Редакция по изданию библиотеки «философское наследие»




НазваниеРедакция по изданию библиотеки «философское наследие»
страница1/92
Дата28.11.2012
Размер10.3 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   92






ББК 87.3(2) Ф73

РЕДАКЦИЯ ПО ИЗДАНИЮ БИБЛИОТЕКИ «ФИЛОСОФСКОЕ НАСЛЕДИЕ»

Составление и общая редакция игумена АНДРОНИКА (Л. С. ТРУБАЧ ЕВА), Я. В. ФЛОРЕНСКОГО, М. С. ТРУБАЧЕВПЙ

© Архив священника

Павла Флоренского. Тексты. 1994

© Игумен Андроник (А. С. Трубачев), П. В. Флоренский, М. С. Трубачева. ISBN 5-244-00241-4 Составление. 1994

ISBN 5-244-00248-1 © Издательство «Мысль». 1994

© Скан и обработка: glarus63

ЖИЗНЬ И СУДЬБА

Священник Павел Александрович Флоренский, выдаю­щийся богослов, философ и ученый, один из замечатель­ных представителей русской культуры «серебряного ве­ка», родился 9 января 1882 года возле местечка Евлах Елисаветпольской губернии. Он был крещен в Тифлисской Давидовской Мтацминдской церкви с именем в честь свя­того апостола Павла. Святитель Филипп и апостол Павел стали его особыми покровителями.

Сведения о древних предках П. А. Флоренского по отцовской линии отрывочны. Известно, что род отца происходил из Малороссии и, вероятно, в XVII веке по­селился на костромской земле. До середины XIX века Флоренские принадлежали к духовному сословию. Ио­анн (конец XVII - начало XVIII в.) - диакон Афанасий Иванов (1732-ок. 1794)-диакон Матфей Афанасьев (р. 1757)-дьячок Андрей Матвеев (1786-ок. 1826— 1829)-Иван Андреевич Флоренский (1815-1866)-Алек­сандр Иванович Флоренский (1850-1908) - священник Павел Александрович Флоренский.

Дед, Иван Андреевич Флоренский, окончил Луховское Духовное училище, затем Костромскую Духовную Семина­рию. «Дед мой,-писал П. А. Флоренский в 1910 го­ду, - блестяще окончил семинарию и был послан в Ака­демию, но тут задумал, по любви к науке, уйти в Воен­но-Медицинскую Академию. Сам Митрополит Московский Филарет уговаривал его остаться и будто бы пророчил, что если примет монашество, то будет митрополитом. Но дед все же пошел по своему пути, на нищету и разрыв с отцом. Мне порою и является мысль, что в этом остав­лении семейного священства ради науки-τό πρώτον ψευδός всего рода, и что пока мы не вернемся к свя-

Принципиальная ошибка (греч.).

щенству, Бог будет гнать и рассеивать все, самые луч­шие попытки» .

По отцовской линии П. А. Флоренский наследовал как духовные склонности (это сказалось и в том, что в его лице род вернулся к священству), так и научные. Род Флоренских «отличался всегда принципиальностью в об­ласти научной и научно-организаторской деятельности. Флоренские всегда выступали новаторами, начинателями целых течений и направлений - открывали новые точки зрения, новые подходы к предметам» (из письма 27 ап­реля-13 мая 1935 г.).

Отец П. А. Флоренского, Александр Иванович (1850­1908), начав трудовую деятельность с инженера-путей­ца, в конце жизни стал помощником начальника Кавказ­ского округа путей сообщения.

Предки матери, Ольги (армянское имя Саломия) Пав­ловны Сапаровой (1859-1951), происходили из Гюлистана (Карабах). В XVI веке они были карабахскими меликами, одного рода со знатными Мелик-Бегляровыми. Из-за чу­мы, опустошавшей Карабах, а также теснимые шушинским ханом, карабахские беки бежали в село Болнисс Тифлис­ской губернии. Со временем почти все Мелик-Бегляровы вернулись в Карабах, но некоторые остались в Грузии и в дальнейшем смешивались и с грузинскими родами. По семейному преданию фамилия Сапаровых происходит от грузинского слова «щит», «защита», и это прозвание данная ветвь Мелик-Бегляровых получила за военную услугу Грузинскому царству. Таким образом, по мате­ринской линии П. А. Флоренский оказался связан и с Арменией, и с Грузией. От рода Сапаровых он унаследо­вал предрасположенность к яркому ощущению красоты материи и конкретного мира.

Детские годы П. А. Флоренского прошли в Тифлисе и Батуме, где отец строил военную Батумо-Ахалцыхскую дорогу. «Место моего рождения Евлах, - писал отец Павел, - где преизобилующая природными богатствами и обременительная избытком роскоши жизни степь стеснена двумя снеговыми горными группами... В этой двойствен­ности природы, меня воспитавшей, я склонен видеть наглядное выражение собственной моей двойственности, в которой север и юг через кровь исторически самую молодую и самую древнюю, напряженно противостоят друг

Свяц. Павел Флоренский. Детям моим. Воспоминания прошлых лет. Генеалогические исследования. Из соловецких писем. Завеща­ние. М., 1992. С. 279.

другу, не только не смешиваясь, но и, напротив, воз­буждая друг друга к более крепкому самоопределе­нию» .

Кроме старшего Павла в семье было еще шесть детей, «Отчасти по недостаточной обеспеченности, отчасти по убеждению родителей, семья жила очень замкнуто и серьезно: развлечения и гости были редким исключе­нием, но зато в доме было много книг и журналов, на что урезывалось от необходимого. Уровень семьи был повышенно-культурный, с разносторонними интересами, причем предметом интересов были знания технические (отец), естественнонаучные (дети) и исторические (отец, мать и отчасти все). Люди, с которыми сопри­касались мы, были по преимуществу сослуживцы отца или товарищи его по гимназии. [...]

Относительно моего интеллектуального развития пра­вильный лишь формально ответ был бы совсем неверен по существу. Почти все, что приобрел я в интеллектуаль­ном отношении, получено не от школы, а скорее вопреки ей. Много дал мне отец лично. Но, главным образом, я учился у природы, куда старался выбраться, наскоро отделавшись от уроков. Тут я рисовал, фотографировал, занимался. Это были наблюдения характера геологи­ческого, метеорологического и т. д., но всегда на почве физики. Читал я и писал тоже нередко среди при­роды. Страсть к знанию поглощала все мое внимание и время. Я составил себе стенное расписание занятий по часам, причем время, назначенное классам и обяза­тельному посещению богослужения, окружил траурной каймой, как безнадежно пропавшее. Но и его я пользо­вал для своих целей»

Разность вероисповеданий родителей, а также пре­клонение перед человеческим знанием явились причиной того, что П. А. Флоренский не получил в семье навыков церковной жизни. «О религии у нас никогда не говори­лось ни слова, ни за, ни против > ни даже повествова­тельно, как об одном из общественных явлений, разве только более-менее случайно проскакивало слово о культе дикарей или каких-нибудь египтян, но и то очень отрывочно. Чем ближе к Церкви было какое-либо понятие, тем менее оснований могло ему быть упоми­наемым в нашем доме: терпелась, и то еле-еле, лишь

Свящ Павел Флоренский. Там же. С. 92. 4 Флоренский П. Л. Автобиография//Наше наследие. 1988. № 1. С. 75.

религиозная археология, умершая настолько, что можно было твердо рассчитывать на ее религиозную бездейст­венность»5. «Воспитанный в полной изоляции от пред­ставлений религиозных и даже от сказок, - писал впо­следствии отец Павел,-я смотрел на религию как на нечто вполне чуждое мне, а соответственные уроки в гимназии вызывали лишь вражду и насмешку»6. «В цер­ковном отношении я рос совершенным дичком. Меня ни­когда не водили в церковь, ни с кем не говорил я на темы религиозные, не знал даже, как креститься»7.

В 1892 году П. А. Флоренский поступил во 2-ю Тиф­лисскую классическую гимназию, здесь же учились В. Ф. Эрн (1881-1917), А. В. Ельчанинов (1881-1934) и Д. Д. Бурлюк (1882-1967). Гимназию П. А. Флоренский окончил в 1900 году первым учеником с золотой ме­далью.

В конце гимназического курса, летом 1899 года, Флоренский пережил духовный кризис: открывшаяся огра­ниченность и относительность физического знания по­ставила перед ним вопрос об Истине абсолютной и цело­стной. Именно тогда П. А. Флоренский сделал самостоя­тельней шаг к религиозному мировоззрению.

Приход П. А. Флоренского к вере в Бога совершился под влиянием Божиих призывов, о которых он подробно рассказал в своих «Воспоминаниях». Однажды, когда Павел спал, он ощутил себя заживо погребенным на ка­торге, в рудниках. Это было таинственное переживание тьмы кромешной, небытия, геенны. «Мною овладело без­выходное отчаяние, и я сознал окончательную невоз­можность выйти отсюда, окончательную отрезанность от мира видимого. В это мгновение тончайший луч, кото­рый был не то не зримым светом, не то - не слышанным звуком, принес имя - Бог. Это не было еще ни осияние, ни возрождение, а только весть о возможном свете. Но в этой вести давалась надежда и вместе с тем бурное и внезапное сознание, что-или гибель, или спасение этим именем и никаким другим. Я не знал, ни как может быть дано спасение, ни почему. Я не понимал, куда я попал, и почему тут бессильно все земное. Но лицом к лицу предстал мне новый факт, столь же непонятный, как и бесспорный: есть область тьмы и гибели, и есть спасение в ней. Этот факт открылся внезапно, как по­

5 Флоренский 77. А. Детям моим... С. 126.

6 Архив свящ. Павла Флоренского.

7 Флоренский 77. А. Детям моим... С. 145.

является на горах неожиданно грозная пропасть в про­рыве моря тумана. Мне это было откровением, откры­тием, потрясением, ударом. От внезапности этого удара я вдруг проснулся, как разбуженный внешнею силой, и, сам не зная для чего, но подводя итог всему пере­житому, выкрикнул на всю комнату: «Нет, нельзя жить без Бога!»»**

В другой раз Павел пробудился от духовного толчка, который был так внезапен и решителен, что юноша нео­жиданно для себя выскочил ночью во двор, залитый лун­ным светом. «Тут-то и произошло то, ради чего был я вызван наружу. В воздухе раздался совершенно отчет­ливый и громкий голос, назвавший дважды мое имя: «Па­вел! Павел!»-и больше ничего. Это не было-ни уко­ризна, ни просьба, ни гнев, ни даже нежность, а имен­но зов, - в мажорном ладе, без каких-либо косвенных оттенков. Он выражал прямо и точно именно и только то, что хотел выразить - призыв... Так возвещаются вестниками порученные им повеления, к которым они не смеют и не хотят дополнить от себя ничего сверх ска­занного, никакого оттенка помимо основной мысли. Весь этот зов звучал прямотою и простотою евангельского «ей, ей-ни, ни».., Я не знал и не знаю, кому при­надлежал этот голос, хотя не сомневался, что он идет из горнего мира. Рассуждая же, кажется наиболее пра­вильным по характеру его отнести его к небесному вестнику, не человеку, хотя бы и святому»9.

Эти призывы завершились кризисом юношеского науч­ного мировоззрения и обретением веры в Бога как Аб­солютную и Целостную Истину, на которой должна стро­иться вся жизнь.

Первым душевным порывом после происшедшего перево­рота было желание уйти в народ, возникшее отчасти под влиянием чтения Л. Н. Толстого, которому в то время молодой Флоренский даже написал письмо. Родители на­стояли на продолжении образования, и в 1900 году П. А. Флоренский поступил на физико-математический факультет Московского университета. Среди его учителей знаменитые ученые и профессора: Б. К. Млод-зеевский, Л. К. Лахтин, Η. Е. Жуковский, Н. В. Буга­ев, Л. М. Лопатин, С. Н. Трубецкой. В эти годы юный

8 Флоренский П. Л. Детям моим... С. 211-212.

9 Там же. С. 215.

П. А. Флоренский начинает писать научные и философ­ские работы, пронизанные критикой эволюционизма, позитивизма, рационализма. Наибольшее влияние на него в этот период оказал один из основателей Московско­го математического общества, Н. В. Бугаев. Свое кандидатское сочинение «Об особенностях плоских кри­вых как местах нарушений прерывности» Флоренский предполагал сделать частью большой работы общефило­софского характера «Прерывность как элемент миро­воззрения», синтезирующей философские и математи­ческие идеи.

Помимо занятий математикой П. А. Флоренский слушал лекции Л. М. Лопатина на историко-филологическом фа­культете, принимал участие в философском семинаре С. Н. Трубецкого, самостоятельно изучал историю ис­кусства. Его собственное научно-философское мировоз­зрение складывается как идеалистическое и конкретно-символистское.

Во время учебы в университете П. А. Флоренский подружился с поэтом А. Белым (сыном Н. В. Бугаева), а через него познакомился с литературно-символистскими кругами (В. Я. Брюсов, К. Д. Бальмонт, Д. С. Мереж­ковский, 3. Н. Гиппиус, А. А. Блок). Символизм при­влекал П. А. Флоренского творческим выходом из без­душного рационализма, тем более что и сам он писал стихи (см. сборник «В вечной лазури», 1907). Но почти сразу же обнаружились глубокие личные и идейные рас­хождения П. А. Флоренского с большинством из симво­листов. В символистах его отталкивала всеядность, неопределенность или ложность духовных основ. П. А, Флоренский искал опоры в духовной жизни и в марте 1904 года познакомился со старцем епископом Антонием (Флоренсовым), который жил тогда на покое в Донском монастыре. П. А. Флоренский с юношеским пылом просил его благословения на принятие монашества, но опытный епископ-старец посоветовал ему поступить в Московскую Духовную Академию для продолжения духов­ного образования и испытания себя. Это вполне соот­ветствовало устремлениям П. А. Флоренского, который писал матери 3 марта 1904 года: «Оставаться при Уни­верситете я не думаю, даже если бы меня оставляли. ...Произвести синтез церковности и светской культуры, вполне соединиться с Церковью, но без каких-нибудь компромиссов, честно, воспринять все положительное учение Церкви и научно-философское мировоззрение вместе с искусством и т. д. - вот как мне представ­

ляется одна из ближайших целей практической деятель­ности»10.

П. А. Флоренский окончил Университет блестяще, как один из самых талантливых студентов. Однако, не­смотря на лестное предложение Η. Е. Жуковского и Л. К. Лахтина остаться в Университете, несмотря на нежелание и молчаливый протест родителей, он в сен­тябре 1904 года поступил в Московскую Духовную Акаде­мию. С тех пор вся жизнь его оказалась связанной с Троице-Сергиевой Лаврой, у стен которой он прожил почти тридцать лет. Неудивительно, что он духовно сроднился с Лаврой, а основатель Лавры преподобный Сергий стал одним из его покровителей.

«Есть... тонкое очарование Лавры,-писал П. А. Фло­ренский, - которое охватывает изо дня в день, при вживании в этот замкнутый мир. И это очарование, теплое, как смутная память детства, уродняет душу Лавре, так что все другие места делаются отныне чуж­биной, а это - истинною родиной, которая зовет к себе своих сынов, лишь только они оказываются где-нибудь на стороне. Да, самые богатые впечатления на стороне скоро делаются тоскливыми и пустыми, когда потянет в Дом Преподобного Сергия. Неотразимость это­го очарования-в его глубокой органичности. Тут-^не только эстетика, но и чувство истории, и ощущение народной души, и восприятие в целом русской госу­дарственности, и какая-то, трудно объяснимая, но не­преклонная мысль: здесь, в Лавре именно, хотя и непо­нятно как, слагается то, что в высшем смысле должно называть общественным мнением, здесь рождаются при­говоры истории, здесь осуществляется всенародный и, вместе, абсолютный суд над всеми сторонами русской жизни. Это-то всестороннее жизненное единство Лавры как микрокосма и микроистории, как своего рода кон­спекта бытия нашей Родины, дает Лавре характер но-уменальности. Здесь ощутительнее, чем где-либо, бьет­ся пульс русской истории, здесь собрано наиболее нервных, чувствующих и двигательных, окончаний, здесь Россия ощущается как целое»11.

Духовный облик отца Павла Флоренского сложился под

10 Цит. по: Андроник, иеродиакон. Епископ Антоний (Флорен-сов) - духовник священника Павла Флоренского//Журнал Московской Патриархии. 1981. № 10.

11 Свящ Павел Флоренский. Собрание сочинений. Τ. I. Статьи по искусству. Париж, 1985. С. 63-64.

благодатным покровом Преподобного Сергия, и потому и в творчестве своем, и в личной жизни он всегда при­бегал к молитвам печальника земли Русской. Отсюда -глубокая связь жизни и творчества отца Павла с рус­ской церковностью, русской культурой, русским народом.

Почти сразу после поступления в Академию П. А. Флоренский пишет Д. С. Мережковскому, предста­вителю «нового религиозного сознания», что их отноше­ния зависят от того, «как мы относимся к исторической Церкви». «Я должен быть в Православии и должен бо­роться за него. Если Вы будете нападать на него, то, быть может, я буду бороться с Вами».
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   92

Похожие:

Редакция по изданию библиотеки «философское наследие» iconДетские библиотеки Петербурга и пушкинское наследие
Центральной городской детской библиотеки им. А. С. Пушкина, заслуженный работник культуры России, председатель спб Секции ibby
Редакция по изданию библиотеки «философское наследие» iconУважаемые коллеги!
Белгородской области, Институт культурологии ран, Российское философское общество, объявляют о проведении Межрегиональной научно-практической...
Редакция по изданию библиотеки «философское наследие» iconСистемные идеи в концепции космизма
Отчасти это можно объяснить устойчивым интересом философов и науковедов к опыту, накопленныму зарубежной наукой в области теории...
Редакция по изданию библиотеки «философское наследие» iconФонды библиотек: проблемы и решения
...
Редакция по изданию библиотеки «философское наследие» iconФилософское наследие Платона весьма обширно, а влияние его огромно и прослеживается во всех областях духовной и научной жизни в течение многих лет. Созданные
Созданные ими философские системы нашли много последователей, вплоть до современности, а высказанные ими идеи нашли свое отражение...
Редакция по изданию библиотеки «философское наследие» iconЯсперс Философское ориентирование в мире doc \002\
Ясперс Карл. Философия. Книга первая. Философское ориентирование в мире/ К. Ясперс//пер. А. К. Судакова. — М.: «Канон+» роои – «Реабилитация»,...
Редакция по изданию библиотеки «философское наследие» iconУчебно-методический комплекс учебной дисциплины «Философское и культурологическое россиеведение. Ч. 1»
Цель курса представить студентам-философам новую формирующуюся дисциплину «россиеведение». Авторский вариант курса, предлагаемый...
Редакция по изданию библиотеки «философское наследие» iconКультурное наследие Липецкого края
Архитектурное наследие области представлено культурными, гражданскими и промышленными творениями знаменитых зодчих ~ Василия Баженова,...
Редакция по изданию библиотеки «философское наследие» icon«Философские проблемы биологии и медицины: свобода и ответственность» Организаторы конференции
И. М. Сеченова, Российский национальный исследовательский медицинский университет им. Н. И. Пирогова, Московский государственный...
Редакция по изданию библиотеки «философское наследие» iconНаследие валтасара посвящаю отцу и детям Наследие да без наследников Юридическая процедура вступления в
Вступление в наследство также предполагает не только права, но и ответственность, например, за долги, которые также наследуются
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница