Российская Академия Наук институт международных экономических и политических исследований центр азиатских исследований




НазваниеРоссийская Академия Наук институт международных экономических и политических исследований центр азиатских исследований
страница5/14
Дата28.11.2012
Размер1.65 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14

Тригубенко М.




НЕКОТОРЫЕ СООБРАЖЕНИЯ ПО ПОВОДУ РЕФОРМЫ

В СЕВЕРОКОРЕЙСКОЙ ЭКОНОМИКЕ


1. Причины перемен


Не случайно, что к реформе КНДР была вынуждена перейти только в начале ХХI века (конкретнее с середины 2002 г.) после пятидесятилетнего жесткого подавления предпринимательства и рынка. Ныне в КНДР создалась ситуация, когда без изменений курса «чучхе» нельзя было привлечь иностранные инвестиции, хотя с 1991 г. предпринимались попытки создать привлекательный инвестиционный климат, особенно заметные в области законодательного оформления свободных экономических зон.

Проведению ограниченной реформы отвечала также новая государственная политика. Согласно высказываниям Ким Чен Ира, КНДР должна стремиться к тому, чтобы стать сильной страной. Новая доктрина «сильной КНДР» постепенно вытесняла ортодоксальную теорию «чучхе» Ким Ир Сена, т.е. опоры на собственные силы. Поэтому желание привлечь иностранный капитал в кризисную экономику явилась главным побудительным мотивом обновления, которое во многих западных и российских публикациях обозначено, как начало реформирования северокорейской экономики. Строго говоря, реформа затронула ограниченный круг показателей, характеризующих переход экономики к рынку, а именно либерализацию цен, частичный отход от планово-централизованной системы.

Но в общем надо признать, что и при отрицательном результате, полученном от реформы цен, заработной платы и изменений валютного курса, северокорейское руководство решилось на перемены, которые были признаны в России, Южной Кореи и многими западными странами.

Северокорейская реформа имела не структурообразующую, а в известном смысле социальную направленность, поскольку при сохранении господствующей государственной формы собственности, и тем самым при отсутствии реальной конкуренции между субъектами различных форм собственности привела к ослаблению государственной монополии в сфере распределения материальных благ и легализовала «черный» рынок, включая рынок обмена валюты. Однако нацеленная на сближение государственных розничных цен с ценами неорганизованного (черного) рынка путем кратного повышения госцен и заработной платы реформа вызвала новый виток инфляции, возросший денежный спрос со стороны населения не был обеспечен товарным наполнением. В других (постсоциалистических) странах эта проблема решалась путем притока в торговлю импортных товаров, но ограниченность валютных ресурсов не позволяет КНДР возместить острый дефицит на внутреннем рынке ростом импортной продукции. Кроме того, несмотря на повышение заработной платы, покупательная способность подавляющей части населения остается низкой.


2. Анатомия реформы

2.1. Замена натуральных льгот монетаризацией

по корейскому образцу


Повышение заработной платы работникам бюджетной сферы прошло одноразово, согласно постановлению Кабинета Министров КНДР и было введено в действие 1 июля 2002 г. Зарплата повысилась для госработников со 150 до 2.000 вон, т.е. в 13 раз в среднем по стране, но с более высоким тарифом в некоторых гражданских отраслях (угольная, транспорт), в армии (до 6.000 вон). Одновременно произошло повышение госцен на продовольственные и промышленные товары в свободной торговле, но в размерах более высоких, чем заработной платы: от 20 до 40 раз. Либерализация розничных цен не отменяла сохранение продовольственного пайка - основы жизнеобеспечения 80% населения страны. Цены на товары продовольственной корзины по системе гособеспечения ниже, чем на те же товары на рынке. Например, после введения новой цены рис подорожал в 550 раз, с 8 чон за 1 кг до 45 вон (1 вона = 100 чон). Государство пыталось сохранить жесткое регулирование цен на рынках, но не спасло страну от гиперинфляции. Уже через год после либерализации рыночная цена на рис поднялась от 150 до 165 вон. Мясо подорожало до 600-1000 вон за кг. Средняя заработная плата хотя и повысилась за 2 года до 6 тыс. вон (что равно менее 5 долл.), но не поспевает за ростом розничных цен. По официальным заявлениям представителей ПРООН (продовольственной программа ООН), ¾ населения страны попрежнему живёт за счет международной гуманитарной продовольственной помощи.

Гиперинфляция подтолкнула власти к денежной реформе, которая сводится к обмену старых денег на новые и готовилась под патронажем Народного Банка Китая. Официальным поводом для реформы, якобы, стала деноминация, борьба с фальшивыми банкнотами, наводнившими внутренний денежный рынок. Реальная причина состоит в ликвидации банковского дефицита путем обязательного хранения новых денежных знаков на счетах Центробанка КНДР и таким путем изъятия, как полагают южнокорейские эксперты, скопившихся денег у населения, которые не могут быть пущены в оборот в силу товарного дефицита. Конечно, речь идет о более зажиточной прослойки населения. Реформа по деноминации внутренней валюты сопровождается её девальвацией по отношению к основным иностранным валютам – евро и доллару, но пока что на «черном рынке». Так, в середине 2004 г. стоимость одного евро поднялась до 1670 вон, одного долл. США – до 1475 вон.


2.2. Демонтаж «Тэанской системы работы»


Вторым элементом реформы стали некоторые изменения в системе планирования и управления. Напомним, что в КНДР вплоть до начала ХХI века функционировала жестко-централизованная, командно-административная система, которая с 1962 года получила официальное название «Тэанская система работы», основу её составило, так называемое, коллективное управление парткомом, ликвидация единоначалия прав директора, «детализация» государственного планирования. Одновременно государственная общенародная собственность вытеснила все иные формы собственности, поскольку кооперативный сектор был практически обобществлен, а частный прекратил существование после 1953 г. Сейчас возникли объективные условия для постепенного разрушения Тэанской системы работы. Первое из них - это жесточайший кризис, поразивший финансы, экономику, все отрасли хозяйства. В годы кризиса особенный урон экономике и обществу наносят энергетический и продовольственный кризисы, разрушение транспортной инфраструктуры. Второй фактор трансформации Тэанской системы – новая внешнеэкономическая доктрина, которую, с известной оговоркой, можно назвать политикой открытости КНДР в целях привлечения в разрушенную экономику иностранных инвестиций. И кризис, и внешняя политика открытости связаны и взаимообусловлены: для вывода экономики из затяжного экономического и финансового кризиса у КНДР нет собственных инвестиций, иностранные могут поступить в страну при ослаблении жесткого государственного контроля над экономикой. Новые условия требуют внесения корректив в социалистическую систему хозяйствования – сочетания централизованного планирования с элементами рыночной экономики, что, как известно, медленно, но очевидно наблюдается в последние 2-3 года в КНДР.

Инновации в системе управления КНДР происходят на макро и микроуровне экономики, макроэкономика представлена тремя секторами:

  • гражданской экономикой, т.е. отраслями, работающими на внутренний рынок,

  • военной экономикой, обслуживающей военно-промышленный комплекс,

  • свободными экономическими зонами, работающими в основном на внешние рынки.

В сферу макроуровня управления входят планирование, бюджет, инвестиции, материально-техническое снабжение, внешняя торговля.

На всех уровнях макро и микроуправления заметны изменения. Хотя управление ВПК попрежнему остается монополией государства, включая планирование, инвестирование, реализацию, внедрение ноу-хау, экспорт некоторых средств вооружения в развивающиеся страны Ближнего Востока и Южной Азии, но и здесь внедряются новые формы. Особое государственное внимание к ВПК объясняется не только политикой «укрепления обороноспособности КНДР», но и возможностью получения от экспорта оружия крупных валютных ресурсов. Они, по оценке, составляют от 1/3 до ½ общей экспортной валютной выручки. Признаками децентрализации здесь являются коммерческие фирмы (государственные или государственно-частные), которым государство передало часть полномочий, связанных с экспортом средств вооружения. Коммерческие фирмы во внешнеэкономической деятельности служат источником появления коррупции и новой социальной прослойки-бизнесменов.

В системе бюджетных дотаций государства осталось ограниченное количество крупных предприятий в тяжелой промышленности и в производственной инфраструктуре (электроэнергетика, транспорт). В аграрной экономике к сфере бюджетного финансирования относятся крупные оросительные устройства. Они в целом формируют первую сферу экономической структуры. Элементами хозрасчета, т.е. появления ограниченной самостоятельности, в этих отраслях можно объяснить некоторое послабление жесткой системы госпланирования. Например, при выполнении государственного плана-заказа госпредприятие может самостоятельно реализовывать часть сверхплановой продукции, а полученную прибыль использовать для пополнения фондов инвестиций и заработной платы или направлять на другие социально-производственные нужды.

Среди гражданских отраслей заметные изменения происходят на микроуровне производства. На самофинансирование переходят средние и мелкие предприятия, производящие потребительскую продукцию. Это было вызвано в первую очередь острейшим дефицитом сырья и инвестиций для производства товаров повседневного спроса во внутренней торговле. В отличие от России, других постсоциалистических стран, восполнявших кризис собственного производства товаров ширпотреба импортом, в КНДР этот канал ликвидации дефицита небольшой, представлен в основном товарами соотечественников Чхонрён, Китайской общины, контрабанды. В последние годы активно развивается мелкое и среднее предпринимательство, как государственное, так и частное, смешанные формы собственности и кооперационные связи, например, кооперация коммерческих фирм и компаний с домашними хозяйствами, с кооперативами надомников и т.д. Это вторая сфера гражданской экономики.

Третья сфера гражданской экономики (ресторанный бизнес, услуги, частично жилищно-коммунальное хозяйство) полностью переходит на рыночные принципы хозяйствования. 2-ая и 3-ья сферы гражданской экономики являются наиболее перспективными для развития сотрудничества КНДР с зарубежными партнерами, включая южнокорейские фирмы, для создания СП или предприятий со 100%-ой иностранной собственностью. Дешевый северокорейский рабочий труд в сочетании с южнокорейскими инвестициями могут составить сценарий для структурной перестройки экономики КНДР и сферы услуг, развития международного туризма и обслуживающих его отраслей: ресторанного и гостиничного бизнеса, менеджмента, транспортных, услуг и пр.

В государственном планировании также намечаются перемены. После провала выполнения последнего, семилетнего плана (о чем официально признали власти КНДР) экономика с середины 80-х годов развивалась на основе годовых, «мобилизационных планов», в которых официально был обозначен ограниченный перечень основных натуральных макропоказателей. Как стало известно, в КНДР с 2003 г. началась работа над составлением нового перспективного плана, в котором должны быть определены приоритетные отрасли и основная экономическая цель, в качестве которой могут быть названы восстановление и модернизация ослабленного и разрушенного в годы кризиса народнохозяйственного комплекса. Современная структурная политика попрежнему нацелена на сохранение неэффективного комплекса, о чем свидетельствует использование поступающих в страну иностранных инвестиций. Зарубежный капитал устремился в основном в трудоемкие отрасли второй и третьей сферы, а также в развитие ряда новых высокотехнологичных отраслей. Составить реально обоснованный перспективный план КНДР сможет только при соблюдении следующих условий: определении основных целей развития, приоритетных отраслей для инвестиций и при возможности получения достаточной для реализации этих целей иностранной помощи и прямых инвестиций. Процесс проникновения иностранного капитала в экономику КНДР начался, но в полном объеме зарубежные инвестиции могут поступить в КНДР лишь при соблюдении его гарантий безопасности средств инвесторов в случае возникновения рисков, среди которых на первом плане находится ядерная программа.

Международный опыт привлечения зарубежных инвестиций свидетельствует, что они поступают из трех источников:

  • прямых иностранных инвестиций в свободных экономических зонах,

  • валютных поступлений от экспорта;

  • по линии международной помощи ОДА (Официальной помощи развитию).

В КНДР, хотя и в ограниченном объеме, присутствуют все три вышеназванные источника инвестиций, из которых ни один не является достаточным для финансового обеспечения будущего перспективного плана и модернизации. Поэтому существует весьма реальная ситуация, что новый план будет опять-таки «планом мобилизации».

На макроуровне управления находится сектор, на развитие которого и КНДР, и похоже, Республика Корея возлагают особые надежды, связанные не только с преодолением северокорейского кризиса, но и с экономической адаптацией Севера и Юга - как предпосылки будущего государственного объединения. В течение 90-х годов ХХ столетия в Северной Корее последовательно разрабатывалось законодательство для привлечения иностранных инвестиций на весьма выгодных для зарубежных инвесторах условиях. Речь идет об особом внимании северокорейского руководства к созданию открытых экономических зон. Импульсом к принятию решений послужила поездка Ким Чен Ира в Китай и ознакомление с СЭЗ в Шанхае. В порядке эксперимента на юге КНДР начало работать промышленная зона Кэсон, с трудом формируется зона развития зарубежного туризма в горах Кымгансан. Государство не вмешивается в управление СЭЗ, регулирует свои отношения с посредством налогов, их хозяйственная деятельность построена на рыночных принципах. Прогрессивная роль СЭЗ в Северной Корее очевидна, поскольку здесь проходят адаптацию рыночные методы, включая конкуренцию, свободное ценообразование. Северокорейская рабочая сила получает более высокую квалификацию. Уровень жизни занятых в СЭЗ выше, чем на остальной территории страны.

В организации СЭЗ КНДР активно использует опыт Китая, особенно по развитию информационной экономики. Учитывая личную заинтересованность Ким Чен Ира в развитии системы Интернет и других сфер информационных технологий, повидимому, и эта отрасль наряду с товарами для населения может быть включена в промышленную структурную политику на перспективу. Для КНДР важно создание привлекательного инвестиционного климата, что зависит от изменения системы хозяйствования и отказа КНДР от ядерных амбиций и угроз. Плюсы в организации СЭЗ в Северной Корее заключаются и в том, чтобы использовать незанятую рабочую силу (по разным оценкам, от 200 до 500 тыс. человек). Она пока наплавляется в Россию, создавая для нее дополнительный продукт. Использование рабочей силы в самой Корее будет означать накопление продукта в стране и, следовательно, будет увеличивать общий экономический потенциал.

Как следует из анализа изменений в управлении КНДР, они происходят в основном под влиянием китайского фактора. Но ощущается ли влияние России на КНДР, например, по применению опыта изменения методов государственного планирования и управления, которое началось задолго до «горбачевской перестройки». Напомним, что в эпоху правления страной Н.Хрущевым в Советском Союзе предпринимались меры усилить роль местных государственных органов управления, вывести их из жесткой монополии государства путем организации совнархозов. В период экономического руководства страной премьер-министром А.Косыгиным (60-70-ые годы) обозначились попытки сочетания планирования на государственном уровне с хозрасчетом на предприятиях. Также предпринимались попытки изменить управление на горизонтальном уровне, но уже посредством организации НПО – научно-производственных объединений с предоставлением им довольно широких полномочий. Таким образом, до Горбачева все инновации в системе планирования и управления в СССР осуществлялись в рамках сохранения государственной плановой системы, поэтому были обречены на неудачу. КНДР внимательно следила за ходом и результатом реформы управления в промышленности СССР, но на практике советский опыт оказался не востребованным.

О влиянии гайдаро-чубайсковских реформ в России в начале 90-х годов при Ельцине на методы управления в КНДР можно говорить очень условно, поскольку КНДР официально не признает эти реформы, как образец для подражания, хотя использовала гайдаровскую политику либерализации внутренних цен в России, что впрочем дало такой же отрицательный результат, как и в России.


3. Противоречия экономического курса. Участие Южной Кореи в экономическом обновлении Севера страны


Реформа почти не затронула структурную политику, которая попрежнему ориентирована на развитие базовых отраслей (энергетики, металлургии, транспорта и пр.), не обеспеченных энергоносителями, отечественным сырьем, новым оборудованием. Острый дефицит инвестиций не позволяет осуществить модернизацию всего народного хозяйства, вывести ключевые отрасли из затяжного кризиса, технически их перевооружить. Поэтому реформирование обошло стороной решение ключевых проблем: в сельском хозяйстве - продовольственной, в промышленности - сохранения энергетической безопасности.

Кроме того, в условиях разрастания ядерного кризиса на Корейском полуострове идеологическая концепция «сильного» государства стала трансформироваться в концепцию «сонгун», т.е. «сильного милитаризованного государства», практическая реализация которой требует продолжения наращивания военно-промышленного комплекса и огромных финансовых затрат на оборону в ущерб развитию и модернизации гражданских отраслей.

Но нельзя сказать, что современное северокорейское руководство не видит противоречий между курсом на обновление (ограниченных реформ) и государственной милитаризованной политикой в духе концепции «сонгун». Однако сгладить эти противоречия оно пытается, опять-таки, полагаясь главным образом на международную помощь и особенно на помощь южных братьев, т.е. Республики Кореи. Выбивание гуманитарной международной помощи и попытки обустройства трех Зон, включая СТЭЗ Росон на Севере при опоре на южнокорейский капитал, – видимо, составляют суть современной экономической политики Северной Кореи.

О значении участия южнокорейского капитала в развитии и обновлении северокорейской промышленности показывает хороший старт индустриального парка Кэсон, где в конце 2004 г. было закончено строительство первой его очереди. Правительство РК дало разрешение 13-ти средним компаниям на участие в зоне Кэсон, а второй по величине активов южнокорейский банк «Ури Бэнк» впервые открыл здесь 7 декабря 2004 г. своё отделение и будет осуществлять обмен валюты, предоставление кредитных и депозитных услуг. По официальным данным, к 2020 г. около 2 тыс. южнокорейских компаний, используя дешевый труд северокорейских рабочих (в 2005 г. их число составит 350 человек), наладят в СЭЗ «Кэсон» производство обуви, одежды, часов, полупроводников и запчастей к автомобилям. Оценивая роль индустриального парка «Кэсон», расположенного у демилитаризованной линии по 38 параллели, разделяющей КНДР и РК, прибывший на открытие министр по делам объединения РК Чон Дон Ён отметил: «Кэсон» является лишь частью всеобъемлющих и конкретных программ, он проложит путь к созданию межкорейского экономического содружества и станет центром торгово-промышленного сотрудничества в Северо-Восточной Азии».1

Сотрудничество с КНДР поддерживает и президент Южной Кореи Но Му Хён, который упорно продолжает политику «солнечного тепла» в отношении КНДР, начатую с 2000 г. Ким Дэ Чжуном, несмотря на критику США и сопротивление внутренней оппозиции. Во время своего продолжительного заграничного турне в 2004 г. по 14 странам мира, включая латиноамериканский регион, Англию, Европу, Индию и Россию, Но Му Хён делал неоднократно заявления «о поощрении Севера продвигать реформы по пути нарождающегося рынка» и косвенно поддержал намерения КНДР продолжать политику самообороны. Во время пребывания в США он сделал особо смелое заявление в Лос-Анжелесе, призвав администрацию Дж.Буша отказаться от жесткого силового нажима на КНДР, сказав, что КНДР «сама откажется от ядерного оружия, поскольку нуждается в помощи всего мира, чтобы выжить», в противном случае «Пхеньян не сможет получить помощь не только от США и западного мира, но также от Китая, России и Южной Кореи». Президент высказался за то, чтобы предоставить КНДР гарантии безопасности и «шанс на проведение политики реформ и открытости с тем, чтобы она смогла преодолеть нынешние трудности».1

Администрация США со своей стороны продолжает политику изоляции КНДР от мирового бизнеса, иностранный бизнес сталкивается с мощным прессингом США и их союзников.

Многие СП из-за введенных Вашингтоном ограничений не могут импортировать оборудование, запчасти, медицинскую технику, компьютеры. По выводам западноевропейских бизнесменов, «если Америка пойдет на ужесточение санкций, иностранный бизнес будет вынужден уйти из КНДР».2

Несмотря на угрозы со стороны США и сопротивление южнокорейской оппозиции, внутрикорейский торговый оборот, по данным Национального статистического управления РК, в 2003 г. достиг 724,2 млн. долл. при общем северокорейском товарообороте в 2,4 млрд. долл. Развивается межкорейская промышленная кооперация по производству на северокорейских предприятиях готовых изделий из южнокорейского давальческого сырья. После принятия Указа об экспортно-импортной деятельности 200 государственных коммерческих компаний КНДР получили разрешение на самостоятельную внешнеторговую деятельность, и тем самым был дан старт для появления торговой диаспоры.

Приведенные факты говорят о том, что реформа в КНДР началась, может продвигаться, но медленно, небольшими шагами. Этот процесс, как признаёт и большинство южнокорейских аналитиков, уже необратим.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14

Похожие:

Российская Академия Наук институт международных экономических и политических исследований центр азиатских исследований iconСекция 7
Ведущий заседания – рязанцев сергей Васильевич, доктор экономических наук, профессор, Институт социально-политических исследований...
Российская Академия Наук институт международных экономических и политических исследований центр азиатских исследований iconИнститут международных экономических и политических исследований
Механизмы интеграции инвестиций при переходе на инновационный путь развития экономики россии
Российская Академия Наук институт международных экономических и политических исследований центр азиатских исследований iconИнститут международных экономических и политических исследований
«поставщиками» трудовых мигрантов – Азербайджана, Армении, Молдавии, Таджикистана, Узбекистана, Вьетнама, Китая. Большинство из участников...
Российская Академия Наук институт международных экономических и политических исследований центр азиатских исследований iconРоссийская академия наук
Институт востоковедения Российской академии наук (Санкт-Петербургский филиал) совместно с Центром цивилизационных и региональных...
Российская Академия Наук институт международных экономических и политических исследований центр азиатских исследований iconRussian Academy of Sciences The Institute of Russian History, St. Petersburg branch Trade Union Federation of St. Petersburg and Region of St. Petersburg
Российская Академия Наук Институт Российской истории. Санкт-Петербургский филиал Федерация Профсоюзов Санкт-Петербурга и Ленинградской...
Российская Академия Наук институт международных экономических и политических исследований центр азиатских исследований iconСоциальные механизмы управления организационными конфликтами
Ведущая организация: Институт социально-политических исследований Российской академии наук
Российская Академия Наук институт международных экономических и политических исследований центр азиатских исследований iconРавительство республики башкортостан академия наук республики башкортостан история башкирского народа в семи томах том V уфа гилем 2010
Российская академия наук Уфимский научный центр ■ Институт истории, языка и литературы
Российская Академия Наук институт международных экономических и политических исследований центр азиатских исследований iconЬство республики башкортостан академия наук республики башкортостан история башкирского народа в семи томах том VI москва восточная литература 2011
Российская академия наук Уфимский научный центр Институт истории, языка и литературы
Российская Академия Наук институт международных экономических и политических исследований центр азиатских исследований iconПрограмма конференции Учредители конференции Российская академия наук
Российский фонд фундаментальных исследований Министерство образования и науки Российской федерации
Российская Академия Наук институт международных экономических и политических исследований центр азиатских исследований iconГосударственное управление качеством жизни регионального социума: методология оценки эффективности
Работа выполнена в гбу «Центр перспективных экономических исследований» Академии наук Республики Татарстан
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница