г. уже к 2001 г. Россия имела самые развитые отношения с ЕС в рамках ОПБО, чем любая другая третья страна. С того же времени Россия имеет ежемесячные консультации с Комитетом ЕС по вопросам политики и безопасности, главным органом принятия решений ОПБО [18, c. 1].

Сначала Россия отнеслась к ОПБО позитивно, видя в ней удобный формат сотрудничества, поскольку, в отличие от НАТО, ЕС не имела ни ресурсов, ни амбиций подчинить российские вооруженные силы. Однако вскоре Кремль начал выражать неудовольствие тем фактом, что, по его мнению, ЕС не видел в России равного партнера и не стремился к созданию общего консультационного формата [20, с. 21-22]. С другой стороны, Украина не возражала против синхронизации политических решений, усматривая в этом возможность показать себя как надежного партнера в вопросах безопасности. В июне 2010 г. генерал Хакан Сирен, председатель Военного комитета ЕС, упомянул о желании России играть роль «реального партнера» в миссиях ОПБО и указал на текущие переговоры об этом вопросе с Россией и Украиной [10, c. 1].

Такие переговоры пока что оказались плодотворными только для России. Рассмотрев предложение Президента России Дмитрия Медведева о новой европейской архитектуре безопасности, Германия выдвинула идею о Комитете Россия-ЕС по вопросам внешней политики и безопасности на уровне Высокого представителя ЕС по иностранным делам и политике безопасности Кэтрин Эштон и Министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова. Предложение обсудили во время встречи Канцлера Германии Ангелы Меркель и Президента Медведева в Мезеберге в 2010 г. [4]. В обмен на создание такого органа в Германии ожидали, что Россия приложит усилия к скорейшему урегулированию приднестровского конфликта. Несмотря на статус посредника, идентичный российскому, Украина не была приглашена к столу переговоров.

Спустя год, в проекте не наблюдается значительного прогресса из-за ряда причин. С одной стороны, 27 стран-членов ЕС не имеют согласованной позиции по Комитету. С другой стороны, Россия не согласна с предложенным порядком действий: Германия предлагает, чтобы Комитет был создан после российских шагов к урегулированию конфликта, а Россия предпочла бы решать приднестровский вопрос уже в рамках Комитета.

Официально Украина всецело поддерживает любые шаги, которые способствуют решению приднестровского конфликта при условии сохранения территориальной целостности РМ. Однако некоторые украинские дипломаты отмечают, что такой орган мог бы оказаться новой структурой безопасности в Европе и серьезно конкурировать с НАТО, ОБСЕ или ОПБО. Украина воспринимает ЕС как посредника между собой и Россией, поэтому если в какой-то момент Москва и Брюссель договорятся о совместном формате по вопросам безопасности, Украина не смогла бы защитить собственные интересы в этой сфере.

Запуск Европейской службы внешнеполитической деятельности после вступления в силу Лиссабонского договора не оказали значительного влияния на отношения Украины и ЕС в сфере безопасности. Украина не является приоритетом для Высокого представителя ЕС по иностранным делам и политике безопасности Кэтрин Эштон. Ее первый визит в Украину в новой должности оказался неблагоприятным для ее карьеры, поскольку она предпочла присутствовать на инаугурации Президента Украины Виктора Януковича 24 февраля 2010 года председательству на первом заседании министров обороны стран-членов ЕС после вступления в силу Лиссабонского договора [14]. Критика, которой министры Европейского Союза подвергли леди Эштон, негативно сказалась на ее дальнейшем диалоге с украинской стороной: ее следующий официальный визит в Украину, назначенный на 1-2 марта 2011 г., был отменен вследствие волны революций в Северной Африке и на Ближнем Востоке [5].

Однако, в 2010 году визиту Эштон в Киев предшествовал ее визит в Россию. Она также присутствовала на Саммите Россия-ЕС, который проходил в Ростове-на-Дону летом того же года и впоследствии имела несколько встреч с Сергеем Лавровым. Несмотря на разногласия по многим вопросам, начиная с проблемы соблюдения прав человека и заканчивая политикой по отношению к Ирану и «замороженным конфликтам» в Европе, Кэтрин Эштон и Сергей Лавров сделали совместное заявление по ситуации в Северной Африке и на Ближнем Востоке [16]. На сегодняшний день такие проявления партнерства недоступны для украинского политического руководства. Ключевая коммуникация между Украиной и ЭС проходит через Президента Европейской Комиссии Жозе Мануеля Баррозу и Комиссара ЕС по вопросам расширения и Европейской политики соседства Штефана Фюле, который, в отличие от леди Эштон, является в Киеве частым гостем.

ВЫВОДЫ И РЕКОМЕНДАЦИИ

Есть ли у Украины основания действительно беспокоиться по поводу сближения Россия-ЕС в сфере безопасности? Украинские дипломаты считают, что на сегодняшний день Украина глубже интегрирована в пространство безопасности ЕС, чем Россия. Они приветствуют сближение между ЕС и Россией, но обеспокоены тем, что оно может стать препятствием для отношений Украина-ЕС.

Трудно спорить с тем, что геополитический вес России и Украины очень отличается. Точно так же отличается и характер их отношений с ЕС в сфере безопасности: в то время как Россия может быть для ЕС только партнером, Украина надеется полностью интегрироваться в его структуры. Когда Украина и ЕС подпишут Соглашение об ассоциации, для официального Киева откроется больше возможностей сотрудничества с ЕС в сфере безопасности, в том числе финансовых. Украинское правительство может использовать их для продвижения сотрудничества в сфере безопасности, вплоть до преподнесения их как «истории успеха» в отношения Украина-ЕС.

В свою очередь, ЕС должен показать Украине, что его сотрудничество с Россией не влияет на прогресс в его отношениях с Украиной. Поскольку в сфере ОПБО сотрудничество с Украиной длится уже много лет, ЕС мог бы дать им хотя бы риторическую позитивную оценку. Это было бы эффективным и бесплатным способом, с одной стороны, повысить привлекательность ЕС в Украине, а с другой – продемонстрировать, что, несмотря на «внеблоковый» статус, Украина активно задействована в европейских проектах безопасности. Если ЕС ищет в восточном регионе истории успеха, привлечение Украины к созданию европейской архитектуры безопасности может быть путем к ним.


Список литературы:

  1. Безпека України - 2010 : геополітичний вимір / Громадсько-політичне об’єднання "Український форум"; [під ред. В.П. Горбуліна, А.М. Зленка, Г.К. Крючкова, В.П. Семиноженка]. – Київ, 2007. – 128 с.

  2. Гусев А. Долг Приднестровья за газ достиг 1,8 млрд. долларов / Новый Регион – Москва. – 23.12.2008 – [электронный ресурс] – Режим доступа. – URL: http://www.nr2.ru/moskow/213606.html

  3. Закон України «Про засади внутрішньої та зовнішньої політики» від 01.07.2010 № 2411-VI // Верховна Рада України. – 2010. – 1 июля. – [электронный ресурс] – Режим доступа. – URL: http://zakon.rada.gov.ua/cgi-bin/laws/main.cgi?nreg=2411-17

  4. Меморандум по итогам встречи Президента России Д. Медведева и Федерального канцлера Германии А. Меркель 4–5 июня 2010 года, г. Мезеберг / Президент России. – 2010. – 5 июня. – [электронный ресурс] – Режим доступа. – URL: http://news.kremlin.ru/ref_notes/575

  5. Сидоренко С. Визит Кэтрин Эштон в Киев сорвался из-за революций в Северной Африке / КоммерсантЪ. – № 29. – 24.02.2011. – [электронный ресурс] – Режим доступа. – URL: http://www.kommersant.ua/doc.html?DocID=1590718&IssueId=7000697

  6. Сценарії розвитку придністровського конфлікту. Виклики Європейській безпеці // Інститут світової політики. – Київ, 2011. – 134 с.

  7. Хилько О.Л. Безпековий потенціал Європейської політики сусідства // Актуальні проблеми міжнародних відносин: Збірник наукових праць / Київський нац. університет ім. Тараса Шевченка, Ін-т міжнародних відносин. – Київ, 2006. – Вип. 63, ч. 2. – С. 24-29.

  8. Шеффер С. Россия и Восточное партнерство: от игры с нулевой суммой к позитивной сумме / Иносми.ру. Все, что достойно перевода. – 03.02.2010. – [электронный ресурс] – Режим доступа. – URL: http://www.inosmi.ru/europe/20100203/157957210.html

  9. Янукович: Україна буде втручатись у «заморожені конфлікти» / Інформаційне агентство «Регіональні новини». – 28.04.2011. – [электронный ресурс] – Режим доступа. – URL: http://regionews.com.ua/zakordonom/3426-yanykovich?tmpl=component&print=1&page=

  10. Bloching S. Parliamentary Update / SEDE Subcommittee. – 2010. – 24 June. – 4 p. – [электронный ресурс] – Режим доступа. – URL: http://www.isis-europe.org/pdf/2010_artrel_530_epupdate-sede-24june10.pdf

  11. Council Conclusions on CSDP / 3009th FOREIGN AFFAIRS Council meeting // Council of the European Union. – Luxembourg, 2010. – 26 April. – [электронный ресурс] – Режим доступа. – URL: http://www.consilium.europa.eu/uedocs/cms_data/docs/pressdata/EN/foraff/113996.pdf

  12. Exchange of EU classified information (EUCI) with third States and international organisations // Information Note of the Council of the European Union / Council of the European Union. – Brussels, 2009. – 18 March. – 19 p.

  13. EU-Ukraine Association Agenda // European Commission – External Relations. – 2009. – 13 p. – [электронный ресурс] – Режим доступа. – URL: http://www.eeas.europa.eu/ukraine/docs/2010_eu_ukraine_association_agenda_en.pdf

  14. French minister lashes out at Ashton Ukraine visit / Euractiv.com – 26.02.2010. – [электронный ресурс] – Режим доступа. – URL: http://www.euractiv.com/en/foreign-affairs/french-minister-lashes-ashton-ukraine-visit-news-289533

  15. Information on the EU-Ukraine Association Agenda implementation // Кабінет Міністрів України. – 2010. – 30 марта.

  16. Joint statement by EU High Representative Catherine Ashton and Mr Sergey Lavrov, Foreign Minister of Russia on the situation in North Africa and the Middle East // Press release / The Official Website of the European Union - Brussels, 2011. – 24 February. - [электронный ресурс] – Режим доступа. – URL: http://europa.eu/rapid/pressReleasesAction.do?reference=MEMO/11/118

  17. Lefevbre, M. France and the European Neighbourhood Policy. // Foreign Policy in Dialogue. The New Neighbourhood Policy of the European Union. – Volume 7. – Issue 19. – P. 17 – 25.

  18. Rontoyanni C. Russian and Ukrainian Views of the European Security and Defense Policy // Colloque CERI. – 2002. – 1 July. – 6 p. – [электронный ресурс] – Режим доступа. – URL: http://www.ceri-sciencespo.com/archive/july02/colloque/papercr.pdf

  19. Russia // Institute for Security Studies. – [электронный ресурс] – Режим доступа. – URL: http://www.iss.europa.eu/research-areas/russia/russia/

  20. Samokhvalov V. Relations in the EU-Russia-Ukraine Triangle: “Zero-sum game” or not? // Occasional Paper # 68 / European Union Institute for Security Studies. – 2007 – 43 p.

  21. A Secure Europe in a Better World. European Security Strategy. – Brussels, 2003. – 12 December. – 14 p. – [электронный ресурс] – Режим доступа. – URL: http://www.consilium.europa.eu/uedocs/cmsUpload/78367.pdf

  22. Third interim report by the civil society’s monitoring of implementation of EU-Ukraine association agenda priorities 2011 / The International Renaissance Foundation. – 2011. – 25 p.



Материалы международной заочной научно-практической конференции

«ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ: СОЦИОЛОГИЯ, ПОЛИТОЛОГИЯ, ФИЛОСОФИЯ, ИСТОРИЯ»

04 ИЮЛЯ 2011 Г.


Похожие:

Роль украины в восточном векторе европейской политики безопасности в контексте отношений ес-россия iconЛилла роль вышеградской группы в формировании общей энергетической политики евросоюза
Работа выполнена на кафедре европейской интеграции Московского государственного института международных отношений (Университета)...
Роль украины в восточном векторе европейской политики безопасности в контексте отношений ес-россия iconГосударственный классификатор украины классификатор профессий дк 003-95 предисловие
Разработан научно-исследовательским институтом социально-трудовых отношений Министерства труда и социальной политики Украины при...
Роль украины в восточном векторе европейской политики безопасности в контексте отношений ес-россия iconРоль разведывательного сообщества и совета национальной безопасности в формировании и реализации внешней политики США
Политические проблемы международных отношений, глобального и регионального развития
Роль украины в восточном векторе европейской политики безопасности в контексте отношений ес-россия iconГумилёв Л. Н. Древняя Русь и Великая степь
Россия не рассматривается как фактор европейской политики, русская культура – как неотъемлемая часть культуры европейской, русский...
Роль украины в восточном векторе европейской политики безопасности в контексте отношений ес-россия iconПрограмма международной научно-практической конференции
Европе и мире свидетельствует о нарастании новых угроз и вызовов глобальной, региональной и национальной безопасности многих государств,...
Роль украины в восточном векторе европейской политики безопасности в контексте отношений ес-россия iconВопрос №2 Понятие национальной безопасности. Безопасность государства, общества, личности. Источники военной безопасности
В своем пространственно-территориальном выражении Россия занимает уникальное геополитическое положение. Россия благодаря своему особенному...
Роль украины в восточном векторе европейской политики безопасности в контексте отношений ес-россия iconРоссийская внешнеполитическая стратегия в контексте реализации концепции «новый север»
...
Роль украины в восточном векторе европейской политики безопасности в контексте отношений ес-россия iconУправление педагогическими исследованиями в контексте региональной образовательной политики
Охватывают всего многообразия связей науки и практики, они лишь конкретизируют представление об этих взаимосвязях, прежде всего,...
Роль украины в восточном векторе европейской политики безопасности в контексте отношений ес-россия iconСоциально-политические аспекты взаимоотношений современного государства и гражданского общества в контексте инвестиционной политики
Лавной задачей социальной политики является обеспечение высокого качества жизни граждан страны. Решению указанной проблемы будет...
Роль украины в восточном векторе европейской политики безопасности в контексте отношений ес-россия icon3-2001 государственный стандарт украины
Разработан и внесен управлением Госавтоинспекции мвд украины и Научно-исследовательским центром безопасности дорожного движения мвд...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница