Охрана общественного порядка в поволжских городах первой половины XIX века // Известия снц ран. Спец выпуск «Новые гуманитарные исследования»» / Гл ред. В. П




Скачать 111.57 Kb.
НазваниеОхрана общественного порядка в поволжских городах первой половины XIX века // Известия снц ран. Спец выпуск «Новые гуманитарные исследования»» / Гл ред. В. П
Дата03.03.2013
Размер111.57 Kb.
ТипДокументы




УДК 947.083.

Охрана общественного порядка в поволжских городах первой половины XIX века // Известия СНЦ РАН. Спец. выпуск «Новые гуманитарные исследования»» / Гл. ред. В.П. Шорин.- Самара: СНЦ РАН, 2006.- С.106-110.


© 2006 А.Б. Бирюкова


Самарский государственный технический университет


В статье освещается организация общественного порядка в дореформенном городе российской провинции. Рассматриваются способы комплектования полицейских и пожарных команд, эффективность их деятельности; анализируется криминогенная обстановка, характеризуются виды преступлений совершавшихся в городе; выявляется социалоно-психологический портрет преступника и стража порядка.


Особое место в исследовании социокультурной среды провинциального города занимают как вопросы ее организации, так и изучение способов охраны городского пространства. В связи с этим необходимо выявить охранные структуры в провинции и проанализировать проявления девиантности, характерные для поволжских городов первой половины XIX века. Контроль за соблюдением общественного порядка, благоустройством города, застройкой, соблюдением противопожарных и санитарных норм, надзор за торговлей возлагался на полицию. Независимо друг от друга в городах существовали следующие охранные структуры: гарнизонные батальоны, команды инвалидов, полицейские команды и наемные полицейские служители. К охране Саратова и Самары привлекались казаки [1. Ф.1287. Оп.39. Д.78. Л.74об.]. В 1811 г. были созданы войска внутренней стражи, состоявшие из гарнизонных батальонов и команд служащих инвалидов [1. Ф.1286. Оп.1. Д.41. Л.1,18].

Полицию в городах возглавлял полицмейстер или городничий, им подчинялись приставы гражданских и уголовных дел, квартальные надзиратели. Последние начальствовали над сторожами и квартальными поручиками, которые выбирались из жителей квартала. Полицейские пользовались услугами неофициальных осведомителей из числа извозчиков и дворников. Города делились на полицейские части (200-700 дворов) и участки (50-100 дворов). В Саратове (с 1810 г.) было 4 полицейских части, в Симбирске и Пензе - три [3. Ф.5. Оп.1. Д.2869. Л.58., 7. С.100., 8. С.66-67]. Штат полиции Саратова в 1800-х годах состоял из 1 полицмейстера, 3 частных приставов, 6 квартальных надзирателей и 60 десятских. К 1840-м годам здесь было 183 полицейских, 4 пристава и один младший полицмейстер. Городское общество нанимало на три года пожарных караульщиков, будошников, десятников, лесных надзирателей, базарных смотрителей. Частично полицейские служители «поставлялись» от мещанского сословия, частично - от слободских жителей [8. С.223]. Надзор за ссыльными осуществляли жандармы. Поволжские города становились местом ссылок общественно опасных личностей. В начале 1840-х годов в Саратове проживало 13 поднадзорных, в Пензенской губернии -12. Половину из них составляли ссыльные поляки, отправленные сюда «за сношение с лицами, изобличенными в злоупотреблениях противу правительства» [4. Ф.1. Оп.1 Д.360. Л.3об.-8], остальные были чиновниками и военными, высланными из столиц «за пьянство и распутную жизнь» [3. Ф.5. Оп.1. Д.2679. Л.30].

В поволжских городах долгое время отсутствовали профессиональные полицейские и пожарные команды. Они комплектовались или за счет найма или набирались из числа жителей города. Самой организованной была пожарная команда Саратова, устроенная на столичный манер в 1820-е годы. В каждую из 4-х частей города были закуплены по 20 лошадей, разделявшиеся по мастям, и пожарный инструмент [9. C.164]. Постепенно принцип вольного найма стал преобладать в комплектовании пожарных команд. В Самаре, Краснослободске и других городах профессиональных пожарных команд не было вплоть до середины XIX века, поэтому для охраны города вводились специальные ночные и дневные караулы. Дежурный горожанин обязан был иметь бочку в 20 ведер, лошадь и являться с ними на пожар [3. Ф.5. Оп.1. Д.2627. Л.12-18об].

Оплата труда рядовых полицейских чинов была невысокой. В 1840-е годы десятские получали по 60 руб. в год [3. Ф.5. Оп.1. Д.2627. Л.19-25об.]. Некоторые полицмейстеры прилагали усилия к сохранению спокойствия в городах, но большинство из них были взяточниками и коррупционерами. Денежные подношения «стражам закона» были распространенным явлением, нормой считалось преподнесение квартальным «за труды» трехрублевой «синенькой» ассигнации. Неплохой доход получали полицейские чины и базарные служители с крестьян, приезжавших для продажи съестных припасов в базарные дни. Имели место так же должностные преступления. Только в Саратове за полвека было привлечено к суду два полицмейстера [14. С.322].

Среди полицейских чинов, брандмейстеров, смотрителей тюремных замков было много бывших солдат и офицеров. С 1815 по 1852 гг. в Пензенской губернии 15 городничих были участниками Отечественной войны 1812 года [2. С.34, 177]. Получение этой должности для небогатого, искалеченного в войнах офицера было несказанным благом. Нижние воинские чины в результате ранения могли поступить в инвалидную команду. Караулы, конвои, незаконное использование на «партикулярных работах» изнуряло солдат и не способствовало их профессиональному и личностному росту. Деморализации облика полицейского способствовала, как неоднозначная позиция правительства, так и непонимание городским сообществом важности полицейской и пожарной служб. Часто горожане отдавали в полицейские и пожарные хулиганов или неплательщиков. А.Д. Балашов в начале 1820-х годов в проекте преобразования полиции предлагал увеличить полицейским жалованье; снабдить их «уставом и правилами»; за добросовестную службу представлять к наградам; оказывать полицейским чиновникам «большее уважение, нежели введено у нас в обыкновение» и только после применять наказания к недобросовестным полицейским [13. С.135]. В гарнизонные батальоны высылались также провинившиеся в столице солдаты [5. С.10]. Своим присутствием они лишь расшатывали обстановку внутри подразделений. Пополнение полицейских команд за счет правонарушителей способствовало сращиванию преступного мира с полицией. Нередко случалось, что солдаты внутренних гарнизонов оказывались в родственных отношениях с преступниками [3. Ф.5. Оп.1. Д.2869. Л.2]. Низкий нравственный уровень, злоупотребление властью, трактовка законов с позиции собственной выгоды сочетавшееся с маргинальным происхождением некоторых представителей охранных структур приводили к дискредитации полицейской службы.

Финансирование полиции и пожарной части осуществлялось из городских доходов, а недостаток средств покрывался за счет сборов с обывателей. Обустройство «соразмерной» полицейской части признавалось необходимым в начале XIX века в Саратове, Камышине, Царицыне и Дубовке, однако доходы этих городов не позволяли выполнить задачу в полном объеме. Города испытывали нехватку средств на обновление пожарного инструмента, покупку лошадей и ремонт повозок. Причины этого заключались: в недостатке финансирования; попустительстве со стороны городских властей; в бессистемности организации противопожарных мероприятий. Пожар 1833 г. в Балашове, уничтоживший половину города, невозможно было потушить из-за кражи пожарного инвентаря. Местный городничий отреагировал на это так: «Хорошо… воры сделали, что раскрали никуда ни годящийся инструмент, дурно только, что не украли самого голову Туркина, так как всякий другой голова озаботился бы устройством лучшего инструмента» [9. С.217]. Срок эксплуатации пожарного инструмента составлял 8 лет [3. Ф.5. Оп.1. Д.1223. Л.8-8об], но из-за дороговизны его постоянное обновление было затруднительно. Пожарный инструмент изготовлялся в столичных пожарных депо, созданных в 1812 году. Города присылали сюда для обучения своих людей.

Криминальный фон провинциального города составляли мелкие правонарушения; убийства, разбои и грабежи случались редко. В поволжских городах урбанистические тенденции протекали замедленно. Некоторые проявления девиантности, например суицид, не были здесь распространены. Самоубийство в первой половине XIX века было редким явлением как в столицах, так и в провинции. Во время ярмарок и летом поволжские города наполнялись публичными женщинами. Рынок спроса на эти «услуги» складывался за счет притока в город мужского населения (крестьян-отходников, иногородних купцов и мещан). Система прогибиционизма приводила к массовой тайной проституции, в которой сводниками выступали содержатели постоялых дворов, трактиров, бильярдных. Прямые свидетельства о наличие проституции в провинциальных городах крайне фрагментарны. Среди проституток значительную часть составляли солдатки и казенные крестьянки [3. Ф.5. Оп.1. Д.1796. Л.113]. Городская преступность - во многом сезонное явление. Ярмарки, рекрутские наборы и пожары дестабилизировали обстановку в городах. Они сопровождались разгулом пьянства и мелкого хулиганства. Значительную долю задержанных за пьянство составляли казенные крестьяне и дворовые. Злоупотребление алкоголем было особенно распространено среди чиновников и духовенства. Увеличение числа привлекаемых за пьянство наблюдалось в осенне-зимний период [3. Ф.5. Оп.1. Д.2118. Л.19-27об.].

Каждым вторым преступлением, совершенным в городе, было воровство и мошенничество. Краденные вещи сбывались через сидельцев питейных домов. При найме на работу они подписывали договор, в котором особым пунктом значилось: «Воров и разбойников в питейном доме не укрывать,… закладов под продажу питей…не принимать, а всегда продавать [вино] за наличные деньги» [3. Ф.429. Оп.1. Д.10. Л.3об.]. В Саратове и Симбирске воры и разбойники укрывались в садах, оврагах и у раскольников. Беглецы находили кров в раскольничьих монастырях Саратовской губернии [5. Т.II. Вып.I. С.81-82]. Преступным промыслом была подделка паспортов и денежных ассигнаций. Одними из самых распространенных преступлений были дела о лесных порубках. Множество подобных дел заводилось во время пребывания здесь военных. Они самовольно вырубали лес, а форштмейстер записывал это как самовольные порубки горожан [9. С.175]. Обширность пространства была препятствием для охраны лесов от незаконных порубок. Не раз лесные надзиратели наказывались за халатное отношение к своим обязанностям. В 1819 году в Пензе все смотрители за пропуск порубки леса получили 20 ударов плетьми и 2 недели ареста [3. Ф.132. Оп.2. Д.37. Л.1].

Значительное число дел в городах возбуждалось по подозрению в поджогах, но из-за недостаточной доказательной базы они скоро прекращались. Поджоги могли носить бытовой характер. Сильный пожар выступал «прикрытием» для сведения счетов между врагами. Городским властям было выгодно представлять в качестве причины пожара поджог, тогда с них снималась всякая ответственность за неквалифицированные действия пожарных или негодный инструмент. В ряде случаев поджоги действительно имели место и носили демонстративный характер, выступая способом социального протеста. Иногда поджигателями оказывались не сами злоумышленники, а «наемники», в том числе и дети [3. Ф.132. Оп.2. Д.624. Л.1,2]. В поджогах участвовали ученики, бродяги и солдаты [12. С.217, 26]. Нищие представляли значительную проблему для властей поволжских городов. Крестьяне и некоторые горожане практиковали отдачу в аренду нищим собственных детей-калек, так как им лучше подавали сердобольные православные [5. Т.II. Вып.I. С.117,229]. Нищенство становилось профессиональным занятием в городах. Об этом свидетельствует контингент отбывавших наказание в рабочих домах. [10. Ф.1557. Оп.1. Д.51. Л.1-4].

Дерзкие преступления совершались не столько в самих городах, сколько около них. В городе за год происходило 3 убийства, тогда как в уезде их было 8 [18]. Убийства, особенно групповые, были крайне редки. Такое преступление являлось характерной чертой самосуда. Самосуд же свидетельствовал о живучести норм обычного права в городской среде. Ярким примером самосуда было групповое убийство в 1812 году в Покровской слободе Саратова главы соляных возчиков Пономаренко, которого ненавидели все жители [12. С.447]. Причина самосуда заключалась в убежденности совершавшего его, что власть не способна вынести справедливое решение в отношении преступника. В русской ментальности сложилось особое отношение к применению физической силы. Решение внутрисемейных конфликтов нередко сопровождалось в крестьянских и мещанских семьях избиением жен [1. С.156]. Все это было благодатной почвой для разрастания бытового насилия и разрешения межличностных конфликтов при помощи силы. Близким к бытовому насилию по своей сути было хулиганство. Главное для хулигана - оскорбление общественно значимых норм и унижение человеческого достоинства. Для него безразличен объект издевательства. В первой половине XIX века горожане сталкивались с хулиганскими выходками со стороны помещиков, которые наезжали в город и устраивали дебоши. В это время в городах не было разбойничьих шаек, поэтому трактовать хулиганство исключительно как городское явление для пореформенного периода неправомерно.

Беглые дезертиры, крепостные, отставные солдаты пополняли шайки разбойников, которые базировались в глухих селениях. Отставные солдаты были, чуть ли, не самой незащищенной категорией населения. Отслуживши более четверти века в армии, они возвращались в «мир» с собственными ценностными установками. Дальнейший их путь - это жизнь в городе и служба в инвалидной команде. В «миру» солдаты оказывались без поддержки и не приспособившись к новым условиям, шли на совершение преступлений. Солдат, прошедший не одну военную кампанию, не раз видавший смерть, привносил свою систему миропонимания в мирную жизнь. Многие годы муштры и постоянного риска способствовали формированию уникального социально-психологического типа. Главная его черта – бесстрашие, граничившее с поиском новых ощущений, некого «экстрима». В мирной жизни все эти качества оказывались невостребованными. Следствием этого было повальное пьянство и криминальный путь. Власти устанавливали цену за поимку преступников и предоставления сведений о разбойничьих притонах; рассылали приметы преступников. За поимку беглеца в 1818 году в Саратовской губернии выплачивалось 10 р., а за открытие притона –100 р. [11]. Воровской мир во многом мифологизировался. Чем отчаяннее был разбойник, тем большей мистической силой он наделялся простолюдинами. Считалось, что разбойники обладали тайными знаниями, знали заговоры, направленные на отыскание кладов, применяли особые травы для реализации своих замыслов [6. С.63]. В русском фольклоре деньги воспринимались как средство сообщения с иным миром. Об этом свидетельствуют наличие в фольклоре «героев при деньгах» (купцов, разбойников, солдат), обладавших маргинальным или «инобытийным» статусом.

Полицейская власть в провинции была полупрофессиональной. Многие функции государство перекладывало на плечи самих горожан. В условиях незначительного числа уголовных преступлений в городах, жители не воспринимали охрану правопорядка в качестве серьезной необходимости. Желание избавиться от морально или политически неустойчивых солдат и офицеров в столице приводило к высылке их в поволжские губернии. Состав качественно укомплектованных гарнизонов, разрушался предписанием высылать умелых солдат и офицеров в регулярную армию. Таким образом, политика центральных властей сводила на нет все усилия отдельных чиновников, стремившихся изменить ситуацию в охранных структурах.

Серьезной опасностью в городах было не наличие криминальных элементов, а возможность уничтожения города за несколько часов от огня. В городах Поволжья каждый день происходило множество правонарушений, так как взяточничество, самовольный захват земель, мошенничество торговых людей и чиновников, драки в среде чиновников и городского причта. Горожане предпочитали воспринимать подобные явления как часть системы, с которой вполне можно ужиться. Многие правонарушения с точки зрения законодательства не признавались таковыми самими горожанами. К ним относились: несоблюдение правил застройки, появление пьяным в общественном месте, прошение милостыни. Апелляция к закону, при помощи которой разрешались многие экономические конфликты, являлась признаком нарождавшегося гражданского общества. Тяжкие преступления были редким явлением и совершались, как правило, в состоянии алкогольного опьянения. Сравнительно невысокий уровень преступности в Поволжье первой половины XIX века объясняется отнюдь не слаженной работой полицейских структур, а уровнем общественного сознания в российской провинции. В поволжских городах наблюдался медленный рост урбанистических процессов, а относительная стабильность населения, позволяла разрешать межличностные конфликты мирным путем, руководствуясь системой ценностей, развившихся на основе норм православной этики.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Безгин, В.Б. Крестьянский самосуд и семейная расправа (конец XIX - начало XX вв.) / В.Б. Безгин // Вопросы истории. - 2005. - № 3.

2. Белоусов, С.В. «Недаром помнит вся Россия». Пензенцы - участники Отечественной войны 1812 года и заграничных походов в русской армии / С.В. Белоусов. - Пенза, 2004.

3. Государственный архив Пензенской области.

4. Государственный архив Саратовской области.

5. Еланский В.Г. Описание бумаг, извлеченных их архива Вольского нижнего земского суда (1818-1842 гг.) / В.Г. Еланский // Труды Саратовской ученой архивной комиссии. - 1891.- Т.III. - Вып.II. - Саратов, 1891.

6. Леопольдов, А. Статистическое описание Cаратовской губернии / А. Леопольдов. - СПб., 1939. Ч.1.

7. Мартынов, П.Л. Город Симбирск за 250 лет его существования / П.Л. Мартынов. - Симбирск, 1898.

8. Минх, А.Н. Описание архива упраздненной Аткарской градской думы (1782-1850 гг.) / А.Н. Минх // Труды Саратовской ученой архивной комиссии. -1888. - Т.I. - Саратов, 1888.

9. Попов, К.И. Записки о Саратове К.И. Попова / К.И. Попов // Саратовский край. Исторические очерки, воспоминания, материалы. Вып.1.- Саратов, 1893.

10. Российский государственный исторический архив.

11. Саратовские губернские ведомости. -1843.- №10.

12. Скопин, Н.Г. Записки дневные о делах и вещах достопамятных протоиерея Николая Герасимовича Скопина / Н. Г. Скопин // Саратовский исторический сборник.- Т.1. - Саратов, 1891.

13. Тот, Ю.В. Полицейские учреждения в проектах преобразования местного управления А.Д. Балашова / Ю.В. Тот // Россия в XIX – XX веках. Сборник статей к 70-летию Рафаила Шоломовича Ганелина / под ред. А.А. Фурсенко. - СПб.: Изд-во «Дмитрий Буланин», 1998.

14. Шомпулев, В.А. Провинциальные типы сороковых годов / В.А. Шомпулев // Русская старина.- 1898. - Август.


Protection of public order in the Volga region cities in the first half of the 19 th century.


©2006 А. B. Birjukovа


Samara State Technical University


The article traces the organization of public order in a pre-reform city of the Russian province. It shows the ways of recruiting police and fire teams, the effectiveness of their activity; the criminal situation as well as types of crimes committed in towns are analyzed; it also discovers the socio-psychological portrait of criminals and order guards.

Похожие:

Охрана общественного порядка в поволжских городах первой половины XIX века // Известия снц ран. Спец выпуск «Новые гуманитарные исследования»» / Гл ред. В. П iconА. Б. Бирюкова Особенности социокультурного пространства поволжских городов первой половины XIX века // Актуальные проблемы исторической науки: Международный сборник научных трудов молодых ученых / Под общ. Ред. О. В
Особенности социокультурного пространства поволжских городов первой половины XIX века // Актуальные проблемы исторической науки:...
Охрана общественного порядка в поволжских городах первой половины XIX века // Известия снц ран. Спец выпуск «Новые гуманитарные исследования»» / Гл ред. В. П iconИсследование зачатков мышления у животных-неприматов в первой половине XX века. Работы Н. Майера и О. Келера 31
Донаучный период накопления знаний. Представления о «разуме» и «инстинкте» животных в трудах естествоиспытателей XVIII — первой половины...
Охрана общественного порядка в поволжских городах первой половины XIX века // Известия снц ран. Спец выпуск «Новые гуманитарные исследования»» / Гл ред. В. П iconСуд присяжных в россии во второй половине XIX начале XX века (на примере пензенской губернии)
Охватывают Пензенскую губернию и составлявшие ее в конце XIX – начале XX века 10 уездов: Городищенский, Инсарский, Чембарский, Керенский,...
Охрана общественного порядка в поволжских городах первой половины XIX века // Известия снц ран. Спец выпуск «Новые гуманитарные исследования»» / Гл ред. В. П iconКонтрольная работа по теме «Мир в XIX веке»
Общественно-политическое учение XIX века, основными ценностями признававшее стабильность существующего общественного порядка, традиции...
Охрана общественного порядка в поволжских городах первой половины XIX века // Известия снц ран. Спец выпуск «Новые гуманитарные исследования»» / Гл ред. В. П iconЗагадки «Золотого века» русской культуры
Цель: развитие социально – адаптивной и когнитивной (познавательной) компетентности через овладение учащимися знаниями о российской...
Охрана общественного порядка в поволжских городах первой половины XIX века // Известия снц ран. Спец выпуск «Новые гуманитарные исследования»» / Гл ред. В. П iconРешением Президиума вак
Русская оперная школа первой половины XIX века: забытые имена
Охрана общественного порядка в поволжских городах первой половины XIX века // Известия снц ран. Спец выпуск «Новые гуманитарные исследования»» / Гл ред. В. П iconМинистерство культуры калининградской области институт всеобщей истории российской академии наук
Международные отношения и системы мирового порядка: от европейских войн второй половины XVIII – начала XIX века к современности:...
Охрана общественного порядка в поволжских городах первой половины XIX века // Известия снц ран. Спец выпуск «Новые гуманитарные исследования»» / Гл ред. В. П iconАнархо-индивидуализм в среде отечественной интеллигенции второй половины XIX первой декады ХХ века (на материалах гг. Москва и санкт-петербург)
Введение с. 4
Охрана общественного порядка в поволжских городах первой половины XIX века // Известия снц ран. Спец выпуск «Новые гуманитарные исследования»» / Гл ред. В. П iconВерховья зеравшана в историографии второй половины XIX -первой половины XX вв
Ведущая организация: Худжандский Государственный Университет им академика Б. Гафурова
Охрана общественного порядка в поволжских городах первой половины XIX века // Известия снц ран. Спец выпуск «Новые гуманитарные исследования»» / Гл ред. В. П iconУчебники и учебные пособия
...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница