Презентация Л. М. Щеглов. Основы сексологии: монография. Спб.: изд-ль Грошев А. М., 2010. 336 с. С. Т. Агарков, Е. А. Кащенко. Сексуальность в цивилизации: от пещер до небоскребов (Социогенез сексуальности).




НазваниеПрезентация Л. М. Щеглов. Основы сексологии: монография. Спб.: изд-ль Грошев А. М., 2010. 336 с. С. Т. Агарков, Е. А. Кащенко. Сексуальность в цивилизации: от пещер до небоскребов (Социогенез сексуальности).
страница5/8
Дата02.10.2012
Размер1.14 Mb.
ТипПрезентация
1   2   3   4   5   6   7   8

Ритуальная «смерть» как новое «рождение»


Подлинная же инициация, означающая «смерть» подростка – сына матери и «рождение» взрослого – сына отца, сопровождается не просто демонстрацией возможностей отныне полноправного члена традиционного общества, но и связанным с новым социальным статусом специальным акцентированием его половой принадлежности, обретение «знака» сексуальной идентификации. Дело в том, что объективное противоречие между полами занимает в структуре первичного социума место не менее фундаментальное, чем дифференциация возрастная. Потребность его регулирования, улаживания, гармонизации реализуется целой системой субъективных действий, включая ритуальные. Не случайно инициация осуществляется в период наступления не только физической и психологической возможности трудиться и решать общественные вопросы наравне с другими, но и полового созревания.

Надо сказать, что время инициации выбрано достаточно удачно. Помимо полового и трудового созревания, возраст посвящения во взрослые связан с приостановкой разбега эволюции правого полушария за счет начинающегося ускорения в развитии левого полушария мозга. При этом инстинктивно-имитационное, стадно стереотипное поведение в известном смысле уступает место все большему осмыслению, индивидуализации, оптимизации. Это связано с известным замедлением реакции на события, в корне отличной от импульсивного, порывистого и часто необдуманного поведения подростков. Затяжка в сроках инициации могла бы привести к отказу от нее значительной части молодых людей, обретших собственные представления о смысле жизни и индивидуальных путях его реализации.

Конечно, феномен пола сложен и многослоен. Он связан не только с внешними признаками, например, «устройством» гениталий. Пол индивида «запрограммирован» и на хромосомном, и на эмбриональном, и на гормональном, и на генитальном, и на психологическом (включая структуру мозга), и на поведенческом уровнях. Этим в значительной мере оправдано исходно раздельное в определенный период воспитание детей и подростков в традиционном социуме. Действительно, мальчики более подвижны, активны, агрессивны. Девочки, напротив, психологически более толерантны, предпочитают тихие игры типа домоводства, охотно возятся с малышами.

Но если на заре Истории жестокий обряд инициации, возможно, помогал отличить «готовых» людей от первоначально весьма схожих с ними внешне палеоантропов, то сегодня он подчас трактуется верхушкой тайных женских ассоциаций как ритуальная форма дистанцирования не только от своих мужчин, но и от чужого ненавистного им Запада.

Главное – выжить!


Согласно традиционным представлениям, весь мир – двуполый, лишь единство обоих полов составляет полноценный социальный организм, способный к продолжению рода. Наука подтвердила, что первые семь недель после зачатия зародыш остается сексуально нейтральным или бисексуальным. И только потом развиваются половые различия, причем в течение первой половины беременности «в сторону» девочки, а лишь потом в случае получения специальных гормональных команд в виде андрогенов формируется мальчик. Почему-то этот эмбриональный нимфизм носит в гинекологии название «принципа Адама». Следы исходного «раздвоения» пола несет в себе каждый индивид. Ядром процесса инициации выступает «освобождение» организма от «присутствия» в гениталиях признаков такого рода двойственности: обрезание крайней плоти как реликтового остатка неразвившейся женской вагины и удаление клитора как миниатюрного, не получившего развития зачатка мужского члена, а иногда и малых половых губ.

В условиях антисанитарии, разгула СПИДа и появления лихорадки Эбола это бессмысленное варварство, наверное, самое тяжкое из неоднозначного наследия традиционной цивилизации. Рассказы очевидцев рисуют еще более жуткую, нежели в романе «Батуала», картину «добровольной» и опасной для жизни пытки. Нередко хрупкую девушку, лежащую на земле, держат за ноги и плечи грузные пожилые женщины, а третья (иногда простой крышкой от консервной банки) совершает «операцию» сразу над несколькими десятками мучениц. В лучшем случае рану заливают баночкой йода или его местного растительного заменителя. Немудрено, что значительная часть инициируемых погибает от заражения крови, занесенных инфекций, психического или болевого шока. Специалисты оценивают долю жертв этой церемонии в одну пятую, при том, что ежегодно ей подвергается примерно два миллиона юных африканок. Другие теряют способность к деторождению, становясь отверженными в родном социуме. Третьи лишаются сексуальной эмоциональности, превращаясь в бесчувственные биологические рожальные машины, теряющие естественный интерес к индивидам противоположного пола и, следовательно, не дающие никакого повода для ревности и сами ее неспособные испытывать.

К слову, гибель во время подготовки к инициации и самой процедуры считается позорной дурной смертью. Она не сулит ничего хорошего покинувшему таким образом сородичей за чертой жизни. Мне припомнилась в данной связи непропорционально высокая подростковая смертность от травматизма (каждая шестая смерть) в странах Африки согласно статистике Всемирной Организации здравоохранения. Не является ли причиной распространение здесь обычая инициации? Кстати, Конвенция о правах ребенка, принятая единодушно Генеральной Ассамблеей ООН по инициативе Детского фонда ООН (ЮНИСЕФ) 20 ноября 1989 г., провозгласила неотъемлемое право ребенка на защиту от жестокого обращения, пыток, трудовой практики, наносящей ущерб здоровью. И хотя эту конвенцию безоговорочно поддержали все без исключения африканские государства, практическая реализации ее положений пока что сильно отстает от современных правовых концепций и гуманистических устремлений мирового сообщества. Мне кажется, что сегодня африканской женщине легче стать депутатом парламента или министром (их в Африке больше, по сравнению с Россией), чем избежать бессмысленно-мучительной и опасной эксцизии.

Местной интеллигенции предстоит решить головоломную задачу вылущивания из старинных обрядов и ритуалов изуверских компонентов. Их стараются психологически мягко заменить спортивно-художественными мероприятиями, позволяющими молодым людям демонстрировать свою мужественность и женственность в гуманных и полезных для здоровья формах. Кроме того, уходит в прошлое хранящее отблеск былого соперничества грубо-примитивное противопоставление полов.

Возможно, этому препятствуют в чем-то сходное отношение к женскому полу и ритуальное обрезание, присущие исламу, энергично проникающему в Африку. Во всяком случае, тенденция слияния анимистических традиций и мусульманских веяний ощущается достаточно отчетливо. Подчас обряд инициации по африканскому сценарию проводят сельские марабуты, выполняя функции старейшин. С другой стороны, угасанию традиций способствуют демографические факторы. В городах о них стали забывать, но в сельской местности царят представления, берущие начало в каменном веке. Более того, применяются особые ритуалы, призванные уберечь от скверны молодежь, уходящую в города, и очистить от нее же при возвращении (такое иногда случается) в родные пенаты. Сутолока города перемалывает племенные различия, ритуалы, оттенки мировосприятия. Колея жизни здесь иная, хотя она сохраняет традиционный привкус. В мерном шагании индивида по тысячелетиями отшлифованным ступеням возраста ритуал обретения статуса взрослого, создание семьи, рождение детей, появление внуков, переход в группу старейшин и общую с собственными внуками половозрастную половину племени. Что ждет их, когда подрастут? Какой будет их дверь в мир взрослых? Надеюсь, иной!


БЕГСТВО ОТ ЛюбВИ.

ЧЕЛОВЕК И домашниЕ животные




Никольская, Анастасия Всеволодовна

Кандидат психологических наук, факультет психологии, МГУ им. М.В. Ломоносова


У человека чувство любви является максимально дифференцированным. Человек может испытывать любовь к работе, к Родине, к Богу, идеалу или идее; любовь к другому человеку также дифференцируется на разные типы чувств – родительская любовь, сыновняя или дочерняя любовь, братская или дружеская любовь, любовь-страсть.

А какую любовь испытывает человек по отношению к своему домашнему животному?

Как пишет Д. Андреев, «на первобытного человека уже возлагался долг по отношению к приручаемым животным. И не в том он состоял, что человек должен был их кормить и охранять: это был еще простой обмен, долг в низшем, материальном, а не в этическом смысле, потому что за корм и кров человек брал у домашнего животного либо его труд, либо молоко и шерсть, либо даже его жизнь. Этический же долг первобытного человека заключался в том, что он был должен то животное, которое приручал и которым пользовался, любить»1.

Собака в условиях современного, особенно урбанизированного, общества выполняет для человека роль посредника в социальных отношениях, роль заместителя социальных отношений и роль посредника в воображаемых отношениях. Возможно, сегодня домашние любимцы начинают выполнять и роль посредника во взаимодействии человека с самим собой на пути бытия не столько разумного, сколько эмоционального. Чаще всего человек воспринимает своего домашнего питомца как члена семьи и берет на себя родительские функции по отношению к животному.

Любовь человека к животному начинает проявляться в заботе2 о взятом в дом детеныше, в заинтересованности в жизни и здоровом развитии объекта любви. Но, к сожалению, подавляющее большинство владельцев под здоровым развитием понимают исключительно соматическое здоровье, в то время как нормальное психическое развитие животных ими, как правило, не принимается в расчет.

Конечно, любое воспитание требует ограничений, но воспитание и обучение домашнего животного обычно сводят к подмене оригинальных психических актов навязанными образцами поведения. Например, у животных подавляют чувство враждебности к человеку. Их заставляют проявлять к человеку позитивное или нейтральное отношение, часто «некритичное» дружелюбие. Такому же искажению, как эмоции, подвергается мышление животных. С самого начала обучения у них (за небольшим исключением) отбивают охоту думать самостоятельно, вырабатывая шаблонные поведенческие паттерны. Наконец, животные утрачивают и возможность независимо от человека желать чего-либо. С одной стороны, человек удовлетворяет их потребности, с другой стороны, животное и желает лишь того, что предлагает ему человек. Нам не нравится, когда собаки, пытаясь проявлять спонтанную охотничью активность, разрывают наши газоны, и животные научаются не желать охотиться. Нам не нравится, когда кошки, проявляя спонтанную игровую активность, цепляют когтями гардины, и животные научаются не играть и т.д.

У современного человека есть свобода выбора – иметь ребенка или нет. Многие наши современники переносят рождение детей «на потом», не будучи готовыми взять на себя ответственность за ребенка, пока не сделана карьера, не куплена квартира и пр. Вместо ребенка, иногда, чтобы скрасить одиночество, иногда в качестве тренажера, заводится домашнее животное. В это животное вкладывается нереализованная родительская любовь. Владельцы потакают капризам домашних питомцев, стараясь сделать для них все, что только возможно (зачастую забывая, что заботятся не о ребенке, а о кошке или собаке). При этом самим животным, особенно собакам, потребностью которых является четкая иерархическая структура группы, такая забота и такое потакание любым прихотям вовсе не идет на пользу. Детеныши и молодые животные быстро усваивают, что все их потребности удовлетворяются. В условиях потакания любым прихотям домашних питомцев владельцы часто превращаются в поваров и сиделок, выливая потоки заботы на животное, которому не нужна гиперопека над ним как над человеческим ребенком. Избалованное животное начинает проявлять реакции негативизма, вызывая в хозяине чувство вины, что он сделал что-то не так при воспитании. В силу самой этой ситуации животное становится семейным диктатором, и не может быть иным. При этом парадоксальным образом, животное, возведенное на престол любящими владельцами, оказывается в ситуации резкого ограничения свободы, поскольку столь дорогое хозяйскому сердцу существо никто не отпустит гулять на улицу (современные городские кошки уже давно не гуляют сами по себе, а постоянно находятся в квартирах), не спустит с поводка (вдруг убежит, попадет под машину, будет украден, покусан другими собаками и т.д., и т.п.), что налагает на животное дополнительное бремя.

Поскольку домашнее животное, чаще всего, является заменой ребенка или удовлетворяет потребность в доминировании, то привязанность человека к животному представляет собой своеобразный симбиотический союз, когда у человека возникает желание достичь полного взаимопонимания, даже единства, с ним. Бывают моменты, когда человек и домашнее животное могут достичь единения, в котором, на какое-то время, два изолированных, индивидуальных опыта обращаются в единство, что приводит к новому восприятию бытия. Так бывает, когда домашнее животное ощущает негативное эмоциональное состояние – горе или тревогу хозяина и находится рядом, слизывая слезы, или готовясь защитить его от внешних врагов.

Большинство владельцев животных реагируют только на то, послушен ли их питомец, доставляет ли он им радость, приносит ли пользу (в виде молока, мяса, шерсти, если говорить о сельскохозяйственных животных или в виде экстерьерных или рабочих качеств, если говорить о кошках, лошадях и собаках), редко задумываясь о том, что чувствует само животное. Иногда владельцы считают своих животных глупыми или неуправляемыми только потому, что они не соответствуют сложившимся у владельцев идеальным образам. Способность объективно воспринимать животное присуща очень ограниченному числу владельцев.


Таким образом, любовь человека к домашнему животному чаще всего основывается на созданном им симбиотическом союзе, где каждая из сторон не может обходиться без другой (животное в силу своей беспомощности без человека, человек – в силу своего нарциссизма или в силу прагматических установок по отношению к животному). Но возможна иная форма любви человека к животному, включающая такие элементы, как забота, знание животного, уважение к его потребностям, когда любовь выступает как утверждение бытия другого. Такая любовь оказывается новой модальностью в существовании человека, поскольку человек должен существовать для прирученного им животного как условие жизни.

Как обозначить ответное чувство, которое испытывают животные по отношению к человеку?

У животных на стадии интеллекта мы можем говорить о наличии чувств. На этой стадии развития психики огромную роль начинает играть индивидуальный опыт. Эмоции начинают сигнализировать об удовлетворении потребности быть в группе, иметь статус, познавать и т.д. Поскольку период взросления и обучения потомства становится намного более длительным, чем на предыдущих стадиях эволюции, то для выживания детеныша между ним и родителем должна возникнуть взаимная привязанность. Родитель не только обеспечивает детенышу физиологическое выживание и безопасность, но и является носителем когнитивных навыков. Развитие коммуникации также сопровождается развитием эмоций – детеныш уже может сообщить о своем состоянии при помощи некоторого набора сигналов. Детеныши способны выразить голод, боль, интерес, гнев, и эта система коммуникации, базирующаяся на эмоциональной экспрессии, является жизненно важной для поддержания связи с родителем. Животные, обладающие интеллектом, способны к эмпатии, которая вызывает к жизни новые поведенческие тенденции, создает большую вариативность поведения и, в конечном счете, большую адаптивность. Возникающая привязанность уже может рассматриваться как чувство, т.е. как эмоциональная константа. Живое существо уже не просто структурирует и воспринимает все окружающее, оно обладает явными индивидуальными предпочтениями.

Говоря о любви между двумя индивидами, мы часто подразумеваем эрос. Но эрос не может долго существовать без приязни, без дружбы. Наблюдения за обезьянами, например, показывают, что их потребность в контакте, прикосновении, взаимоотношениях преобладает над влечением к сексу, т.е. секс не является первостепенным всеохватывающим влечением3..

Конечно, половые контакты необходимы для биологического выживания рода, но для развитых групповых животных не менее важна и способность расслабиться в присутствии других членов группы, им важна сама возможность находиться в группе, принятие группой, ее одобрение. Фактически это и есть дружба, или братская любовь, филия. Именно так определяет этот тип любви Р. Мэй4.

Поскольку человек обеспечивает домашнее животное едой, теплом, когнитивными навыками, т.е. фактически выполняет родительские функции, то у животного развивается привязанность к человеку.

Даже у человека любовь, включающая в себя заботу и уважение прав другого, появляется лишь к 8 – 9 годам5. Поначалу младенец воспринимает лишь свои потребности в тепле, защите, нежности. Другие люди поначалу существуют для ребенка как средство удовлетворения его потребностей, следовательно, они взаимозаменяемы. И только к 8 – 9 годам другой человек воспринимается так, что ребенок может начать его любить в том смысле, что ощущает, что потребности другого так же важны, как и его собственные.

Поскольку большинство домашних животных в силу селекции, обладают незрелой психикой, то человек воспринимается ими как средство удовлетворения потребностей. У детенышей домашних животных люди, как средство удовлетворения потребностей, взаимозаменяемы. По мере взросления, животные начинают предпочитать одних людей другим.

В одном из опросов владельцев домашних животных на просьбу привести пример, когда животное оказывалось в ситуации выбора, и как оно принимало решения, все владельцы (50 человек) приводили примеры, когда животные выбирали отношения. Поясним это конкретными примерами: птицы, выпущенные из клетки полетать по квартире, летят не к орехам, лежащим на столе, а к одному из членов семьи, которому отдают предпочтение. Собаки, выбирая между возможностью угоститься во время загородного пикника и хозяином, который идет прогуляться в лес (при этом другие члены семьи остаются у костра), следуют за хозяином.

В этих случаях выбор животными делается между привлекательными объектами и отсутствуют внешние влияния на выбор.

Во всех этих примерах, животные делают выбор в пользу отношений. Не человека, как такового, а отношений с конкретным человеком. Вероятно, можно говорить о том, что животные испытывают чувство любви к человеку, где под чувством любви мы понимаем привязанность, основанную, как правило, на стремлении к симбиотической связи с человеком, который удовлетворяет потребности животного, причем, не только потребность в еде и безопасности, но и потребность в принадлежности к группе, в принятии. Безусловно, любовь у животных еще не столь дифференцирована как у человека. Но уже у животных мы можем видеть как детско-родительскую любовь, так и любовь-дружбу. К факторам, влияющим на возникновение чувства любви к человеку у домашнего животного, относятся прошлый опыт индивида и его доверие к человеку, обусловленное веками селекции.

Чтобы вызвать чувство любви у животного, объект любви (человек) должен проявлять заботу о нем. Но, исходя из нашего обсуждения, можно сделать вывод, что одной заботы для нормального развития животного мало. Наша забота, которая не дает животному возможности взрослеть, не дает и ответной зрелой любви животного к нам. Чтобы добиться любви-дружбы от животного, человек должен способствовать тому, чтобы мир животного максимально дифференцировался в своих объектах и свойствах. Хозяин животного не должен быть взаимозаменяемым, как некто, кто обеспечивает пищей и теплом, он должен выделяться как конкретный объект, наделенный конкретными свойствами и проявлениями. Только тогда детская привязанность животного к человеку сможет перейти в ответную заботу и в конкретное опредмеченное чувство – любовь. Таким образом, чем в большей степени человек удовлетворяет потребности животного в познании окружающего мира, тем быстрее взрослеет его питомец. Психологически зрелое животное способно к самостоятельным, не обусловленным страхом решениям, в том числе к зрелому решению находиться рядом с хозяином. Пока же потребность животного в познании мира не удовлетворяется, человек упрощает схему отношений, задерживая развитие питомца.

Животное верит в возможности человека (доверяет ему), признает его требования (выполняя установленные человеком нормы), в процессе взаимодействия с человеком научается прогнозировать его будущие действия (и в этом смысле знает его), наконец, что особенно характерно для собак и лошадей, несет ответственность за человека как члена своей группы. Так, собаки охраняют владельцев и детей в семье, оказывают поддержку, например, вытаскивая хозяина из огня во время пожара и т.д.6. Спортивные верховые лошади могут впадать в депрессивное состояние, если в процессе тренировки они не смогли выполнить поставленную перед ними спортсменом задачу7. Заметим при этом, что способность нести ответственность за кого-то может только психологически зрелая особь (неважно, человек это или животное). Ребенок или детеныш животного еще не умеют этого. Под воздействием воспитания гиперопекающих взрослых наши дети очень долго не взрослеют, а наши животные не взрослеют вообще, просто потому, что их жизнь намного короче жизни их владельцев. Они успевают вырасти и состариться, находясь под гнетом гиперопекающей любви.

Но если бы человек сумел воспитать в себе зрелую любовь к своему животному, учитывающую интересы животного, позволяющую животному проявлять спонтанную активность, способствующую развитию зрелой особи, то ответная любовь животного к человеку также была бы зрелой и предполагающей ответственность за человека как члена своей группы. Более того, эта любовь была бы естественной в том смысле, что любовь животного бескорыстна и не «замутнена» цивилизацией. «Одни только люди свободные бывают связаны между собой самой крепкой дружбой. Только они одни стараются делать добро друг другу с одинаковым рвением любви», – писал Б. Спиноза. Мы думаем, что эта цитата вполне подходит для любой дружбы, в том числе и для дружбы человека с животным.


ПРИМЕЧАНИЯ

1 Андреев Д. Роза мира. – М., 1992.

2 Забота (нем. Sorge) – «это когда не все равно», озабоченность в смысле обеспокоенности, неравнодушия, участия, внимания. Интересно, что англ. cлово «забота» (concern) – означает иметь отношение, относиться к чему-либо, кому-либо, проявлять внимание, а этимология русского слова забота идет от сербоховатского зобить – есть, пожирать (этимологический словарь Фасмера, 2004), т.е. забота гложет человека, заботу надо кормить. Чаще всего наша забота о домашних животных и сводится к тому, что мы их кормим и считаем, что этого достаточно, чтобы они нас любили.

3 См.: Хайнд Р. Поведение животных. – М.: Мир, 1975.

4 См.: Мэй Р. Любовь и воля. – М., 1997.

5 См.: Эриксон Э. Детство и общество. – СПб.: Питер, 2000.

6 Мы сознательно не приводим здесь примеров спасения собаками утопающих или поисков пострадавших во время схода снежных лавин, поскольку эти действия собак можно объяснить результатами дрессировки.

7В таких случаях подавленность у лошади в зависимости от темперамента может проявляться в виде характерной позы – низко опущенные голова и хвост, снижения или несвойственного данной лошади резкого повышения активности на выгуле, а также в некоторых случаях ухудшения аппетита вплоть до полного отказа от еды на несколько часов.


Психосоциальный мир

1   2   3   4   5   6   7   8

Похожие:

Презентация Л. М. Щеглов. Основы сексологии: монография. Спб.: изд-ль Грошев А. М., 2010. 336 с. С. Т. Агарков, Е. А. Кащенко. Сексуальность в цивилизации: от пещер до небоскребов (Социогенез сексуальности). iconБюллетень новых поступлений за 2010 год
Агарков, А. П. Управление качеством: Учеб пособие / А. П. Агарков. 3-е изд.; перераб и доп. М.: Дашков и К, 2010. 228 с. Библиогр...
Презентация Л. М. Щеглов. Основы сексологии: монография. Спб.: изд-ль Грошев А. М., 2010. 336 с. С. Т. Агарков, Е. А. Кащенко. Сексуальность в цивилизации: от пещер до небоскребов (Социогенез сексуальности). icon«Основы сексологии»
Г. Ф. Келли. «Основы современно сексологии». Санкт-Петербург, 2000. 896 с.: ил. (Серия «Учебник нового века»)
Презентация Л. М. Щеглов. Основы сексологии: монография. Спб.: изд-ль Грошев А. М., 2010. 336 с. С. Т. Агарков, Е. А. Кащенко. Сексуальность в цивилизации: от пещер до небоскребов (Социогенез сексуальности). iconМонография Издание второе, исправленное
Иванов А. В. Духовно-экологическая цивилизация: устои и перспективы: монография / А. В. Иванов, И. В. Фотиева, М. Ю. Шишин. Изд....
Презентация Л. М. Щеглов. Основы сексологии: монография. Спб.: изд-ль Грошев А. М., 2010. 336 с. С. Т. Агарков, Е. А. Кащенко. Сексуальность в цивилизации: от пещер до небоскребов (Социогенез сексуальности). iconРекламные технологии гендера И. В. Грошев
Грошев Игорь Васильевич кандидат психологических наук, доцент Тамбовского государ- ственного университета им. Г. Р. Державина
Презентация Л. М. Щеглов. Основы сексологии: монография. Спб.: изд-ль Грошев А. М., 2010. 336 с. С. Т. Агарков, Е. А. Кащенко. Сексуальность в цивилизации: от пещер до небоскребов (Социогенез сексуальности). iconИ культурный феномен монография Санкт-Петербург Издательство «Союз» 2006
Г 75 Гражданское образование — педагогический, социальный и культурный феномен: Монография. — Спб.: Изд-во «Союз», 2006. — 167 с
Презентация Л. М. Щеглов. Основы сексологии: монография. Спб.: изд-ль Грошев А. М., 2010. 336 с. С. Т. Агарков, Е. А. Кащенко. Сексуальность в цивилизации: от пещер до небоскребов (Социогенез сексуальности). iconН. А. Вершинина структура педагогики: методология исследования монография
Структура педагогики: Методология исследования. Монография. – Спб.: Ооо изд-во «Лема», 2008. – 313с
Презентация Л. М. Щеглов. Основы сексологии: монография. Спб.: изд-ль Грошев А. М., 2010. 336 с. С. Т. Агарков, Е. А. Кащенко. Сексуальность в цивилизации: от пещер до небоскребов (Социогенез сексуальности). iconМонографии, работы опубликованные в изданиях, рекомендованных ВАК РФ
Бестугин, А. Р. Контроль и диагностирование телекоммуникационных сетей/ А. Р. Бестугин, А. Ф. Богданова, Г. В. Стогов//Монография....
Презентация Л. М. Щеглов. Основы сексологии: монография. Спб.: изд-ль Грошев А. М., 2010. 336 с. С. Т. Агарков, Е. А. Кащенко. Сексуальность в цивилизации: от пещер до небоскребов (Социогенез сексуальности). iconКашаев С. М. Паскаль для школьников. Подготовка к егэ (+ cd-rom) / С. М. Кашаев, Л. В. Шерстнева. 2-е изд
Кашаев С. М. Паскаль для школьников. Подготовка к егэ (+ cd-rom) / С. М. Кашаев, Л. В. Шерстнева. — 2-е изд., перераб и доп. — Спб.:...
Презентация Л. М. Щеглов. Основы сексологии: монография. Спб.: изд-ль Грошев А. М., 2010. 336 с. С. Т. Агарков, Е. А. Кащенко. Сексуальность в цивилизации: от пещер до небоскребов (Социогенез сексуальности). iconВ. Ю. Дианова; рта, Каф упр. М. Изд-во рта, 2010. 90 с
Управление развитием таможенных органов России на принципах маркетинга : монография / В. Ю. Дианова; рта, Каф упр. М. Изд-во рта,...
Презентация Л. М. Щеглов. Основы сексологии: монография. Спб.: изд-ль Грошев А. М., 2010. 336 с. С. Т. Агарков, Е. А. Кащенко. Сексуальность в цивилизации: от пещер до небоскребов (Социогенез сексуальности). iconКаф. Автоматика и телемеханика на железных дорогах
Магнитоакустический мониторинг подъемных сооружений : монография / А. В. Берман, Я. С. Ватулин, С. К. Коровин. Спб. Ом-пресс, 2010....
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница