Тысячнюк М. С., Тулаева С. А., Кулясов И. П., Кулясова А. А., Пчёлкина С. С. Нпо в продвижении экологической модернизации целлюлозно-бумажных комбинатов // Роль




Скачать 356.78 Kb.
НазваниеТысячнюк М. С., Тулаева С. А., Кулясов И. П., Кулясова А. А., Пчёлкина С. С. Нпо в продвижении экологической модернизации целлюлозно-бумажных комбинатов // Роль
страница1/3
Дата27.11.2012
Размер356.78 Kb.
ТипДокументы
  1   2   3

Тысячнюк М.С., Тулаева С.А., Кулясов И.П., Кулясова А.А., Пчёлкина С.С. НПО в продвижении экологической модернизации целлюлозно-бумажных комбинатов // Роль гражданского общества в стимулировании корпоративной социальной ответственности. М: МОНФ. 2008. Вып. 202. с. 12-39.

Тысячнюк М.С., Тулаева С.А., Кулясов И.П., Кулясова А.А., Пчёлкина С.С.


НПО в продвижении экологической модернизации целлюлозно-бумажных комбинатов


Введение

В этой статье мы рассмотрим, при каких обстоятельствах происходят экологические сдвиги на крупных промышленных объектах в России и какова роль неправительственных организаций (НПО) в продвижении этих процессов. Под экологическими сдвигами мы здесь подразумеваем введение таких мер, как экологический менеджмент, изменения в технике, технологии производства и пользовании ресурсами, которые в конечном итоге приводят к более экологически дружественному природопользованию. Эти экологические сдвиги обычно происходят в контексте повышения корпоративной социально-экологической ответственности (КСО) предприятия, и даже те из них, что предприняты компанией из чисто экономических соображений, в конечном итоге прямо или косвенно улучшают показатели КСО.

В статье мы будем рассматривать все обстоятельства и условия экологических сдвигов. К таким условиям относится, к примеру, то, что экологическая модернизация (ЭМ) невозможна без инвестиций. Другим условием является обязательное государственное регулирование этой области. Рассматривая все эти стороны процесса, мы будем при этом обращать особенное внимание на роль НПО стимулировании ЭМ.

В качестве теоретической рамки исследования нами была выбрана теория экологической модернизации (ТЭМ). ТЭМ разрабатывалась в течение последних 20 лет, в основном, западно-европейскими учеными и отражала процессы, происходящие в Европейских странах (Mol 1995; Hajer 1995; Mol, Spaargaren 2000: 17-49; Buttel 2000: 57-65; Murphy 2000: 1-8). В последние годы появилась серия работ, анализирующих процессы ЭМ в США (Sonnenfeld 2000: 237-256; Rinkevicius 2000: 163-185). Имеются единичные работы, в которых обсуждалась применимость ТЭМ к странам Восточной Европы и России (Gille 2000: 203-231; Mol, Buuren 2003; Rinkevicius 2000: 163-185). Эти авторы отмечали, что ТЭМ применима здесь лишь с большими ограничениями.

В настоящее время, однако, положение с теми восточноевропейскими странами, которые вошли в Европейский Союз, меняется в силу распространения на них экологических требований Евросоюза и принятых здесь практик ЭМ. С Россией дело обстоит иначе. В статье мы будем анализировать, насколько ТЭМ применима к процессам, происходящим на российских предприятиях. Мы также продемонстрируем те сценарии, по которым предприятия вступают на путь ЭМ и рассмотрим, какие акторы и изменяющиеся контексты подталкивают их к экологизации практик природопользования. В задачи нашей работы входит выяснение факторов, специфики, возможностей и проблем ЭМ в России.

На основе дискуссии по ТЭМ можно выделить несколько основных сценариев, по которым она обычно разворачивается. Во-первых, это экономический сценарий. В этом случае ЭМ является прямым следствием развития техники и технологий, она происходит неизбежно под влиянием экономических факторов. Таких представлений о ТЭМ придерживался её основатель Йозеф Хубер в начале 1980-х гг. (Huber 1982). Более поздние работы принимали во внимание значение этого сценария (Mol 1995; Spaargaren 1996).

Во-вторых, это институционально-политический сценарий, в соответствии с которым происходит интеграция экологической составляющей в государственные институты, законодательство, политику (Gouldson, Murphy 1998; Leroy, Tatenhove 2000: 187-208). При этом сценарии предприятия встают на путь ЭМ под давлением надзорных органов, угрозы штрафов, санкций со стороны государства и закона.

В-третьих, это культурно-дискурсивный сценарий, в соответствии с которым происходят изменения в культурных и дискурсивных практиках общества, которое, в свою очередь, требует от предприятий изменения практик на более экологически дружественные (Hajer 1995; Lundqvist 2000: 21-32; Murphy 2000: 1-8; Mol, Spaargaren 2000: 17-49).

В-четвертых, авторы выделяют сценарий внешнего воздействия, когда ЭМ является результатом глобальных институциональных, экономических и культурных изменений. При этом глобальные институты, бизнес-сети, культурные конструкты непосредственно влияют на ЭМ национальных структур. Мы выделили эти сценарии ЭМ, как «идеальные» типы. В реальном мире они действуют в совокупности, хотя один или несколько из них обычно являются доминирующими.

Для исследования мы выбрали лесной сектор экономики, а именно целлюлозно-бумажные комбинаты, в основном построенные в конце 19-начале 20 веков. Они пережили все процессы экономической и политической трансформации, включая смену собственников, переход в государственную собственность, приватизацию, банкротство, интеграцию в глобальную экономику и сейчас с большим или меньшим успехом продолжают свою работу. С началом перестройки им пришлось также приспосабливаться к постоянным реструктуризациям и реформам государственного аппарата и контролирующих органов. В последнее время их задача осложнилась ещё и тем, что процесс государственной «де-экологизации» пошел вразрез с требованиями экологически сенситивных рынков Европы.

Эмпирическая работа по сбору данных для настоящего исследования продолжалась с 2001 по 2007 год коллективом авторов. Для анализа были выбраны шесть ЦБК: Сокольский ЦБК, Сухонский ЦБК (координаторы исследования Кулясов И., Кулясова А., время проведения исследования: сентябрь 2002 г., ноябрь 2006 г.), Светогорский ЦБК (координатор Пчелкина С., время проведения исследования: октябрь 2004 г.), Котласский ЦБК, Монди Бизнес Пейпа Сыктывкарский ЛПК (координаторы Тулаева С., Тысячнюк М., время проведения исследования: январь 2006 г., март 2007 г.) и Сегежский ЦБК (координатор Тысячнюк М., октябрь 2006 г., апрель 2007 г.). Все данные предприятия находятся в Европейской части РФ. Исследования проводились методом полу - структурированного интервью с менеджерами предприятий, представителями государственных органов надзора и неправительственных организаций (НПО). В ходе исследования было взято 214 интервью.

При анализе случаев исследователи выясняли, какие факторы способствовали ЭМ, а какие её тормозили. Особое внимание в статье будет уделено нескольким аспектам экологического развития предприятий. Во-первых, происходила замена технологий на более современные, что автоматически вело к уменьшению негативного влияния на окружающую среду. Во-вторых, предприятия переходили к сознательному принятию экологической политики вследствие прохождения различных типов сертификации, как, например, сертификации экологического менеджмента, лесоуправления и цепочки поставок. В-третьих, между предприятием и экологическими и социальными организациями развивалось взаимодействие, которое могло проходить в форме конфронтации или мирного диалога. Эти три аспекта в сочетании с региональным контекстом определяют, по какому из сценариев по преимуществу будет развиваться ЭМ на предприятии.


Теоретические рамки исследования

Объектом анализа в рамках ТЭМ являются социальные, институциональные и политические трансформации, которые проходят в индустриально развитых странах для преодоления экологического кризиса, являющегося результатом индустриализации (Mol, Spaargaren 2000: 17-49; Murphy 2000: 1-8). ЭМ – это процесс, включающий в себя реальные и планируемые изменения социальных практик, формы социальных институтов и дискурсов, касающихся окружающей среды. Центральным аспектом ЭМ является появление в обществе экологического подхода, часто действующего вопреки привычной логике, прежде учитывавшей преимущественно экономические интересы её бизнес - акторов. Следствием таких изменений в обществе стало то, что предприятия были вынуждены принимать во внимание экологические требования в своей деятельности и стремиться к экологической рационализации своего бизнеса.

У ТЭМ есть оппоненты в лице нео-марксистской теории «жернова производства» (ТЖП)1 (Schnaiberg 1980; Schnaiberg, Gould 2000). Эта теория развивается в США с конца 70-х – начала 80-х гг. 20 века. ТЖП, как и другие неомарксистские теории концентрируется на критике капитализма. Она связывает капитализм с разрушением окружающей среды и отрицает возможность его экологизации.

ТЭМ развивается с 80-х гг. 20 века и подразумевает, что институты капитализма достаточно гибки, чтобы изменить свои практики и встать на путь устойчивого развития (O’Connor 1994). Кроме того, считают её сторонники, капитализм под влиянием определенных политических условий может, используя механизм конкуренции, создать своего рода императив на достижение экологически устойчивого общества (Spaargaren 1996).

Противоречия двух теорий можно объяснить тем, что их авторы проводили исследования в различных контекстах. Подтверждение ТЭМ на практике и в теории было высказано европейскими исследователями, анализировавшими практику таких стран, где рыночное регулирование сильно ограничено политикой государства и демократическими институтами (Германия, Швеция, Нидерланды). Сторонники ТЖП делали выводы на основе исследований в США, где гражданское общество хотя и принимает участие в формировании экологической политики, но регулирование рынка здесь осуществляется в гораздо меньшей степени, чем в Европе.

Некоторые авторы утверждают, что капитализм способен к трансформации от либерального (США) к развитому (Западная Европа) и существенных противоречий между ТЭМ и ТЖП нет, поскольку исследуются разные стадии капитализма (Fisher 2002).

Страны с переходной экономикой, в том числе и Россия, не относятся ни к одной из перечисленных выше категорий. Можно сказать, что в России переход к рыночной экономике, по крайней мере, в промышленности завершился, если понимать под ним процесс адаптации предприятий к рыночным условиям.

В нашей статье мы будем применять ТЭМ, которая, на наш взгляд, обладает большим, нежели ТЖП, аналитическим потенциалом для объяснения процессов, происходящих в Российской экономике. Мы также видим больше возможностей применения её на практике, например, для разработки экологической политики, как на уровне предприятий, так и на уровне государств. ЭМ видится нам как процесс, приводящий в обществе к экологизации практик при участии и взаимодействии его различных акторов: государства, бизнеса, НПО.

Авторы данной статьи, анализируя перспективы ТЭМ на основе российского материала, считают, что ТЭМ обеспечивает теоретическую рамку социально-экономическим процессам (социально-экономическим практикам, программам, проектам, дискурсивным практикам), способствующим улучшению или сдерживанию ухудшения окружающей среды на микро и макро уровнях. Кроме того, авторы считают, что ЭМ является существующей практикой предприятий, социальных институтов и местных сообществ, направленной на улучшение состояния окружающей среды.

Исследователи различают «слабую» и «сильную» ЭМ (Gibbs 2000: 9-19). Под первой (слабой) ЭМ подразумевается, что основным в деле предотвращения экологической деградации являются технологические решения. То есть экономический рост и дальнейшая индустриализация в конечном итоге приведет к решению экологических проблем. По строгой версии ЭМ наибольшее внимание уделяется трансформации социальных институтов. Мы в большей степени основываемся на строгой версии ЭМ, не отрицая при этом важность технологических решений и инноваций.

В ТЭМ, как и в других областях социологии, есть исследователи, стоящие на позициях конструктивизма и реализма. Реалисты считают, что социальные процессы и взаимодействия между акторами и политические решения, к которым эти акторы приходят, оказывают фактическое воздействие на окружающую среду. Конструктивисты видят ЭМ больше как дискурс, созданный участвующими акторами при их взаимодействии и отражающий их социальный мир. Мы признаем, что вся деятельность людей, их ценности и интересы являются различными социальными конструктами. При этом мы считаем, что конструкты при определенных обстоятельствах могут оказывать реальное действие на окружающую среду.

ЭМ является, с одной стороны, теорией социальных трансформаций, а с другой стороны, она часто перерастает в политическую программу. Например, она принята Европейским Союзом как программа при разработке международных соглашений и экологической политики Европейского Союза (Mol 2001; Hertin, Berkhout 2003: 39-56). Некоторые авторы рассматривает ТЭМ как дискурс экологической политики, анализ которого представляет научный интерес (Hajer 1995). Также некоторые исследователи отмечают, что имеется очень мало эмпирических данных, которые подтвердили бы, что ЭМ приносит действительные социальные изменения (Barry 2005).

В то же время другие авторы рассматривают ТЭМ как теоретическую концепцию, которая помогает понять трансформацию современного общества (Mol, Spaargaren 2000: 17-49). Мы будем использовать ТЭМ как аналитическую концепцию, не отрицая при этом ее применимость в области разработки норм и законов. И, несмотря на критику со стороны многих исследователей, обвинявших теорию ЭМ в узости анализа реформ, мы, тем не менее, считаем её вполне пригодной для изучения позитивных экологических трансформаций российского общества. Мы считаем, что её можно применять как аналитическую рамку нашего исследования.

На основе дискуссии по ТЭМ можно выделить несколько основных сценариев, по которым она может разворачиваться.

Во-первых, это экономический сценарий. В этом случае ЭМ является прямым следствием развития техники и технологии, она происходит неизбежно под влиянием экономических факторов. Таких представлений о ТЭМ придерживался ее основатель Йозеф Хубер в начале 1880-х гг. (Huber 1982). Более поздние работы принимали во внимание значение этого сценария (Mol 1995, Spaargaren 1996).

Во-вторых, это институционально-политический сценарий, в соответствии с которым происходит интеграция экологической составляющей в государственные институты, законодательство, политику (Leroy, Tatenhove 2000: 187-208). При этом сценарии предприятия встают на путь ЭМ под давлением надзорных органов, угрозы штрафов, санкций со стороны государства и закона.

В-третьих, это культурно-дискурсивный сценарий, в соответствии с которым происходят изменения в культурных и дискурсивных практиках общества, стимулирующие изменения практик на предприятиях (Hajer 1995; Lundqvist 2000: 21-32; Murphy 2000: 1-8; Mol, Sonnenfeld 2000: 3-14).

В-четвертых, авторы выделяют сценарий внешнего воздействия, когда ЭМ является результатом глобальных институциональных, экономических и культурных изменений. При этом глобальные институты, бизнес-сети, культурные конструкты непосредственно влияют на ЭМ национальных структур.


Сценарии экологической модернизации исследованных случаев


Светогорский ЦБК (Ленинградская обл.) основан в 1887 г. на р. Вуоксе, входящей в водосбор Финского залива. В настоящее время на комбинате работает около 3,2 тыс. человек. В г. Светогорске Ленинградской обл., где он расположен, проживает около 20 тыс. человек. Комбинат выпускает целлюлозу, различные виды бумаги и картона, товары широкого потребления, продаваемые в России и Европе. Долгое время комбинат был источником значительного загрязнения окружающей среды.

В 1970-1980-х гг. на нем была построена станция биологической очистки стоков. Эта мера была инициирована государством и её целью было повысить объемы производства, вернув часть отходов на технологические линии для дальнейшей переработки.

В 1994 году комбинат перешёл в собственность шведской компании Тетра Лавал, и в 1996 году на нем была разработана экологическая политика с целью уменьшения сбросов и выбросов до уровня допустимого мировыми стандартами. Комбинат перестал применять молекулярный хлор в процессе отбелки целлюлозы. В 1997 г. на Светогорском ЦБК был закончен перевод котлов ТЭЦ на использование природного газа, что сократило выбросы в атмосферу. На комбинате стал внедряться проект по снижению потребления воды за счет перехода на замкнутую систему водопользования. В результате станции биологической очистки почти вдвое сократился сброс сточных вод. На комбинате разработана программа снижения вредных выбросов в атмосферу. Светогорский ЦБК стал первым в России комбинатом прошедшим сертификацию экологического менеджмента ИСО-14001.

В 1998 г. комбинат перешёл в собственность американской компании Интернейшенл Пейпа. В том же году на предприятии была введена политика устойчивого лесопользования, которая предполагала отказ от использования древесины, заготовленной в лесах высокой природоохранной ценности. Светогорский ЦБК заключил неформальный договор с Гринпис Россия и Центром охраны биоразнообразия о моратории на рубки в старовозрастных лесах. Границы лесов, на которых было решено прекратить рубки, определялись по картам старовозрастных лесов, составленным экологическими организациями.

Этот факт особенно интересен тем, что понятие старовозрастных лесов как экологической ценности не было принято в практике российского лесопользования, и считалось, что такие леса следует вырубать. В сущности, решение о моратории на вырубки противоречило закону, и парадоксальность ситуации состояла в том, что компании пришлось отстаивать своё решение не производить вырубки на взятых в аренду территориях. Предприятие также прошло сертификацию устойчивого лесопользования по доминирующей в Северной Америке системе SFI, которая продвигается промышленными кругами и является конкурентом системы FSC, продвигаемой экологическими организациями, в том числе и в России.

Как видно из вышесказанного, в советский период плановая государственная экономика предпринимала некоторые меры по ЭМ. Однако с появлением на предприятии западных инвесторов его ЭМ вышла на качественно новый уровень. Это было обусловлено требованиями западных экологически сенситивных рынков, а также давлением экологических организаций. Мы считаем, что в данном случае доминирующим сценарием ЭМ является сценарий внешнего воздействия.


Сокольский ЦБК (Вологодская обл.) основан в 1899 г. в верховьях реки Сухона, входящей в водосбор реки Северная Двина. Комбинат является градообразующим предприятием и имеет общие с городом очистные сооружения. В настоящее время на предприятии работает около 3 тыс. человек, в г. Соколе Вологодской обл., где он расположен, проживает около 40 тыс. человек. Хозяином комбината с 1998 по 2006 гг. являлась московская инвестиционная группа Фокс. В 2007 г. предприятие было куплено Банком Москвы. Комбинат выпускает различные сорта бумаги и древесно-волокнистых плит, целлюлозу, спирт, кормовые дрожжи, а также широкий спектр потребительских товаров. Продукция комбината реализуется как в России, так и за рубежом.

С самого начала своей деятельности Сокольский ЦБК, как и прочие целлюлозо-бумажные комбинаты, значительно загрязнял окружающую среду. В 1970-1980-е гг. по решению Министерства целлюлозно-бумажной промышленности на комбинате были построены очистные сооружения. В 1990 г. была введена в эксплуатацию станция локальной очистки сточных вод, при этом отходы из воды возвращались в технологический процесс. В конце 1990-х гг. ТЭЦ была переведена с угля на газ, что снизило количество выбросов в воздух. В 2002 г. произведен запуск цеха безхлорной отбелки целлюлозы и новой бумагоделательной машины с улучшенными экологическими характеристиками.

С 2003 г. из-за неэффективного управления на предприятии начались экономические проблемы. За годы владения и управления комбинатом группой Фокс объемы производства упали в 2 раза, и предприятие стало убыточным. В 2004 руководство пыталось закрыть часть предприятия, не прошедшую модернизацию и уволить около половины работников, что вызвало резкое противостояние с профсоюзами, митинги и демонстрации. В 2006 г. предприятие прошло процедуру банкротства, в связи с чем правительство области заключило соглашение, согласно которому инвестиционная компания Банка Москвы приобрела всю сумму кредиторской задолженности и фактически приобрела предприятие по цене его долгов. Была проведена дополнительная эмиссия акций и инвестиционная компания Банка Москвы приобрела контрольный пакет акций. В настоящее время работа Сокольского ЦБК вернулась к нормальному режиму и есть надежда, что на предприятии с появлением инвестора начнется модернизация производства.

Таким образом, практически все мероприятия ЭМ на Сокольском ЦБК были произведены государством еще в советское время. После приватизации ЭМ сводилась к замене оборудования в нескольких цехах с целью соответствия качества продукции требованиям рынка и тем минимальным мерам, которые было необходимо выполнять согласно действующему законодательству. Движущими силами такой ЭМ в данном случае стало исполнение государственных постановлений и природоохранного законодательства, а также задачи повышения эффективности производства на основе вторичного использования его отходов. То есть, ЭМ на Сокольском ЦБК проходила преимущественно по экономическому и институционально-политическому сценариям.


Сухонский ЦБК (Вологодская обл.) основан в 1911 г. ниже по течению р. Сухоны, в 4 км от Сокольского ЦБК. История Сухонского ЦБК складывалась драматично. В 1970-1980-е гг. предприятие было объединено с Сокольским ЦБК. В середине 1990-х гг. завод вышел из объединения и объемы производства на нем стали падать вследствие износа оборудования, отсутствия прибыли, постоянной смены руководства и деградации кадров. Завод пережил несколько банкротств и его хозяева и наименование несколько раз сменялись.

В 2003 г. Сухонский ЦБК распался на 4 предприятия, вошедшие в Ассоциацию «Вологодские лесопромышленники». Одно из этих предприятий, ОАО «Сухонский ЦБЗ» в 2003 г. было объявлено предприятием-банкротом. На остальных выпускали древесно-волокнистые плиты, целлюлозу и пиловочник. Еще в 2003-2005 гг. комбинат находился в глубоком кризисе. В дальнейшем приход новых собственников и включение предприятия в управляющую компанию «Объединенные бумажные фабрики» привели к возрождению предприятия. С 2006 г. на ЦБК началась реализация крупной инвестиционной программы, рассчитанной на 5 лет и предполагающей реконструкцию, модернизацию и расширение производства.

Что касается ЭМ, в связи с нелегкой историей предприятия она проводилась от случая к случаю и, в основном, была связана с обновлением, по мере возникновения необходимости, оборудования. Еще в период объединения с Сокольским ЦБК в 1970-1980-е гг. на Сухонском ЦБК были построены очистные сооружения. В пост - перестроечные годы также было проведено несколько мероприятий по модернизации производства. В 1996 г. предприятие отказалось от хлорной отбелки бумаги. В 2002 г. руководство завода запустило цех по отбелке бумаги с использованием более экологически безопасных технологий.

Движущей силой ЭМ в данном случае было, в основном, исполнение государственных постановлений и природоохранного законодательства, то есть ЭМ развивалась преимущественно по институционально-политическому сценарию. Мы предполагаем, что, поскольку предприятие по-прежнему реализует свою продукцию на российском рынке, в дальнейшем ЭМ на комбинате будет проходить по экономическому сценарию, в соответствии с реализуемой инвестиционной программой.


Сыктывкарский ЛПК (Коми республика) также был основан в советское время (решение Совета министров ССР о строительстве принято в 1957 г., запущен в 1969 г.). Его строительство велось на берегу реки Вычегды, практически одновременно со строительством рядом рабочего поселка Эжвы. В 1968 г. Эжва была включена в черту города и стала Эжевским районом г. Сыктывкара. В настоящее время население Эжевского района насчитывает 56 тысяч человек, что составляет ¼ всего населения города. В советское время комбинат являлся одним из крупнейших целлюлозно-бумажных комбинатов, чьи перерабатывающие мощности достигали 1 млн. кубометров в год. В 1993 году предприятие было приватизировано.

В 1998 г. на комбинате была осуществлена крупная техническая реконструкция. В 2002 г. европейская компания «Нойзидлер» приобрела контрольный пакет акций Сыктывкарского ЛПК (СЛПК). В 2003 г. на предприятии стартовала программа «Преодолевая границы», целью которой было внедрение общекорпоративной стратегии «Нойзидлер» - стать лучшей компанией в мире в своей отрасли. В 2005 г., после поглощения «Нойзидлера» «Монди Бизнес Пэйпа» СЛПК оказался интегрированным в более крупную сеть компаний, так как сама «Монди бизнес пэйпа» является частью транснациональной корпорации «Англ Америкэн».

В настоящее время Сыктывкарский ЛПК является одним из крупнейших предприятий в республике. В его структуре работает 10 тыс. человек. Он перерабатывает 3,5 миллиона кубометров древесины и производит 750 тыс. тонн целлюлозно-бумажной продукции. Комбинат имеет собственное древесно-подготовительное производство, целлюлозный завод, ТЭЦ и комплекс очистных сооружений. Сыктывкарский ЛПК обеспечивает более 40% рынка офисной и офсетной бумаги в России и СНГ, производит газетную бумагу, гофрированный картон2.

С переходом собственности в руки Монди Бизнес Пейпа требования головного офиса корпорации в области лесопользования стали распространяться и на российское предприятие. Экологическая политика корпорации провозглашает соблюдение национальных законов по охране окружающей среды, осуществление устойчивой лесохозяйственной практики (т.е. применение наиболее прогрессивных технологий в сфере лесоуправления), внедрение международно-признанных систем лесной сертификации. Следствием стало то, что сначала руководством было принято решение о сертификации всей арендной базы предприятия, а затем оно стало требовать прохождения сертификации лесоуправления и цепочки поставок от всех своих поставщиков, объявив, что с 2009 года не станет покупать продукты у тех из них, кто не пройдет сертификацию. Так как в регионе данное предприятие фактически является монополистом в своей отрасли, такое требование означало, что корпорация стала инициатором перехода лесозаготовительных компаний к устойчивому лесоуправлению. Хотя сам СЛПК торгует в основном на территории России, холдинг проводит сертификацию всей своей продукции, вне зависимости от рынков ее реализации.

Под давлением Гринпис предприятие взяло обязательство не производить вырубки в старовозрастных лесах на арендованных им территориях и не закупать древесину, заготовленную в таких лесах другими поставщиками. Монди Бизнес Пейпа СЛПК активно сотрудничает с некоммерческой организацией Фонд Серебрянная Тайга и оказывает ей финансовую поддержку для распространения практик устойчивого лесопользования в республике Коми. В соответствии с требованиями сертификации предприятие проводит консультации с местным населением и заключает договоры социального партнерства.

Как видно из описанного случая, проведение ЭМ на Сыктывкарском ЛПК сильно связано с распространением глобальных практик (в данном случае – лесной сертификации) на российское предприятие под влиянием головной транснациональной корпорации Монди Бизнес Пейпа. В свою очередь, сертификация арендной базы и цепочки поставок предприятия стимулировала распространение устойчивого лесопользования практически на всю республику Коми и конструктивный диалог и сотрудничество с экологическими и социальными НПО. Таким образом, ЭМ на предприятии разворачивалась по сценарию внешнего воздействия. Однако, здесь также присутствует компонента культурно-дискурсивного сценария, так как начало более экологическому подходу предприятия к своей деятельности было положено вследствие распространения на Россию корпоративных этических ценностей и культуры головного предприятия, как «Нойзидлер», так и Монди Бизнес Пейпа.


Котласский ЦБК (Архангельская обл.), также как и Сыктывкарский ЛПК, был построен в советский период. Решение о его строительстве было принято еще в 1936 г., но началась стройка только в послевоенные годы и продолжалась длительное время. Первая продукция была получена на комбинате только в 1961 г. Расположен Котласский ЦБК на реке Вычегде, в г. Коряжма, численность населения которого в настоящее время составляет около 44 тыс. человек.

В перестроечное время Котласский ЦБК, как и все остальные предприятия этой отрасли, пережил сильный промышленный спад. Общий объем производства упал больше, чем вполовину. Вхождение предприятия в состав крупнейшей российской деревоперерабатывающей компании «Илим Палп Энтерпрайз»» помогло ему восстановить прежние объемы производства. На момент написания статьи на предприятии работало около 9 тыс. человек. Годовой объем перерабатываемой древесины достигал 4,5 миллиона кубометров. На комбинате производилось около 19% всей российской целлюлозы, 22% картона и 9% бумаги. Котласский ЦБК вырабатывал ежегодно более миллиона тонн целлюлозы разных видов, сотни тысяч тонн печатных и технических бумаг и картона, древесно-волокнистые плиты3.

В 2002 г. Илим Палп Энтерпрайз принял решение сертифицировать все свои предприятия. Необходимость сертификации предприятий корпорации диктовалась требованиями европейских экологически чувствительных рынков, куда они сбывали свою продукцию. Поскольку продукция Котласского ЦБК на 80% ориентирована на импорт, то получение сертификата гарантировало бы стабильность и безопасность бизнеса. На Котласском ЦБК «Илим Палп» выделил отдел, занимающийся обеспечением сырьем в отдельное предприятие по лесообеспечению «Илим СеверЛес», который и получил сертификат FSC в 2006 г. В том же году компания «Илим Палп» была реорганизована в группу «Илим» и Котласский ЦБК стал структурной единицей группы «Илим – Запад».

В 2007 г. 50% пакета акций компании было приобретено американской международной корпорацией «Интернешнл Пейпа» и было организовано совместное предприятие. Несмотря на то, что на своих прочих предприятиях компания «Интернешнл Пейпа» традиционно использовала принятую в США сертификацию SFI4, придя в Россию, она признала систему FSC и согласилась продолжать сертификацию по данной системе. Это можно рассматривать как позитивный момент, так как сертификация SFI продвигается бизнесом и является более «мягкой» системой, по сравнению с системой FSC.

Компания «Илим Палп» сотрудничала с Фондом Охраны Дикой Природы (WWF). Корпорация не вырубает старовозрастные леса, руководствуясь при определении их границ картами, составленными Гринпис. Предприятие принимало активное участие в разработке Лесного Кодекса и в работе над системой национальной лесной сертификации.

ЭМ на комбинате связана, прежде всего, с экономическими причинами: стремлением стабильно работать на всех экологически чувствительных рынках и выйти со своими акциями на Нью-Йоркскую фондовую биржу. Амбициозные экономические планы продиктовали необходимость сертифицирования лесоуправления и цепочки поставок по принятой в международной практике системе FSC. Сертификационные стандарты FSC способствовали росту экологической ответственности компании.

На наш взгляд, ЭМ развивалась на Котласском ЦБК преимущественно по экономическому сценарию, так как движущими силами ЭМ в изучаемом случае стала конкуренция на западных экологически чувствительных рынках, которая предполагает учет требований международного экологического движения в практиках лесопользования. Следует отметить, что, несмотря на слияние управляющей компании с западным партнером и образование совместного предприятия, здесь не произошло сколько-нибудь заметного изменения в ЭМ в связи с внешним воздействием или культурно-дискурсивным влиянием, и экономический сценарий остался ведущим.


Сегежский ЦБК (республика Карелия), основан в 1939 г. на берегу озера Выг. Вокруг комбината впоследствии вырос г. Сегежа с общей численностью в настоящее время 37,5 тыс. человек. В 1960-е гг. на комбинате была проведена крупная техническая реконструкция. В 1992 г., когда предприятие акционировалось, большое количество оборудования было уже недееспособным. Для возрождения комбината требовались значительные финансовые вливания. Инвестором стал крупнейший шведский лесопромышленный концерн «Асси Домен», который попытался исправить сложившуюся ситуацию. Но эта попытка не привела к желаемым результатам. В итоге шведы ушли из Сегежи и комбинат был объявлен банкротом. В сентябре 1998 г. было введено внешнее управление, старые долги заморожены, комбинат возобновил свою работу, и постепенно смог вернуть утраченные позиции. Позже Основным акционером Сегежского ЦБК Банк Москвы.

В 2006 г. Сегежский ЦБК вошел в состав холдинга «Инвестлеспром». В том же году в состав холдинга вошла зарубежная международная компания «Корснас» с многочисленными предприятиями лесной промышленности, расположенными в Европейских странах и странах СНГ. В результате рестуктуризации в компании была выделена отдельная структура – Северная лесозаготовительная компания (СЛЗК), занимающаяся непосредственно лесозаготовительной деятельностью. В ее подчинении находились четыре производственных участка: Сегежский, Паданский, Валдайский, Медвежьегорский.Сегодня на Сегежском ЦБК производится до 414 тыс. т. сульфатной целлюлозы, 330 тыс. т. крафт-бумаги и крафт-лайнера и более 582 млн. штук бумажных мешков в год.

В последние годы предприятие проводит крупномасштабную реорганизацию производства, возводит новые цеха на месте старых. Такое обновление оборудования и технологий неизбежно повлечет за собой более экологически дружественные практики. Этот виток ЭМ был обусловлен экономической необходимостью и был начат топ-менеджментом компании в 2005 г. В 2006 г. комбинат взял в аренду 1,8 млн. га лесных территорий и в марте 2007 г. получил сертификат лесоуправления и цепочки поставок FSC.

Интересной особенностью Сегежского ЦБК является то, что при подготовке к сертификации они выбрали себе в партнеры радикальную НПО Спок, которая в 1990-е годы помогала Гринпис организовывать потребительские бойкоты в защиту старовозрастных лесов Карелии. Это сотрудничество было направлено на преодоление косности и консервативности устаревших советско-российских подходов к лесопользованию, которые препятствуют сохранению биологического разнообразия и проведению ЭМ, что нашло отражение в противостоянии с федеральными и региональными лесными агентствами.

В данном случае экологические интересы НПО совпали с экономическими интересами холдинга. Предприятие консультировалось с НПО Спок по вопросам выработки своей экологической политики и поручило ему природоохранное планирование с выделением ключевых биотопов и участков старовозрастных лесов. Совместно с НПО Спок предприятие разработало методическое пособие по выделению ключевых биотопов для центральной Карелии.

В 2007 г. Сегежский ЦБК выступил инициатором разработки концепции устойчивого лесопользования для республики Карелия и подал Декларацию о намерении в правительство республики. Он также создал рабочую группу для организации на части арендованных территорий модельного леса, который стал бы переговорной площадкой для всех заинтересованных сторон и лабораторией для апробации новых технологий рубок, предполагающих сохранение биоразнообразия. Для работы с местным населением в рамках сертификации Сегежский ЦБК привлекает социальных экспертов из НПО, и уделяет большее, по сравнению с другими комбинатами, внимание выделению мест особой социальной, культурной и религиозной значимости.

Такое экологически и социально ответственное отношение Сегежского ЦБК, по их собственному мнению, диктуется задачами экономической выгоды, так как леса, взятые ими в аренду уже истощены предыдущими рубками и неистощительное лесопользование является для предприятия залогом его жизнеспособности в дальнейшем.

На наш взгляд, ЭМ на Сегежском ЦБК проходит в основном по экономическому сценарию. Однако, мы наблюдаем здесь и элементы сценария внешнего воздействия, которое в данном случае проявляется своеобразно. Если в предыдущих кейсах внешние влияния выражались больше в форме давления со стороны экологически чувствительных рынков, или зарубежных головных офисов корпораций, то здесь, наряду с этим, действует стратегическая оценка рисков в связи с покупкой предприятий в Европе, находящихся под пристальным вниманием Европейского гражданского общества.

  1   2   3

Похожие:

Тысячнюк М. С., Тулаева С. А., Кулясов И. П., Кулясова А. А., Пчёлкина С. С. Нпо в продвижении экологической модернизации целлюлозно-бумажных комбинатов // Роль iconТысячнюк М. С., Тулаева С. А., Кулясов И. П. Сценарии экологической модернизации целлюлозно-бумажных комбинатов // Социологические исследования. 2008. № с
Тысячнюк М. С., Тулаева С. А., Кулясов И. П. Сценарии экологической модернизации целлюлозно-бумажных комбинатов // Социологические...
Тысячнюк М. С., Тулаева С. А., Кулясов И. П., Кулясова А. А., Пчёлкина С. С. Нпо в продвижении экологической модернизации целлюлозно-бумажных комбинатов // Роль iconКулясов И. П., Кулясова А. А. Возможности экологической модернизации градообразующих предприятий на примере Сокольского цбк // Экологическая модернизация лесного
Кулясов И. П., Кулясова А. А. Возможности экологической модернизации градообразующих предприятий на примере Сокольского цбк // Экологическая...
Тысячнюк М. С., Тулаева С. А., Кулясов И. П., Кулясова А. А., Пчёлкина С. С. Нпо в продвижении экологической модернизации целлюлозно-бумажных комбинатов // Роль iconТысячнюк М. С., Кулясова А. А., Пчелкина С. С. Роль международных общественных организаций в формировании новой социально-экологической политики // Исследования
Тысячнюк М. С., Кулясова А. А., Пчелкина С. С. Роль международных общественных организаций в формировании новой социально-экологической...
Тысячнюк М. С., Тулаева С. А., Кулясов И. П., Кулясова А. А., Пчёлкина С. С. Нпо в продвижении экологической модернизации целлюлозно-бумажных комбинатов // Роль iconКулясов И. П., Кулясова А. А., Тысячнюк М. С. Альтернативные практики питания в объединениях экологической этики // Экологическое движение в России. Ред. Е
Кулясов И. П., Кулясова А. А., Тысячнюк М. С. Альтернативные практики питания в объединениях экологической этики // Экологическое...
Тысячнюк М. С., Тулаева С. А., Кулясов И. П., Кулясова А. А., Пчёлкина С. С. Нпо в продвижении экологической модернизации целлюлозно-бумажных комбинатов // Роль iconИсследовательская работа Марии Тысячнюк, результаты которой представлены в ее статьях (глава 1), спонсирована Фондом Джона и Катрин МакАртруров (grant «Public-Private Partnerships and Making Environmental Policy in Russia»
Экологическая модернизация лесного сектора в России и США. Ред. М. Тысячнюк, А. Кулясова, И. Кулясов. С. Пчелкина. Спб: СпбГУ. 2003....
Тысячнюк М. С., Тулаева С. А., Кулясов И. П., Кулясова А. А., Пчёлкина С. С. Нпо в продвижении экологической модернизации целлюлозно-бумажных комбинатов // Роль iconКулясов И. П. Экологическое движение по сохранению водосборов в России // Охрана водосборов в России и США. Ред. М. Тысячнюк, И. Кулясов, А. Кулясова. Вологда
Кулясов И. П. Экологическое движение по сохранению водосборов в России // Охрана водосборов в России и США. Ред. М. Тысячнюк, И....
Тысячнюк М. С., Тулаева С. А., Кулясов И. П., Кулясова А. А., Пчёлкина С. С. Нпо в продвижении экологической модернизации целлюлозно-бумажных комбинатов // Роль iconПчелкина С. C., Кулясова А. А., Кулясов И. П. Лесная сертификация по системе fsc на примере Малошуйкалес и Двинского лпх // Лесной бюллетень. Декабрь 2004. №3
Пчелкина С. C., Кулясова А. А., Кулясов И. П. Лесная сертификация по системе fsc на примере Малошуйкалес и Двинского лпх // Лесной...
Тысячнюк М. С., Тулаева С. А., Кулясов И. П., Кулясова А. А., Пчёлкина С. С. Нпо в продвижении экологической модернизации целлюлозно-бумажных комбинатов // Роль iconТысячнюк М. С. Построение устойчивых сообществ. Практическое руководство для неправительственных организаций. Ред. И. Кулясов, А. Кулясова. Спб: СпбГУ. 2000. 85
Тысячнюк М. С. Построение устойчивых сообществ. Практическое руководство для неправительственных организаций. Ред. И. Кулясов, А....
Тысячнюк М. С., Тулаева С. А., Кулясов И. П., Кулясова А. А., Пчёлкина С. С. Нпо в продвижении экологической модернизации целлюлозно-бумажных комбинатов // Роль iconСтатья посвящена определению места теории экологической модернизации (тэм) в рамках концептов развития цивилизации. Также будет рассказано об основных этапах развития тэм, на конкретных примерах показана роль эм в решении социально-экологических проблем
Кулясов И. П. Роль экологической модернизации в развитии цивилизации // Устойчивое развитие и экологический менеджмент. Ред. В. Троян,...
Тысячнюк М. С., Тулаева С. А., Кулясов И. П., Кулясова А. А., Пчёлкина С. С. Нпо в продвижении экологической модернизации целлюлозно-бумажных комбинатов // Роль iconКулясова А. А., Кулясов И. П., Котилайнен Ю. Современное гибридное управление лесным сектором России // Социология и социальная антропология: Спецвыпуск. Ред. М
Кулясова А. А., Кулясов И. П., Котилайнен Ю. Современное гибридное управление лесным сектором России // Социология и социальная антропология:...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница