Композитор Сергей Загний, окончивший Московскую консерваторию в 1989 году, прошёл к




Скачать 442.09 Kb.
НазваниеКомпозитор Сергей Загний, окончивший Московскую консерваторию в 1989 году, прошёл к
страница2/4
Дата05.03.2013
Размер442.09 Kb.
ТипДокументы
1   2   3   4

Концертные  циклы,  организаторами  которых  выступают  сами  композиторы,  всегда 

особенно  интересны.  Очередное  собрание  серии  «Творческая  молодёжь  в  музее  Фёдора 

Ивановича Шаляпина» прошло под руководством Ираиды Юсуповой. <…> 

 

 

10



Page 13

Центральным  эпизодом  собрания  в  Музее  Шаляпина  стала  премьера  Электронной 

композиции № 3 (Korg‐Music) Сергея Загния — одночастное произведение длиной 45 минут, 

принципиально чуждое внешнего разнообразия, герметичное и возвышенное — своего рода 

крайность рыцарского отношения к искусству и феодального — к слушателю. Материалом для 

Korg‐Music послужили звуки неисправного лампового тонгенератора, виртуозно обработанные 

на сэмплере. Это в глазах знатока дополнилось необыкновенным и сложным, как на большом 

гобелене, богатством ритмических узоров. Как, видимо, и было задумано, привычная ко всему 

вернисажно‐концертная  публика  оказалась  в  особой  атмосфере  ритуала  для  посвящённых 

<…>.  

Композиция была представлена в обрамлении двух экспериментальных фильмов: Сергей 

Загний был автором музыки к лирически откровенному, хотя и не лишённому автоиронических 

черт  «женского  искусства»,  фильму  Веры  Алейниковой  «Бабочка»,  он  также  участвовал  в 

сочинении  партитуры  «Истории  любви  Николая  Берёзкина»  (об  этой  картине  братьев 

Алейниковых  „Ъ“  писал  6  марта).  Концерт  стал  неофициальной  данью  памяти  недавно 

погибших Веры и Игоря Алейниковых. 

 <…> 

Пётр Поспелов. «Музыкальная панорама: от масонов до алкоголиков».  

Газета «Коммерсант‐daily», 21 мая 1994, с. 14. 

Russian composer Sergei Zagny held an electro‐acoustic concert Wednesday in the Choral Room 

in the Music Building as part of the Wednesday Recital Series class. 

Zagny’s instruments consisted of a pipe organ, baby grand piano, mixing board with microphone, 

prepared piano (a piano with different objects placed on the strings for different sound effects), tin 

cans, percussion and television.  

“The concert had four parts: The first was the music I completed when I was 17 or 18 years old. It 

is in the style of Bach,” said Zagny.  

He was referring to the different selection he played on the pipe organ. 

He played in the polyphony style; his left hand played one tune, his right hand played another, 

and the two tunes complimented each other. 

“The second part of today’s performance was Piano piece No. 1,” he said. 

Zagny  explained  that  this  particular  piece  was  only  one  page,  but  could  be  performed  in  any 

length. 

“It could go for 24 hours o r 3 minutes.” 

“The  third  piece  of  today’s  composition  is  piano  piece  4A  and  also  some  experiment  on  a 

microphone,” said Zagny. 

In this position of the concert, Zagny played a piano composition over a stereo system, while 

improvising with different sounds through a microphone. 

Such sounds were made by blowing into the microphone, making sounds with his mouth, rubbing 

the microphone over his sleeve and hitting different areas of a Pepsi can.  

“The last part of today’s concert is whole improvised,” Zagny said. 

This part of the concert consisted of the prepared piano, cans of variable sizes and the Doira 

(three, round, flat drums of different sizes, the equivalence of tom‐toms). 

Zagny  ended  the  concert  with  a  short  video,  which    showed  an  audience  waiting  for  his 

performance to begin. 

“Basically, you, the audience, was watching an audience,” said Dr. Samuel Magrill, associate music 

professor.  

Zagny was able to come to UCO, because the Theremin Institute in Russia selected 10 Russian 

composers to come to the United States for two weeks. 

The composers spent two days in New York and were then dispersed throughout the country. 

 

11



Page 14

UCO is the only university in Oklahoma to host one of the composers. 

Jason Webb. “Making beautiful music together? Russian composer uses unique 

sounds, instruments to experiment with music”. “The Vista”, newspaper of the 

University of Central Oklahoma, November 1, 1994, p. 13. 

Культурный центр «Дом», Благотворительный Резервный фонд и агентство «Длинные руки» 

провели презентацию новых компакт‐дисков: Сергея Загния «Соната», Владимира Мартынова 

«Гимны» и Александра Бакши «Умирающий Гамлет». Диски выпущены в рамках мегапроекта 

«Заповедник нерыночных ценностей». 

<…> 

Загний  принадлежит  к  самым  парадоксальным  композиторам  —  он  может  записать 

произведение  нотами,  а  может  просто  описать  его  словами;  может  прочитать  его  как  ряд 

чисел,  а  может  произнести  его  как  ряд  нот.  Его  «Электронную  музыку  №  5»  исполняет 

компьютер. Пианист в это время может изображать игру на рояле, может сидеть сложа руки. 

На  сей  раз  руки  композитора  летали  над  клавиатурой,  едва  поспевая  за  звуками,  а  затем, 

словно устав от погони, красиво продирижировали финал. Зато свою Сонату для фортепиано — 

образец  раннего  минималистского  письма  —  автор  честно  сыграл  сам,  чем  вызвал 

ностальгические чувства по 1990 году, когда она была написана. 

Маргарита Катунян. Из статьи  

«Закрытие музыкального фестиваля “Альтернатива‐2000”».  

Сайт www.Itogi.ru, Дневник искусств, 28 мая 2000. 

Будь помидоры как баклажаны, обложка этого диска являла бы идеальный цвет кетчупа — 

синтетического, острого, питательного.  Академически  настроенный  музыкант  скажет: это же 

одна приправа! где тут тематическое мясо, где картофель свободного развития?  

Нету. Загний любит работать с элементами (так и хочется сказать «мировой музыкальной 

культуры», но это будет уже название произведения совсем, совсем другого автора), которые 

всегда  считались  бросовым  материалом,  проходными  местами.  В  них  нет 

«индивидуальности»,  но  как  раз  это  и  привлекает  Загния.  В  Сонате  (1990)  секвенции,  как 

гигантские  беспозвоночные,  достигают  длины  рояльной  клавиатуры.  («И  увидел  Иаков 

лестницу  на  небо;  и  вот,  ангелы  всходят  и  нисходят».)  К  концу  25‐частного  сочинения  они 

становятся всё менее примитивными. Им контрастируют медленные разделы, стилистически, 

совершенно неопределимые в своей изысканной простоте — то ли Чайковский, то ли то ли 

«пионерская зорька». Игра Батагова исключительно стильна. Не то молоточково‐клавирная, не 

то  (некоторым  образом)  безналичная,  она  превосходно  попадает  в  цвет  синего  кетчупа  из 

гипотетического овоща.  

Широкие  парадные  лестницы  Сонаты  резко  оттеняются  микроскопическими  лесенками 

Электронной  музыки  №5  (1995),  она  же  Фортепианный  концерт.  Неестественность  звучания 

MIDI‐рояльного тембра тут ловко используется, чтобы обострить механистичность движения. 

Это,  собственно,  не  электронная  музыка  в  её  академическом  варианте,  а  блестящая  MIDI‐

фантазия  для  робопианиста.  Не  приходится  сомневаться,  что  супервиртуозность  игры  сего 

кадавра строго расчислена Загнием, который любит с помощью вычислений создавать эффект 

загадочной упорядоченности.  

«Соната, восстановленная по фрагментам, порядок которых утерян» (1998) — великолепная 

реприза  предыдущей  Сонаты.  Она  сделана  из  её  звукового  материала.  Тут  упомянутые 

лестницы Иакова (в исполнении и Батагова, и компьютера) разнообразно перекрещиваются, 

 

12



Page 15

трансформируются. Создаётся образ открытого музыкального пространства. Этакого высохшего 

соляного озера, идеальной равнины, на которой снуют рояльчики, ставя рекорды скорости.  

Устремлённость  всех  трёх  сочинений  переходит  уже  порог  живого  порыва  и  становится 

метафорой  самого  движения.  Электроника  означает  безграничность  возможностей:  рук  у 

пианиста сколько угодно, играют они сколь угодно быстро. Нет ни гармонии, ни там полифонии 

всякой.  Нету  кулинарии.  Отсутствует  самоограничение,  всегда  считавшееся  кулинарной 

основой творческого процесса. И это — очевидно осознанный выбор автора. Что, пожалуй, и 

впечатляет в последнем счёте, когда ухо свыклось с «самой музыкой».  

Борис Филановский. «Загний. Соната, Электронная музыка №5, Соната, 

восстановленная по фрагментам, порядок которых утерян (Long Arms 

Records, CD, 2000)». Интернет 24 октября 2000.  

Институт Pro Arte представил в стенах Музея истории Санкт‐Петербурга (Петропавловская 

крепость)  второй  концерт  проекта  eNsemble  —  «Пустота  в  клетку».  Клетка  —  в  честь 

американского классика музыкального авангарда Джона Кейджа (John Cage). Пустота — в 

честь замешанной на буддизме художественной идеологии, которую он исповедовал.  

 

Зал был переполнен: новый проект становится модным, и из любопытства к нему многие 

готовы  терпеть  причуды  актуального  музыкального  искусства.  Среди  объявленных  на  сезон 

программ eNsemble «Пустота в клетку», пожалуй, кажется самой радикальной. В роли Джона 

Кейджа выступил московский музыкальный критик Пётр Поспелов, исполнивший написанную 

Кейджем  в  1959  году  «Лекцию  о  Ничто».  Лекция  эта  —  не  теоретическая  работа  и  не 

художественная проза, а полноценный продукт композиторского дара и техники Кейджа. Хотя 

воспользовался он в ней не нотами, а словами. По авторскому допущению «Лекция» может 

исполняться  одновременно  с  любыми  другими  его  сочинениями.  В  eNsemble  решили  не 

отказываться от этой возможности, и пока Пётр Поспелов, взобравшись на высокий постамент, 

безмятежно  читал  о  Ничто,  у  его  ног  четверо  музыкантов  играли  части  просто  Струнного 

квартета (1950) и струнного квартета «Four» (1988). В первом всё как положено: в нотах — все 

ноты, которые музыкантам надлежит сыграть. Во втором лишь пунктиром намечена стратегия, 

осуществить которую Кейдж, как и во многих своих поздних опусах, доверяет исполнителям. 

Удивительно,  что  эти  контрастные  по  смыслу  тексты  музыкантам  eNsemble  (Матвей  Лапин, 

Влад  Песин,  Рустик  Позюмский,  Кирилл  Евтушенко) удалось свести к общему знаменателю. 

Вышло,  что  и  там,  и  там  движение  музыки  заключается  в  смутном  и  трудном  поиске 

благозвучия.  Которое  то  брезжит  случайно  стройным  аккордом  или  унисоном,  то  вновь 

исчезает  в  умиротворённом  тихом  разнобое  реплик  и  сиплом  трении смычков.  Квартетный 

Кейдж, конечно, хорош и сам по себе, но в данном случае он не столько отвлекал внимание от 

«Лекции»,  сколько  «подгонял»  вгоняемых  ею  в  транс.  Сама  же  «Лекция  о  Ничто» 

действительно ни про что. Она смонтирована из псевдотеоретических, псевдобиографических, 

псевдомиросозерцательных,  псевдориторических  пассажей  —  иногда  смешных,  чаще 

спокойно‐бесстрастных.  Около  40  минут  звучат  слова,  осмысленные  порознь,  довольно 

осмысленные в предложениях и абзацах, но не более того. Никакого цельного смысла. Цель — 

освоить кусок времени: «Если нет вопросов, то нет и ответов. Если есть вопросы, тогда ответы 

тоже есть, но окончательный ответ сводит все вопросы к абсурду, хотя до того они выглядели 

очень  умно  (даже  умнее  ответов)».  Не  это  ли  идеальная  «чистая»  музыка?  Руководитель 

eNsemble  Борис  Филановский  провозгласил  Кейджа  музыкальным  Буддой.  Таким  образом, 

московский композитор Сергей Загний, которому отдали вторую половину концерта, попал на 

роль  кейджевской  инкарнации.  В  его  Симфонии  №  2  полтора  десятка  музыкантов  играли, 

ориентируясь  на  словесную  партитуру.  Эта  партитура  больше  всего  похожа  на 

музыковедческий анализ некоего гипотетического произведения. Исполнители читают анализ 

 

13



Page 16
1   2   3   4

Похожие:

Композитор Сергей Загний, окончивший Московскую консерваторию в 1989 году, прошёл к icon0 04. 2012 в вологде прошел Третий региональный Форум «Современные информационные технологии»
Апреля в Вологде прошел Третий региональный it-форум. В этом году в его работе приняли участие более 1000 руководителей и it-специалистов...
Композитор Сергей Загний, окончивший Московскую консерваторию в 1989 году, прошёл к iconПереписка всесоюзное издательство «советский композитор»
Николай Яковлевич Мясковский и Сергей Сергеевич Прокофьев, и которые были бы при этом так же не похожи друг на друга, как, почти...
Композитор Сергей Загний, окончивший Московскую консерваторию в 1989 году, прошёл к iconМоу «Большебикшихская средняя общеобразовательная школа» в 2006/07 учебном году
Школа имеет лицензию на право преподавания, прошел аттестацию и аккредитацию в 2004 году, сроком на 5 лет
Композитор Сергей Загний, окончивший Московскую консерваторию в 1989 году, прошёл к iconИтоги Единого государственного экзамена по русскому языку 2009 года
Российской Федерации, участвовавших в егэ по русскому языку 2009 года. По количеству сдававших егэ по русскому языку в 2009 году...
Композитор Сергей Загний, окончивший Московскую консерваторию в 1989 году, прошёл к iconДоклад о состоянии и результатах деятельности
В 1998 году после прохождения аккредитации школа приобрела статус инновационного образовательного учреждения – лицея. В 2008 году...
Композитор Сергей Загний, окончивший Московскую консерваторию в 1989 году, прошёл к icon© Перевод Г. К. Косиков, 1987, 1989 © Комментарии Г. К. Косиков, 1989 © ocr г. К. Косиков, 2004
Текст воспроизводится по изданию: Ролан Барт. Избранные работы. Семиотика. Поэтика / Пер с фр., вступ ст и коммент. Г. К. Косикова....
Композитор Сергей Загний, окончивший Московскую консерваторию в 1989 году, прошёл к iconДоклад о состоянии и результатах деятельности 2010г
В 1998 году после прохождения аккредитации школа приобрела статус инновационного образовательного учреждения – лицея. В 2008 году...
Композитор Сергей Загний, окончивший Московскую консерваторию в 1989 году, прошёл к iconСценарий : Сергей Бодров-старший, Кирилл Оганесян, Евгений Фролов в ролях
Чика Аракава, Вадим Дорофеев, Сергей Гармаш, Мусака Наомаса, Ирина Розанова, Анна Михалкова, Артур Смольянинов, Ямагами Йошитака,...
Композитор Сергей Загний, окончивший Московскую консерваторию в 1989 году, прошёл к iconВ. С. Сухоруков родился в 1957 году. В 1983 году окончил педиатрический факультет 2-го Московского медицинского института (ныне Российский государственный университет ргму). Там же прошел обучение в аспирантуре (ка
Сухоруков владимир Сергеевич – доктор медицинских наук, профессор, руководитель нил общей патологии Московского нии педиатрии и детской...
Композитор Сергей Загний, окончивший Московскую консерваторию в 1989 году, прошёл к iconБлаготворительность в зеркале сми
«Кросс наций» Всероссийский день бега, который впервые прошел в столице в 1918 году. Спустя почти сто лет спортивные мероприятия...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница