Эволюция американских концептуальных взглядов на природу международного терроризма и методы борьбы с ним (2001-2004 гг.)




НазваниеЭволюция американских концептуальных взглядов на природу международного терроризма и методы борьбы с ним (2001-2004 гг.)
страница2/3
Дата04.03.2013
Размер0.51 Mb.
ТипАвтореферат
1   2   3
представителей либерального направления шли обсуждения вопросов происхождения терроризма. Некоторые американские политологи пытались проследить эволюцию терроризма с древнейших времен. Так, Джеффри Саймон в своей монографии13 отметил, что многие проявления экстремизма ведут свое начало с древних времен. По его словам, в те века ключевым мотивом была борьба за политическую власть. Ту же мысль высказывают Пол Джонсон14 и Дэвид Лонг15 и приводят в пример гибель крупнейших держав древности – Греции, Египта, Рима,  которая была ускорена жестокостью и насилием отдельных повстанческих групп, направленными на смену правящего режима.

В трех работах известного политолога из Джорджтаунского университета Уолтера Лакёра16 отмечается, что вместе с развитием общества новые технологии (включая оружие массового уничтожения – ОМУ) и решения по созданию международных организаций постепенно становятся или уже стали достоянием экстремистов. Тем не менее, пытаясь определить характеристики международного терроризма, политолог подчеркивает, что отчаяние, вызванное ужасными условиями жизни, давление государства вовсе не являются ключевыми причинами возникновения и роста радикальных настроений.

Для либералов и в 1990 е годы было очевидно, что с террористами и авторитарными режимами не следует бороться военными методами. Эксперты17 были склонны передать решение вопросов по обеспечению безопасности и правопорядка международным структурам, таким как ООН или МАГАТЭ. Тем не менее, несмотря на очевидный интерес к данной проблеме, либералы явно недооценивали дальнейшие перспективы такого явления, как международный терроризм.

Представители социально-психологического течения пытались найти идейные основы исламского экстремизма в древности. Такие специалисты, как Иммануил Сиван18 и Марк Юргенсмайер прослеживают предпосылки религиозного насилия со времен Средневековья, когда христианская цивилизация вступила в борьбу с мусульманским миром.

Более жесткое противопоставление исламской и христианской цивилизаций представлено в книгах культурологов Фрэнсиса Питерса19, Томаса Липпмана20 и Карен Армстронг21, которые делают акцент на особенностях развития ислама, его течений, а также подчеркивают явную агрессивность некоторых из этих течений.

Следует отметить, что представители социально-психологического течения с 1991 по 2001 г. только лишь обозначили основные проблемы исследований психологических и социальных причин терроризма, а именно факторы формирования сознания террористов. Тем не менее, в дальнейшем, углубляясь в изучение проблемы происхождения международного терроризма, приверженцы социально-психологического течения более подробно представили причины возникновения и развития терроризма в глобальном масштабе.

В 1990 е годы неореалисты активно обсуждали итоги «холодной войны». Большинство специалистов22 выражало мнение, что как при монополярности, так и при многополярности баланс сил будет нарушен. Тем не менее, государства по-прежнему являются, по мнению неореалистов, ключевыми субъектами международной политики. Вопросы происхождения терроризма, масштабов этой угрозы фактически не затрагивались в исследованиях специалистов данного направления. Лишь немногие эксперты23 указывали на политику США в отношении Ирака в 1980 е годы как на причину укрепления диктатуры Саддама Хусейна. Тем не менее, по мнению неореалистов, данная стратегия оправдала себя, поскольку отвечала в тот момент национальным интересам США. Между тем, неореалисты явно недооценивали масштабы угрозы экстремизма24 и считали, что терроризм – это всего лишь тактика, которая используется для достижения вполне конкретных политических целей.

Концепция «столкновения цивилизаций», которую предложил в 1993 г. политолог Сэмюэл Хантингтон25, подразумевала, что в современном мире в основе каждого из конфликтов лежат культурные различия. Каждая из культур современности определяется Хантингтоном по территориальному (западная, китайская, японская) или религиозному (индуистская, исламская, буддийская) признаку.

Позднее Хантингтон представил свои взгляды в монографии «Столкновение цивилизаций и изменение мирового порядка»26. Приверженцы его парадигмы27 были убеждены, что международный исламский терроризм появился в результате противоречий между западной и исламской цивилизациями, что, по мнению историка из Чикагского университета Маршалла Ходжсона28, было вызвано отличиями в процессах формирования культурной идентичности обеих цивилизаций.

Важным фактором появления радикальных настроений среди мусульман цивилизационисты считали их религиозное сознание. В работах известного этнолога Бернарда Льюиса29 подчеркивается, что зачастую влияние западного мира негативно сказывалось на населении исламских стран.

В данной концепции не учитывались политические факторы появления и развития терроризма. Экономика же, по мнению цивилизационистов, также не играет существенной роли. Тем не менее, адепты парадигмы Хантингтона, безусловно, достаточно подробно изучили религиозные и культурные факторы происхождения терроризма.

В 1990 е годы неоконсерваторы активно критиковали политику Дж. Буша-старшего и У. Клинтона за недостаточно активное продвижение интересов США30, сокращение военных расходов, отказ в поддержке шиитам и курдам в Ираке. Неоконсерваторы и наиболее радикально настроенные консерваторы31 были убеждены, что США вполне могли стать господствующей державой, имея военную мощь, не сравнимую ни с одной страной в мире, самые передовые технологии, наиболее развитую экономику, а также используя универсальные культурно-идеологические принципы.

Тогда же неоконсерваторы уже активно отстаивали свои убеждения относительно стратегии борьбы с экстремистами. По их мнению32, именно демократия должна была обеспечить безопасность и стабильность в мире, причем для этого демократические страны могли использовать и военную силу. Неоконсерваторы также оставляли за демократиями право превентивных ударов33 по возможным очагам опасности, если существовали свидетельства готовящегося нападения экстремистов.

Это убеждение во многом стало ключевым принципом, который стали отстаивать члены некоммерческой исследовательской организации – Проект для нового американского века (ПНАВ)34, которая была основана весной 1997 г., т.е. фактически сразу же после выборов, на которых вторично победил У. Клинтон. Среди основателей организации были фактически все наиболее влиятельные политики из будущей администрации Дж. Буша-мдадшего (Р. Чейни, Д. Рам-сфелд, П. Вулфовиц, Э. Абрамс, Р. Армитедж, Л. Либби и др.) и эксперты (У. Кристол (глава ПНАВ), Н. Подгорец, Р. Кейган, Ф. Фукуяма и др.), многие из которых были приверженцами неоконсервативных взглядов.

Члены ПНАВ в своем заявлении о руководящих принципах своей организации35 представили целый комплекс целей и мер, направленных на восстановление единоличного господства США в мире. Прежде всего, они выступали за создание мощного военного потенциала, проведение внешней политики, целью которой было бы распространение американских ценностей и политических принципов по всему миру. Также члены ПНАВ отстаивали право на лидерство Соединенных Штатов, которое соответствовало бы их глобальной ответственности.

Позднее, в конце 1990 х годов, неоконсерваторы – члены ПНАВ уже отстаивали возможность проведения военной операции в Ираке36 и призывали администрацию Клинтона наращивать военную мощь37. Члены ПНАВ провозглашали возможность «убедительной победы» Соединенных Штатов одновременно в нескольких региональных войнах.

Как показывают документы ПНАВ, неоконсерваторы уделяли повышенное внимание возможности региональных войн и усиления Китая. Важно подчеркнуть, что до трагедии 11 сентября угроза международного терроризма не рассматривалась как явление, сопоставимое по масштабам с коммунистической опасностью.

Безусловно, спектр общественно-полити­ческой мысли США гораздо шире. Существует множество отдельных концепций и парадигм, которые, однако, имеют лишь ограниченный круг приверженцев. Следует также отметить, что каждое из рассмотренных направлений и отдельных течений испытывает серьезное влияние со стороны других направлений или же отстаивает похожие принципы, как, например, рациональное поведение государств или защита демократических норм (неореализм и неолиберализм). В этой связи очевидна определенная условность различных классификаций и обозначений направлений общественно-политической мысли.

Особое внимание следует уделить мнению представителей неоконсервативного течения. С приходом к власти администрации Буша в 2001 г. ключевые посты получили члены ПНАВ. В этой связи важно отметить, что недооценка опасности террористической угрозы в ПНАВ во многом стала причиной неготовности США к нападению экстремистов «Аль-Каиды» в сентябре 2001 года.

Ряд работ зарубежных специалистов38 был использован нами для понимания общих вопросов становления и развития стратегии национальной безопасности США в первое десятилетие после окончания «холодной войны».

Для наилучшего понимания процессов развития американской общественно-политической и государственной мысли, а также исторического контекста этого развития, мы использовали в настоящей работе исследования отечественных специалистов Э.Я. Баталова, В.И. Батюка, А.Д. Бога­турова, М.В. Братерского, Ю.П. Давыдова, С.И. Илларио­нова, Н.А. Косолапова, В.А. Кременюка, В.А. Никонова, Д.В. Оль­­шанского, С.М. Рогова, Л.С. Семейко, А.В. Торку­нова, А.И. Уткина, П.А. Цыганкова, Т.А. Шаклеиной и др. В этой связи, нам было важно оценить итоги изучения ключевых принципов функционирования современной системы международных отношений. Так, авторитетный специалист в области международных отношений С.М. Рогов еще в 1992 г.39 отметил, что зарождающаяся система пройдет фазу многополярности, которую будет сложно поддерживать в состоянии стабильности.

В работах профессора А.Д. Богатурова подчеркивается40, что, несмотря на коллапс СССР, в мире сохраняется лидерство США и России, которые намного опережают по совокупности своих возможностей другие страны. Автор отмечает, что в 1990 е годы система переживала переходный этап, во время которого России нужно было использовать однополярность для укрепления собственного международного положения.

Известный политолог и историк Н.А. Косолапов соглашался с выводами А.Д. Богатурова, что в новой, «постсоветской» системе международных отношений доминировали США41. Он отмечал, что новая система отличалась от предыдущей авторитарностью, и замечал, что господство США будет продолжаться до той поры, пока другие страны будут удовлетворены этим. Н.А. Косолапов убежден, что в дальнейшем система в любом случае перестанет быть однополярной, а влияние других стран будет возрастать.

Признавая доминирование США на международной арене после краха Советского Союза, известный политолог А.В. Торкунов заметил42, что Америка в любом случае не смогла бы диктовать свою волю всему остальному миру, поскольку в мире существовали и продолжают существовать региональные державы, совокупная мощь которых сопоставима с американской. Эксперт приходит к выводу, что в 1990 е годы существовала «одно-многополярная» система отношений (сродни «плюралистической однополярности» А.Д. Богатурова), которая была переходным этапом развития мирового сообщества.

Новые черты современной системы международных отношений, прежде всего в фокусе российско-американских отношений, были исследованы известным политологом В.А. Кременюком43. В своих работах он подчеркивал, что США ни в коем случае не позволят усиливаться отдельным государствам, претендующим на роль региональных лидеров.

Остановимся на работах, посвященных современной американской общественно-политической мысли. В статье главного научного сотрудника ИСКРАН Э.Я. Баталова44 подчеркивается, что фактически все американские идейно-политические течения, так или иначе, опираются на концепцию морального превосходства своей нации, веру в собственную исключительность. Сегодня радикально настроенные эксперты используют эту основу для обоснования активной экспансии американских ценностей.

В статье ведущего научного сотрудника ИСКРАН В.И. Батюка45 подробно изучена позиция неоконсерваторов по вопросам безопасности, отношениям с Европой и Россией. Автор подчеркивает, что политика неоконсерваторов уже наталкивается на серьезные препятствия в отношениях с Россией, Европой, Китаем и вызывает растущее недовольство со стороны неореалистов и умеренных консерваторов. По его мнению, это может привести в ближайшей перспективе к снижению влияния неоконсерваторов на внешнюю политику США.

Подробного рассмотрения требует исследование политолога Т.А. Шаклеиной46, посвященное американской и российской историографии истории современной системы международных отношений, отношений России и США после крушения биполярной системы. Автор разделяет работы американских исследователей на те, в которых представлена концепция глобального лидерства США, и те, в которых данная концепция подвергается критике. Исследования, попавшие в первую группу, разделены Т.А. Шаклеиной по следующим направлениям:

– традиционно-консервативное (жесткая гегемония США). Для характеристики данного направления автор детально рассматривает работу главного теоретика этой концепции Збигнева Бжезинского «Великая шахматная доска», в которой подчеркивается право Соединенных Штатов утверждать новый миропорядок. Т.А. Шаклеина справедливо отмечает, что подобная стратегия в дальнейшем неизбежно приведет к противоречиям в отношениях с союзниками и к агрессии в адрес США со стороны амбициозных региональных державро страны авляют во Соединенных Штатов утверждать новый миропорядокэти США)тельность;

– либерально-консервативное (либеральная гегемония США). Как пишет автор, сторонники этого направления также были убеждены в лидерстве США, однако они не делали на этом акцента. Главным для них было обеспечение глобальных интересов Америки, и ключевым инструментом достижения этой цели была «гибкая стратегия». Эта позиция была принята на вооружение администрацией Клинтона и стала основой для официальной «Стратегии вовлеченности и расширения»;

В целом, как отмечает Т.А. Шаклеина, к 2001 г. экспертное сообщество США, хотя и не было едино в выборе методов реализации глобальной стратегии, все же было убеждено в сверхдержавности своей страны. Поэтому тем более шокирующим для американских политологов стало нападение международных террористов, которых не связывала ни территория, ни экономика, а только жесткий антиамериканизм.

Особое внимание неоконсерваторам и их влиянию на политику администрации Буша в своей статье уделил историк С.М. Самуйлов47. Он подробно рассмотрел влияние вторжения войск НАТО в Афганистан и Ирак, а также кратко остановился на одном из важнейших аспектов формирования внешнеполитической стратегии Дж. Буша, а именно на возникновении и деятельности некоммерческой организации – Проект для нового американского века.

Нами также были изучены работы отечественных специалистов по проблеме безопасности, поскольку к ней непосредственно относятся вопросы борьбы с терроризмом. Здесь следует отметить работы таких специалистов, как Д.В. Глинский-Васильев48, Ю.П. Давыдов49, Д.Г. Евстафьев50, И.Ю. Жинкина51, Л.Г. Ивашов52, С.А. Караганов53, А.А. Кокошин54, В.Б. Кувалдин55, С.М. Рогов56 и др.

Для лучшего понимания рассматриваемой в диссертации проблемы важно коснуться вопроса толкования термина «международный терроризм». В американском законодательстве четко проведено различие между международным и внутренним терроризмом, а также актом войны. Тем не менее, предпринятые в США попытки дать исчерпывающее определение «терроризму» вообще и «международному терроризму» не были удачными, поскольку международный терроризм постоянно развивался и использовал все новые и новые методы.

Между тем, на основании рассмотренных в исследовании определений «терроризма» и «международного терроризма» мы будем использовать следующую трактовку «международного терроризма»: это деяние или комплекс действий отдельных граждан или группировок двух и более стран, связанных единой организационной структурой, миссией, направленные на устрашение (запугивание) политического руководства стран, для достижения экономических и политических целей путем нанесения физического или морального ущерба одному человеку или группе людей.

Апробация результатов исследования осуществлялась в ходе исследовательской работе в Центре трансатлантической безопасности, а позднее в Отделе военно-политических исследований Института США и Канады РАН. В ходе конференций, проводившихся Институтом США и Канады РАН, в том числе научной конференции «Война в Ираке: американские институты власти и общество» (22 декабря 2005 г.). Во время участия в международной конференции «Борьба с терроризмом и ее влияние на государственную политику безопасности и на общество» (Венгерский культурный центр, 9 апреля 2005 г.). Во время Всемирного российского форума в Вашингтоне (апрель, 2004 г.). Во время семинаров в Школе НАТО в ноябре 2004 г. (Обераммергау, Германия). На основе материалов диссертации были подготовлены аналитические материалы и опубликованы статьи в научных изданиях.


Структура и основное содержание работы

Структура диссертации обосновывается ее целью и задачами. При создании структуры мы стремились, прежде всего, логически связать три основных блока – эволюцию представлений консерваторов, эволюцию представлений либералов о природе международного терроризма и методах борьбы с ним, а также позиций официальных органов власти по данной проблеме.

Во введении обосновывается актуальность основной проблемы диссертации, показана степень ее научной разработанности, ставится цель и задачи исследования, определяются предмет и объект научного анализа, оцениваются новизна и практическая значимость работы.

Во введении мы также показываем, каким образом американские эксперты и политики оценивали причины международного терроризма и методы борьбы с ним в 1991 – 2001 гг. Для решения данной задачи мы проанализировали ключевые документы и исследования, относящиеся к данному периоду.

К 2001 г. представители основных направлений общественно-политической мысли США стали обращать пристальное внимание на новую, весьма серьезную угрозу – международный терроризм. Зачастую возникновение этой угрозы связывали с политикой США, а также с исторически сложившимися противоречиями между христианской и мусульманской цивилизациями. Однако такие факторы, как психология экстремистов и особенности ее формирования, экономические предпосылки возникновения и роста радикальных настроений практически не отмечались американскими исследователями. Тем не менее, такие ключевые черты нового явления, как отсутствие постоянной дислокации, постоянных механизмов получения финансирования, а, следовательно, его неуязвимость для традиционных методов, уже были выделены экспертами Соединенных Штатов.

Кроме того, во введении мы подробно рассмотрели существующие определения понятия «международный терроризм», выявили его отличительные черты и показали основные причины и факторы его появления. Для решения данной задачи мы использовали официальные документы и законодательные акты России и США, в которых сделана попытка дать определение понятию «международный терроризм», а также работы отечественных и зарубежных экспертов, в которых рассмотрены вопросы происхождения международного терроризма и его отличий от терроризма прошлых лет.

В первой главе «Эволюция позиций консерваторов по вопросам происхождения международного терроризма и борьбы с данной угрозой» рассматривается проблема эволюции концептуальных взглядов на природу международного терроризма, предлагаемых специалистами консервативного направления, и оценивается влияние взглядов американских «правых» на выработку мер по борьбе с международным терроризмом в 2001–2004 гг.

Неоконсерваторы во многом оказали решающее влияние на формирование внешнеполитической доктрины первой администрации Буша и, в особенности, на разработку и реализацию контртеррористической стратегии США в 2001–2004 гг. Идеологические установки и принципы, сформули­рованные в рамках ПНАВ, легли в основу Стратегии национальной безопасности США 2002 г. Безусловно, вторжения в Афганистан и Ирак также произошли под влиянием «ястребов» в администрации Буша, хотя в случае с ликвидацией режима «талибов» в американском обществе и государственных структурах наблюдалось по большей части полное согласие с решением Вашингтона проводить военную операцию.

Дальнейшее развитие контртеррористической борьбы, теперь уже против авторитарного режима Саддама Хусейна в Ираке стало логическим продолжением реализации миссии неоконсерваторов – распространения демократии по всему миру. Именно этот путь, по мнению экспертов неоконсервативного крыла и неореалистов, во многом должен был устранить ключевую причину международного терроризма. В качестве такой причины ученые и специалисты называли политические факторы, а точнее политику правящих режимов в отношении своего населения в ряде стран, где отмечен рост радикальных настроений.

Неоконсерваторы и неореалисты были убеждены, что демократические ценности вовсе не являются чуждыми для мусульманских стран. Так же, как и на Западе, население «проблемных регионов» стремится к обретению прав и свобод. Важно подчеркнуть, что в отличие от приверженцев «цивилизационной» парадигмы, неоконсерваторы и неореалисты считали, что культурные, религиозные и социальные отличия не повлияют на дальнейшее развитие отношений между США, Ближним Востоком и Средней Азией.

Неореалисты также поддерживали неоконсерваторов в стремлении победить международный терроризм военными методами, а также путем построения свободного общества в «проблемных регионах». Вслед за неоконсерваторами, они верили в лидерство США. Тем не менее, вместе с приверженцами «цивилизационной» парадигмы неореалисты не считали, что весь мир следует изменить по образу и подобию США. Главным для них было не завоевание абсолютного господства, а скорее соблюдение национальных интересов.

Позиция неореалистов, по нашему мнению, наиболее обоснованна, поскольку в большей степени учитывает рациональные факторы. Тем не менее, отрицание масштабов межцивилизационных противоречий и убежденность в возможности построения демократии на Ближнем Востоке и в Средней Азии являются ошибочными, поскольку не учитывают историческое развитие мусульманских стран и особенности их традиционной государственно-правовой и религиозной структуры.

Помимо военных методов борьбы с международным терроризмом, специалисты консервативного крыла называют:

– ликвидацию террористов путем их физического уничтожения. Этот метод занимает наиболее важное место в ряду других;

– политико-экономическое давление на страны, в которых совершаются серьезные нарушения демократических норм;

– идеологическую борьбу с радикальными взглядами, которые пытаются насадить среди местного населения террористы;

– поддержку демократических сил в авторитарных государствах.

На протяжении 2001–2004 гг. взгляды представителей консервативного крыла не претерпели серьезных перемен. Следует отметить, что неореалисты и адепты «цивилизационной» парадигмы стали уделять более пристальное внимание социально-экономическим причинам международного терроризма после того, как ситуация в Ираке стала осложняться.

Позднее, когда положение США в Ираке стало критическим, а также росло количество противников «доктрины Буша» в самих Соединенных Штатах57, ряд видных представителей консервативного крыла выступили против политики Дж. Буша. Многие58 отмечают, что неоконсервативная концепция, которой продолжает следовать администрация Буша, уже дискредитировала себя и не предлагает новых решений проблемы исламского радикализма и международного терроризма. Так, известный политолог из Американского института предпринимательства, неореалист Джошуа Муравчик советует неоконсерваторам усиливать свое политическое влияние на Ближнем Востоке, вести активную пропагандистскую работу среди действующих и потенциальных союзников, а также провести бомбардировку Ирана и, наконец, выдвинуть на пост президента на выборах 2008 г. Джозефа Либермана59.

Умеренной критике подверг политику Вашингтона авторитетный специалист в области международных отношений, автор известной концепции «конца истории» Френсис Фукуяма. Во время своего визита на Украину в октябре 2006 г. он выразил сомнение в эффективности военных методов для защиты национальных интересов и продвижения идеалов демократии60. Эксперт подчеркнул, что в современном мире все большую роль играют негосударственные структуры и транснациональные объединения. Тем не менее, в своей книге61, вышедшей в 2006 г., он по-прежнему уверен в лидерстве США на международной арене и необходимости свержения недемократических режимов.

Во второй главе «Развитие представлений либералов о проблеме происхождения международного терроризма и борьбы с ним» нами прослежена эволюция концептуальных взглядов на природу международного терроризма, предлагаемых специалистами либерального направления, и оценено влияние концепций американских «левых» на выработку мер по борьбе с международным терроризмом на протяжении 2001–2004 гг.

Представители либерального крыла общественно-политической мысли оказали весьма незначительное влияние на позицию администрации Буша. Главным образом, это влияние становится очевидным при изучении документов Госдепартамента США периода 2003–2004 гг.: представители Госдепартамента полагали, что природа международного терроризма в большей степени обусловлена межцивилизационными противоречиями между Западом и Востоком. В третьей главе данного исследования мы подробно проанализируем содержание этих документов, из которого станет очевидным, что практически все методы, которые называли представители главного внешнеполитического ведомства США, были предложены приверженцами либерального направления.

Методы борьбы с терроризмом, которые называют либералы, следующие:

– проведение реформ в экономической и социальной сферах: стимулирование экономического развития, реформирование системы образования и социального обеспечения, внесение изменений в законодательство;

– проведение политических реформ: восстановление органов государственной власти, постепенное введение демократических норм в общественную жизнь «проблемных регионов». Важно отметить, что либеральные политологи подчеркивали важность учета региональной специфики стран, где обнаружены террористические группировки;

– культурная и религиозная терпимость в отношении представителей различных конфессий, культурных традиций.

Проблема исламского образования не привлекла пристального внимания американских исследователей, хотя именно в религиозных учебных заведениях будущие террористы осваивают азы терроризма по трудам радикальных мусульманских философов. Более того, сейчас преподаватели медресе прививают молодежи ненависть к демократическим принципам.

Влияние СМИ в «проблемных регионах» также не получило достаточного освещения в трудах американских специалистов социально-психологического направления. В то же время, для тех мусульман, которые имеют возможность покупать газеты, слушать радио и смотреть телевизор, необходимо доносить информацию о событиях, текущей ситуации в интерпретации, отличающейся от позиции местных властей и духовных лидеров.

В отличие от специалистов из консервативного крыла, либеральные политологи и эксперты на протяжении 2001–2004 гг. стремились найти как можно больше особенностей новой глобальной угрозы терроризма, определить причины этого явления. И даже несмотря на очевидную слабость методологии современных социально-психологических исследований природы международного терроризма, данное направление научной и общественной мысли является весьма значимым и наиболее проработанным с точки зрения методологии в рамках либерального направления. Подчеркнем, что современный терроризм – это совершенно иная угроза, радикально отличающаяся от терроризма прошлых лет.

Однако в Белом доме по-прежнему требовались исключительно практические рекомендации по борьбе с терроризмом. Власти США стремились быстрее ликвидировать боевиков, нежели проанализировать причины терроризма, а уж затем разрабатывать стратегию и тактические мероприятия по уничтожению террористов. Результатами данного метода формирования контртеррористической стратегии стало существенное осложнение ситуации на Ближнем Востоке, в Ираке и в Афганистане.

Тем не менее, мы считаем, что в ближайшее время позиция либералов относительно природы международного терроризма и методов борьбы с ним станет более влиятельной, чем ранее. Сейчас, когда фактически стала очевидной ошибочность политического курса неоконсерваторов на Ближнем Востоке и в Средней Азии, мы убеждены, что исследования ученых либерального крыла общественно-политической мысли США могут стать основой не только для формирования контртеррористической стратегии Демократической партии, но и быть использованы администрацией Буша для корректировки политики в отношении международного терроризма.

В третьей главе «Деятельность администрации Дж. Буша, Конгресса и спецслужб в 2001–2004 гг. по выработке стратегии борьбы с международным терроризмом» проанализирована позиция представителей органов власти США (прежде всего администрации Буша, Конгресса и спецслужб) по проблеме происхождения международного терроризма и показана эволюцию подходов США к решению проблемы террористической угрозы. В данной главе мы также обозначили контуры контртеррористической политики второй администрации Дж. Буша.

Блицкриг в Афганистане дал необходимые аргументы Дж. Бушу для продолжения борьбы против терроризма и за установление демократии в Ираке. Это направление должно было стать ключевым в антитеррористической деятельности США. И здесь Америку постигло разочарование. Силовое решение, в котором был убежден Дж. Буш и его главные единомышленники – Дональд Рамсфелд, Дик Чейни и Кондолиза Райс, оказалось неверным. Иракская военная кампания в устах экспертов из многих стран62 уже стала провалом американской политики на Ближнем Востоке. И действительно, для подобных утверждений есть серьезные основания: начавшееся в 2002 г. вторжение коалиционных сил и последующее свержение режима Саддама Хусейна привело лишь к дестабилизации обстановки в Ираке. Национальные и религиозные группировки вступили в открытую борьбу за власть в стране, хотя ранее диктатура сдерживала претензии шиитского большинства.

К марту 2005 г. в Ираке, где расположена наибольшая часть войск союзников, временная администрация, созданная американцами, по-прежнему не имела авторитета среди иракцев: периодически совершались теракты, войска мятежников то и дело производили вылазки против натовских войск. По данным на ноябрь 2005 г.63, в Ираке погиб уже 2031 американец, а в Афганистане – 244 американских солдата, что весьма сложно объяснить стремлением Америки принести свободу на Ближний Восток. И уж тем более нельзя трактовать как желание иракцев обрести демократию. Это свидетельствует о невнимании к причинам появления радикальных настроений в Ираке: руководство Соединенных Штатов было убеждено, что целью террористов является лишь борьба за власть. Голоса либералов, твердивших о ненависти со стороны мусульман по отношению к американцам, о тяжелой экономической ситуации и этно-религиозных противоречиях, услышаны не были. В этой связи уместно вспомнить статью авторитетного политолога Генри Киссинджера64, который справедливо указал на особенности ближневосточных обществ, чтобы показать, насколько трудным и долгим будет путь к установлению в них демократии.

Ослабление позиций США в Ираке привело к тому, что союзники выразили неготовность содействовать США в установлении демократии и правопорядка на Ближнем Востоке. Стал очевиден тот факт, что фактически вся концепция, объясняющая вторжение американских войск в Ирак, строилась исключительно на пропагандистских заявлениях неоконсерваторов из администрации Буша, правительства и Конгресса. Но, несмотря на их усилия, военная операция по свержению Саддама Хусейна не стала в глазах союзников логическим продолжением ликвидации баз «Аль-Каиды» и режима талибов в Афганистане.

Как показывают совсем недавние документы, политика администрации Буша в отношении ликвидации террористической угрозы нисколько не поменялась. В Стратегии национальной безопасности, опубликованной в марте 2006 г.65, сохранены ключевые приоритеты контртеррористической борьбы: уничтожение террористов военными силами, активное продвижение демократии и применение действенных мер по предотвращению возможных терактов (разведка, контроль над миграцией и пр.). Трактовка причин возникновения и развития радикальных настроений также не изменилась: ограничение политических свобод населения «проблемных регионов» авторитарными режимами, убежденность этого населения в том, что виной такому положению – политика западных государств, невежество потенциальных террористов, которые становятся марионетками в умелых руках террористов, убежденность населения в том, что насилие против «обидчиков» является не просто оправданным, но даже богоугодным делом.

В этом документе уже более четко прописано, что дальнейшая политика США будет похожа по принципам формирования на политические курсы Трумэна и Рейгана: следование идеалам как цель и реализм как средство достижение этой цели. В целом Стратегия национальной безопасности 2006 г. продолжает и развивает мысли, обозначенные СНБ в стратегии 2002 г.: продвижение демократии (вера в непогрешимость демократии американского образца), уничтожение террористов. Однако в новой стратегии содержится весьма важная мысль, которая не звучала в 2002 г.: несмотря на важность международного сотрудничества в борьбе с международным терроризмом, США должны быть готовы действовать одни, используя все свое влияние и возможности. Это говорит о том, что дальнейший внешнеполитический курс США будет построен в большей степени на принципах неоконсерватизма, нежели неореализма.

Именно в духе неоконсерватизма следует рассматривать недавние заявления Ричарда Чейни и Кондолизы Райс в Вильнюсе (май 2006 г.), а также Ричарда Лугара в Сенате (сентябрь 2006 г.), которые уже фактически приписали Россию к «оси зла», поскольку наша страна упорно не хочет строить у себя демократию по-американски и «использует нефть и газ для запугивания и шантажа соседей»66. Как показывает краткий обзор американской прессы директора Национальной лаборатории внешней политики Владимира Фролова, многие издания развернули пропагандистскую кампанию, направленную на дискредитацию России.

Недавно прошедшие выборы в Конгресс, на которых полную победу одержали демократы, стали одним из важнейших признаков кризиса неоконсервативной внешней политики Дж. Буша. Демократы, которые в большинстве своем выступают за разделение ответственности за поддержание миропорядка между несколькими державами67, получили большинство в обеих палатах американского парламента, что, безусловно, станет серьезным препятствием на пути дальнейшего развития агрессивной политики Дж. Буша68. Знаковым событием в этой связи стала отставка Дональда Рамсфелда, с уходом которого влияние «ястребов» в администрации существенно снизилось69. Новый министр обороны Роберт Гейтс уже выразил серьезные сомнения в успехе Соединенных Штатов в урегулировании ситуации в Ираке, в котором к осени 2006 г. погибло уже почти 3000 амери­канцев. Демократы, получившие большинство в обеих палатах Конгресса, требуют постепенного вывода американских войск из Ирака и проведения либеральных реформ70. Эти события свидетельствуют о завершении военного этапа контртеррористической борьбы администрации Буша.

В настоящее время администрация Буша сталкивается с целым комплексом сложных проблем в Ираке, где вывод американских войск может привести к распаду государства на три части по этно-конфессиональному признаку и к увеличению опасности террористических актов против США71. Тем не менее, у нынешней администрации фактически нет решения данной проблемы.

Между тем, нельзя не отметить эффективность усилий исполнительной власти США, направленных на недопущение новых терактов на территории Соединенных Штатов. Этого удалось добиться благодаря активному принятию мер по ограничению въезда в США иностранных граждан, качественной работе различных ведомств по координации контртеррористических мероприятий, ясному пониманию политики правительства американским населением, которое оказывало поддержку властям.


К защите предлагаются следующие основные выводы исследования:

  1. В 1991–2001 гг. в политико-академическом сообществе США не сложилось четкого понимания такого явления, как международный терроризм. Американские специалисты и политические деятели лишь прикоснулись к проблеме природы этого явления и, следовательно, не смогли предложить эффективных мер по устранению угрозы терроризма. Более того, они недооценивали масштабы деятельности международных террористических организаций.

  2. Несмотря на расширение круга рассматриваемых вопросов, связанных с проблемой происхождения международного терроризма, даже в рамках одного направления (либерального или консервативного) между специалистами не было единства во мнениях относительно причин возникновения террористической угрозы и методов борьбы с ней. По нашему мнению, это было связано со сложностью и необычностью такого явления как «международный терроризм», а также с тем, что глобальная террористическая угроза появилась сравнительно недавно и до 11 сентября 2001 г. рассматривалась лишь немногими как серьезная опасность и вызов складывающейся после распада двухполюсного мира системы международных отношений.

  3. Предпринятые в рассматриваемый период попытки дать исчерпывающее определение «терроризму» вообще и «международному терроризму» не увенчались успехом. Причина тому – постоянное развитие такого явления, как терроризм, которое берет на вооружение все новые и новые методы. Поэтому на наш взгляд, помимо исчерпывающего общего определения терроризма, требуется законодательно зафиксировать и перечень всех возможных типов деяний, которые уже использовались или могут быть использованы террористами для воздействия на третью сторону.

  4. Говоря в целом о взглядах политико-академического сообщества США на проблему международного терроризма, следует отметить те общие моменты, которые объединяют рассмотренные в исследовании идейные течения. Прежде всего, американские консерваторы и либералы едины в убеждении, что демократия есть наиболее совершенная форма государственного устройства, при которой террористическая угроза может быть сведена до минимума. Представители обоих направлений считают, что для установления демократии необходимо проведение реформ в политической, социальной и экономической сферах, однако неоконсерваторы уверены, что перед проведением реформ необходимо применить жесткие меры по устранению авторитарных режимов.

  5. Как показало изучение исследований американских специалистов, либералы и представители консервативного направления едины во взглядах на проблему происхождения терроризма на Северном Кавказе и методы борьбы с ним. По-прежнему американцы используют «двойные стандарты», давая оценки терроризму в Чечне и терроризму на Ближнем Востоке. Данное обстоятельство является свидетельством того, что в США многие продолжают мыслить категориями «холодной войны». Порой американцы настаивают на том, что биполярная система международных отношений продолжает существовать в немного измененном состоянии, с той разницей, что теперь полюсу демократии противостоит полюс терроризма. Это единодушие могло привести к конкретным политическим шагам со стороны Вашингтона, однако здесь решающую роль сыграла позиция Дж. Буша, который официально заявил о том, что проблема чеченского терроризма является внутренним делом России, и признал захват школы в Беслане террористическим актом.

  6. Наиболее влиятельные американские эксперты и государственные деятели из числа неоконсерваторов, многие из которых являлись членами Проекта для нового американского века, на протяжении 2001–2004 гг. недооценивали важность глубокого изучения причин международного терроризма. Прежде всего это объяснялось тем, что методы борьбы с международным терроризмом, равно как и с любой другой угрозой, должны были отвечать более «высокой» цели – построению системы глобального лидерства Соединенных Штатов. Поэтому предполагалось сначала уничтожить членов радикальных группировок и их тренировочные базы, а затем, с помощью политического и экономического давления, а также путем свержения руководства, как было в случае с Ираком, установить «демократические» режимы в «проблемных регионах» – на Ближнем Востоке и в Средней Азии.

  7. Следует отметить, что именно в исследованиях международного терроризма представителями либерального направления общественно-политической мысли США на протяжении 2001 – начала 2005 г. прослеживалось развитие подходов к изучению проблемы возникновения международного терроризма и борьбы с ним. Эксперты находили все новые и новые причины возникновения и развития радикальных настроений, появления террористических группировок, расширяли источниковую базу своих исследований, изучая священные тексты, официальные документы и материалы, записи интервью с лидерами террористов и непосредственными исполнителями. Это позволило ученым либерального направления рассмотреть такое явление, как международный терроризм, с самых разных сторон: отметить факторы его появления, понять векторы развития, а также найти наиболее адекватные методы борьбы с ним.

Именно либералы смогли подчеркнуть те отличия, которые имелись между терроризмом эпохи «холодной войны» и международным терроризмом XXI века, прежде всего тот факт, что данное явление не вписывается в стандартные представления о субъектах международной политики, существующих в теории международных отношений. Следовательно, либералы были убеждены, что требовалась выработка особого комплекса методов борьбы с международным терроризмом, причем применение военных сил фактически не рассматривалось, поскольку это средство в большей степени эффективно в случае ликвидации угрозы, исходящей от объекта с конкретной территорией, финансово-экономической системой, государственными структурами. Неоконсерваторы и неореалисты, напротив, в большей степени уделяли внимание изменению международного положения США в процессе развития контртеррористической борьбы и его поддержанию в целях занятия Соединенными Штатами позиции лидера в мировой политике;

  1. Проведенный нами анализ официальных документов и материалов позволяет сделать вывод, что до 11 сентября 2001 г. политическое руководство США не уделяло серьезного внимания проблеме международного терроризма. Тем не менее, буквально сразу после этих трагических событий администрация Буша назвала имена террористов и название организации, к которой они принадлежали.

Более того, через несколько месяцев были обнаружены тренировочные лагеря террористов «Аль-Каиды» в Афганистане, после чего США оперативно подготовили и начали военную операцию по свержению режима талибов.

Эти выводы и факты свидетельствуют о том, что борьба с террористической угрозой, начавшаяся после 11 сентября, оказалась всего лишь средством для построения системы глобального лидерства Соединенных Штатов.

1   2   3

Похожие:

Эволюция американских концептуальных взглядов на природу международного терроризма и методы борьбы с ним (2001-2004 гг.) iconДоклад Генерального секретаря
Укрепление международного сотрудничества и технической помощи в области предупреждения терроризма и борьбы с ним
Эволюция американских концептуальных взглядов на природу международного терроризма и методы борьбы с ним (2001-2004 гг.) iconТемы контрольных работ по курсу «Конфликтология»
Эволюция научных взглядов на природу и сущность конфликта. Психологические условия успеха на переговорах
Эволюция американских концептуальных взглядов на природу международного терроризма и методы борьбы с ним (2001-2004 гг.) iconВ. Д. Шадриков Эволюция взглядов на природу и сущность способностей
Попытки их философского осмысления мы находим в трудах Платона и Аристотеля, Аврелия, Августина и Фомы Аквинского, Ибн-Сины и Фараби,...
Эволюция американских концептуальных взглядов на природу международного терроризма и методы борьбы с ним (2001-2004 гг.) iconПрограмма вступительного экзамена в аспирантуру по специальности 07. 00. 09 историография, источниковедение и методы исторического исследования Составитель Э. А. Шеуджен
...
Эволюция американских концептуальных взглядов на природу международного терроризма и методы борьбы с ним (2001-2004 гг.) iconТеррористическая атака на Всемирный торговый центр в Нью-Йорке 11 сентября 2001 года была не первой в ряду нападений на гражданские объекты. Два фактора
Во-первых, это была одна из наиболее четко спланированных, масштабных и зловеще зрелищных акций международного терроризма
Эволюция американских концептуальных взглядов на природу международного терроризма и методы борьбы с ним (2001-2004 гг.) iconЭволюция идейно-эстетических взглядов Р. И. Рождественского в контексте литературного процесса второй половины
Эволюция идейно-эстетических взглядов Р. И. Рождественского в контексте литературного процесса второй половины 1950-х – первой половины...
Эволюция американских концептуальных взглядов на природу международного терроризма и методы борьбы с ним (2001-2004 гг.) iconПлан занятия: Введение Истоки и классификация терроризма, основные черты современного терроризма Террористическая деятельность и ее содержание
Религиозный экстремизм как разновидность терроризма. Особенности религиозно-экстремистской деятельности
Эволюция американских концептуальных взглядов на природу международного терроризма и методы борьбы с ним (2001-2004 гг.) iconДиссертация: «Французское общественное мнение в отношении арабо-израильского конфликта в период президентства Ф. Миттерана (1981-1995 гг.)»
События 11 сентября 2001 г и проблема международного терроризма. Югославский кризис. Арабо-израильский конфликт. Иракский кризис....
Эволюция американских концептуальных взглядов на природу международного терроризма и методы борьбы с ним (2001-2004 гг.) iconI общие вопросы борьбы с терроризмом
Интерпол против терроризма: Сборник международных документов / Министерство Внутренних Дел рф; Сост. В. С. Овчинский. М.: Инфра-м,...
Эволюция американских концептуальных взглядов на природу международного терроризма и методы борьбы с ним (2001-2004 гг.) iconЗадачи Действия по реализации задач Срок выпол-нения
Консолидация национальной законодательной базы в целях содействия процессу предупреждения и борьбы с отмыванием денег и финансированием...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница