Михаил Одесский Кровавый ньюсмейкер XV века




Скачать 277.51 Kb.
НазваниеМихаил Одесский Кровавый ньюсмейкер XV века
страница1/4
Дата06.03.2013
Размер277.51 Kb.
ТипДокументы
  1   2   3   4
Михаил Одесский
Кровавый ньюсмейкер XV века


I. "Сказание": общая характеристика

"Сказание о Дракуле воеводе" известно в нескольких списках. Оно не входило в хронографические и летописные своды. "Сказание" анонимно. Однако еще А. Х. Востоков, анализируя фактографические сведения, содержащиеся в этом произведении, предлагал считать его автором Федора Васильевича Курицына (ум. не ранее 1500) - посольского дьяка при великом князе Иване III Васильевиче, одного из "начальников" ереси "жидовствующих", которому принадлежит также "Лаодикийское послание" [Востоков 1842: 511-512].

Текст цитируется по изданию: Памятники литературы Древней Руси: Вторая половина XV века / Подгот. Я. С. Лурье, перевел О. В. Творогов. М., 1982. Здесь в основу публикации был положен древнейший список - ГПБ, Кирилло-Белозерское собрание, № 11/1086. Это - рукопись, которая включает - кроме "Сказания о Дракуле воеводе" - "Задонщину", "Сербскую Александрию", "Сказание об Индийском царстве", "Повесть о двенадцати снах царя Шахаиши", сказания о Соломоне и Китоврасе и др. Сборник составлен в 1486 г. знаменитым переписчиком - монахом Кирилло-Белозерского монастыря Ефросином [см. Повесть: 69].

Весь замысел "Сказания" необъясним без учета того, что автор описывает "чужую" державу - Валахию (Румынию). Только за рубежами "привычной" Руси мог - по тогдашней концепции - править зловещий Дракула. Соответственно комментируются фрагменты "Сказания", которые принципиально важны для раскрытия темы "Дракула и Валахия".


II. Исторический фон


Валашский князь (господарь, другой вариант титула - воевода) Влад (1431 - 1476/1477), известный в истории и культуре под именем Дракулы, происходил из рода Басараба Великого, правителя Валахии (1310 - 1352), в тяжелой борьбе отстоявшего независимость своего государства от Венгрии (сведения о жизни Дракулы суммированы в монографии [Florescu, McNally 1973]). Дед Дракулы - воевода Мирча Старый (1386 - 1418) - благодаря мудрости и военным удачам заслужил славу румынского Шарлеманя, хотя в итоге признал себя вассалом Турции. Но тут у него не было выхода. В XV веке православная Валахия оказалась яблоком раздора для двух супердержав - Венгрии и Османской Порты. За Венгрией стояло католичество, тогда предпринявшее наступление на православие, Порта же, борясь за лидерство в исламском мире, претендовала и на лидерство глобальное. Борьба Венгрии и Турции реализовывалась в смене хозяев валашского трона. Как правило, принц из династии Басараба, претендовавший на трон, уже занятый ставленником одной из держав, получал поддержку (финансовую, военную и т. п.) от ее соперницы. После чего претендент, опираясь на группу недовольных бояр, затевал смуту и, если удача ему сопутствовала, становился господарем.

Отец Влада - Влад Дракул - захватил престол в 1436 году, свергнув двоюродного брата при поддержке венгерского короля Сигизмунда Люксембурга. Но позже, уступая турецкому давлению, он был вынужден возобновить вассальные обязательства валашских господарей и отправить заложниками ко двору султана двух малолетних сыновей - Влада и Раду. Венгрия, в свою очередь, тоже усилила давление, и воеводе Владу постоянно приходилось маневрировать, изыскивая компромиссы. Тем не менее в 1447 г. он был убит по приказу регента венгерского королевства - легендарного Яноша Хуньяди, а валашский престол занял новый венгерский ставленник.

В 1448 г. семнадцатилетний Влад предпринял первую попытку захватить престол. Воспользовавшись тем, что войска Хуньяди были разгромлены турками, Влад с турецкой помощью ворвался в Валахию. Но ненадолго: венгерский протеже, собравшись с силами, вернул престол. Он, однако, проявил излишнюю самостоятельность, и в 1456 г. Влад Дракула - теперь уже при поддержке Яноша Хуньяди, под Белградом нанесшего поражение турецкому султану, - вновь вступил во владение отцовским наследием. Он правил, сохраняя верность роду Хуньяди, и даже в 1458 г. помог утвердиться на венгерском троне сыну Яноша - Матьяшу Корвину. На этот раз Дракула удерживал власть до 1462 г. - в течение шести лет.

В XV веке, как и ранее, в Валахии не велись хроники - ни княжеские, ни монастырские. Сохранились лишь деловые письма самого Дракулы (на латыни и церковнославянском - [Bogdan 1896]; cм. описание его писем в кн. [Florescu, McNally 1973: 215-217]) да поздние записи фольклорных преданий [см., напр., Повесть: 194-203]. Что касается иностранных источников, то здесь наиболее репрезентативны немецкие, венгерские, поздневизантийские и русские.

Среди немецких следует выделить печатные памфлеты XV века (ранний из них дошел до нас в рукописной копии), повествующие о "садистических" деяниях господаря-изверга, а также аналогичной тематики стихи венского миннезингера М. Бехайма. Точка зрения венгров представлена итальянским гуманистом А. Бонфини, автором латинской хроники, подвизавшимся при дворе Матьяша Корвина. О православном государе, сжигавшем католические монастыри [см., напр., Вeheim 1968: стихи 211-216], писали католики. С большей симпатией относятся к Дракуле византийские историки Дука, Критовул, Халкокондил, но и они, главным образом, пересказывают истории о его свирепых шутках. На Руси же было популярно "Сказание о Дракуле воеводе". Все истории о Дракуле напоминают сборники анекдотов и восходят, вероятно, к устным рассказам, которыми личность знаменитого воеводы обросла еще при его жизни [см., напр., Яцимирский 1901: 29].

III. Тексты и комментарии

Текст
Бысть в Мунтьянской земли греческыя веры христианинъ воевода именем Дракула влашеским языком, а нашим - Диаволъ. Толико зломудръ, якоже по имени его, тако и житие его.


Комментарий: "Мунтьянская земля", "именем Дракула", "зломудръ"


Мунтения (muntean) - в переводе с румынского горная страна; принятое именование части Румынии, а также синоним Валахии. В XVII в. один из переписчиков "Сказания", не удовлетворенный отсутствием названия столицы Валахии (Тырговиште), придумал фантастический топоним "Мутьян" [Повесть: 37].

Звали воеводу не Дракула, но Влад, однако его имя ни разу не встречается в тексте (кроме единственного позднего списка, датируемого второй половиной XVIII в., см. [Повесть: 97]). И прозвище - Дракула (сам господарь писал "Dragkulya" - см. [Яцимирский 1897: 11]) - переводится не совсем так, как полагал автор древнерусского "Сказания". По-румынски "дьявол" - это "дракул" (dracul), а "Дракула" (Draculea) - "сын дьявола": прозвище "Дракул" получил отец Влада, и связь с нечистой силой тут ни при чем [Florescu, McNally 1973: 9-10]. Отец Дракулы, еще не заняв престол, вступил при дворе Сигизмунда Люксембурга в элитарный Орден Дракона, основанный венгерским королем ("по совместительству" - императором Священной Римской империи) для борьбы с "неверными", главным образом - турками. Орден этот, его элитарный характер и герб описаны Э. Виндеке, современником и биографом Сигизмунда Люксембурга [Windecke 1886: 105]. Став господарем, Влад по-прежнему относился к рыцарским обязанностям настолько серьезно, что повелел изобразить дракона - элемент орденской символики - даже на монетах, хотя изображение на монетах считалось сакральным. Соответственно, неуемный рыцарь и заработал мрачноватое прозвище: "Дракул" означает по-румынски не только "дьявол", но и "дракон". И все-таки, излагая "эмблематическую" версию, даже ее сторонники Р. Флореску и Р. Макнелли оговариваются: возможно, современники понимали прозвище господарей буквально. Смысл орденской символики государь не разъяснял, зато изображение дракона вызывало у многих вполне определенные ассоциации. Опять же, Орден Дракона в качестве орудия борьбы с "неверными" выглядит довольно странно, а если учесть, что создавался он в эпоху небывалого распространения всякого рода ересей и чернокнижничества, то возникает закономерный вопрос: не поклонялись ли рыцари дракону-дьяволу? Известно ведь, что Сигизмунд Люксембург, хоть и слыл ревностным защитником чистоты католичества, возвращал к жизни с помощью мага свою фаворитку - графиню Барбару фон Чилли [Ambelain 1977: 29]. Прямых свидетельств того, что Влад Дракул считался колдуном, нет, однако, если прозвище "Дьявол", немыслимое для христианского государя, все же закрепилось (вне зависимости от причин его появления), значит, в народном сознании сложилось соответствующее представление. То же самое можно сказать и о его отпрыске. Чем бы ни было обусловлено прозвище господаря, оно сохранилось в фольклоре, т. е. информация, в нем заложенная, оставалась актуальной. Имя "Дракула" можно понимать как "сын человека по прозвищу Дьявол". Ведь византийский хронист Халкокондил именует "Дракулой" и Влада, и его брата Раду Красивого (см. греческий текст в изд. [Laonic Chalcocondil 1958: 516: 3]), а в сербской летописи повествуется о том, что турецкий султан ходил войной на "Дракоулика Влада" [цит. по: Яцимирский 1897: 11], т. е. Влада Дракуловича. Но его имя правомерно толковать и как "сын, т. е. приверженец Дьявола, следующий путями тьмы". Даже в ХХ в. местные крестьяне считали нечистым местом руины, которые они принимали за замок Дракулы [Florescu, McNally 1979: 102].

Краткое прилагательное "зломудръ" принадлежит к разряду "потенциальных слов": несмотря на прозрачность смысла и структуры, оно изобретено автором "Сказания", а потому на современный русский язык его не столько переводят, сколько передают перифрастическим словосочетанием - "жесток и мудр", позднейшие же редакторы "Сказания" трансформировали его в фонетически сходное и понятное словосочетание "зело мудрый" [Повесть: 123-125, 179-181]. Логика словотворчества, вероятно, основана здесь на том, что слово "зломудрый" напоминает слово "злохитрый", которое часто встречается в древнерусских текстах: по отношению к "злохитрому" "зломудрый" - это как бы превосходная степень. Соответственно, в порядке "далековатой" компаративистской параллели уместно напомнить, что академик А. Н. Веселовский - знаток и переводчик текстов Дж. Боккаччо - преодолевал сходные трудности ("Декамерон", день VII, новелла 8): словосочетание "крайне злохитростная" он счел единственно подходящим эквивалентом непереводимого итальянского прилагательного maliziosa [Веселовский 1939: 301], восходящего к латинскому malignus (cр. также во французском, английском и др.) - слову, которое до сих пор не переводится на "пословном" уровне. Аналогично, соблазнительно предположить, что русский книжник XV в., прибегая к неологизму "зломудрый", также стремился перевести слово malignus (ср. румынское прилагательное malitios). Контекстуальные реализации этого рокового слова подразумевают компоненты значения, которые были бы принципиально важны для реконструкции представлений о Дракуле его современников. А именно, "лукавый, способный на злые выходки", затем - "дьявольский, сатанинский" (ср. "злой дух", т. е. собственно "Диаволъ") и, наконец, "колкий, остроумный" [cм.: Одесский 1996]. И в самом деле, дальнейший рассказ о жизни Дракулы изобилует исполненными черного юмора анекдотами - его жестокими деяниями и мрачно-ироническими афоризмами, т. е. эпитет "зломудръ" - если считать его переводом - эмбрионально содержит в себе основные идеи и композицию "Сказания о Дракуле".

Текст
Царь же поклисаря посла к нему, да ему дасть дань. Дракула же велми почести поклисаря оного, и показа ему все свое имение, и рече ему: "Азъ не токмо хощу дань давати царю, но со всемъ своимъ воинством и со всею казною хощу к нему ити на службу, да како ми повелитъ, тако ему служу. И ты возвести царю, какъ поиду к нему, да не велить царь по своей земли никоего зла учинити мне и моимъ людем, а язъ скоро хощу по тебе ко царю ити, и дань принесу, и самъ к нему прииду". Царь же, услышав то от посла своего, что Дракула хощет приити к нему на службу, и посла его почести и одарити много. И велми рад бысть, бе бо тогда ратуяся со восточными. И посла скоро по всем градом и по земли, да когда Дракула поидет, никоего ж зла никто дабы Дракуле не учинилъ, но еще и честь ему воздавали. Дракула же поиде, събрався съ всем воиньством, и приставове царстии с нимъ, и велию честь ему воздаваху. Он же преиде по земли его яко 5 дни, и внезапу вернуся, и начат пленити градове и села, и множьство много поплени и изсече, овие на колие сажаху турков, а иных на полы пресекая и жжигая, и до ссущих младенець. Ничто ж остави, всю землю ту пусту учини, прочих же, иже суть християне, на свою землю прегна и насели. И множьство много користи взем, возвратись, приставовъ тех почтив, отпусти, рек: "Шедше, повесте царю вашему, яко же видесте: сколко могох, толико есмь ему послужил. И будет ему угодна моя служба, и азъ хощу ему тако служити, какова ми есть сила". Царь же ничто ж ему не може учинити, но срамом побеженъ бысть.

Комментарий: "царь", "поклисарь", "восточные", "колья"

В силу того что валашские князья не могли обеспечивать свой суверенитет, будучи попеременно вассалами венгерского короля или турецкого султана, турецкий султан - как некогда на Руси хан Золотой Орды - воспринимался в качестве царя, т. е. сюзерена. Провенгерская политика Влада Дракулы не устраивала турецкого султана, которым в ту пору был Мехмед Завоеватель, покоритель Константинополя, гроза Запада и Востока. Война стала неизбежна.

Поклисарь - искаженное греческое "посол". Термин "поклисарь" был характерен для тогдашнего румынского дипломатического этикета (ср. примеры из деловой переписки валашских господарей в изд. [Сырку1906: 19]).

С "восточными" Мехмед Завоеватель и впрямь сражался: он не только методично захватывал византийские города и готовил наступление на Западную Европу, но также вел тяжелую войну с Узун-Хасаном (1453 - 1478), могущественным правителем Ак-Коюнлу - государства тюрок-огузов на Среднем Востоке.

В 1461 г. Влад дерзко открыл военные действия, неожиданно перейдя турецкую границу, и действительно прошел по территории противника (вдоль Дуная к Черному морю). Но исторический султан - в отличие от персонажа "Сказания" - не "осрамил себя", но лично повел войска против взбунтовавшегося вассала. Дракула рассчитывал на помощь двоюродного брата - молдавского господаря Стефана Великого и сюзерена - короля Матьяша, однако надежды не оправдались. Родственник не только не помог, но еще и попытался захватить валашскую пограничную крепость Килию. При осаде Стефан был ранен стрелой, тяжело заболел и отступил. Рана не заживала сорок лет, врачам, выписанным из Италии и Германии, таинственно не удавалось попасть ко двору господаря, и в результате причиной смерти Стефана спустя годы стала именно валашская стрела. История, по меткому замечанию исследователей, "дракулескная" [Florescu, McNally 1973: 200], т. е. анекдотически-загадочная, колдовская. Не счел нужным ввязываться в войну и Матьяш, хоть получил от римского папы деньги на крестовый поход против турок. Оставшись без союзников, Влад, тем не менее, продолжал войну, но силы были не равны: валашский господарь потерпел поражение и бежал во владения венгерского короля, бросив разгромленную армию.

Жесток Дракула был патологически даже по тем мрачным временам. Жесток и к врагам, и к союзникам, и к подданным: рубил головы, сжигал, сдирал кожу, принуждал к людоедству, варил заживо, вспарывал животы, сажал на кол и т. д. Дракула особенно преуспел в сажании на кол, войдя в историю Румынии с прозвищем "Цепеш" ("Насаживатель-на-кол"). Колья различались - в зависимости от социального статуса приговоренных - по длине, диаметру, цвету, из них составлялись прихотливые геометрические фигуры, нечто вроде "сада пыток".

  1   2   3   4

Похожие:

Михаил Одесский Кровавый ньюсмейкер XV века iconМихаил Одесский Миф о вампире и русская социал-демократия (литературная и научная деятельность A. А. Богданова) I
Румынский господарь Влад III, более известный как Дракула (1431-1476), происходил из рода Басараба Великого, правителя Валахии (1310-1352),...
Михаил Одесский Кровавый ньюсмейкер XV века iconИсследовательский институт внешнеэкономических связей при министерстве экономического развития и торговли российской федерации н а правах рукописи пискулов михаил
Охватывают в основном 90-е годы XX века и первые годы XXI века, а тенденции и статистические данные предыдущих лет используются в...
Михаил Одесский Кровавый ньюсмейкер XV века iconСтатья профессора М. А. Поляковской «Михаил Яковлевич Сюзюмов: ученый и время»
Статья профессора М. А. Поляковской «Михаил Яковлевич Сюзюмов: ученый и время» была опубликована в работе Сюзюмов М. Я. Византийские...
Михаил Одесский Кровавый ньюсмейкер XV века iconМихаил Федорович Петр III
В 1613 г семнадцатилетний Михаил Романов взошел на русский трон. Смута закончилась. Началось тяжелое, медленное воссоздание храмины...
Михаил Одесский Кровавый ньюсмейкер XV века iconМихаил Михайлович Бахтин ( 16. 11. 1895 года [Орел]- 07. 03. 1975 года [Москва])
Крупнейший мыслитель XX века, работы которого в области философии и филологии ныне считаются классическими
Михаил Одесский Кровавый ньюсмейкер XV века iconРеферат по литературе на тему: Работу
Михаил Афанасьевич Булгаков – писатель с необычной судьбой: основная часть его литературного наследия стала известна читающему миру...
Михаил Одесский Кровавый ньюсмейкер XV века iconМихаил Евграфович Салтыков-Щедрин 1826 – 1889 ссыльный литератор: салтыков и щедрин сухих И. Н. Русская литература. ХIХ век (главы из учебника 10 класса)
Один литературный знакомый Салтыкова оказался свидетелем разговора с элегантно одетой дамой по поводу ее рукописи. «Будьте любезны,...
Михаил Одесский Кровавый ньюсмейкер XV века iconЧаунин Михаил Павлович
Чаунин Михаил Павлович, к ф м н., доцент кафедры Информационных систем в экономике экономического факультета Санкт-Петербургского...
Михаил Одесский Кровавый ньюсмейкер XV века iconБюллетень книг на cd поступивших в библиотеку в 2010 году
Азаров, Михаил Зазнобы августейшего маньяка : мемуары Фанни Лир / Михаил Азаров; читает Татьяна Смаржевская, [б м.], 2009. 1 эл опт...
Михаил Одесский Кровавый ньюсмейкер XV века iconМихаил Иванович Иванюков Виктор Сергеевич Алексеев Основы безопасности жизнедеятельности
В XX в усилилось антропогенное воздействие на природную среду и особенно после Первой и Второй мировых войн, следствием которых был...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница