Тысячнюк М. С. Построение устойчивых сообществ. Практическое руководство для неправительственных организаций. Ред. И. Кулясов, А. Кулясова. Спб: СпбГУ. 2000. 85




НазваниеТысячнюк М. С. Построение устойчивых сообществ. Практическое руководство для неправительственных организаций. Ред. И. Кулясов, А. Кулясова. Спб: СпбГУ. 2000. 85
страница2/7
Дата15.10.2012
Размер1.09 Mb.
ТипРуководство
1   2   3   4   5   6   7

Межпоколенческие и внутрипоколенческие аспекты устойчивого развития

Равновесие межпоколенческих и внутрипоколенческих интересов играет важную роль в концепции устойчивого развития. Межпоколенческое равновесие определяется как «справедливое» распределение ресурсов между настоящим и будущими поколениями. Межпоколенческое равновесие выражает моральные обязательства перед будущими поколениями в «сохранении возможности их благополучия» (Solow 1991: 180). Существует большое количество препятствий на пути применения этой концепции в реальной жизни. Устойчивость «становится выбором между накоплением и инвестицией», «выбором между современным потреблением и обеспечением будущего», «между задачами защиты окружающей среды и задачами экономического роста» (Solow 1991; 183).

Некоторые экономисты борются с позицией решения сегодняшних проблем за счет будущего благосостояния, когда увеличивается потребление вместо инвестиций (Turner et al 1993: 55). Согласно Тернеру и другим экономистам, необходимые условия устойчивого развития соблюдаются, если физический, человеческий и природный капиталы поддерживаются на соответствующем уровне. Сбережения в устойчивой экономике должны быть не меньше, чем сумма, покрывающая обесценивание природного и созданного человеком капитала. Обесценивание природного капитала должно включаться в расчеты валового национального продукта (Turner et al 1993: 55).

В российской науке с принятием курса на устойчивое развитие модификация основных макроэкономических показателей валового национально продукта (ВНП), валового внутреннего продукта (ВВП), национального дохода (НД) продолжается и усложняется. Экологическая составляющая вводится в рамки экономической системы. Один из современных вариантов изменения этих показателей - предложение о введении понятия экологического долга. (Гофман, Рюмина 1994; Гурман, Кульбака, Рюмина 1996).

Экологически отрегулированный ВВП будет выражен разностью ВВП и экологическим долгом, который складывается в течение года. Экологический долг возникает при изменении состояния окружающей среды и зависит от ее способности к полному самовосстановлению, либо частичной или полной утрате этой способности. Экологический долг, оставленный обществу прошлыми поколениями, оценивается при расчете ВНП и НД в предположении, что экономика функционирует в незагрязненной среде, то есть такие ВНП и НД больше традиционно рассчитываются на сумму потерь, которые несет экономика из-за загрязнения среды. Потери будущих поколений оцениваются с помощью вычитания из НД, рассчитанного традиционно, амортизации природоохранного капитала, то есть суммы, необходимой для восстановления окружающей среды до исходного уровня на данный период времени (Гурман, Кульбака, Рюмина 1996).

Добавим, что вычитание различными способами из ВНП и НД затрат, связанных с окружающей средой и ее восстановлением, как экологической составляющей, можно было бы дополнить вычитанием из НД затрат, связанных с ухудшением здоровья населения в связи с ухудшением окружающей среды. Это наиболее актуально для стран с районами экологического бедствия, в том числе для России (Кулясова 1997).

Внутрипоколенческий аспект может пониматься как равенство в распределении в рамках одной страны и между различными странами в рамках одного поколения. Внутрипоколенческий аспект делает политику устойчивого развития более сложной, как на национальном, так и на международном уровне, особенно в отношении капиталовложений и охраны окружающей среды. В целях достижения внутрипоколенческого равновесия как элемента устойчивого развития, в политику управления процессами развития важно включить социальные и экологические задачи и проводить расчеты по их осуществлению (Munasinghe et al 1993: 19).

Этот подход обсуждался довольно широко на протяжении двух десятилетий в индустриально развитых странах, тогда как для развивающихся стран он относительно нов. Лишь недавно экономисты, занимающиеся вопросами окружающей среды, начали принимать участие в разработке макроэкономической политики. Сторонники внутрипоколенческого равновесия рекомендуют применение особых экономических принципов в странах, которые одновременно богаты природными ресурсами и бедны экономически.

Подобная политика иногда подразумевает дискриминацию в ценах: богатые заграничные гости платят больше за наслаждение эстетической ценностью дикой природы, чем местные жители (Munasinghe et al 1993: 19).

Экономисты, исследующие природопользование, настаивают на важности перераспределения средств таким образом, чтобы поощрялись капиталовложения в сохранение дикой природы и особенно экосистем, находящихся в критическом состоянии. Особое внимание уделяется поддержанию уровня жизни местного населения, проживающего на особо охраняемых природных территориях (Munasinghe et al 1993: 42).

Принцип внутрипоколенческого равновесия часто приходит в противоречие с инвестиционным поведением, поскольку бедные стремятся к увеличению уровня потребления, а не к инвестированию (Solow 1991: 187). Результатом перепотребления является урон, наносимый окружающей среде (Durning 1991: 11).

Бедность, с одной стороны является причиной, а с другой стороны следствием деградации окружающей среды, поскольку бедные народы обычно истощают ресурсы и, делая это, приводят окружающую среду к еще большему обеднению. Бедность является одновременно и причиной, и следствием экологической деградации, поскольку бедные общества имеют тенденцию к переэксплуатации ресурсов и таким образом обедняют окружающую среду (Gallopin et al 1989: 337).

Бедность способствует тому, что правительства развивающихся стран достигают своих краткосрочных экономических целей за счет эксплуатации окружающей среды (Rosenberg 1994). Наибогатейшие, также как и наибеднейшие потребители, приносят наибольший ущерб окружающей среде (Gallopin et al 1989: 337).

Крупные корпорации мотивированы к чрезмерной эксплуатации ресурсов для того, чтобы добиться максимальной кратковременной прибыли до повторного инвестирования капитала (Gallopin et al 1989: 337). В то же время небольшие местные компании мотивированы к поддержанию используемых ими ресурсов. Необратимость процессов деградации окружающей среды может привести в будущем к обеднению стран сегодняшнего «первого» мира.

Экономически развитые страны начали развивать эффективную политику в отношении окружающей среды только после того, как добились определенного уровня жизни и успеха в достижении основных экономических целей (Munasinghe et al 1993: 16). Сегодня самая богатая часть мира обсуждает этику лимитированного потребления (Darning 1991: 11). В то же время, экономические системы, в прошлом контролируемые государством, в процессе либерализации увеличивают мировую потребительскую активность в различных материалах и товарах.

Страны Центральной и Восточной Европы, ориентированные на развитие, пытаются копировать опыт развитых стран, приобретенный на ранних стадиях развития рыночной экономики. Экономические системы этих стран ориентированы на краткосрочные экономические цели, которые в определенной степени противоречат целям устойчивого развития.

В России, Центральной и Восточной Европе, недопотребление приводит к чрезмерной эксплуатации ресурсов и неадекватному использованию земли. Россия, например, стала для Запада поставщиком сырьевых ресурсов и потенциальным местом сброса опасных отходов.


Устойчивое развитие с точки зрения экономистов

Сегодня существует большой лагерь экологических экономистов, принадлежащих к различным экономическим школам (неоклассическая, лондонская, неокейнсианская, термодинамическая, институциональная, геоклассическая). Экономисты различных экономических школ, занимающиеся окружающей средой, выражают широкое разнообразие мнений по экологической политике. Западные экономические школы можно соотнести с классификацией Тернера. С этой классификацией можно соотнести также и экономические взгляды Российских разработчиков концепции устойчивого развития.

Неоклассическая школа экономистов не поддерживает практику субсидирования по использованию истощенных ресурсов. Экономисты этой школы отмечают подобного рода проблемы в странах «второго» мира Европы и Азии. Неоклассические экономисты предупреждают об опасности несоразмерной оценки ресурсов и не координированных действий по развитию. Они считают, что на макроэкономическом уровне важная проблема заключается в том, что воздействие на окружающую среду не включено в систему национальных расчетов валового национального продукта, а политика всегда основывается на стандартной системе национальных расчетов. Они считают, что система отчетности, используемая США и ООН, не подходит для измерения качества и количества природного капитала. Основная сложность заключается в неверной оценке природных ресурсов.

Другие сложности связаны с тем, что в отчетность включается стоимость без учета разрушения ресурсной базы. Сторонники этого взгляда убеждены, что стандартные методы подсчета доходов, основанные на анализе рыночных цен, в данном случае неправомочны. Такие организации, как ООН, Всемирный Банк и Международный Валютный Фонд, работают над улучшением системы национальных расчетов Организации Объединенных Наций. Установленный валовой национальный продукт (EDP) и инвайронментально установленный валовой доход (ED1) - это два показателя, которые рассматриваются на сегодняшний день. В этих показателях будет оцениваться воздействие экономической деятельности не только на созданный, но и на природный капитал, и обесценивание того и другого (Munasinghe, Lutz 1993: 19-20).

С точки зрения неоклассических экономистов необходимо провести всеобъемлющие расчеты ренты за невозобновляемые ресурсы и определить, насколько национальный доход выигрывает за счет использования невозобновляемых ресурсов. Некоторые экономисты ратуют за включение ренты за невозобновляемые ресурсы в инвестиции для того, чтобы поддержать соответствующее использование возобновляемых ресурсов и замещение невозобновляемых ресурсов возобновляемыми ресурсами (Solow 1991: 184). По мнению неоклассической экономической школы, ресурсы могут быть заменяемы, почва и не имеет ценности, пока она не обработана. Природные ресурсы не имеют ценности, пока они не используются.

Представители неоклассической экономики придерживается дружественной по отношению к окружающей среде техноцентристской позиции «слабой устойчивости», так называемой Solow Sustanebility (Устойчивость Солоу). Неоклассические экономисты, занимающиеся вопросами окружающей среды, понимают устойчивость как длительно действующую «зеленую» экономическую политику (Solow 1991: 183). Они рекомендуют широкий спектр политических действий, основанных на системе экономического стимулирования. В любом случае, устойчивость - это «внутренне неточное» и туманное понятие (Solow 1991: 183). «Обычное рыночное поведение» не соответствует заботе о будущих поколениях и здесь, по мнению неоклассических экономистов, важно государственное регулирование (Solow 1991: 182).

Рабочие принципы устойчивого развития должны включать в себя исправление ошибок, допущенных, как рынком, так и различными институтами, а также поддерживать восстановительную способность природного капитала (Turner et al 1993: 56). При этом решения, связанные с проведением политики в отношении окружающей среды, должны быть демократичными, исключительно правительственные или общественные политические акции недостаточны для принятия результативных решений (Solow 1991: 183). Неоклассические экономисты придерживаются принципа взаимозаменяемости ресурсов, а не сохранения какого-либо определенного ресурса (Solow 1991: 182).

Например, неоклассические экономисты считают правильным развивать технологии, которые предлагают использование солнечной энергии вместо ископаемого топлива, если это эффективно по затратам. Если же у ресурса нет хорошего доступного заменителя, и этот ресурс важен, только тогда он должен быть сохранен (Solow 1991: 187). На глобальном уровне неоклассические экономисты, занимающиеся вопросами окружающей среды, видят необходимость в разработке механизмов, обеспечивающих сбалансированное и эффективное распределение ресурсов (Munasinghe 1993: 18). Они также выступают за развитие долгосрочного планирования по использованию ресурсов (Munasinghe 1993: 17).

Принципы, предлагаемые неоклассическими и геоклассическими школами инвайронментальных экономистов, расходятся в вопросе управления природными ресурсами. По мнению геоклассических экономистов, земля и природные ресурсы должны считаться общей собственностью всех нынешних и будущих поколений. Все владельцы должны иметь к ним равный доступ (Feder 1996: 41). Основы геоэкономики заложены в работах Генри Джорджа, а корни ее были выражены еще раньше в работах Локка, Смита, Рикардо и Милля (Feder 1996: 41). В самой известной работе Джорджа «Прогресс и бедность», написанной в 1879, можно найти ответ на основной сегодняшний вопрос устойчивого развития: почему прогресс не уничтожил бедность?

Согласно Джорджу, только налог на природные ресурсы может дать эффективные результаты. (Backhause, Krbbe 1991: 175). Современные геоэкономисты также ратуют за такой пересмотр налогообложения, чтобы налоги на производство и рабочую силу были заменены налогами на пользование землей (Feder 1996: 43). Геоэкономисты считают, что все непроизведенные ресурсы, такие, как почва с минералами и ископаемыми, вода, воздух и даже электромагнитные поля, подпадают под категорию «земля» (Feder 1996: 42).

Они считают систему налогообложения земли экономически эффективной и ожидают, что она стимулирует рост богатства, поскольку, с одной стороны, эта система позволяет рынку работать посредством экономических стимулов труда и производства и, с другой стороны, она предоставляет существенную статью дохода для государства. Налог на использование земли способствует равноценному распределению природных возможностей, противодействует рыночным неудачам, предупреждает рост бедности и безработицы. Налогообложение предоставляемых окружающей средой товаров и услуг, соответствующее их ценности, будет стимулировать равноценное распределение ресурсов и их использование, защищать ресурсы от спекуляций, авантюризма и монополизации (Feder 1996: 44).

Эта система, с одной стороны, защитит окружающую среду, посредством поощрения мер по охране природы и требования оплаты с загрязнителей и особо активных пользователей и, с другой стороны, повысит благосостояние большинства населения. Такой подход «показывает, что конечные цели капитализма и социализма совместимы и являются взаимно усиливающими» (Feder 1996: 41). Равенство возможностей, с точки зрения геоэкономистов, является основным идеологическим принципом западного капиталистического общества, но система непреложного налогообложения человеческого капитала и капитала, созданного человеком, ведет к нестабильности, неравенству и социальной напряженности (Feder 1996: 53).

Во всех аспектах, даже в вопросе о степени регулирования ренты геоэкономисты являются приверженцами рынка. Теоретически применение геоэкономического подхода может исправлять как рыночные, так и государственные ошибки. Анализируя этический аспект налогообложения на пользование землей, Тайдман утверждает, что во внимание должны приниматься три вида источников ренты, «стоимость природы, стоимость услуг и стоимость, относящаяся к частной деятельности» (Tidemanl994: 130). В идеях Джорджа ученые нашего времени узнают современную теорию устойчивых методов производства, которые смогут поддерживаться в условиях экологического равновесия (Backhause, Krbbe 1991: 184).

Так как геоэкономика объединяет как внутрипоколенческое, так и межпоколенческое равновесие в распределении капитала и обеспечивает «стоимость природы», она может рассматриваться как современная цель устойчивого развития. Тем не менее, геоэкономисты не принадлежат полностью к лагерю сторонников «сильной устойчивости». Их позиция пролегает где-то между позицией слабой и сильной устойчивости. С одной стороны, они признают утилитарный подход Джереми Бентама с его инструментальной ценностью природы, с другой стороны, независимую ценность земли и, делая это, признают этику земли (Leopold 1947).

Геоэкономисты ратуют за идею «общей земли», которая пересекается с некоторыми аспектами социализма. Налог на пользование землей может рассматриваться как плата за эксклюзивное пользование природным капиталом, посредством изъятия земли из общественного употребления. Это означает, что сбор земельной ренты заставляет пользователей земли оплачивать стоимость социальных возможностей земли, которую они занимают, и стоимость ресурсов сообщества, которые они истощают.

Геоэкономический подход, как и общая концепция устойчивости, звучит хорошо в теории, но имеет огромное количество препятствий к осуществлению. В Новых Независимых Государствах при социалистическом режиме земля принадлежала государству. Казалось бы. что в этих странах применение геоэкономического подхода будет проще, чем на Западе, где частная собственность существовала со времен распада феодализма. Этот факт был признан международной группой экономистов. В 1990 Михаилу Горбачеву было написано открытое письмо, подписанное тремя лауреатами Нобелевской премии Джеймсом Тобином, Франко Модильяни, Робертом Солоу и другими известными экономистами. Многие геоэкономисты, Тайдман, Гафни и другие вошли в группу подписавших письмо.

Экономисты США предприняли попытку удержать Горбачева от совершения тех же ошибок, что были совершены капиталистической экономической системой. Письмо ратовало за применение геоэкономического подхода в России и излагало преимущества общественной ренты на пользование землей и природными ресурсами. Совет экономистов США не был использован, но интерес к идеям Джорджа до сих пор присутствует в ныне действующей Государственной Думе. По инициативе Зволинского, Председателя комитета по Национальным Ресурсам, в мае 1996 года группа геоэкономистов была приглашена для проведения с депутатами Думы семинара под названием «Современные проблемы земельных отношений в России». Геоклассические идеи были приняты большинством депутатов Государственной Думы.

Геоэкономический подход может привнести согласие в дебаты между экономистами и инвайроменталистами, поскольку включает в себя заботу о здоровье экосистемы и аспекты сохранения окружающей среды. Общественность получит компенсацию за загрязнение окружающей среды и низкую оценку ресурсов. Государства будут в выигрыше, поскольку увеличатся статьи их дохода, используемые для обеспечения общественных услуг, население станет более преуспевающим.

«Слабая устойчивость» соответствуют неокейнсинианским представлениям и частично представлениям Лондонской школы экономистов. Такую устойчивость называют еще «модифицированной Устойчивостью Солоу.» Представители этой школы подчеркивали, что технологическое потребление не соответствует научному пониманию эволюции термодинамических систем и «экология накладывает на экономику определенные ограничения» (Pearce, Turner 1990).

Лондонская школа дает модель «слабой устойчивости», которая модифицирована путем введения верхнего предела ассимиляционной возможности поглощения среды и нижнего предела уровня запаса натурального капитала, необходимого для поддержания потребления при устойчивом развитии (Barbier, Markandya, Pearce 1989). Нижний предел натурального капитала еще называется критическим натуральным капиталом. Критический натуральный капитал требует определенного уровня ограничений ресурсоиспользующей экономической деятельности, определенного ограничения уровня населения и использования ресурсов.

Таким образом, уровень критического капитала связывается со стабильностью экосистем и их эластичностью. В данной системе все же не дается реальной картины возможности поддержания стабильности экосистем, хотя экономика напрямую связывается с экологией и испытывает определенные ограничения. Антропогенный и природный капитал не могут быть взаимозаменяемыми составляющими экономики. Система, рассматривающая их как взаимозаменяемые, приведет к гибели, так как разрушенные природные компоненты системы невозможно заменить антропогенными без разрушительных последствий для человека, поскольку человек является частью природной системы.

Неокейнсинианская школа решает экологические проблемы иначе, чем представители неоклассического подхода к природным ресурсам. Представители этой школы считают, что на макроэкономическом уровне необходимо прямое государственное регулирование в отношениях между обществом и природой с помощью административных распорядительных инструментов: запреты, разрешительные процедуры, нормативы, стандарты и так далее, в сочетании с экономическими рычагами стимулирования и принуждения природопользователей. Природа, в отличие от суммы обычно потребляемых товаров и услуг, рассматривается как своего рада капитал, качественный и количественный потенциал которого требует сохранения целостности, поддержания полезных функций и свойств, воспроизводства без обеднения.

Ключевой момент неокейнсинианской модели - подсчет издержек, связанных с последовательным снижением уровня нарушения целостности окружающей среды, а не определение стоимости нанесенного природе ущерба. Соответственно этому объем финансирования экологической политики определяется возможностями, которыми располагает общество и устанавливает государство. Большое значение придается оценке социальных и экологических, текущих и перспективных чисто экологических издержек и выгод, хозяйственных проектов и других решений по вопросам природопользования.

На современном этапе развития человечества экологическая проблематика стала настолько важной, что рассматривается уже гораздо шире, чем составляющая экономических теорий. В целом «очень слабая устойчивость» и «слабая устойчивость» это видоизмененные концепции охраны окружающей среды, нацеленные на ^хранение и некоторую корректировку нынешнего антропоцентрического характера социально-экономического развития. В нашей стране этим идеям соответствуют идей экологизации хозяйственной деятельности. Особенно активно они обсуждались в экономической литературе 80-х, начала 90-х годов (Гофман 1994; Гусев 1995). Но. если строить устойчивое развитие на принципах этой идеи, то оно, в конечном счете, сведется к увеличению удельного веса национального имущества и таким образом трансформируется в модель экономического роста.

Рассмотрение «сильного» и «очень сильного» устойчивого развития - это рассмотрение моделей устойчивого развития под большим или меньшим влиянием эксцентризма, к которому можно отнести частично Лондонскую школу и термодинамическую школу. Эти школы экономистов предлагают пользоваться размером возможной экономической активности (Daly 1991, 1992). Таким образом, экономическая активность должна зависеть от возможности экосистем восстанавливать ресурсы, вводимые в экономику, и ассимилировать отходы последней, то есть воздействие экономики на природу не должно иметь далеко идущих разрушительных последствий.

Человеческий капитал, а именно, количество народонаселения земли и его качественные характеристики находится в поле внимания этих школ. Работы этих экономистов отражают понимание окружающей среды как сложнейшей системы, где все элементы связаны друг с другом и нарушение одного из них приводит к нарушению целой системы. Они свидетельствуют и о том, что не все элементы и функции экосистем, а также услуги, получаемые от использования окружающей среды, могут быть оценены в денежном выражении и включены в экономические расчеты (Boulding 1991).

В России концепция очень сильной устойчивости нашла наиболее яркое свое выражение в концепции устойчивого выживания (Писарева 1995). По мнению авторов концепции устойчивого выживания, человеком уже пройден пороговый уровень потребления продукции биосферы. За этим уровнем дальнейшее потребление биосферы ведет к ее деградации и гибели, к катастрофе.

Наиболее известны две модели ограничения развития человечества. Это ресурсная модель Медоуза, где максимальное количество населения определяется в 7,5 - 8,0 миллиардов человек, и даются расчеты ресурсных запасов планеты, и биосферная модель Горшкова, где количество населения, способное жить на планете, не разрушая ее, определяется в 1,5 миллиарда человек, а уровень потребления продукции биосферы в 1% от ее объема. Согласно последней модели, делается вывод, что необходимо снизить антропогенную нагрузку на планету в 10 раз.

Термодинамические школы на западе и в нашей стране показывают, что, согласно законам термодинамики, постоянное увеличение производства энергии и частичное рассеяние ее в окружающей среде приводит к техногенному перегреву планеты и к катастрофическим последствиям. Таким образом, многие сторонники эксцентризма делают вполне логичный вывод о необходимости резкого сокращения населения и производства, некоторые впадают в экологический пессимизм и видят, что катастрофу на планете предотвратить невозможно, а можно лишь отодвинуть ее во времени.

Институциональная экономика находится на границе между экономикой и социологией. Дать общую характеристику институциональному подходу довольно сложно в связи с отсутствием теоретического консенсуса, поэтому взгляды институциональных инвайронментальных экономистов и инвайронментальных социологов будут рассмотрены вместе. Различные институциональные подходы могут быть охарактеризованы в соответствии со значением, придаваемым тому или иному общественному институту.

Основная идея институционалистов в том, что индивидуальное поведение и его мотивации формируются социальными институтами: семьей, школой, политическими партиями, церковью и так далее. Индивидуальные практики сами становятся институтами, например, институт брака. Как считают институционалисты, социальные институты развиваются различными темпами и вступают в конфликт друг с другом в различные моменты времени. Инвайроментальные институционалисты рассматривают устойчивость и устойчивое развитие как социальный конструкт. Для формирования и осуществления социального конструкта необходимо участие основных социальных институтов. Часто экономическая и экологическая политики вступают в конфликт из-за различия приоритетов экономистов и инвайронменталистов (Mimasinghe et al 1993: 43).

Когда «социальные акторы» и их институты не признаются, многие программы, способствующие устойчивому развитию, терпят неудачу (Сегпеа 1993: 11). Например, из-за недооценки социологических факторов в разработке программы, 13 из 25 финансовых программ Всемирного Банка в развивающихся странах потерпели крах (Сегпеа 1993; 12). Экономические меры могут осуществляться только в том случае, когда они принимаются основными социальными институтами. С точки зрения институциональных инвайронментальных экономистов, социальные, экономические и экологические аспекты устойчивости должны анализироваться одновременно. Социальные аспекты включают в себя институциональные организации, культуру, систему ценностей и мотивацию действий. Инвайроментальные институционалисты фокусируют внимание на особых механизмах, которые определяют формирование ассоциаций, движений и координируют социальные действия.

Социальные техники, используемые институционалистами, как правило, основаны на формировании общественного осознания, мобилизации социальной энергии и содействии акциям по защите ресурсов. Ответственность за управление ресурсами может быть возложена на пользователей под контролем государства и правительства. Использование ресурсов может также регулироваться рынком. Так как управление ресурсами реализуется по-разному, может быть применен целый спектр действий, причем лучшие из них в сфере экологии будут соответствовать институциональной организации общества, в котором они применяются (Сегпеа 1993: 12). Цементирующим блоком социальной организации, основанной на существующем социальном контракте, может быть программа, ориентированная на переход к новой системе ценностей.

Необходимость институциональной кооперации доказывает опыт некоторых развивающихся стран. В Мексике некоторые государственные практики привели к серьезным проблемам окружающей среды и человеческого здоровья. Неудачи рынка совместно с политикой правительства, которая не соответствовала институциональному устройству, оказались разрушительными по своим последствиям. Субсидирование индустрии в размере 4-7% валового национального продукта увеличило индустриальные выбросы в Мехико на 25%, а потребление энергии увеличилось на 5-7%.

Попытки уменьшить загрязнение через рост налогообложения не привели к положительным результатам. Отсутствие взаимосвязи между налоговой политикой и системой субсидий привело к большим потерям ресурсов. Институционалисты предполагают, что разумное сочетание налогов и законодательства окажется более эффективным для развивающихся стран (Munasinghe et al 1993: 41). Другой проект Всемирного Банка в Индонезии показал, что децентрализация производства снижает интенсивность загрязнений, при этом необходимо законодательное регулирование контроля над загрязнением (Munasinghe et al 1993: 42).

Серагелдин различает два типа политики устойчивого развития развивающихся стран, для осуществления которых необходима институциональная кооперация. Во-первых, политика «взаимного выигрыша», направленная на сочетание улучшения окружающей среды с экономическим ростом. Такая политика включает модификацию национальных и региональных институциональных структур: усовершенствование системы образования, пересмотр прав на собственность и так далее.

Второй тип политики ориентирован на уменьшение негативных последствий через систему регуляции и стимулирования (Serageldin 1993: 10). Претворение в жизнь такой политики требует высокоразвитой рыночной структуры. Ее применение в неверном институциональном окружении может быть разрушительным.

Институционалисты признают необходимость понимания контекста в разработке эффективной политики. Они также понимают, что институциональный контекст переходит за пределы традиционных дисциплинарных рамок. Эффективные планы нуждаются в экспертизе таких специалистов, как экологов, экономистов, политологов, социологов и других. Только в условиях сотрудничества между этими научными сообществами любая политика может быть согласована со сложным институциональным контекстом общества, в котором она применяется.


Устойчивость с экологической и социальной точки зрения

Участие экологов в принятии социально-экономических решений важно, поскольку они, как правило, исходят из широкого системного подхода. Большинство экологов анализируют экономику как подсистему внутри более крупной экосистемы. Они утверждают, что интенсивное использование пропускной способности экосистемы напрямую отразится на экономике. Многие ожидают, что следование данному сценарию приведет к необратимым негативным изменениям (Rees 1989: 15).

Экологи принимают участие во многих различных проектах развития и их рекомендации существенны в управлении экосистемой. Экологи достигли успеха в измерении ассимиляционных возможностей экосистемы, поскольку они понимают структуру и функции естественных процессов и анализируют взаимосвязи и непрямые последствия различных проблем окружающей среды (Rees 1989: 14). Политика устойчивого развития должна быть основана на превентивных экологических мерах, которые улучшат общий экономический процесс. Без экологического подхода невозможно понять смысл побочных эффектов и оптимального ис пользования природных ресурсов, а также уровень интеграции по их сохранению, защите и развитию (Rees 1989: 15).

В настоящее время Всемирный Банк включает вопросы окружающей среды во многие проекты, проводит исследования отдельных случаев, чтобы прояснить влияние экономической политики на окружающую среду, и принимает участие в плане инвайронментальных акций (Munasinghe et al 1993: 41). К 1993 году экологи из 22 развивающихся стран приняли участие в планах инвайронментальных акций Всемирного Банка. Подобные планы могут предупредить катастрофы окружающей среды в будущем. Сложности инвайронментальной политики связаны с проблемами партнерства с экономистами, которые могут вычислить цену убытков, нанесенных экосистеме, но, как правило, не понимают сложности экосистем (Rees 1989: 15).

Сотрудничество экологов в высшей степени важно и в других сферах формирования политики. Это особенно актуально на международной арене. Например, в некоторых случаях экономическая политика поддерживает идею свободной торговли, утверждая, что свободный рынок обеспечит ресурсы для защиты окружающей среды. В дальнейшем международная торговля будет способствовать распространению прогрессивных с точки зрения экологии технологий для увеличения эффективности мирового использования ресурсов (Rosenberg 1994: 132).

Северо-Американское Соглашение Свободной Торговли (NAFTA) является примером международной торговой политики. Побочные инвайроментальные соглашения, которые были составлены при участии экологов, были необходимы для того, чтобы Соглашение было принято Конгрессом США. Как и в случае со многими другими региональными торговыми соглашениями, задачи охраны окружающей среды были напрямую включены в текст договоров. Это значит, что даже экономисты и сторонники свободного рынка понимают необходимость обращения к проблемам окружающей среды в своей официальной политике.

Тем не менее, согласно инвайронменталистиской точке зрения, необходимо «озеленить» Уругвайский раунд общего соглашения по торговле и тарифам (GATT). GATT берет на себя ответственность за сохранность конечных продуктов, но не принимает во внимание того, какой ценой окружающая среда заплатила за изготовления данных продуктов (Rosenberg 1994: 131). Согласно критике инвайроменталистами данного соглашения, тот факт, что высокие автомобильные стандарты США во многих случаях не пропускают импорт, является недостаточным для защиты окружающей среды.

Экологические общественные организации требуют немедленного замедления роста экономики и торговли. Такие организации, как National Audubon Society, National Wildlife Federation, National Resources Defense Council и другие группы охраны окружающей среды Западного Хемпшира развили принципы «зеленой» торговли, сочетающие экономические и инвайроментальные цели. Они стремятся, с одной стороны, усилить экономическую интеграцию и поддерживать сбалансированное распределение ресурсов, с другой стороны, ориентированы на сохранение определенных видов и экосистем, а также человеческого здоровья. Эти организации имеют рабочую группу по устойчивому развитию, которая составила список инвайронментальных инициатив (Rosenberg 1994: 131), что может рассматриваться как один шаг по направлению к достижению устойчивого развития. Некоторые экологические общественные организации получили доступ к власти, действуя конвенциональными методами. Они восприняли основное течение инвайронментального подхода и оставили попытки «озеленения» торговли. Результатом явилась утрата автономии с их стороны (Rosenberg 1994: 145). Но, эти конвенциональные общественные организации смогли лучше определить цели устойчивого развития, особенно в их межпоколенческом аспекте. Они продемонстрировали связь между разрушением окружающей среды и бедностью, а также выступили за улучшение охраны здоровья и образования (Rosenberg 1994: 145).

Основной аспект экологического подхода к устойчивому развитию заключается в том, что функционирование экологических систем зависит от функционирования социальных систем, включающих социально-экономические, политические и экологические структуры (Gallopin et al 1989: 387, Rees 1989: 14). Но, окружающая среда не определяет человеческие системы, она оказывает на них влияние. Люди адаптируются к условиям окружающей среды, и качество их жизни часто определяется их способностью адаптироваться стилю жизни, который поддерживается данной окружающей средой. «Человеческая адаптируемость представляет собой способность человеческой субсистемы придерживаться устойчивого развития перед лицом изменений окружающей среды» (Gallopin et al 1989: 387).

В последние годы в России во многих научных работах рассматривают социальный аспект устойчивого развития, что особен но важно для России, где социальная нестабильность и социальная напряженность стали неотъемлемыми чертами последнего десятилетия. Без решения острых социальных проблем переход к устойчивому развитию в России и в любой другой стране невозможен. Переход к устойчивому развитию предполагает принятие населением страны экологически устойчивого образа жизни.

Институт социологии РАН проводил исследование факторов становления экологически устойчивого образа жизни в России. По результатам этого исследования были сделаны выводы о том, что обеспокоенность экологической обстановкой в большей степени зависит от материального положения респондентов. Она тем выше, чем выше уровень материального положения респондентов. «При очень высоком уровне декларируемой значимости экологических проблем, они не доведены до уровня личностного и группового сознания. Экологические проблемы - достояние общественной идеологии, но не общественной психологии и реальной социальной практики индивидов и групп» (Мозговая 1999: 109).


Заключение

Устойчивое развитие включает три необходимых компонента: экономическую эффективность, социальное равновесие и защиту окружающей среды. Политика может быть эффективна в краткосрочной перспективе, но, будучи несбалансированной, она окажется мало эффективной в долгосрочной перспективе. Даже очень сбалансированная политика потерпит неудачу в долгосрочной перспективе, если она не разработана как эффективная (Hardie 1991: 147). Неоклассические экономисты привлекают внимание к проблемам межпоколенческого и внутрипоколенческого равновесия как к социальным целям. Но они, «как правило, предпочитают списать будущее со счетов» (Serageldin 1993: 9). Эти экономисты редко принимают во внимание такие социальные проблемы, как участие во власти, участие в принятии решений, социальную мобильность и сплоченность, культурную идентичность и институциональное развитие, в то время как эти вопросы являются центральными в подходе социологов к устойчивому развитию.

Геоэкономисты сосредотачивают свое внимание на определенном общественном институте - земле. Они считают, что правильное обращение с землей и ресурсами даст существенные результаты. Их основные политические рецепты включают изменение налоговой политики и пересмотр прав на собственность. По остальным вопросам их позиция сильно напоминает позицию сторонников неоклассической школы.

Институциональные экономисты и социологи выступают за адекватное институциональное развитие и рассматривают неудачи различных проектов развития как следствие недостатка кооперации между различными институтами и главными участниками, акторами социального процесса. Экологи при управлении ресурсами, как правило, применяют естественные науки: химию, биологию и геологию. Они обычно сводят экономические цели к специфическим экологическим результатам. Под экологическими целями они подразумевают следующие: сокращение экономической деятельности до пределов выносимости окружающей среды, целостность экосистемы, биологическое разнообразие и глобальные проблемы окружающей среды, например, глобальное потепление климата. Как правило, они не знакомы с анализом затрат и выгод (Serageldin 1993: 7).

Российские концепции устойчивого развития отличаются глобальным видением проблемы, синтетическим и синергетическим подходом, но предлагают не совсем реальные в сегодняшних условиях пути перехода на устойчивое развитие. Многие российские концепции устойчивого развития слишком эксцентричны. Отсутствие взаимопонимания между общественными институтами является основным препятствием на пути к устойчивому развитию. Экономисты, экологи и социологи соглашаются в том, что развитие, устойчивое по отношению к окружающей среде, объединяет в себе экономические, экологические и социальные цели. Но, «они не видят задачи глазами друг друга» (Serageldin 1993: 7). Междисциплинарный интегративный подход соединит экономический, экологический, социальный и другие подходы в решении социально-экономических и экологических проблем. Окружающая среда «поторопит» это соединение.


1   2   3   4   5   6   7

Похожие:

Тысячнюк М. С. Построение устойчивых сообществ. Практическое руководство для неправительственных организаций. Ред. И. Кулясов, А. Кулясова. Спб: СпбГУ. 2000. 85 iconТысячнюк М. С. Построение устойчивых сообществ. Практическое руководство для неправительственных организаций по устойчивому управлению водосборами Благодарности
Тысячнюк М. С. Построение устойчивых сообществ. Практическое руководство для неправительственных организаций по устойчивому управлению...
Тысячнюк М. С. Построение устойчивых сообществ. Практическое руководство для неправительственных организаций. Ред. И. Кулясов, А. Кулясова. Спб: СпбГУ. 2000. 85 iconКулясов И. П., Кулясова А. А. Возможности экологической модернизации градообразующих предприятий на примере Сокольского цбк // Экологическая модернизация лесного
Кулясов И. П., Кулясова А. А. Возможности экологической модернизации градообразующих предприятий на примере Сокольского цбк // Экологическая...
Тысячнюк М. С. Построение устойчивых сообществ. Практическое руководство для неправительственных организаций. Ред. И. Кулясов, А. Кулясова. Спб: СпбГУ. 2000. 85 iconИсследовательская работа Марии Тысячнюк, результаты которой представлены в ее статьях (глава 1), спонсирована Фондом Джона и Катрин МакАртруров (grant «Public-Private Partnerships and Making Environmental Policy in Russia»
Экологическая модернизация лесного сектора в России и США. Ред. М. Тысячнюк, А. Кулясова, И. Кулясов. С. Пчелкина. Спб: СпбГУ. 2003....
Тысячнюк М. С. Построение устойчивых сообществ. Практическое руководство для неправительственных организаций. Ред. И. Кулясов, А. Кулясова. Спб: СпбГУ. 2000. 85 iconКулясов И. П., Кулясова А. А., Тысячнюк М. С. Альтернативные практики питания в объединениях экологической этики // Экологическое движение в России. Ред. Е
Кулясов И. П., Кулясова А. А., Тысячнюк М. С. Альтернативные практики питания в объединениях экологической этики // Экологическое...
Тысячнюк М. С. Построение устойчивых сообществ. Практическое руководство для неправительственных организаций. Ред. И. Кулясов, А. Кулясова. Спб: СпбГУ. 2000. 85 iconКулясов И. П. Экологическое движение по сохранению водосборов в России // Охрана водосборов в России и США. Ред. М. Тысячнюк, И. Кулясов, А. Кулясова. Вологда
Кулясов И. П. Экологическое движение по сохранению водосборов в России // Охрана водосборов в России и США. Ред. М. Тысячнюк, И....
Тысячнюк М. С. Построение устойчивых сообществ. Практическое руководство для неправительственных организаций. Ред. И. Кулясов, А. Кулясова. Спб: СпбГУ. 2000. 85 iconКулясова А. А., Кулясов И. П., Котилайнен Ю. Современное гибридное управление лесным сектором России // Социология и социальная антропология: Спецвыпуск. Ред. М
Кулясова А. А., Кулясов И. П., Котилайнен Ю. Современное гибридное управление лесным сектором России // Социология и социальная антропология:...
Тысячнюк М. С. Построение устойчивых сообществ. Практическое руководство для неправительственных организаций. Ред. И. Кулясов, А. Кулясова. Спб: СпбГУ. 2000. 85 iconТысячнюк М. С., Тулаева С. А., Кулясов И. П., Кулясова А. А., Пчёлкина С. С. Нпо в продвижении экологической модернизации целлюлозно-бумажных комбинатов // Роль
Тысячнюк М. С., Тулаева С. А., Кулясов И. П., Кулясова А. А., Пчёлкина С. С. Нпо в продвижении экологической модернизации целлюлозно-бумажных...
Тысячнюк М. С. Построение устойчивых сообществ. Практическое руководство для неправительственных организаций. Ред. И. Кулясов, А. Кулясова. Спб: СпбГУ. 2000. 85 iconТысячнюк М. С., Кулясова А. А., Пчелкина С. С. Роль международных общественных организаций в формировании новой социально-экологической политики // Исследования
Тысячнюк М. С., Кулясова А. А., Пчелкина С. С. Роль международных общественных организаций в формировании новой социально-экологической...
Тысячнюк М. С. Построение устойчивых сообществ. Практическое руководство для неправительственных организаций. Ред. И. Кулясов, А. Кулясова. Спб: СпбГУ. 2000. 85 iconКулясова А. А., Кулясов И. П. Практики питания в экопоселениях на примере Нево-Эковиль в республике Карелия, Китеж в Калужской области, Тиберкуль в Красноярском
Кулясова А. А., Кулясов И. П. Практики питания в экопоселениях на примере Нево-Эковиль в республике Карелия, Китеж в Калужской области,...
Тысячнюк М. С. Построение устойчивых сообществ. Практическое руководство для неправительственных организаций. Ред. И. Кулясов, А. Кулясова. Спб: СпбГУ. 2000. 85 iconЛитература Предисловие
Кулясов И. П. Экологическая модернизация: теория и практики. Ред. Ю. Пахомов (Предисловие). Спб: СпбГУ. 2004. 154 с
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница