Записки на обломках империй




НазваниеЗаписки на обломках империй
страница6/11
Дата27.11.2012
Размер1.82 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Комсомольцы и Святой Патрик


Электронный кладезь народной мудрости, Интернет, утверждает, что питерские барышни непривередливы. Если замуж за одноклассника или сокурсника не выскочили своевременно, то становились матерями-одиночками. Девочек в Питере всегда рождалось больше, чем мальчиков. Я хотя и училась в классе и в ВУЗе, где число мальчиков значительно превышало количество девочек, замуж вовремя не выскочила, правда матерью одиночкой тоже не стала. Ходить на танцы в Макаровку, например, считала ниже своего достоинства. Хотя против мальчиков из мореходного училища ничего не имею, у нас там несколько одноклассников училось, повезло кому-то из барышень, должно быть.

У папы был друг детства Павел Данилин, которого он разыскал, когда мы приехали в Ленинград. А у друга был сын, Андрей....Родители всегда надеялись, что наша дружба перерастет в нечто большее.

Мы с ним потом даже в один институт поступили, только на разные факультеты. Летом ездили отдыхать в один и тот же спортлагерь, в Боржаве, в западной Украине. Он был в команде пловцов, а я гимнасток. Интересно, что наша тренерша, кореянка, училась в Интердоме, Интернациональном интернате, в Иваново, где преподавала мама Андрея. Этот интернат был создан в 1933 году для детей, чьи родители оказались в тюрьмах стран с фашистскими или диктаторскими режимами. Выпускником Интердома был, например, Сергей Юн Фу, сын Мао Цзедуна.

Поездки в Боржаву были для нас как поездки в недосягаемую заграницу. Ехали обычно поездом до Львова под аккомпанемент песен Высоцкого, потом на пригородном поезде до нашей станции. Во Львове всегда удивляло и вызывало уважение обилие набожных прихожан в католической церкви и ухоженность старинного кладбища. Наша Боржава была почти что на границе с Венгрией и Румынией. Река Тисса, где разворачивалось действие фильма «Над Тиссой» о разоблачении иностранного агента бдительными колхозниками и работниками ГБ, протекала совсем неподалеку, даже мостик висячий через реку сохранился, ну и конечно нейтральная полоса, там где «цветы необычайной красоты».

Жизнь в спортлагере была тоже необычайно напряженной. Помимо тренировок, походов, заплывов в речке Боржава, мы посещали винный бар и ресторан местного винсовхоза, приграничные барахолки, и конечно, крутили романы. Даже спать ложились в спортивных тапках, чтобы сразу после отбоя и обхода палат бежать на свидания или тусовки. Андрей, унаследовавший атлетическое телосложение от отца и красоту от матери-казачки, пользовался у девочек успехом. Я была уверена, что у Андрея был роман с одной из наших гимнасток. В меня был влюблен симпатичный мадьяр Янош. Только через много лет я узнала, что никакого романа у Андрея с моей подругой не было. Не знаю, что вышло бы, если я узнала бы об этом раньше, но после окончания института он всех удивил, женившись на своей коллеге по работе с ребенком. Потом мы, конечно, все равно оставались хорошими друзьями.

А у меня после Яноша и окончания института была череда неудачных романов. Мама отчаялась выдать дочь замуж, друзья перестали пытаться меня познакомить с возможными кандидатами, да и перевелись они скоро. Мама тихо вздыхала и пила капли Вотчела. Предложения тех, кто не нравился, и кому отказывала, скоро прекратились, и я решила, что мне суждено доживать свой век в старых девушках.

Пока, уже после перестройки не услышала от кого-то, что появились бюро знакомств, где можно было приобрести адреса потенциальных женихов из заграницы. Слышала даже, что одна из сотрудниц нашего ящика вышла замуж за шведа, и он ей остров подарил. Ну, думаю, пусть не остров, но почему бы не попрактиковаться в языке?

Тем более я помнила, как бедствовала моя подруга, Таня, прежде, чем воссоединиться со своим мужем. А в былые времена за женитьбу на подданном иностранного государства, или даже за «связь» можно было попасть в тюрьму или лишиться гражданства. В памяти народной еще жили трагические истории актрис Зои Федоровой и Татьяны Окуневской, жены Молотова, Полины Жемчужиной. Я решила, что времена все-таки, другие, да и я не актриса, а трагические истории простых русских женщин, которые влюбились и вышли замуж за иностранцев в послевоенные годы, я узнала уже в Англии, из документального фильма «Русские жены».

Собравшись с духом, я отправилась в Бюро знакомств на улице Фурманова, заполнила анкету со своими данными, и купила несколько объявлений иностранных граждан, желающих познакомится с русскими женщинами. Цена каждого объявления была пять рублей. Я разослала письма со своей фотографией адресатам. Сотрудники Бюро, в прошлом, как я поняла, комсомольские работники, пригласили женщин, желающих встретиться с группой американцев – гостей города и потенциальных женихов, пройти «собеседование». Собеседование я не прошла, видимо им не понравился мой ответ на коварный вопрос «а чем бы вы угостили наших гостей, если бы они пришли к вам в гости?». Надо заметить, что в ходу все еще были талоны на продукты, да и то еще надо было постоять в очереди, чтобы их отоварить. Я со злостью ответила: «ножками Буша», по крайней мере, их можно было купить сравнительно легко. Этим я свела свои шансы принять иностранных гостей у себя дома к нулю. А комсомольцы продолжали вершить судьбы других искательниц зарубежного счастья, решая, кто заслуживает, и кто не заслуживает шанс.

А тем временем стали приходить ответы на мои письма, завязалась переписка с несколькими потенциальными кандидатами. Один из них прельщал меня апельсинами, которые росли у него в саду в Калифорнии, и послал в подарок золотой браслет. А один «жених» из Швеции даже прибыл знакомиться. Мама немного оживилась, хотя я относилась к своим шансам довольно трезво. Однажды в нашей с мамой квартире раздался звонок из Лондона. Оказалось, что, моя «инвестиция» в виде пяти рублей принесла неожиданную и самую большую «прибыль» в моей жизни. Звонил Патрик Райан. Святой Патрик, очевидно, услышал его и мои молитвы.

Как выяснилось, он опубликовал свое объявление в английской газете «Loot»...В объявлении он написал, что хотел познакомиться с привлекательной женщиной с целью создания семьи. На вопрос, в каких странах он хотел бы искать невесту, он указал Италию и Польшу, как католические страны, поскольку сам был католиком. Поместив объявление в газету, он уехал в Калифорнию и забыл о нем. По возвращении домой, он обнаружил сотни писем, лежавших на коврике в коридоре его дома. Газета, очевидно, попала в Польшу, а из Польши в Россию благодаря предприимчивым комсомольцам. Причем, большинство писем было из России. Очевидно, комсомольцев вопрос религиозных предпочтений автора объявления не беспокоил.

Мы продолжали общаться с Патриком, Патом, по телефону и регулярно обменивались письмами, пока опять не вмешались комсомольцы-ГКЧПисты. Начался августовский путч 1991 года. Август, как всегда трагический для страны август...На этот раз «беспокойные сердца» взялись вершить судьбу страны. Когда я услышала по радио, что согласно их представлению о лучшей жизни нельзя будет даже менять место работы, я поняла, что поменять место жительства, вероятно, будет практически невозможно. А скорее всего, и переписку придется прекратить.

Но, очевидно, мы уже находились под покровительством Святого Патрика и избавились от этой мрачной перспективы. Страну же, избавившуюся от незадачливых путчистов, ожидали события совсем непредсказуемые. Хорошо, что после перестройки по высочайшему указанию прозорливо перестали глушить, потому что вся страна, включая «отпускника поневоле» Горбачева, слушала «голоса». А голоса наперебой комментировали события, обрастающие драматическими подробностями как снежный ком, но даже они не могли предсказать, что случится в следующий момент.

Окрыленная ветром перемен, я пригласила Пата в Санкт Петербург, он охотно согласился. Мама волновалась, задаваясь «комсомольским» вопросом, чем кормить «высокого» гостя. Потом, вспомнив, что англичане на завтрак едят овсянку, успокоилась. В долгожданный день приезда Патрика я ждала самолет в старом здании международного аэропорта Пулково 2. Кроме меня в крошечном зале ожидания была еще только одна женщина с букетом цветов. Наконец, самолет приземлился, и пассажиры стали появляться в зале прилета. Я запомнила лицо Пата по фотографии, но никто из пассажиров не соответствовал его облику.

Я уже начала беспокоиться, но тут в зале появилась какая-то женщина с гигантским чемоданом и, судя по всему, мой гость с не менее внушительным чемоданом. Это были последние пассажиры, так что сомнений быть не должно, но пара явно выглядела как семейная. Причем, женщина явно была русской, судя по драповому пальто с меховым воротником, был февраль месяц.

Я неуверенно замахала рукой импозантного вида мужчине в очках, с густой серебряной шевелюрой и профилем римского императора. На фотографии он был без очков и выглядел по-другому, не таким ослепительно красивым. В тот же миг я поняла, что это был тот, кого я ждала всю жизнь. Это действительно был Патрик, а женщина оказалась просто попутчицей. Мы перекинулись с нею парой вежливых фраз и расстались. Патрик потом признался мне, что он был немного разочарован, увидев меня в аэропорту. Я-то думала, что выглядела вполне элегантно в своем ондатровом полушубке из немецкого магазина «с секретом» и каракулевой шапке-папахе, перешитой из последних остатков шубы бабушки Веры.

На стоянке машин возле здания аэропорта бойкие молодые люди предлагали подвезти. Это были частники, а официальных такси почему-то не было, расценки, конечно, были бандитские. Я, к тому же, была наслышана разных историй в духе Невзорова о грабежах и даже убийствах пассажиров, отважившихся воспользоваться услугами подобных «таксистов». Кратко объяснив Патрику причину моего отказа услужливым «водилам», я повела его на остановку автобуса. Пат героически ждал автобуса, несмотря на то, что был одет в элегантное, но хлипкое, не по нашей зиме пальто и легкие итальянские туфли, шапку он не носил. Опыт российской жизни начался для него с поездки в переполненных автобусах, в которые мы умудрились втиснуться с его чемоданом. Заслышав английскую речь, пассажиры в недоумении расступались, что как раз освобождало место для чемодана.

Дома нас встретила мама и запах её фирменных котлет и пирога с капустой. Я заметила, что Патрик с облегчением вздохнул. А за обедом он поведал нам о своем знакомстве в самолете. Оказалось, что его попутчицей действительно оказалась моя бывшая соотечественница. Несколько лет назад она вышла замуж за американца итальянского происхождения и жила в Америке. Патрик рассказал ей, что летел в Санкт Петербург встретить свою подругу по переписке. Попутчица пришла в ужас от затеи Патрика. Она рассказала ему о преступности, захлестнувшей город, и предположила, что вполне возможно он пал жертвой какой-то аферы. Его могут заманить в бандитское логово, ограбить и даже убить. Патрик не подал вида, но начал нервничать, подумал, что действительно погорячился. Недаром все родственники решили, что он не в своем уме, ехать в Россию в разгар зимы, встретиться с какой-то женщиной, которую толком не знает.

Патрик показал попутчице мою фотографию, она немного переменила тон и сказала, что у неё есть симпатичная племянница и дала свой номер телефона. Попросила Пата обязательно позвонить ей утром, если, конечно будет жив. Мой гость признался, что продолжал волноваться до тех пор, пока я не отказалась от услуг услужливых ребят в аэропорту и не настояла на поездке на автобусе. Сомнения развеялись совсем после того, как он увидел мою маму. Мы посмеялись над этой историей, и на утро Пат позвонил сердобольной попутчице, заверив её, что все благополучно. Однако утро принесло с собой и новые реалии нашей жизни, к которым Патрик не всегда был готов.

Выглянув из окна нашего дома, он увидел очередь, выстроившуюся у дверей еще не открывшегося магазина. «Что там ожидают эти люди на морозе?» – поинтересовался мой гость. Я объяснила, что они надеются, что смогут купить какую-то еду на свои талоны. Но думаю, что Патрика мои объяснения не убедили. Пришлось вести любопытного гостя в магазин, где продавцов было больше, чем наименований товаров, и полки которого украшали скудные банки каких-то консервов и куски жира под названием «мясо».

Патрик Райан. Трудно придумать более ирландское сочетание имени и фамилии. Имя Патрик, распространенное и в Англии, имя латинского происхождения, означает благородный, популярно в Ирландии, как и имя святого покровителя Ирландии. Ирландская форма имени Патрик, Пэдди, стала нарицательным именем ирландцев, и часто презрительно использовалась англичанами. А фамилия потомков клана Райан, означающая на галльском «король», находится в десятке самых распространенных фамилий. Патрик Райан, мой благородный король, с глазами цвета изумруда, как остров Ирландия.

Внешность Патрика как нельзя лучше соответствовала его имени и фамилии. В прошлом так, вероятно, мог выглядеть вождь кельтов, римский император или французский аристократ. Не удивительно, Пату однажды снился сон, что его бесцеремонно будят ото сна какие-то люди, тащат его на улицу и под улюлюканье толпы ведут на гильотину. Согласно приговору, его, герцога Орлеанского, приговорили к казне. Патрик проснулся в холодном поту, так и не узнав, в чем его обвиняли. Он кинулся в библиотеку и к своему изумлению обнаружил, что во время Французской революции герцог Орлеанский был казнен на гильотине вместе с другими аристократами. В этот же день, как всегда по субботам (он жил тогда в ЮАР) он пошел на скачки. В забеге участвовала лошадь по имени Герцог Орлеанский, Патрик сделал ставку, и лошадь выиграла, сон оказался в руку.

Потом гадалка-зулуска ему объяснила, что это он себя видел в прежней жизни. Но человеческое сознание так устроено, что обычно «скрывает» от человека, что происходило с ним в прежней жизни. А еще она предсказала, что женится он на берегах Невы...Это было несколько лет назад, и Пат тогда был женат на другой женщине, поэтому он не придал этому предсказанию значения.

Мои познания об Ирландии ограничивались названиями горячих точек, Белфаст и Ольстер, и репортажами о проблемах между католиками и протестантами. В Питере даже кафе были с одноименными неофициальными названиями. Одно из них, не помню какое, даже было на Петроградской, недалеко от д/к Ленсовета и дома эмира бухарского. Патрик, судя по всему, знал о нашей истории гораздо больше, чем я об ирландской, хотя он восполнил этот мой пробел довольно быстро.

Пат оказался знатоком не только истории Ирландии, но и кино. Он помнил старые любимые им фильмы практически наизусть, не говоря о фамилиях и биографиях актеров. В первый же день после приезда он извлек примерно сотню фильмов на видеокассетах из своего вместительного чемодана. Первым фильмом в обязательной программе просмотра оказался фильм «Дочь Райана», режиссера Дэвида Лина, который снял и «Доктора Живаго». Сюжет фильма – это по сути дела «Мадам Бовари» Флобера, перенесенная в Ирландию начала прошлого века. Съемки проходили на живописном побережье полуострова Дингл, в самой западной части Ирландии, в графстве Керри. Помимо захватывающих дух пейзажей меня больше всего потрясла игра английского актера, сэра Джона Миллза. Он, не произнеся ни слова, гениально сыграл роль деревенского дурачка, за что и был удостоен Оскара, как актер второго плана.

Вторым фильмом оказалась комедия «Тихоня» с Джоном Уэйном и ирландской красавицей-актрисой Морин О’Хара. Действие фильма тоже проходило в Ирландии, где незадачливый герой-американец получил в наследство ферму и влюбился в ирландскую девушку. Съемки фильма проходили в графствах Слайго и Мэйо. С тех пор место съемок стало процветающим центром туризма благодаря многочисленным кино-паломникам.

Так что как выяснилось, у меня и в кино-образовании было много пробелов, несмотря на мои посещения кинофестивалей и кинотеатра «Кинематограф» на Васильевском. О зарубежных фильмах мы, в основном, узнавали из отзывов кинокритиков, из Кинопанорамы или, читая романы, по которым были сняты известные фильмы, например, «Крестного отца» Марио Пьюзо или «Перелет над гнездом кукушки» Кена Кизи. Даже про то, что был снят фильм «Доктор Живаго» я узнала только от моего коллеги и страстного коллекционера музыки и анекдотов, Яшки. Как-то он заговорщицки спросил меня: «Сашка, ты слышала музыку к «Доктору Живаго»? Это обалденно». Я растерялась, потому что я даже и про фильм не слышала в то время.

Узнала я от Патрика и истории о святых, почитаемых в Ирландии, о её обычаях. Католические традиции очень сильны в стране до сих пор, а в то время авторитет церкви и священников был непререкаемым, как в фильмах, которые мне показал Пат. Он, как и многие его сверстники, получил образование в католической школе.

Заинтересовал меня один обычай, который стал уже международным. Обычай пошел из Ирландии, в пятом веке. Св. Бриджит из Килдея, наверное, первая в истории феминистка, нашла возможность оторваться от своих многочисленных дел, добывания меда из камня, изготовления крестов из соломы, чтобы попросить Св. Патрика разрешить женщинам самим делать предложения мужчинам, чтобы не ждать, когда они раскачаются. Главное, что самой ей это было не нужно, но уж очень она заботилась о сестрах своих. Св. Патрик согласился, но только на раз в четыре года, в високосный год, 29 февраля. Про Св. Патрика уже все на Руси знают, а День Св. Патрика, уже просто стал национальным праздником и у нас на родине. А вот про Бриджит...

Родилась эта удивительная женщина рядом с городом Дандок, где родился и Пат. Это одна из самых почитаемых женщин-святых в Ирландии, она считается покровительницей Ирландии. Кельты отличаются живым воображением. Согласно легенде у красавицы Бриджит выпал глаз, чтобы она могла с полным правом отказать завидным женихам и стать монашкой вопреки воле отца. Она стала монашкой, а глаз потом чудесным образом вернулся на прежнее место. Патрик помнит с детства рассказы бабушки, что согласно легенде сохранился даже камень, на который упал глаз Св. Бриджит, на котором осталась вмятинка от глаза.

Снежным февральским днем, сидя в нашем любимом кафе «Тэт-а-тэт» на Петроградской, я сделала Патрику предложение. Был последний день февраля високосного года. Пат неожиданно вынул из кармана пиджака небольшой бархатный мешочек, из которого он осторожно извлек сверкающий многочисленными гранями бриллиант и бросил его в мой бокал с шампанским. «Предложение с благодарностью принято. Я слышал, что в Петербурге не перевелись еще хорошие ювелиры. Закажи себе обручальное кольцо». «Как ты догадался, что я сегодня сделаю тебе предложение?» – спросила я. «Я недаром рассказал тебе историю Св. Бриджит. Хотел проверить, насколько ты восприимчива, а вообще-то я и сам собирался сделать тебе предложение, ждал удобного момента».

Вскоре после этого Пату надо было возвращаться обратно, виза кончалась, но мы узнали, какие документы необходимы для регистрации брака и он собирался привезти их с собой в следующий раз. «Больше не приедет» – сказала я маме. «Приедет» – с уверенностью возразила мама.

Мама оказалась лучшим знатоком мужской психологии, Патрик вернулся. Но проблемы только начинались. Оказалось, что одним из документов, необходимых Пату, было так называемое Письмо Свободы. Поскольку он был женат, а Ирландия является католической страной, то помимо свидетельства о разводе, ему надо было запросить это Письмо в МИДе Ирландской республики. За время своего визита в Англию он не успел его получить, ему посоветовали вернуться в Россию и обещали переслать документ в посольство Ирландии в Москве.

Я часто спрашивала Патрика, почему из всех фотографий, которые он получил из России, он выбрал именно мою. На многих из них были изображены ослепительные красавицы в соблазнительных позах. Будучи уже здесь, в Питере, он был поражен красотой русских женщин и их умением выглядеть привлекательно. Он ответил, что просто знал, что я это именно та женщина, которую он искал. А я, должно быть, просто пала жертвой кельтского бога фатальной любви, Оенгуса. Как и мой избранник, он красив, остроумен, обаятелен. Патрик, как и бог фатальной любви, узнал свою возлюбленную, узнал меня среди других лебедей. Так мы и стали жить, как два лебедя, как бог Оенгус со своей возлюбленной, в небольшом гнездышке у лебединого озера, что на Куракиной дачей. Там какой-то умелец каждый год любовно мастерил и помещал на небольшом озерке двух лебедей на радость старым и малым. А какие-то «несимметричные» силы их с таким же упорством ломали. Отчаялся он в конце концов, а может и умер с горя.

Мы покидали наше «гнездышко» только для борьбы с несимметричными силами в лице международной бюрократии. Патрик периодически звонил в посольство, я периодически наведывалась в ОВИР продлевать его визу. Когда мы пошли туда с Патом первый раз, он заметил, что это заведение похоже на застенки Гестапо. Просители обычно занимали очередь с ночи, стояли на грязной лестнице в ожидании начала работы «застенок». Правда, в то время к иностранным гражданам еще сохранялось более приветливое отношение, граждане ближнего зарубежья еще не хлынули к нам в гости. Мы приходили в специально отведенное время и были единственными посетителями.

Однажды в нашем районном ОВИРе мне отказали продлевать визу Патрика. Какой-то чинуша стал обвинять меня, что я, наверное, дала кому-то взятки, чтобы продлить его визу. Больше всего меня потрясло то, что он стал у меня выяснять, на какие средства существовал мой гость. Свое «моряцкое» жалованье я не получала уже несколько месяцев, но в «ящик» я исправно ходила после истекшего отпуска «за свой счет». А все нули со счета уже сдуло как листочки с осины ураганом галопирующей инфляции. Пат сказал, что в Ирландии уже давно бы началась революция. Выживали благодаря маминой пенсии и продуктам, которые щедро покупал Пат. И никто раньше не позаботился спросить меня, на какие средства я жила. Я вышла из кабинета в слезах и без штампа о продлении визы. Ирландские бюрократы тоже не спешили присылать Пату Письмо Свободы. А между тем я узнавала от Патрика все больше об Ирландии и её свободолюбивых обитателях. Эти истории закалили мой дух и помогли мне противостоять силам несимметричности.

Я помню песню, которую напевала мне бабушка Гуля в детстве: «Трансвааль, Трансвааль, страна моя, ты вся горишь в огне». Как и мой дед, дядя Патрика по маминой линии, Шон Бренок, ушел на Англо-бурскую войну добровольцем сражаться против англичан. Возможно, что наши с Патриком предки поехали в Африку, повинуясь зову наших далеких общих предков, выходцев из Африки. Ведь их генетическая память была на два поколения моложе.

Тогдашний президент свободной республики Трансвааль, Крюгер, дядя Пол, как его называли, пожаловал ему, также как и многим другим волонтерам из Англии и других стран, гражданство. Война закончилась подписанием мирного договора в 1902 году, по которому республика Трансвааль стала частью Британской империи. А Ирландия уже была «в объятиях» Британской империи. Дядя знал, что если он вернется на родину, то будет арестован как предатель, поскольку осмелился сражаться против своего суверена. Но он вернулся и принял участие в «Пасхальном» восстании в Дублине против англичан в 1916. Восстание было жестоко подавлено, а Шон сложил свою голову, защищая свободу Ирландии.

Ирландия, а точнее 26 графств, получила статус независимого доминиона в составе все того же Содружества наций только в 1922 году, однако по договору 6 графств остались в составе Великобритании. Это стало причиной последовавшей кровавой гражданской войны в Ирландии. В 1949 году Ирландское свободное государство, как оно называлось, вырвалось наконец-то из цепких объятий Британской империи и стало республикой. Шесть северных графств Ирландии провинции Ольстер так и остаются в составе Объединенного королевства. Так что Ольстер, проблемы которого были на слуху во времена моей юности, это название провинции, а не города, как я считала. А корни конфликта оказались гораздо глубже, чем религиозные.

Наполеону приписывается высказывание: «поцарапай русского, и ты поранишь татарина». Пообщавшись с Патриком и узнав от него историю этой удивительной нации, я поняла, что об ирландцах можно сказать, перефразируя это высказывание: «поцарапай ирландца, и ты поранишь тигра». Ирландия боролась против гнета сначала норманнов, а затем англичан почти 800 лет. И только, благодаря длительным переговорам между Великобританией и Республикой Ирландия, Ирландская Республиканская Армия прекратила свои военные действия в Северной Ирландии и Объединенном королевстве в 1998 году. Недаром Ирландию стали называть Изумрудным тигром после небывалого скачка, экономического чуда, которое произошло с этой страной, вошедшей в Евросоюз в 90-х годах. Сейчас Ирландия является одной из наиболее развитых и мирных стран мира и занимает первое место в мире по качеству жизни.

В ирландцах прочно сидел воинственный дух, если не тигра, то их предков, кельтов. На протяжении веков они сражались во всех войнах, которые вспыхивали на планете, сражаясь иногда на противоположных сторонах, хотя Ирландия всегда была нейтральной страной. Во время гражданской войны в Америке были созданы ирландские бригады, которые позднее сражались в первой и второй мировой войнах. Их боевой клич был: «Освободить дорогу!» А в 1690 году были созданы ирландские бригады во Франции, которые сражались на стороне якобинцев. В анналы истории вошел так называемый Полет диких гусей, когда 12 тысяч якобинцев прибыли из Ирландии во Францию, чтобы сформировать армию в изгнании короля Джеймса. А иногда достаточно было вдохнуть воздуха Ирландии, чтобы произвести на свет борцов за независимость. Как случилось с испанским офицером Амброзио О’Хиггинсом. Его незаконно рожденный сын, Бернардо О’Хиггинс возглавил борьбу за независимость Чили и стал её первым главой в 1817 году.

Патрик, досконально знающий историю, защищал свою родину и идеалы свободы, как тигр, используя вместо оружия свой дар красноречия. А в борьбе с несправедливостью мог превратиться из лебедя сразу в 12 тысяч диких гусей. Когда ему едва исполнилось семнадцать лет он уже был членом партии Объединенные ирландцы и выступал в Гайд парке со страстными речами в защиту объединенной Ирландии. Выступления молодого ирландца стали собирать все большую аудиторию. Однажды его арестовали, мотивируя арест тем, что его хотели «защитить» от разгневанной публики. Он выступил в поддержку независимости Кипра и назвал Черчилля старым ковыляющим идиотом. Мама на коленях упросила его отказаться от политической деятельности, пришлось согласиться.

Патрик научил меня не только быть бесстрашной в борьбе с силами несимметричности, но и состраданию. Недаром все таксисты всегда узнавали в нем иностранца, как мы ни старались замаскировать его, потому что у него «лицо доброе», как признался один из них...Может быть это и есть то самое, что выдает всех наших соотечественников заграницей, наши недобрые лица? Меня охватило беспокойство за всех наших разведчиков не только потому, что они вынуждены жить в чужих странах, слушать иностранную речь, но и могут быть раскрыты в любое время, если перестанут улыбаться...


Я же, как и многие члены команды, жила по закону тонущей ящичной флотилии, каждый сам по себе. Конечно, я заботилась о моих близких и друзьях, но милостыню, например, не подавала. Верила историям, что нищие живут как тайные миллионеры. Так, наверное, было легче, чем утруждать себя мыслями о чьих-то еще проблемах. Жизнь была и без того тяжела.


Когда мы выходили на прогулку или за покупками Патрик готов был подавать милостыню всем старушкам. Постепенно я тоже стала подавать деньги старушкам, а если просили дети, я покупала что-то из еды. Меня особенно поразила одна сухонькая, плохо одетая старушка. Я встретила её возле нашего дома в Питере, в канун Нового года. Она скользила куда-то в своих рваных дореволюционных ботах. Я помогла ей пройти наиболее ледяной участок пути и предложила немного денег. Она с возмущением отказалась, какие только предлоги я не использовала.

Любую несправедливость мира Патрик принимал как свою и готов был встать на сторону любого обиженного. По преданию Святой Патрик изгнал всех змей из Ирландии. Мой избранник взял на себя более непосильное бремя – изгнать ползучую и прочую нечисть из каждой страны, где он жил.

Ирландия, которая веками страдала от гнета англичан, голода, унижений и бедности, по традиции посылает католических миссионеров, сестер милосердия и просто волонтеров в разные страны мира.

Удивительно, как эта небольшая страна сохранила свою религию, язык, традиции и даже национальный праздник, превратившийся практически во всемирный день Св. Патрика!

В Англии тоже есть свой покровитель, Св. Георгий, и есть национальный день Англии, 23 апреля. Но большинство англичан даже не подозревают об этом. Празднование его прекратилось к XVIII веку. Сейчас даже кампания началась, чтобы снова сделать это традицией, как у Ирландцев, или хотя бы у Шотландцев, празднуют же они день Роберта Бернса. Но пока еще не продвинулись они в этом направлении. Просят идей у народа, как праздновать, но народ безмолвствует, продолжая с размахом праздновать день Св. Патрика.

Получилось, что народы, находящиеся под гнетом Британской империи, сохранили свою культуру, а Англия, подавляя культуры других народов, потеряла многие свои обычаи. Правда, теперь другая беда. Теперь она готова ущемлять свою культуру, дабы других не обидеть. Вот в этом году на Оксфорд стрит отказались даже выставить нарядно украшенные елки в рождество, дабы мусульман не обидеть. Это вызвало недовольство всех конфессий. А архиепископ Кентерберийский пошел еще дальше и призвал общество разрешить мусульманам жить здесь по своим законам, по законам шириата, интегрировать эти законы в систему британского законодательства. Но можно ли такими запоздалыми и явно непродуманными действиями загладить многовековые обиды?

Поздновато спохватились господа из «коварного» Альбиона! Интересно, что употребляемое ныне как поэтическое название Англии, Альбион, пошло от кельтов. Обозначает оно на самом деле Шотландию и означает Земля или Мир. Оно часто употребляется в сочетании «туманный» или «коварный» Альбион. В дореволюционной литературе последнее определение использовалось как характеристика двуличной политики английской дипломатии.

Родина кельтов дала миру не только название Англии, но и, возможно, стала родиной цивилизации. На восточном побережье Ирландии, в графстве Мит, на реке Бойн, находится одно из наиболее известных на планете доисторических сооружений, древний храм, Ньюгрейнж. Его возраст – 5000 лет, это старше Египетских пирамид Гизы и Стоунхенджа в Англии. По преданию, его населяли боги кельтов, одним из них был и Оенгус, бог фатальной любви. Раз в год, в день зимнего солнцестояния, 21 декабря, луч восходящего солнца, попадая в проход сквозь храм, освещает его внутренность в течение семнадцати минут. Насладиться этим великолепным зрелищем могут только обладатели 50 счастливых билетов (каждый на два посетителя) специальной лотереи. Она разыгрывается каждый год, в конце сентября.

Патрик неожиданно перевернул мое представление об английской литературе. Я не могла поверить, что эта маленькая страна подарила миру столько известных писателей, которых «коварные» англичане присвоили себе. Оскар Уайлд, Ричард Шеридан, Джонатан Свифт, Шон О’Кейси, Джеймс Джойс, три Нобелевских лауреата – Джордж Бернард Шоу, Уильям Батлер Ейтс и Сэмюэль Беккет, создатель «Дракулы» Брэм Стокер, Томас Мур, автор стихотворения «Вечерний звон», которое в переводе Ивана Козлова стало у нас народной песней – все уроженцы Ирландии.

Наверное, это неудивительно поскольку, судя по Пату, ирландцы наделены даром красноречия. Может это потому, что их письменность так долго подавлялась англичанами, и история и легенды страны передавались из уст в уста, из поколения в поколение. Даже выражения есть о тех, кто может отговориться от чего-то, заговорить кого-то, не нанося обиды: «поцеловать камень Блани» (kiss the Blarney stone).

До сего времени есть много желающих поцеловать этот камень, который находится в замке Блани в графстве Корк, в Ирландии, в надежде приобрести дар красноречия. Согласно преданию, его владелец умудрился отговориться от своего обещания сдать свой замок как доказательство лояльности английской королеве Елизавете I. Каждый раз, когда подходил срок сдачи замка, его владелец находил какой-то очередной предлог, чтобы этого избежать. В конце концов, Елизавета потеряла всякую надежду получить от своего новоявленного подданного что-либо, кроме речей «Блани».

Те, кто учил английский, может быть помнят наизусть по крайней мере один лимерик, пятистрочное шутливое стихотворение. Я до сих пор помню:


«There was a young lady in Niger,

She smiled as she rode a tiger,

He returned from the ride,

With the lady inside...

And a smile on the face of the tiger».


В переводе это звучит примерно так:


«Одна юная леди в Нигерии

С улыбкою тигра седлала.

Он вернулся домой

С юной леди внутри

И с улыбкой на морде тигриной».


Та же Елизавета не гнушалась пробовать свое перо в этом жанре. Они, оказывается, тоже происходят из Ирландии, из графства Лимерик, откуда происходит и клан Райанов. Я как-то тоже в этом жанре дебютировала, чтобы урезонить одного английского лорда, выпускника престижного аристократического учебного заведения Итон, который непрерывно и с упоением ругался русским матом:


«Один господин из Итона

Ругался, как пьяный сапожник,

Ему говорили:

Ну что же вы, Сэр,

А он: Ну так я ж из Итона».


Ударение в слове Итон делается на первый слог, пришлось исказить оригинальное звучание и сделать ударение на второй слог для лучшей рифмовки. Мои поэтические усилия, однако, не заставили лорда отказаться от вредной привычки.

А наши совместные с Патом усилия побороть силы несимметричности, наконец, принесли плоды. Многие питерские и дублинские бюрократы, возможно, до сих пор просыпаются по ночам от боевого клича неистового ирландца «Освободить дорогу!». Пату продлили визу, а Письмо Свободы он получил после страстного воззвания к тогдашнему президенту Ирландии, Мэри Робинсон. Неожиданно был назначен и неотвратимо приближался день свадьбы...

Подруга запоздало предупреждала меня: «Подумай, выходить ли замуж, вспомни по «Унесенным ветром», какой у ирландцев темперамент». Потом, когда я бегала по нотариальным конторам и прочим инстанциям, «сочувствовали» и служащие этих заведений, «наши подруги на западе уже все развелись». Темперамент действительно был, скорее даже ураганный, однако, мы уже целиком были заняты предсвадебными приготовлениями. Одна за другой возникали более серьезные проблемы – от покупки свадебного платья до покупки продуктов. Мне не хотелось вводить Пата в дополнительные расходы. А главное, что было трудно даже поменять доллары, привезенные Патом. На улице менять было опасно, а пунктов обмена было мало, да и рубли в них часто кончались.

Свадьба состоялась на берегу Невы, рядом с тремя известными домами, Домиком Петра, Домом Гришки Романова и Домом политкаторжан, во Дворце бракосочетания на Петровской набережной. Построен дворец был для великого князя Николая Николаевича и сохранил былое величие его царственного владельца. На свадьбу пришли друзья-«моряки» из городского яхт-клуба на своей яхте «Грезы». Друзья смогли заручиться разрешением каких-то чиновников, любителей-яхтсменов, и пришвартовались рядом с дворцом, на первой петербургской пристани, украшенной скульптурами китайских львов-собак, ши-цза. На яхте свадьбу и справили...

Так сбылось предсказание Патрику, что он женится на берегах Невы. А я, благодаря инициативе комсомольских работников, моему мудрому вложению капитала и Святому Патрику, нашла свою фатальную любовь.

Как грезы начиналась и наша семейная жизнь, и казалось, ничто не могло её омрачить...

Правда, Патрику пришлось уехать в Англию сразу после свадьбы. А мне предстояло получить визу и оформить все необходимые документы. Оказалось, я прошла еще не все круги бюрократического ада. Несмотря на продолжающееся погружение ящика, все системы его, казалось, функционировали нормально. Когда в ящике узнали, что я вышла замуж за иностранца, парторг посоветовал начальнику отдела не давать мне работы. Сделал он это, как я подозревала, из мести, я когда-то отвергла его ухаживания. Но все равно, разницы никакой не было, не платили ни тем, кто работал, ни тем, кто не работал. Так что я, как товарищ Берия, вышла из доверия. Хорошо, что не обвинили меня в связях с иностранными разведками.

Однако бдительный Первый отдел ящика предупредил меня, что независимо от того, кто находился у власти в стране, для него превыше всего были свои инструкции, которым он должен был следовать. Обнаружилось, что я пользовалась какими-то секретными отчетами, которые принадлежали теперь другому независимому государстве. Если «секретность» еще не снята с отчетов, то грозились «не пущать» заграницу, а заставить меня ждать, когда она будет снята.

Этот круг бюрократического ада заполнился ожиданием разрешения на получение визы, очередями в нотариальные конторы, получением апостилей, переводом и легализацией бесчисленных документов. К счастью, независимое государство не видело причин хранить свои отчеты за печатями секретности. Однако, у меня сложилось впечатление, что весь город неожиданно кинулся оформлять какие-то неотложно важные документы, требующие всех этих тонких и обязательных процедур. Потом выяснилось, что на западе перед печатями никто так не трепещет, а многие документы мне вообще не пришлось никому предъявлять...

Известный Целитель и провидец, которого я посетила для восстановления душевного равновесия, одобрил моего избранника по фотографии, которую я показала, и предсказал мне, что я буду возвращаться в Россию...

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Похожие:

Записки на обломках империй iconУченые записки вып. XI
...
Записки на обломках империй iconИмперия уральских самоцветов
Эпоха Великих Империй прошла. Современные декоративные монархии только в какой-то мере отражают судьбу драгоценного камня и в наше...
Записки на обломках империй iconОфомление пояснительной записки курсовых и дипломных проектов
Курсовые и дипломные проекты состоят из двух частей: пояснительной записки (ПЗ) и графической части
Записки на обломках империй iconЗаписки академика d p о ф а
Фзз полвека в авиации. Записки академика: Литературно-художественное произведение. — М: Дрофа, 2004. — 400 с, 48 л цв вкл. — (Авиация...
Записки на обломках империй iconКурсовой проект должен состоять из пояснительной записки и пояснительной части
Перечень рекомендуемых разделов пояснительной записки приведен в методических указаниях по курсовому проектированию
Записки на обломках империй iconЛидия Богданович Записки психиатра
«Записки психиатра» Лидии Богданович – это попытка молодого советского врача дать критическую оценку первых и самых трудных лет своей...
Записки на обломках империй iconНонна Мордюкова Записки актрисы Нонна Мордюкова Записки актрисы ноктюрн
Я родилась грузчиком и до поры до времени была как мальчишка: широкоплечая, мускулистая, порывистая
Записки на обломках империй iconУченые записки Выпуск 3
Ученые записки. Выпуск Сборник научных трудов Западно-Сибирского филиала Российской академии правосудия (г. Томск). Изд-во: цнти,...
Записки на обломках империй iconУченые записки Выпуск 9 Благовещенск 2009 п 50 Печатается по решению ученого совета Амурского государственного университета Политика и право. Ученые записки. Выпуск Благовещенск: АмГУ, укц «Юрист»
Политика и право. Ученые записки. Выпуск – Благовещенск: АмГУ, укц «Юрист», 2009. – 233 с
Записки на обломках империй iconМетодические указания по выполнению курсовой работы по курсу «Технология программирования»
Особое внимание обращено на оформление текстовых документов: технического задания и расчетно-пояснительной записки. В приложении...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница