Записки на обломках империй




НазваниеЗаписки на обломках империй
страница7/11
Дата27.11.2012
Размер1.82 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Возвращение, или «Go West»


Семья Патрика переехала в Лондон накануне войны, но последние пятнадцать лет он жил и работал в ЮАР. У Пата там был свой охранный бизнес. Охранников он обычно набирал из числа бывших военных или полицейских и предоставлял их частным предприятиям и индивидуалам. В штате было несколько инструкторов, которые обучали новых охранников и поддерживали в форме уже работающих сотрудников. Пат рассказал мне, что в разгар событий в Северной Ирландии старые друзья часто присылали к нему «на стажировку» членов Ирландской Республиканской Армии. Местные власти в лице африканеров обычно закрывали на это глаза, памятуя борьбу буров против гнета «коварных» англичан.

Прежде, чем ехать в Южную Африку мы решили встретиться в Англии, где он занимался вопросами наследства после смерти отца, оставив свой бизнес на заместителя. Патрик собирался показать мне Лондон и свою родину.

Мы собирались сыграть вторую свадьбу в Ньюгрейнже, на родине Оенгуса, кельтского бога фатальной любви, во время зимнего солнцестояния, но билеты уже были распроданы по лотерее. Мы не очень огорчились, посчитав, что уже вытащили свои «счастливые билеты». Так что справили свадьбу в канун Рождества, на родине мужа в Дандоке, где неподалеку родилась и Святая Бриджит. Дандок оказался симпатичным городком на берегу одноименного залива. Согласно преданию кельтов он также является родиной мифического воина, Кукалана, который прославился победой над грозным сторожевым псом Каланом и многими другими славными подвигами. Истоки воинственного духа моего избранника получали все больше объяснений. Оказалось, что даже сюда в этот тихий городок республики Ирландии дошли отголоски событий, происходивших в Северной Ирландии, граница с которой проходит невдалеке от города. В 1975 году, возле одного из городских пабов взорвалась машина, начиненная взрывчаткой, погибли мирные жители.

Многие земляки, зная о выступлении и аресте Пата в Гайд парке по газетам, считали его героем, несмотря на его несостоявшуюся политическую карьеру. Племянник Пата, молодой независимый политик, член мэрии, пригласил нас и многочисленных родных и друзей в свой гостеприимный дом. Отметили свадьбу почти с русским размахом, пили Гиннес за дружбу между Ирландией и Россией и заедали устрицами из Дублинского залива. Пели ирландские застольные и русские народные песни. Хозяин оказался поклонником русской классической и народной музыки и вел по воскресеньям музыкальные передачи на местном радио.

Венчаться в церкви мы не могли, потому что я крещена и решила оставаться в православной вере, но сходили помолиться в соборе Святого Патрика. Поблагодарили Святого Патрика за то, что он помог нам найти друг друга, за живых и ушедших родных и друзей. Поблагодарили Святую Бриджит за то, что благодаря её заботам женщины могут делать предложения мужчинам в високосный год. Помимо покровительства морякам, поэтам, новорожденным, монашкам, печатным станкам, работникам молочной промышленности и птичьих ферм, она еще покровительствует путешественникам. Попросили её, чтобы наше путешествие было легким и безопасным. А предстоял нам путь в Южную Африку...

В Иоганнесбург мы прилетели в самый разгар бурных политических перемен, накануне выборов нового президента страны. На смену режима апартеида должен был прийти новый режим, и президентом в результате первых всеобщих выборов должен был стать Нельсон Мандела, лидер Африканского Национального Конгресса (ANC). Похоже, за мной неотступно следовал ветер перемен, и мне было не избежать политических бурь и на «черном континенте». Казалось, как только мы собирались начать новую жизнь, вмешивались какие-то силы и бесцеремонно дестабилизировали ситуацию в стране, где мы собирались строить свое счастье. Я была совсем не против того, чтобы чернокожее население ЮАР выбрало президента, которого считало достойным. Но мне, может и эгоистично, не хотелось ради этого стать жертвой или участницей каких-то перемен или быть втянутой в гражданскую войну, которую многие предрекали. Хотелось мирной, спокойной от ускорений и катаклизмов жизни. Похоже, этого же хотели и африканеры, белые жители ЮАР и потомки буров.

Пат покинул страну пару лет назад, чтобы вернуться в Англию, когда заболел отец. Он был удивлен переменам, происшедшим в ЮАР за время его отсутствия. Почти ежедневно в стране проходили митинги, на которых лидеры ANC и коммунистической партии предрекали приближение светлого будущего и призывали черное население к забастовкам. Председателем компартии, а в недавнем прошлом генсеком был практически «наш» человек, Джо Слово. Он родился в еврейской семье в Литве, перед второй мировой войной семья эмигрировала в ЮАР.

Многие чернокожие южно-африканцы решили приблизить светлое будущее, «освобождая» африканеров от излишков собственности. Белое население устраивало патрулирование районов, в которых они жили, а многие готовились к отъезду. Обстановка напоминала то ли канун февральской революции в России, то ли начало перестройки...Мне до боли было знакомо это чувство ожидания лучшей жизни. Когда казалось, что вот оно, наступит, как только перестроим все, как только ГКЧП-истов победим, как только президента выберем...А «так сразу» не получалось. Я понимала ожидания этих людей, но не могла им сказать, что их надежды не так скоро сбудутся...

Лучше ехать назад, в коварный, но стабильный Альбион, чем дожидаться, когда светлое будущее наступит в этой части черного континента – думала я...А между тем, жизнь у нас была довольно интересная, что немного отвлекало меня от этих «черных» мыслей. Почти такая же «светская», как у бабушки Веры до революции. Я обнаружила еще одну страсть ирландцев – к лошадям и скачкам. Пат держал пару скаковых лошадей, и мы часто ездили на скачки в Терфонтейн. Как владельцу лошадей Пату разрешалось проходить в специальный зал, где во время скачек проходили банкеты для владельцев и тренеров лошадей, а скачки можно было наблюдать на экранах телевизоров.

Это напоминало мне банкеты для членов политбюро после их заседаний. Правда, я на них никогда не была, зато во время командировок в Москву часто специально покупала билеты в Кремлевский дворец съездов только ради того, чтобы посетить буфет в перерыве представления. Так вот на этих «лошадиных» банкетах все было в сто раз лучше, и к тому же практически бесплатно...Еда в буфете субсидировалась клубом ипподрома.

Часто бывали в гостях у друга Пата, Гюнтера, и его жены, Марги. Как он рассказал Патрику, его отец был немецким аристократом и прекрасным пианистом. Он не был нацистом, но был призван на войну и ему посчастливилось вернуться домой, где он вскоре умер от ран. Гюнтер не мог жить, слыша постоянные напоминания о вине нации. Он знал, чего стоила война тем, кто её не развязывал. Гюнтер приехал в ЮАР из Германии в 60-х годах с одним велосипедом. Через несколько лет он стал миллионером, построив заводы по производству стальных труб. Когда Гюнтер отправлялся в гости к своим друзьям, евреям, он всегда надевал на голову кипу, стараясь, очевидно, загладить историческую вину нации.

Его обширный дом напоминал лагерь для перемещенных лиц. В то время там жило несколько семей их друзей, которые, продав свои дома в ЮАР, ждали оформления каких-то документов для выезда из страны, или просто боялись жить в своих домах и ждали, когда ситуация прояснится. Помню, однажды среди гостей появился один нервный господин. Он жаловался, что, поскольку по закону страны граждане не могут вывезти больше денег, чем привезли, ему пришлось приобрести алмазы на все средства, вырученные от продажи бизнеса. Раскрыв небольшой кейс, он продемонстрировал свое приобретение и выразил надежду, что сможет провезти его через границу. Никогда в жизни я не видела и, наверное, не увижу такого количества сверкающего чуда. Так и ЮАР оказалась для меня сокровищем восхитительным, но рискованным обладать...

Побывали мы в живописном Кейптауне, в гостях в усадьбе и на конюшнях Гюнтера, в Национальном парке Крюгера. И, конечно же, мы с Патом не могли не съездить в Блюмфонтейн, в Музей истории англо-бурской войны. Он расположен на полпути между Иоганнесбургом и Кейптауном. Блюмфонтейн – столица провинции Свободный Штат, в переводе с африканс, или голландского, означает фонтан цветов. Этот город называют еще городом роз из-за обилия этих цветов и ежегодного фестиваля роз. В Королевском парке роз насчитывается около 4000 розовых кустов!

Пат привез с собой письмо о присвоении гражданства южно-африканской республики его дяде, Шону Бреноку. Он показал письмо, бережно переданное ему родственниками дяди, сотрудникам музея. Сотрудники музея сняли копию и приобщили его к «делу», которое уже хранилось в их архивах. Я рассказала историю своего деда, штабс-капитана Истомина, тогдашнего поручика и волонтера в армии буров. Не забыла я упомянуть и про рисунки, которые дед согласно бабушкиным воспоминаниям послал в ЮАР. К моему изумлению, сотрудники музея провели нас в запасники и бережно извлекли папки с рисунками.

На рисунках, аккуратно проложенных калькой, были изображены батальные сцены, зарисовки природы и животных. Большинство из них было выполнено акварелью, часть карандашом и мелками. Они рассказали мне, что сопроводительное письмо было утрачено по каким-то причинам, рисунки подписаны не были. Но, поскольку они всегда находились в «русской» секции экспозиции, то вполне возможно, они принадлежат моему деду. Приветливые потомки буров обещали попытаться разыскать потерянное письмо и сообщить мне. Особой уверенности в их тоне не было. Видно, как и я сомневались, будут ли новые хозяева жизни так же заинтересованы хранить память об этой странице истории их страны, как нынешние хранители музея.

Однажды мы с друзьями отмечали мой день рождения в итальянском ресторане в Сан Сити. Владелец, узнав, что я русская, разговорился со мной. Оказалось, что его отец, итальянец, служил в войсках Колчака, был взят в плен и сидел в лагере №1 в Красноярске. Ему удалось бежать, и он с группой верных Колчаку офицеров сопровождал золото в Манчжурию, где оно было передано японцам в ноябре 1920 года. Марио, так звали владельца, горячо убеждал меня, что Россия обязательно должна получить это золото. Как ему рассказывал отец, у генерала Петрова, участника экспедиции, даже расписка сохранилась от японцев. Марио был очень обрадован и взволнован нашей встречей. А я чувствовала, будто от меня теперь зависела судьба национального достояния России. Деньги за обед он категорически не взял, и даже преподнес мне именинный торт, чтобы мы могли еще и дома отметить день рождения.

Несмотря на экзотическую красоту страны, окружавшую меня, я скучала по нашему «гнездышку» на Куракиной даче и Питеру. Пат, казалось, пребывал в растерянности. Но тут сама судьба помогла нам разрешить сомнения. Моя временная виза кончалась, а все документы на оформление вида на жительство оказались потеряны, как мне сообщили из Претории. Надо было начинать все снова или уезжать... Пат продал бизнес и квартиру, вложил немного денег, которые он не мог вывезти, в бизнес Гюнтера, и мы улетели в Лондон. Трансвааль, Трансвааль, страна моя, прощай, прощай навек...

Деньги, вырученные от продажи бизнеса и переведенные в твердую валюту, быстро заканчивались. Патрику, привыкшему к «красивой» жизни в Южной Африке, трудно было отказываться от своих привычек. Скаковых лошадей он больше не завел, но любил ходить и играть на скачках. Не смог себе отказать и в приобретении подержанного, но дорогого его сердцу и карману Бентли. Хотя мы и поселились в фамильном доме Пата в северном Лондоне, содержание его стоило довольно дорого. А наладить новый бизнес Пату или мне найти работу с моей «экзотической» специальностью оказалось непросто. Надо было искать новых путей зарабатывать деньги. Я пошла на курсы делового администрирования в университет Вестминстера.

Эти курсы были организованы специально для женщин, у которых уже было высшее образование, и позволяли им получить диплом бакалавра делового администрирования.

Казалось, что я опять оказалась в центре расовых проблем. Наш класс являлся, по сути, этническим срезом британского общества. Часть женщин были выходцами из Индии и африканских стран, другая часть – англичанки, которые гордились своими демократичными взглядами и даже оказались сторонниками ANC и поклонницами Манделы. Однако, несмотря на это, во время занятий то и дело возникали какие-то споры или стычки между представителями разных этнических групп. Интересно, что наш куратор не старалась разрешить эти конфликты, а предоставляла это самому классу. Очевидно, это было частью обучения.

Я, проявляя дипломатию, старалась не принимать ничью сторону. По моему наблюдению «курсистки», которые больше всего ораторствовали во время наших занятий, так и не закончили курсы. Для получения диплома надо было представить несколько проектов, работая в группах, которые мы сами и выбирали. Наша группа кроме меня состояла из рассудительной индуски, застенчивой девушки из Ирака и полу-англичанки полу-китаянки. Из нашей группы диплом не получила только эта женщина из смешанной этнической группы. На неё, согласно её объяснениям, чрезмерно подействовала гибель принцессы Дианы, и она не смогла посвятить достаточно времени нашим заданиям.

Очевидно, начало сбываться предсказание Целителя и провидца, которого я посетила перед отъездом из России. Мне действительно суждено было возвращаться. Но тут еще, мне кажется, вмешался универсальный закон сохранения нашего великого русского ученого Ломоносова. Казалось, что международные организации словно заполняли вакуум, созданный ускорением перемен в нашей стране. Наши деньги уплывали из страны, а иностранные государства начинали финансирование программ помощи России. И ускорение, как я убедилась, влияло и на судьбы многих англичан.

Многие благотворительные организации, ободренные свежими правительственными вливаниями, стали открывать программы в России. Но не для всех работа в России оказалась по карману, одни организации сворачивали свои программы, другие открывали. После окончания курсов я нашла работу в одной из международных организаций, занимающейся проектами помощи детям. В составе группы специалистов я должна была ехать в Москву, а потом в один из регионов. Патрик должен был приехать ко мне позднее.

Дорога из аэропорта Шереметьево в Москву сразу повергла меня в депрессию от вида бесконечно-одинаковых, бездушных многоэтажек. С рекламных щитов белозубо улыбались такие же одинаковые красавицы, рекламирующие разнообразную зарубежную продукцию, чередуясь с интригующе-лаконичными плакатами МММ. Позже выяснилось, что МММ как раз и был по мысли рекламодателей ключом ко всей этой красивой рекламной жизни. Перед отъездом в столицу нашей родины я читала, что она была почти что впереди планеты всей... по дороговизне жизни. Теперь, побывав в столичных магазинах, я поняла, насколько дорога была «дорогая моя столица». Дешевле, чем в Лондоне, были только икра и шампанское, я и решила перейти на эту «диету».

Дожидаясь открытия представительства организации в Москве, мы поселились в гостинице «Россия». В гостинице, несмотря на наличие охраны, крутились какие-то подозрительные личности. Слышала, как пожилая уборщица жалела иностранных гостей, мол, тяжело им, живут вдали от родины. А нам, иностранным гостям, предстояло на этом этапе обучить российских представителей детских учреждений основам менеджмента и фандрейзинга – привлечения средств.

Перед отправкой в Россию нас психологически готовили к культурным различиям. Раздали памятки с инструкциями, как вести себя в тех или иных ситуациях. Но нам пришлось испытать и некоторые «нештатные» ситуации. Например, туалетная бумага в номерах мгновенно кончалась, и невозможно было пополнить её запас из гостиничных закромов. Один из наших коллег, чернокожий добродушный Крис, сразу стал жертвой дерзкого ночного набега. Очевидно, он не запер дверь своего номера и проснулся от подозрительного шума. Он с изумлением увидел, как двое субъектов снимали его чемодан со шкафа. Заметив, что Крис пробудился, они бросили чемодан и кинулись прочь из номера. Хозяин чемодана вскочил с кровати и в исподнем кинулся вслед за грабителями, но их уж и след простыл. Растерянные охранники ничего не могли объяснить взбешенному гиганту-негру.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Похожие:

Записки на обломках империй iconУченые записки вып. XI
...
Записки на обломках империй iconИмперия уральских самоцветов
Эпоха Великих Империй прошла. Современные декоративные монархии только в какой-то мере отражают судьбу драгоценного камня и в наше...
Записки на обломках империй iconОфомление пояснительной записки курсовых и дипломных проектов
Курсовые и дипломные проекты состоят из двух частей: пояснительной записки (ПЗ) и графической части
Записки на обломках империй iconЗаписки академика d p о ф а
Фзз полвека в авиации. Записки академика: Литературно-художественное произведение. — М: Дрофа, 2004. — 400 с, 48 л цв вкл. — (Авиация...
Записки на обломках империй iconКурсовой проект должен состоять из пояснительной записки и пояснительной части
Перечень рекомендуемых разделов пояснительной записки приведен в методических указаниях по курсовому проектированию
Записки на обломках империй iconЛидия Богданович Записки психиатра
«Записки психиатра» Лидии Богданович – это попытка молодого советского врача дать критическую оценку первых и самых трудных лет своей...
Записки на обломках империй iconНонна Мордюкова Записки актрисы Нонна Мордюкова Записки актрисы ноктюрн
Я родилась грузчиком и до поры до времени была как мальчишка: широкоплечая, мускулистая, порывистая
Записки на обломках империй iconУченые записки Выпуск 3
Ученые записки. Выпуск Сборник научных трудов Западно-Сибирского филиала Российской академии правосудия (г. Томск). Изд-во: цнти,...
Записки на обломках империй iconУченые записки Выпуск 9 Благовещенск 2009 п 50 Печатается по решению ученого совета Амурского государственного университета Политика и право. Ученые записки. Выпуск Благовещенск: АмГУ, укц «Юрист»
Политика и право. Ученые записки. Выпуск – Благовещенск: АмГУ, укц «Юрист», 2009. – 233 с
Записки на обломках империй iconМетодические указания по выполнению курсовой работы по курсу «Технология программирования»
Особое внимание обращено на оформление текстовых документов: технического задания и расчетно-пояснительной записки. В приложении...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница