Записки на обломках империй




НазваниеЗаписки на обломках империй
страница10/11
Дата27.11.2012
Размер1.82 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11
«У меня, к сожалению, нет литературного дара, как у моего тестя. Все свои переживания, мысли, стремления я старался выразить в линиях и формах зданий, которые проектировал и строил. Всю свою жизнь я посвятил моему призванию, которое, как полагал, состояло в том, чтобы сделать счастливыми людей, которые будут жить в моих домах, работать в учреждениях, молиться в церквях и мечетях, построенных мною. Я много путешествовал. Изучал пирамиды Египта, пытался разгадать тайны древнего Стоунхеджа и Ньюгрейнжа, восхищался римской архитектурой. Мечтал проектировать дома, которые сделают людей счастливыми, создать «пространство счастья». Возможно ли это?

Калмыки и буряты счастливы, живя в юртах, однако встречал и тех, кто несчастлив во дворцах. Ходила молва, что дом Чаева, построенный Апышковым и Лидвалем на Лицейской улице, делал людей состоятельными. Но были ли они счастливы? Могут ли определенные пропорции зданий, их внутреннее пространство, сделать людей счастливыми? Не знаю, удалось ли мне осуществить мои помыслы, не мне судить. События последних лет в нашем отечестве показали, что многим, очевидно, жилось несчастливо. Но знают ли строители «новой жизни», как сделать людей счастливыми?».

Я на минуту оторвался от записок архитектора и задумался. А может и невозможно построить для людей «пространство счастья». Каждый сам для себя должен решить, в каком пространстве ему живется счастливо. Мои-то предки, чье состояние хоть и не достигло «порога Шварцмана», а уже практически втянуты если не в «пространство Фридмана», как в одноименном рассказе Виктора Пелевина, то в какое-то другое измерение. Многим, возможно, весьма бы хотелось оказаться в этом загадочном измерении. Вероятно, они считают, что только там счастье и существует. Но это, как говорят англичане, «не моя чашка чая». Насмотрелся я и на родителей, и на их друзей, с которыми они крутятся в этом пространстве, спасибо... Не хочу всю оставшуюся жизнь идти, стараясь обогнать других, по «зеленому коридору». Пусть даже ради домика в Кембридже.

«Недавно перечитывал труды тестя. Поразили выдержки из речи Достоевского на открытии памятника Пушкину в Москве в 1880 году, которые Глеб Иванович приводит в «Празднике Пушкина» (Письма из Москвы). Достоевский говорил о неизбежности для всякого русского человека жить, страдая скорбями о всечеловеческих страданиях. Многие тогда в зале, и не только чувствительные барышни, падали в обморок от испытанного вследствие речи волнения...А теперь я смог увидеть, как «русский страдалец» борется за всеобщее человеческое счастье, а в обморок падают...и умирают – уже от голода – те оставшиеся, кого пока не смели вихри перемен в порыве «обуревающей его душу тоски». Я видел разрушенный и разграбленный строителями новой жизни Буддийский храм и реставрировал его вместе с коллегой, Ричардом Андреевичем Берзеном, тем самым, кто, казалось, совсем недавно завершал постройку храма.

Эти записки я начал потому, что стою на пороге новой жизни, которую я выбрал для себя, впервые не испросив совета моих драгоценнейших родных. Причины моего теперешнего положения и, как следствие, решения, которое я вынужден был принять, проистекают, вероятнее всего, из встречи с замечательнейшим человеком, Пандито Хамбо Ламой Даши-Доржо Итигэловым, главой российских буддистов. Произошла она в феврале 1913 года, во время празднования 300-летия императорского дома Романовых, на приеме у великого князя Николая Николаевича. Хамбо Лама уже прославился своей добродетелью, радением о ближних и чудесами, которые творил.

Бурятские ламы врачевали императорскую семью. И Итигэлов, присягнувший государю, снискал почтение царской семьи, а государь-император заслуженно отметил его российскими наградами. На родине Ламы, в Бурятии, его боготворили. В 1903 году, будучи настоятелем Янгажинского дацана, он пожертвовал все свое состояние на строительство буддийских храмов в честь воинов, погибших в Русско-японской войне. А уже после нашей встречи, во время Первой мировой войны, он благословил три сотни янгажинских казаков перед отправкой на фронт, и все они вернулись домой, никто не погиб.

До столицы доходили невероятные истории о летающих и проходящих сквозь стену ламах, о том, как они могли мгновенно преодолевать громадные расстояния, ходить и ездить на конях по воде «аки посуху». Некоторые ламы могли разъезжать в юрте на коне, при этом юрта не становилась больше, а лама меньше. А были ламы, которые могли становиться невидимыми. Хамбо Лама Итигэлов, практик высочайшего уровня, согласно молве, мог мгновенно передвигаться: как только за ним закрывали дверь, он тотчас оказывался за километр от нее, превращаясь в точку.

Уже позднее, после февральской революции, читал заметку в газете, где приводились строки полицейского донесения, согласно которому в мае 1917 года вернувшиеся фронтовики в Тамчинском дацане устроили потасовку и учинили пьяные беспорядки. Итигэлов, узнав об этом, помчался в дацан – на коне проскакал по поверхности Белого озера как по мощеной дороге. Затем прыгнул с крутого берега Гусиного озера, рассек водную гладь и по сухому дну ринулся напрямик к дацану. Когда выскочил на берег, воды сомкнулись за ним. Поднявшиеся волны смыли часть собравшихся в дацане дебоширов и очистили оскверненную территорию. Оставшиеся, увидев Хамбо Ламу, в страхе разбежались.

Неудивительно, что все петербургские салоны старались заручиться его согласием на приглашение. Тогда, во время нашей первой встречи, Хамбо Лама выразил мне свое восхищение конструкцией соборной мечети. В своих суждениях он выказал глубокое знание истории и архитектуры. Сожалел, что не сможет присутствовать на торжественном богослужении в мечети 21 февраля по случаю 300-летия Дома Романовых: в тот же день ему предстояло присутствовать на такой же знаменательной церемонии в Буддийском храме.

Второй раз я встретил Хамбо Ламу Итигэлова на освящении Буддийского храма 10 августа 1915 года. Храм тогда получил тибетское название «Источник Святого Учения Всесострадающего Владыки-Отшельника». Привлекли какой-то особой одухотворенностью интерьеры храма, расписанные Николаем Рерихом. Хамбо Лама познакомил меня с основателем и настоятелем дацана, ученым и просветителем Агваном Доржиевым.

Я – потомок древнего мусульманского рода, но меня всегда интересовали верования других народов. После этих встреч и бесед с просвещенными ламами я увлекся чтением книг о буддизме. Вначале прочел буддийский катехизис, а потом занялся изучением более глубоких трудов. Особенно захватило меня учение Северных буддистов – Махаяна, или Большая Колесница. Конечная цель этого учения видится его последователям в Пробуждении во благо всех живых существ на основе сострадания и запредельной мудрости. Уже сейчас, перечитывая письма тестя, я нахожу эти идеи созвучными мыслям Достоевского «жить, страдая скорбями о всечеловеческих страданиях». Но хватит ли у теперешнего нашего «страдальца» «запредельной мудрости» для достижения «Пробуждения»? Впрочем, кажется, я опять отвлекся от главной причины, побудившей меня оставить эти записки.

Когда я закончил строительство дома по заказу эмира Бухарского, мы с семьей поселились в одной из его квартир. Помню, как все были рады – наконец-то у нас появилась своя квартира – предыдущую мы снимали тоже на Каменноостровском, в доме 38. Многие почему-то считали, что эмир распорядился соорудить подземный ход между домом и мечетью. Меня уже по этому поводу неоднократно расспрашивали «товарищи» в Управлении. Я им вполне честно ответил, что нет никакого подземного хода, о котором мне было бы известно.

Однако, я умолчал о том, что у себя в квартире я спроектировал секретную комнату. Она представляла собой многогранный цилиндр со сплошь зеркальными стенами. Почему я выбрал именно эту форму? Дом строился для эмира Бухары, восточного владыки. Вспомнились сказки Шахерезады и среди них «Волшебная лампа Аладдина». В сказке с помощью этой чудесной лампы Аладдин построил новый красивый город, где самому последнему бедняку жилось хорошо. Я так много еще мечтал построить...А когда придумал эту зеркальную комнату – решил поиграть в детство...

Я стал проводить много времени в этой комнате, медитируя перед свечами. Неожиданно меня стали посещать какие-то видения. Поначалу я испугался, думал, что это новое проявление моей болезни, диабета, или что я теряю рассудок, как мой тесть, но доктора успокоили. Иногда я видел себя монгольским воином на коне, летящем в горнило сражения. Слышал свист стрел, пролетающих над моей головой, и вдруг пронзительная боль заставляла меня закричать. Как бывает во сне, я знал, что кричу, но крика своего не слышал. Вот я пытаюсь извлечь наконечник стрелы из подреберья, меня пронизывает холод от прилипшего к телу, пропитанного кровью шелка рубахи. Потом темнота...

Видел ужаснувшие меня образы... Как рушится на моих глазах храм Святого Николая Мирликийского, как выносят церковную утварь, сбивают майоликовую икону Пресвятой Богородицы со стены, сносят купола и закрывают Храм Федоровской иконы Божьей Матери, а на его месте появляется табличка с названием «Союзмолоко»... Посещали меня и переполнявшие покоем душу видения себя в детстве, в любимых Каскевичах. Ради них я стремился в свое убежище снова и снова...

Не буду писать здесь о своем отношении к революции. Скажу только, что ожидания перемен постепенно сменились чувством беспокойства за близких, родных и друзей, за судьбы моих творений, за судьбу России. Время от времени ходил, проверял моих «каменных» деток... Стояли, с недоумением взирая на новую жизнь...Возможно, мои видения – просто игра воображения?

После революции я решил поговорить с Ламой Агваном Доржиевым о видениях...Он предупредил, что грядут перемены: гонения на религию и людей веры...Решили с семьей уехать из Петрограда в надежде, что волнения улягутся...Вернулись обратно с Кубани в 1921 году... Волнения не улеглись, а видения продолжались... Вот в Мечеть врываются какие-то люди, оставляя на тевризском освященном ковре ручной работы следы грязных сапог, поспешно выносят люстры, серебро, бронзу, Коран 1236 года с золотыми пластинами, сворачивают ковер, прихватив напоследок и шесть деревянных ящиков для галош. В моей памяти еще свежи были воспоминания об этом ковре, последнем подарке эмира Бухарского. Творение искусных мастеров площадью 400 квадратных метров доставил из Бухары в Петроград караван из 25 верблюдов. Было это как раз в год нашего возвращения с Кубани...

В моих видениях всплывали абсурдные картины: мечеть закрыли, в ней появился склад медикаментов, а в подвалах хранится картошка, ...прямо, как табличка «Союзмолоко» на дверях храма... Но абсурдного вокруг было уже слишком много. Больно было терять близких в мирные годы, ушли из жизни и тесть, и шурин мой, близкий друг Саша Успенский. Теперь живешь в непрерывном ожидании каких-то страшных событий. Если стала «привычной» гибель людей, дойдет очередь и до церквей, пока их только грабили...А на следующий год уже наяву предстояла работа по восстановлению Буддийского храма.

Слышал от Ламы Агвана Доржиева, что Хамбо Лама Итигэлов сложил с себя обязанности главы Российских буддистов в 1917, а в 1923 году, в канун буддийского Нового года, получил от него записку. Записка была написана по-тибетски, лама Доржиев перевел мне её, а потом сжег. В ней Итигэлов благодарил меня за «очищение дацана от скверны». Он добавил, что ожидаются аресты лам и священнослужителей. Далее шло совершенно невероятное предсказание, что меня арестуют в сентябре 1923 года. Хотя, невероятного в этом, наверное, и не было, невероятным было только точное указание даты. Итигэлов приглашал меня приехать к нему в Улан-Удэ. А далее шла еще более странная фраза о том, что «мы сможем вместе уйти на тысячу лет». Я решил, что это какой-то восточный оборот речи... В ответ на мои удивленные взгляды Лама Доржиев пояснил, что Итигэлов предсказал и дату его, Доржиева, ареста – 1937 год. Доржиев обещал помочь переправить меня в Бурятию...

Вспомнил строки из недавно прочитанного труда китайского военного стратега шестого века до нашей эры, Сан Цу, «Искусство Войны»: «Все войны основаны на обмане. Следовательно, когда способен – притворись неспособным, когда активен – притворись неактивным». Хотя гражданская война в Петрограде и не ощущалась, но от этого чувство покоя и безопасности не наступало. Придется действовать согласно законам военного времени. Когда еще жив – притворись мертвым...

Обратился к своему соседу по дому и доброму приятелю, Дмитрию Оскаровичу Отту, профессору и недавнему директору Акушерско-Повивального Института. В прошлом он был лейб-акушером императорского двора, наверное, новый режим ему не очень доверял. Объяснил, что ожидаю ареста, боюсь за родных, хочу исчезнуть, чтобы не причинять им страданий...Вместе с ним подготовили план. Дмитрий Оскарович обещал поговорить с надежными друзьями в больнице Эрисмана, бывшей Петропавловской. Через некоторое время он мне сообщил, что они положат меня в больницу, подлечить мой диабет. В то же время они «подберут» труп похожего умершего мужчины. Неприятная часть состояла в том, что мои родные должны будут опознать «мой» труп. Но милейший Дмитрий Оскарович обещался взять на себя и эту заботу.

А далее мне предстояло исчезнуть, как в «Живом трупе». Смогут ли мои родные понять и простить меня? Были бы их страдания тяжелее, если бы меня арестовали и, возможно расстреляли, а не просто покинул бы этот мир из-за болезни? Я решаюсь на этот поступок только в надежде, что моя «смерть» спасет их от участи иметь несчастье быть родными арестованного и расстрелянного. Возможно, если мои родные или потомки найдут эти записки, они поймут и простят меня. Да благословит Вас Господь!»

Петроград, Июль 1923


На этом записи кончались. Остальные страницы этого своеобразного послания были заполнены рисунками зданий. Некоторые напоминали буддийские строения, а другие были похожи скорее на какие-то летающие тарелки. А вдруг эти записки – подделка? Кто-то решил таким необычным образом подшутить над новыми владельцами? Но почему он выбрал такой тайник: ведь не каждый владелец стал бы рушить стены в квартире? И зачем брать на себя труд по сбору всей этой информации? Может, конечно, кто-то просто увлекался историей дома и её создателя и решил оставить свой увлекательный труд потомкам в этой «капсуле времени». По большому счету надо установить подлинность хотя бы трех факторов: бумаги, чернил и почерка.

Юлька прервала мои размышления и сказала, что вроде бы что-то слышала про Хамбо Ламу Итигэлова. Я попросил её залезть в Интернет и проверить. А сам задумался о своей теории времени. Дело в том, что я с детства стал увлекаться физикой, как мой дед, папин отец. Он всю жизнь проработал в Физтехе, даже после перестройки не ушел оттуда, хотя работал практически без зарплаты, буквально за идею. Не то, что родители – те сразу перестроились и в бизнес ушли из своих «ящиков». Дед ничего не скопил, а то немногое, что было, съела инфляция.


После него остались у нас в доме всяческие часы, подаренные ему сослуживцами на разные юбилеи. Вскоре после похорон часы почему-то перестали ходить. Как родители ни старались их починить, они все равно в итоге останавливались. И вдруг однажды дедовы настенные часы с маятником вдруг пошли сами по себе, да так быстро, что маятник слетел, а часы все продолжали отстукивать неестественно короткие минуты. Я испугался и остановил их...

Еще когда нам на астрономии про Николая Козырева рассказали, меня заинтересовала его теория времени. Козырев полагал, что будущее существует в настоящем мире, поэтому неудивительно, что его можно наблюдать. И что время – физический фактор, позволяющий ему активно участвовать во всех природных процессах, обеспечивая причинно-следственную связь явлений. Со временем я даже выдвинул свою гипотезу.

Согласно Второму закону термодинамики, или Постулату Клаузиуса: «теплота не может сама собой переходить от холодного тела к более теплому», или, более научно: «энтропия изолированной системы не может уменьшаться». Многие ученые полагали, что согласно этому постулату рано или поздно наступит «тепловая смерть» вселенной». Я же выдвинул гипотезу, что теплота, или тепловая энергия, может превращаться во время. И, что когда люди уходят, их энергия превращается во время, а когда рождаются – время «вдыхает» в них жизнь, энергию, и по сути дела идет обратный отсчет, раскручивается временная пружина, заложенная в каждом из нас. То есть согласно моей гипотезе существует некий вечный двигатель – энергия превращается во время, время в энергию и так далее, что позволяет вселенной избежать «тепловой смерти».

Эта же теория может объяснить, почему люди видят призраки – особенно тех, кто ушел преждевременно, умер не своей смертью. Они продолжают «жить» в этом их заряженном, неизрасходованном временем пространстве. Когда человек умирает естественной смертью, его энергия превращается в новую пружину времени, которая будет служить вновь рождающемуся человеку. А, если верить буддистам, то может служить каким-то другим живым существам – в зависимости от кармы. Иногда люди видят себя в прошлой жизни – это, по сути дела, информация, сохраненная в пружине времени. Эта же гипотеза объясняет и остановку часов после смерти их владельца. Когда он заводит часы, его временная пружина подпитывается от часового механизма, устанавливается связь временных полей. Но с уходом владельца эта связь обрывается...

Можно даже попытаться объяснить такой феномен, как рождение Христа – непорочное зачатие. Возможно, Дева Мария каким-то образом получила особо плотный сгусток времени, передав его младенцу, потому что Христу требовалась дополнительная энергия на известные нам из Библии чудеса: исцеления, воскрешение и прочее. Пружина, заложенная на 33 года, раскручивалась обратно...

Удивительно, как Блок подметил феномен раскручивания пружины после смерти в своем стихотворении «Ночь, улица, фонарь, аптека»... Во второй строфе после слов «умрешь – начнешь опять сначала» уже идет обратный отсчет: «аптека, улица, фонарь». Надо учесть, что рядом с аптекой, которую описал Блок, находится Большой Крестовский мост через Малую Невку, а из реки периодически вытаскивали самоубийц и доставляли в эту аптеку для оказания первой помощи. Поэтому шансов выжить у тех несчастных, скорее всего, было мало. А для вновь родившихся шел уже новый, «обратный» отсчет пространства и времени.

Многие люди могут подзавести эту пружину, например, ведя здоровый и праведный образ жизни, тем самым увеличить запас отведенного времени. Другие, наоборот, бездумно тратят эту «энергию» времени, если подлы, завистливы, эгоистичны, или гробят себя выпивкой и наркотой.

Вспомнилось одно из наставлений Воина Света: «иногда он отстаивает возможно абсурдную идею»... Может, мою идею когда-то назовут постулатом Стаса Капустина. Конечно, не так внушительно звучит, как Козырева или Чандрасекара. Не повезло мне с фамилией, не создана она, чтобы вписаться в историю науки. Да и Юльке менять фамилию Сметанина на Капустину как-то тоже, наверное, не больно интересно. Если только она не будет звучать в более привлекательном контексте, например – Нобелевский лауреат Станислав Капустин. А Юлька будет стоять рядом со мной в скромном, но таком сексуальном черном платье, прямо как Натали Портман, и незаметно сжимать мою руку, когда объявят награду.

Интересно, что замечание Кричинского о ламах, умеющих летать и становиться невидимыми, мгновенно перемещаться в пространстве и ходить по воде «аки посуху», преодолевая гравитацию, напоминает ссылки на «Эксперимент Филадельфия», или «Проект Радуга». Ходит молва, что Военно-Морские силы США провели в октябре 1943 года эксперимент, в котором участвовал эсминец сопровождения «Элдридж» с экипажем 181 человек на борту.

Целью эксперимента была попытка сделать эсминец невидимым в рамках приложения Единой теории полей Эйнштейна и, согласно некоторым предположениям, используя работы Никола Теслы в области мощных электромагнитных полей. ВМС США отрицают факт проведения подобного эксперимента, а сторонники теории «заговора» утверждают, что эсминец исчез, растворившись в зеленоватом тумане. В то же самое время очевидцы наблюдали его появление в Норфолке, на расстоянии 346 км от Филадельфии.

После возникновения эсминца на прежнем месте в результате этой «телепортации» только 21 член экипажа остался невредимым. Остальные или исчезли, или погибли в результате ожогов, или получили серьезные психические заболевания. 27 человек в буквальном смысле срослись с металлической обшивкой корабля. Некоторые моряки то исчезали, то появлялись снова. Иногда оставшимся членам экипажа удавалось буквально «вытащить» своих товарищей из «дыр» пространства, засасывающих их. Если эти попытки не удавались, то «дыры» загорались пламенем. Оставшимся в живых морякам «прочистили» мозги, чтобы у них не осталось никаких воспоминаний об этом кошмаре.

А секретная комната с зеркальными гранями внутри, которую описал Кричинский, очень напоминает Пространство Козырева... Ученые смоделировали его, создав конструкцию, состоящую из определенным образом расположенных зеркал. Помещенные туда люди испытывают чувства, очень сходные с теми, что описал Кричинский. Те, кто находился в этом смоделированном Пространстве, словно совершали путешествие во времени. Испытуемые могли видеть себя в прошлом участниками каких-то исторических событий, испытывать реальное ощущение и даже наблюдать картины будущего. К другим приходило чувство гармонии, нирваны, состояние вращения и потери веса, раздвоение личности, ощущение полета.

Надо попытаться найти секретную комнату в бывшей квартире архитектора. Позвонил Фариду на мобильник и попросил его с рабочими простучать все оставшиеся стены в квартире. Очевидно, они подумают, что записи, которые мы нашли, содержат указания на какие-то спрятанные в квартире сокровища. Пусть думают, решил я, лучше искать будут. Но, вполне вероятно, что это была уже другая квартира архитектора. Она совпадает с описанием квартиры Кричинского очевидцами: семнадцать комнат на четвертом этаже. Известно, что после 1924 года там жила вдова архитектора и её семья, занимали они только пять комнат. Что нам известно еще? После постройки дома Кричинский с семьей поселился в квартире № 4, а когда после революции они уехали на Кубань, в его квартиру въехал капитан революционной «Авроры». Естественно предположить, что, когда семья архитектора вернулась в Петроград, их поселили в другой квартире, возможно, как раз в нашей.

А может, когда Кричинский поселился в другой квартире, он уже медитировал вне секретной комнаты или просто перед определенным образом расставленными зеркалами? Или, допустим, жил в своей старой квартире, а записки спрятал в квартире друга, профессора Отта, например? Тут Юля прервала цепочку моих размышлений.

– Между прочим, у Кричинского были довольно веские основания опасаться ареста. Я попыталась проследить судьбы членов «мусульманской двадцатки». Из немногочисленных сведений удалось установить, что организатор и идейный вдохновитель строительства мечети, писатель и публицист, Ахун Баязитов, умер в 1911 году. Упоминаний о судьбах высокопоставленных членов – таких, как султан Искандер Вали-хан или генерал-майор Шейх-Али найти не удалось. Зато выяснила, что Председатель комитета по строительству мечети, полковник Абдул Азиз Давлетшин, дослужился до генерала и вышел в отставку в должности Командующего войсками Туркестанского военного округа
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Похожие:

Записки на обломках империй iconУченые записки вып. XI
...
Записки на обломках империй iconИмперия уральских самоцветов
Эпоха Великих Империй прошла. Современные декоративные монархии только в какой-то мере отражают судьбу драгоценного камня и в наше...
Записки на обломках империй iconОфомление пояснительной записки курсовых и дипломных проектов
Курсовые и дипломные проекты состоят из двух частей: пояснительной записки (ПЗ) и графической части
Записки на обломках империй iconЗаписки академика d p о ф а
Фзз полвека в авиации. Записки академика: Литературно-художественное произведение. — М: Дрофа, 2004. — 400 с, 48 л цв вкл. — (Авиация...
Записки на обломках империй iconКурсовой проект должен состоять из пояснительной записки и пояснительной части
Перечень рекомендуемых разделов пояснительной записки приведен в методических указаниях по курсовому проектированию
Записки на обломках империй iconЛидия Богданович Записки психиатра
«Записки психиатра» Лидии Богданович – это попытка молодого советского врача дать критическую оценку первых и самых трудных лет своей...
Записки на обломках империй iconНонна Мордюкова Записки актрисы Нонна Мордюкова Записки актрисы ноктюрн
Я родилась грузчиком и до поры до времени была как мальчишка: широкоплечая, мускулистая, порывистая
Записки на обломках империй iconУченые записки Выпуск 3
Ученые записки. Выпуск Сборник научных трудов Западно-Сибирского филиала Российской академии правосудия (г. Томск). Изд-во: цнти,...
Записки на обломках империй iconУченые записки Выпуск 9 Благовещенск 2009 п 50 Печатается по решению ученого совета Амурского государственного университета Политика и право. Ученые записки. Выпуск Благовещенск: АмГУ, укц «Юрист»
Политика и право. Ученые записки. Выпуск – Благовещенск: АмГУ, укц «Юрист», 2009. – 233 с
Записки на обломках империй iconМетодические указания по выполнению курсовой работы по курсу «Технология программирования»
Особое внимание обращено на оформление текстовых документов: технического задания и расчетно-пояснительной записки. В приложении...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница