Презентация Л. М. Щеглов. Основы сексологии: монография. Спб.: изд-ль Грошев А. М., 2010. 336 с. С. Т. Агарков, Е. А. Кащенко. Сексуальность в цивилизации: от пещер до небоскребов (Социогенез сексуальности).




НазваниеПрезентация Л. М. Щеглов. Основы сексологии: монография. Спб.: изд-ль Грошев А. М., 2010. 336 с. С. Т. Агарков, Е. А. Кащенко. Сексуальность в цивилизации: от пещер до небоскребов (Социогенез сексуальности).
страница4/8
Дата02.10.2012
Размер1.14 Mb.
ТипПрезентация
1   2   3   4   5   6   7   8

СЕКСУАЛЬНОЕ ВЛЕЧЕНИЕ.

ЗАВИСИМОСТЬ ОТ ПОГОДНЫХ УСЛОВИЙ




КОТЕНЕВА, Анна Николаевна

Психолог, Российское научное сексологическое общество www.sexology.ru


Взлеты и падения сексуального влечения – часто наблюдаемое состояние, сопровождающее практически каждого человека. Динамичное, подчас стрессовое течение жизни, уводит от ставшей стабильной привычной атмосферы сексуальных взаимоотношений, что часто ведет к снижению сексуальной активности и реализуются в феномене ундуляции сексуального влечения. Этот феномен еще недостаточно изучен с психофизиологических и социосексуальных позиций. Социальный статус, образование, семейное положение, возрастная категория часто выступают лишь фасадными факторами этой проблемы.

Традиционное решение концептуальных проблем в науке – поиск и конструктивное устранение причин, спровоцировавших их возникновение. В сексологии эти взаимоотношения уже сегодня выглядят намного сложнее. Анализ причин транзиторного снижения сексуального влечения показывает, что в большинстве случаев в них можно усмотреть преобладание отдельных внешних факторов из арсенала физиологических, психологических, социокультурных, в том числе – духовно-мистических концепций, которые действуют совместно и подчас синергически.

В научной литературе указаны наиболее частые причины снижения сексуального влечения, среди которых низкий уровень биологической мотивации, низкий социальный ранг особи и влияние тотальных геоклиматических факторов. Значение последних трудно переоценить, ибо все репродуктивные программы биологического плана завязаны на совмещение репродукции с оптимальными для данной местности климатическими условиями. В сексологической литературе часто происходит переоценка психосоциальных факторов сексуальных дисгармоний, к которым относят диссонанс сексуального влечения партнеров, депрессивные и тревожно-фобические реакции, психологическую усталость от монотонии повседневной жизни, переживания измены партнера, нарциссическое беспокойство в отношении собственной состоятельности и ряд других. Названный перечень охватывает далеко не все причины снижения сексуального влечения, так как многие из них реализуются на допсихологическом, т.е. филогенетическом уровне регуляции сексуальной активности.

Конкретное проявление данного феномена было хорошо проиллюстрировано феноменом аномальных погодных девиаций. Так, лето 2010 года, ассоциируемое с концепцией глобального потепления и аномальной жарой на территории Евразии, которая необычно долго держалась в различных регионах России, напомнило еще об одном не учитываемом факторе, влияющем на снижение сексуального влечения. Эволюционно совершенно ясно, что в периоды засухи размножение связано с повышенными рисками выживания потомства. И только человек, по образному выражению социобиологов, «зазнавшийся примат», научился обустраивать свой быт с минимальным учетом геоклиматических факторов. Когда жара вышла за прогнозируемые пределы, оказалась, что она привнесла последний дисбаланссирующий толчок в сексуальную жизнь гипофункциональных индивидуумов.

Месяцы жары в регионах, охваченных непривычными климатическими условиями, показали, что в таких условиях уровень смертности возрастает вдвое, а психопатологические реакции возрастают в несколько раз. Мало того, что идет обострение хронических заболеваний и резкое увеличение числа людей, обратившихся за помощью в медицинские учреждения. Физический дискомфорт, связанный с возрастанием случаев тепловых ударов, солнечных ожогов и число пострадавших на воде; где люди спасаются от перегрева, серьезно потеснил потребность в интимных отношениях. Многие молодые и гиперфункциональные партнеры в условиях длительной аномальной жары стали испытывать дискомфортные ощущения в сексе. Этому способствовало также заметное снижение привычной дозы алкогольных напитков, сопровождающих привычный стереотип сексуальной активности.

Соответственно этому снизилось число посетителей ресторанов, кафе, баров, дискотек, а также театров, эстрадных площадок и даже ночных клубов. Увеличившаяся продолжительность жаркого дня привела к сокращению времени активного общения, вечер и ночь перестали быть условными стимулами сексуальной активности, нарушения сна даже в условиях кондиционирования воздуха стали для многих серьезной проблемой. Типичным сексологическим феноменом геоклиматической атаки стало снижение сексуального влечения и редукция половой активности.

Хотя аномальные погодные условия ясно показали, что большинство причин снижения сексуального влечения носят адаптивный и временный физиологический характер, некоторые медики необоснованно забили тревогу по этому поводу. Прежде всего, на это отреагировали специалисты, занятые в реабилитации пациентов с хроническими заболеваниями. По их мнению, на половое влечение влияют обостряющиеся в этот период заболевания сердца, желудка, печени, легких, почек и других внутренних органов, хотя эти факты не имеют строгих медицинских подтверждений при компенсированных соматических состояниях

Врачи других специальностей снижение полового влечения объясняют гормональными причинами, указывая в первую очередь на уровень тестостерона как на основной фактор его поддержания. Но уровень тестостерона во второй половине жизни вообще чрезвычайно лабилен и сексуальная сфера реагирует на сегодняшний уровень тестостерона, а не на привычный стереотип реализации сексуальности, и само собой – на понижение общего тонуса, изможденность жарой и другие ситуационные факторы. Утрата температурных оптимумов не обязательно приводит к депрессии. Практикующие психологи единогласно акцентируют внимание на низком уровне сексуальной активности в период небывалой жары. Столичные психологи даже описали в Интернете новую «фобию» у москвичей, которую обозначили «климатофобией». Она представляет собой некоторую форму психологической демобилизации со ссылкой на погодные факторы. Расстройство проявляется в повышенной тревожности в отношении собственного здоровья, известной эмоциональной напряженности и утрате синтонности, апатии и сухости в общении с окружающими, а также – дезактуализации сексуальных отношений, в том числе и между сексуальными партнерами. Этот парадоксальный диссонананс атмосферного потепления и чувственного охлаждения обсуждался с позиций компенсаторного психологического регулирования. С эволюционной точки зрения максимум сексуальной активности целесообразен в сезон потепления, ибо пик жары говорит о скором окончании сезона и приближении холодного сезона, неблагоприятного для взращивания потомства. Таким образом, в жаркий сезон происходит понятное переключение сексуального влечения и соответствующей сексуальной активности на повышенную деятельность в других направлениях борьбы с жарой: поиски вентиляторов, установку кондиционеров, переезды к водоемам и иные социализированные формы борьбы за выживание рода. Лучшими из них оказываются повышение заботы о семье, родителях и детях, которые также страдают от жары.

В суете жарких дней и ночей убогие бытовые условия многих соотечественников могут оказаться критическими в снижении сексуального влечения. Нежелание флиртовать и кокетничать в аномальный период влияет также и на поведение потенциальных партнеров. Распаренный внешний вид, вынужденное обнажение, перебор с парфюмерией и косметикой разрушает привычные сексуальные стереотипы и сопутствуют падению сексуального влечения. Эта тенденция оказалась настолько глобальной, что снизилась даже интенсивность виртуальных контактов в Интернет-паутине секс-форумов, чатов и социальных сетей. Правда, некоторые исследователи указывают на большую востребованность различных информационных заменителей межличностного общения в период геоклиматических эксцессов. Они утверждают, что в эти периоды сексуальная активность находится в обратно пропорциональной зависимости от времени пребывания у монитора: чем чаще и больше люди смотрят на экран, тем реже у них бывает качественный и радостный секс. А усталость от жары обычно толкает ленивого обывателя как раз к экрану и вентилятору рядом с ним. Примечательно, что судя по опросам в Интернете, основная масса людей, живущих в центральных регионах России явно почувствовала на себе «тормозной» эффект аномальной жары в сексуальной сфере.

Между тем, несмотря на глобальные климатические сдвиги, аномальная жара в конечном итоге прошла, уступив место стандартным погодным условиям. Остался опыт переживания погодных катаклизмов, который помог намного легче пережить температурные всплески 2011 года. Этот опыт со всей очевидностью показал, что правильный настрой и грамотная помощь психологов и сексологов могут помочь преодолеть аномальную температурную ситуацию с наименьшими потерями для здоровья, настроения и сексуального благополучия, не поддаваясь апатии, равнодушию и вялости, провоцируемых жарой и духотой.


Секс и эрос


ВВЕДЕНИЕ В ЭРОТОЛОГИЮ




ЭПШТЕЙН, Михаил Наумович

Профессор теории культуры и русской словесности, университет Эмори (Атланта, США)


«Древняя эротология, т.е. теория и практика любви, не ставила своей целью исследовать сексуальность. Только с развитием целого комплекса биологических и социальных наук, после преодоления сопротивления церкви и сексологического ханжества, возникли предпосылки к объективному изучению сексуальности... Последние исследования в генетике, эндокринологии, нейрофизиологии, эмбриологии, эволюционной биологии, гинекологии и других дисциплинах позволили значительно обогатить и расширить познания в области дифференциации и взаимоотношения полов, проявления человеческой сексуальности»1.


В отличие от сексологии, которая утвердилась как наука в конце XIX – начале ХХ века (в трудах Рихарда фон Крафта-Эбинга, Хэвлока Эллиса, Зигмунда Фрейда и др.), у эротологии еще нет самостоятельного научного статуса. Термин этот употребляется редко и нерегулярно. Чаще всего эротологией называют старинные пособия по технике сексуальных отношений. Индийская эротология – «Камасутра», персидская – «Ветка персика», античная – «Ars Amatoria» Овидия... Иными словами, эротология – это «наука страсти нежной, которую воспел Назон» и которой увлекался пушкинский Онегин, пока не пресытился ею. В таком понимании эротология – это не наука о половых взаимоотношениях, а искусство таких отношений в форме дидактических описаний и практических инструкций.

Эротология – это как бы древний, «донаучный» этап развития сексологии, когда она развивалась в формах: а) интуитивно-описательных, б) наивно-назидательных и в) художественно-повествовательных.

В новейшем американском «Полном словаре сексологии» термину «эротология» вообще не находится места. Зато сексология трактуется как междисциплинарная наука о сексе, включающая медицинские, физиологические, исторические, юридические, религиозные, литературные аспекты2. Получается, что сексология как бы поглощает и отменяет эротологию как свое наивное, полумифическое предварение. Действительно, древняя эротология не «исследовала сексуальность» нейрофизиологическими, генетическими, эволюционными и прочими методами, которыми вооружена современная сексология. Но это именно разница методов, а не стадий развития. Сексология, какой она выступила в начале ХХ века и установилась к его концу, – это естественнонаучная дисциплина, близкая к медицине и лежащая на биологическом основании. Не случайно, как отмечается в том же справочнике, «первыми начали систематическое изучение половой жизни врачи, причем начали не с нормальных, а патологических форм».

Сексология с самого начала руководствовалась медицинскими интересами и была направлена на изучение и исцеление болезней и нарушений в развитии сексуальности.

Эротология, напротив, обращалась к норме, к удовольствию и желанию, к творческим, радостным проявлениям эроса. Норма могла трактоваться как угодно широко, включая и то, что позднее, в Средние века, стало считаться отклонением, извращением, дьявольской похотью. Но важно, что мифопоэтически вдохновляемая эротология, в отличие от медицински ориентированной сексологии, исходит из презумпции здоровья, а не болезни в изучаемых явлениях половой жизни.

Еще одна существенная разница.

Как часть широкого комплекса биологических дисциплин, сексология изучает и половую активность животных. Между тем эротология – это гуманитарная дисциплина, которая изучает не сексуальные отношения, а любовь и ревность, желание и наслаждение, соблазн и запрет, страсть и игру как формы человеческого бытия и межличностных отношений.

Разница между сексологией и эротологией – это разница не стадий, а типов науки, разница естествознания и человековедения.

Сексология изучает биологическую, физиологическую и психофизиологическую природу сексуального инстинкта, тогда как эротология – духовно-телесную природу, психокультурную проблематику и условно-знаковые формы любовных отношений. Сексология вписывается в ряд биологических дисциплин, а эротология соседствует и сотрудничает с философией, этикой, эстетикой, психологией, лингвистикой, семиотикой, теорией искусства и другими гуманитарными дисциплинами. Древние трактаты по «искусству любви», как правило, содержат в себе зачаточные элементы и сексологии, и эротологии, которые потом постепенно дифференцируются на протяжении веков. В этих трактатах есть физиологические наблюдения и практические наставления, близкие к медицине, – и одновременно поэтическое и философское постижение человеческой природы, феноменология влечения и наслаждения.


Секс и эрос. Хотеть и желать

Общепринятого разграничения терминов «сексуальное» и «эротическое» не существует, хотя первый чаще указывает на природные аспекты репродуктивного поведения организмов, а второй – на условно-культурные, искусственные, игровые формы половых взаимоотношений, цель которых – не размножение, а удовольствие, психическая разрядка, творческое возбуждение и т.д.3

По известному замечанию Жака Лакана, невозможно раздеть женщину. Раздеть – в смысле достичь «начальной» и «чистой» наготы. Раздетость – это минус одетость, определенное отношение к одежде, которая в данном случае соблазняет своим отсутствием. Все те покровы, которые цивилизация набрасывает на тело, эротика приоткрывает заново, как область запретную и потому вдвойне желанную. Соблазнительность – это и есть двойная желанность, в которой «сексуальное» желание дополняется «эротическим». Без запрета нет соблазна. Если сексуальность – область первичных хотений, «половой жажды и голода», которые требуют скорейшего утоления, то эротика – область соблазнов, которые возникают из запретных механизмов цивилизации и проигрывают весь ее героический и трагический пафос в обратном порядке, как процесс медлительного, колеблющегося, «поступательно-возвратного» разоблачения ее покровов.

Таким образом, имеет смысл различать сексуальность и эротику как половую энергию на входе и на выходе из цивилизации. Сексуальность, так сказать, первична; система запретов и ограничений, налагаемых цивилизацией, вторична; а эротика в этом порядке третична, это уже не нагое и не прикрытое, а раздетое. Эротика отпускает вожжи, натянутые цивилизацией, но не для того, чтобы отпустить человека обратно в природу, а чтобы повести его дальше, в область любовно-телесного творчества. Эротика есть метасексуальное сознание и воображение, которое уводит от тела, чтобы возвращаться к нему в остраненной, но тем более заостренной форме. Всякое прикрытие дразнит как отсроченное наслаждение, как некая прибавочная стоимость в экономии желания. Эрос, как продукт цивилизации, несравненно могущественнее полового инстинкта. Цивилизация есть самовозрастающий эрос, механизм его расширенного воспроизводства через преодоление. Традиции и табу – тот могучий пресс, под давлением которого натуральный сок здорового инстинкта превращается в хмельное вино, которое кружит головы поэтам и завоевателям.


Если сексуальность нуждается в разрядке желаний, то эротика – в самом желании, которое уже несводимо к физическому акту удовлетворения. Различие сексуального и эротического выражается в обыденном языке как разница глаголов «хотеть» и «желать». Сексуальность – это «хочу», эротика – «желаю».

Вот какие примеры на использование этих двух слов приводятся в «Словаре сочетаемости слов русского языка»:

«Хотеть чего: хлеба, молока, сыра/сыру, помидоров, конфет, пряников...

Желать чего: счастья, здоровья, успехов... денег, славы, власти...»4.

Хотение обращено к конкретным предметам, желание – к таким, которых никогда не будет достаточно. Счастье, бессмертие, богатство – все это такие состояния, которые или вообще недостижимы или достижимы настолько, что ими нельзя пресытиться, удовлетвориться, поскольку они содержат в себе источник все новых желаний.

Когда слово «желание» употребляется без определений и уточнений, оно обозначает именно половое желание («им овладело желание»), и в этом самом общем и нормативном значении особенно ясно видно, чем оно отличается от хотения (нужды, потребности). Половой инстинкт у животного не становится желанием. Человеческое желание порождает множество иллюзий, фантазий, отсрочек, символических замен, выражающих его неутолимость. Хотение, удовлетворяясь, остается тем же самым хотением, тогда как желание, удовлетворяясь, ищет новый предмет желания и/или новые способы его удовлетворения. Хотение консервативно, желание революционно. Хотение – это жажда, которая ищет утоления. Желание, напротив, ищет утоления, чтобы еще больше жаждать…


ПРИМЕЧАНИЯ


1 Сексология. Энциклопедический справочник. 3-е изд. – Минск, 1995. – С. 271.

2 См.: The Complete Dictionary of Sexology. New Expanded Edition / еd. R.T. Francoeur. – N. Y.: Continuum, 1995. – Р. 588. При этом сексология разделяется на «генетическую, морфологическую, гормональную, нейрохимическую, фармакологическую... концептивно-контрацептивную... эмбриональную, детскую... гериатрическую...», всего двадцать разделов, из которых лишь один – «социокультурная» сексология (см. там же).

3«”Эротизм” в особенности относится к приятным чувственным стимулам и реакциям, связанным с сексуальным возбуждением, в отличие от сексуального поведения в актах сношения и размножения» (The Complete Dictionary of Sexology. – Р. 191). «Эротика – сложное и хрупкое состояние личности, замешанное на эмоциях, страсти, фантазии, воображении, сексуальности, где наигранное и естественное сплетены в один причудливый узел» (Сексология. – С. 341 – 342). Жорж Батай сопоставляет эротику с трудом и религией, двумя видами деятельности, выводящими человека из царства природы. «Эротизм отличается от животной сексуальной импульсивности тем, что он в принципе, так же, как и труд, есть сознательное преследование цели; эротизм есть сознательное искание сладострастия» (Батай Ж. Слезы Эроса // Танатография Эроса. Жорж Батай и французская мысль середины ХХ века. – СПб.: МИФРИЛ, 1994. – С. 282).

4 Словарь сочетаемости слов русского языка / под ред. П. Денисова, В. Морковкина. – М.: Русский язык, 1983. – С. 155, 647.


ЗЕРКАЛО ЭРОСА





ЩЕГЛОВ, Лев Моисеевич

Доктор медицинских наук, профессор, член-корреспондент Международной академии информатизации (ЮНЕСКО), академик Национальной академии ювенологии


Традиционно сексологию определяют как «область знаний, комплексно изучающую социальные и психологические аспекты взаимоотношений полов, а также физиологию и патологию половой жизни1.

К сожалению, чаще обыденное сознание сводит суть сексологии к заключительной фразе этого определения («… физиология и патология половой жизни»), в то время как именно социально-психологические и культурологические аспекты дают возможность вывести сексологические исследования и рассуждения из медицинских кабинетов в окружающую нас «нормальную» жизнь.

Понятно, что сексуальность соединяет в себе нечто общее, т.е. присущее человеку как биологическому виду и нечто специфическое, частное, определяемое конкретным обществом, эпохой, особенностями культуры.

Культуру чаще определяют как «систему норм и ценностей», «совокупность знаковых систем», «систему продуктов духовного опыта».

Именно культура осуществляет нормативную функцию, наиболее ярко представленную в общественном сознании, идеологии, представлениях о должном поведении в данном конкретном обществе. Эта функция определяет и наличие расхожих мифов и стереотипов, составляющих существенный блок так называемого менталитета.

Во всем многообразии проявления «сексуального» в том или ином обществе можно проследить одну из трех основных тенденций:

  • Государство вводит четкие нормы индивидуального поведения, обеспечивая их соблюдение репрессивными административно-правовыми мерами.

  • Общество само контролирует и сдерживает социально нежелательные аспекты сексуального поведения с помощью профессионального опыта и знаний.

  • Индивид сам может и должен контролировать свое поведение. Главное здесь – личный выбор2.

Особенность сегодняшнего дня в России состоит, в частности, и в постепенном переходе от первого из описанных вариантов ко второму. Третий путь представляется гипотетически возможным в «светлом» будущем.

А что же было в прошлом? Каковы же общеисторические закономерности формирования взаимодействия секса и культуры?

Одним из самых ранних свидетельств на заданную тему являются остатки наскальных изображений, относящихся ко времени задолго до принятого сегодня летоисчисления. Отмечена любопытная деталь наскальных сюжетов: чем знатнее изображаемая фигура охотника (вождь, приближенный), тем более внушительных размеров в изображении представлен фаллос. Символическое значение фаллоса и эрекции (как знака доминирования, господства, иерархии, власти) было раскрыто на новом витке истории в XIX и XX вв. Литературные памятники Древней Индии – Веды и Упанишады – это гимны эротической жизни, сексуальной активности. С языческой откровенностью поэтизируется магия совокупления. Позже, в эпоху буддизма, страсть становится сдержаннее, обогащается внутренний мир влюбленного, углубляются его переживания. Иудаизм впервые проявляет некоторую неоднозначность отношения к сексу. В «Песни песней» Ветхого завета любовь предстает как завораживающая, могучая, стихийная сила. Параллельно с этим в первых пяти книгах Ветхого Завета появляются регламентирующие правила сексуального поведения (запрещается адюльтер, строго осуждается гомосексуальность).

Тема любви в Древней Греции пронизывает бесконечные похождения и интриги богов, где буйная страсть зачастую полностью затмевает осознанное любовное влечение. На заре христианства формируется особое отношение к сексуальности, представлявшее собой смешение взглядов и представлений древних евреев и греков: разграничение между «эросом», или плотской любовью, и «агапе» – любовью духовной, возвышенной. Средневековье ознаменовало коренной перелом в мировосприятии человека. Девственности придается особая мистическая ценность. Единственным оправданием половой жизни человека является прокреативная функция.

В период европейского Средневековья среди высших слоев общества стали возникать новые обычаи, появляется стиль «куртуазной любви». Высокая любовь являет собой как бы средство для очищения от собственной греховности. В это время не случайно появляются и становятся весьма популярными пояса целомудрия, с помощью которых мужья лишали жен физической возможности изменять.

Пришедшее позже Возрождение и не думало подавлять телесность, чувственность, жизнелюбие. Догмы куртуазной любви теряют свою привлекательность. Вершиной Зрелого Возрождения является творчество Шекспира, показавшего неисчерпаемое многообразие любовных переживаний.

Но далее в XVII – XVIII и XIX столетиях нагота и сексуальность вновь становятся неприличными, знаменуя начало Викторианской эпохи.

А был ли секс на Руси? Современные идеологи национал-патриотизма уверяют нас в том, что Древняя Русь отличалась каким-то особым целомудрием, которое разрушали (и продолжают разрушать) циничные инородцы.

Сложность изучения русской сексуально-эротической культуры определяется прежде всего эффективно работающей цензурой, сначала царской, а вслед за ней – советской. В постсоветские времена первые публикации о русской эротической традиции культуре появились в 1991 г. Понятно, что сегодня знания и представления о российской эротической специфике остаются крайне противоречивыми, фрагментарными и спорными. Именно противоречивость является одной из основных характеристик русской сексуальной культуры как на бытовом, так и на глубинно-символическом уровне. Разобщенность, а зачастую – противопоставление телесного и духовного отражаются и в общественном сознании, и в индивидуальном поведении, и в обыденной лексике.

Наше новейшее, советское прошлое пыталось сформулировать определенные «сексуальные» заповеди:

  1. Не должно быть слишком раннего развития половой жизни в среде пролетариата.

  2. Необходимо половое воздержание до брака, а брак должен заключаться лишь в состоянии полной социальной и биологической зрелости (т.е. в возрасте 20 – 25 лет).

  3. Половая связь – лишь как конечное завершение глубокой всесторонней симпатии и привязанности к объекту половой жизни.

  4. Половой акт должен быть лишь конечным звеном в цепи глубоких и сложных переживаний, связывающих в данный момент любящих.

  5. Половой акт не должен часто повторяться.

  6. Не надо часто менять половой объект. Поменьше полового разнообразия.

  7. Любовь должна быть моногамной, моноандрической.

  8. При всяком половом акте всегда надо помнить о возможности зарождения ребенка – и вообще помнить о потомстве.

  9. Половой акт должен строиться по линии классовой, революционно-пролетарской целесообразности. В любовные отношения не должны вноситься элементы флирта, ухаживания, кокетства и прочие методы специального полового завоевания.

  10. Не должно быть ревности.

  11. Не должно быть половых извращений.

  12. Класс в интересах революционной целесообразности имеет право вмешаться в половую жизнь своих сочленов. Половое должно во всем подчиняться классовому, ничем последнему не мешая, во всем его обслуживая3.

Комментарии, как говорится, излишни…

В целом отношение власти к сексу в нашей стране можно условно представить себе в виде пяти этапов.

Первый этап (1917 – 1924) характеризуется резким снижением государственной цензуры, надзора за сексуальным поведением человека, ослаблением института брака, некоторой эмансипацией женщин. Как следствие, этот период сопровождается мощным всплеском числа абортов, ростом проституции и венерических заболеваний.

Второй этап (1924 – 1930) характеризуется началом деэротизации советского общества, поставленной на сугубо классовую, идеологическую основу (см. упомянутую книгу А.Б. Залкинда).

Третий этап (1930 – 1956) связан с укреплением жесткого тоталитаризма, повсеместным контролем государства над частной жизнью человека, отрицанием сексуальных потребностей советского члена общества.

Четвертый этап (1956 – 1986) определяется процессом «оттепели», одряхлением тоталитарной государственной машины и некоторым расширением сферы индивидуальной свободы. Общественное сознание постепенно начинает допускать многовариантность сексуальных переживаний и право личности на индивидуальный выбор.

Пятый этап (с 1986 г. по настоящее время) обусловлен крахом советской власти. Секс выходит из подполья, государственный контроль практически исчезает, человек получает право выбора стиля сексуального поведения. Отмечаются первые, не всегда удачные шаги по формированию сексуальной культуры. В то же время секс вульгаризируется, становится зачастую назойливым и рекламным, существенно коммерциализируется. В обществе фиксируется определенный раскол по глубинным проблемам сексуального поведения.

Что же происходит сегодня?

Сексуальная революция в постсоветской России… Нарастающее повсеместно увеличение разводов… Крах института семьи… сексплуатация

60-е – 70-е годы нашего столетия озарились вспышками молодежных бунтов университетских центров Европы и Северной Америки. Двадцатилетние молодые люди крушили все вокруг, протестуя против фальшивой и лицемерной структуры общества «взрослых». Бизнес, политика, семья и само общество вызывало у них неприятие. В это время прозвучали радикальные призывы разрушить фальшивый институт семьи, где чувства ушли, люди обманывают друг друга, изменяют и т.п. Число разводов было весьма впечатляющим…

Прошло два – три десятилетия. Западное общество пережило кризис, более того, семья становится на сегодняшний день основной ценностью существования человека. Статистика разводов кардинально изменилась к лучшему.

В России о нарастающем вале разводов впервые заговорили в конце 80-х годов. При всей социально-политической и культурной изолированности советского общества от Запада динамика сексуального поведения и семейных установок советских людей в основном и главном была той же, что и за рубежом.

И прежде всего речь шла о глобальном процессе изменения и ломки традиционной системы взаимоотношений полов. Сексизм (т.е. неравноправие полов) становится в западном обществе непопулярным и проявляется все меньше, отношения мужчин и женщин становятся более демократичными во всех сферах общественной и личной жизни, стереотипы мужественности и женственности перестают быть полярными и взаимоисключающими.

Понятно, что существенные изменения претерпевает и институт семьи. Прежде всего, это:

Изменение системы власти

Эту тенденцию можно обозначить как процесс перехода от патриархальной семьи к эгалитарной, т.е. более свободной.

«Нуклеаризация» современной семьи

Речь идет о снижении количества членов семьи. Многоколенные семьи встречаются крайне редко, особенно в городах.

Фактическое исчезновение понятия «многодетность»

Общий показатель плодовитости в СССР 1958 – 1959-х годов с 2,8 детей на одну женщину снизился за 30 лет до 2,1 в Российской Федерации (1988).

За эти годы произошли колоссальные изменения в психологии людей, в их ожиданиях от брака и установках.

В недавнем прошлом семья базировалась на таких, казалось бы, базовых ценностях, как:

Брачность.

Сексуальность.

Репродукция.

Под брачностью чаще понимали определенные, раз и навсегда взятые обязательства по отношению к супругу, как бы возникающую с браком новую родственность. Всегда считалось, что любовные связи скоротечны, а брак вечен. Сегодня мы зачастую видим более прочные, брачные по сути, узы любовников, нежели связи в формально продолжающемся браке.

Сексуальность также была одной из важнейших ценностей брака. Еще недавно, несмотря на то, что и добрачная половая жизнь и внебрачные контакты были всегда, основная часть сексуальной деятельности человека оформлялась в рамках брака. Сейчас ситуация несколько иная. Мы знаем достаточное количество фактов окружающей нас жизни, когда в браке сексуальная жизнь течет крайне монотонно и блекло, в то время как вне брака – достаточно активно.

И, наконец, репродукция, т.е. рождение детей, которое еще недавно рассматривалось как основная функция брака. Давно ли считалось позором и проклятием семьи рождение ребенка вне брака? Доля таких детей среди всех новорожденных составляла десятые доли процента. Сегодня в крупных городах речь идет о 7 – 8 %. Общество не только понимает, но и принимает это явление.

В обществе растет число как разведенных, так и убежденных холостяков. В связи с тем, что личное счастье начинает ставиться выше понятий продолжения рода, союза ради какой-то выгоды и т.п., нарастает количество «проб и ошибок», когда человек не предполагает никаких отрицательных последствий того, чтобы попробовать выйти замуж (жениться) во второй, в третий раз…

Эти изменения и сдвиги в специфике семейно-брачных отношений передаются следующим поколениям. Молодежь, в свою очередь, легко усваивает эти новые ценности и углубляет их в силу того, что сегодня многие полоролевые особенности мальчишечьего и девичьего поведения выравниваются, внешний контроль и давление со стороны мира взрослых ослабевают, и половая жизнь благодаря акселерации начинается раньше.

Возникают новые ценности, скрепляющие институт семьи. Это, прежде всего: адаптация, интимность, автономия.

Под адаптацией понимается то, что чаще описывается термином «совместимость». Понятно, что чем больше в супружеской паре совпадений по уровням совместимости, тем выше адаптация супругов друг к другу.

Под интимностью понимается нечто, известное партнерам (супругам) и неизвестное всем другим, а зачастую скрываемое от них. Так уж повелось в нашем обществе, что под «интимным» чаще всего понимается сексуальное. На самом деле в роли интимного может выступать все, что угодно.

Автономия в браке отражает необходимость для современного человека в психологической свободе, потребность иметь право выбирать и быть выбранным, право экспериментировать и, в случае неудачи, расторгнуть брак.

Понятно, что в силу происходящей смены основных ценностей брака следует ожидать и в ближайшее время достаточно большого количества разводов, но это свидетельствует не о крушении института семьи, а о процессе переориентации ценностей семьи в России конца ХХ – начала ХХI веков.

Что же нас ожидает в ближайшее время? Думается, прежде всего, это:

– Смена прокреационной модели сексуальности (в которой конечной целью секса является прокреация, т.е. рождение детей) на рекреационную («наслажденческую») цель.

– Снижение возраста начала половой жизни как у юношей, так и у девушек, связанное целым рядом как социально-психологических и культурных факторов, так и с акселерацией.

– Отход от многопоколенной семьи к однопоколенной.

– Изменение семейных ролей с ослаблением традиционных патриархальных стилей.

– Индивидуализация сексуального поведения.

– «Сужение сферы запретного» по Д. М. Лихачеву.

– Рост разводов в связи со сменой глубинных ценностей и ориентаций института брака.


Возникновение новой сексуальной культуры – процесс долгий и непростой. Сейчас мы находимся скорее в стадии отрицания и крушения (не всегда оправданного) старых представлений и ценностей. Поэтому вместо появления спокойного и открытого отношения к сексу сейчас мы чаще видим проявление «дикого» секса в вульгаризированном и коммерциализированном варианте. Вульгаризация и назойливость в этой области вызывают разочарование и раздражение, которое консерваторы и клерикалы используют в целях позиционирования себя в качестве истинных «защитников» морали и духовных ценностей.

Сексуальная культура не может возникнуть или измениться сама по себе. Процесс этот происходит только с помощью своеобразных «островков» в науке, искусстве, общественном сознании. Убежден, что представляемая читателю работа выполняет именно эту роль.


ПРИМЕЧАНИЯ

1 См.: Кон И.С. Большая медицинская энциклопедия. – М., 1984. Т. 23. – С. 190.

2 См.: Энгельштейн Л. Ключи от счастья. Секс и поиски путей обновления России на рубеже XIX – XX веков. – М.: ТЕРРА, 1996. – С. 338.

3 См.: Залкинд А.Б. Революция и молодежь. – М., 1924.


Природа любви

ИНИЦИАЦИИ. АФРИКАНСКИЕ РИТУАЛЫ





АНДРЕЕВ, Игорь Леонидович

Доктор философских наук, главный научный сотрудник, Институт философии РАН


Инициация является одним из самых древних, если не древнейшим, обрядом, истоки которого теряются на границе зоологического и социального миров. Обычно ее считают примитивно-жестоким тестом на переносимость сильнейших стрессов, острейшей боли и проявления максимальной выдержки в самых критических ситуациях, своего рода экзаменом на выживаемость в суровых условиях традиционного бытия. Этот ритуальный церемониал выступает мучительным и в то же время одним из самых социально значимых событий в архаическом африканском образе жизни и менталитете.


Сквозь кровь и слезы, чтоб предков ублажить

Известный французский этнолог-африканист Марсель Гриоль каждый год по несколько месяцев жил среди одного из самых загадочных племен Тропической Африки – догонов Мали. В конце концов, он ощутил потребность пройти вместе с их юношами инициацию, чтобы, по словам великого африканского философа и поэта Леопольда Сенгора, «узнать их по-настоящему». Такова магнетически притягательная сила одной из самых ранних и суровых церемоний дистанцирования первобытного человечества от своей альма-матер» – зоологического мира.

Процедура инициации объединяет в себе знаковую половую идентификацию индивида путем искусственного удаления из гениталий физиологических реликтов противоположного пола и провозглашение его социальной зрелости. Она открывает путь к полноправному участию в собраниях – палабрах, мужских или женских союзах, ко всем видам традиционной деятельности, включая создание собственной семьи.

В наши дни обычай инициации распространен во многих странах африканского континента. Там он остается не просто живописно-экзотической картинкой далекого прошлого, а весьма существенной социальной, демографической и психологической проблемой. По данным различных источников, только бессмысленно-жестокой операции клитеродектомии (эксцизии) было подвергнуто от 80 (Всемирная медицинская ассоциация) – 90 (издающийся в ЮАР журнал «Ливинг») до 130 («Эмнисти Интернейшнл») миллионов наших современниц, причем примерно 20 процентов из них умерли от заражения крови, другие подверглись инфицированию СПИДом, сильным стрессам, психологическим травмам.

Всемирная медицинская Ассамблея (Будапешт, 1993) приняла специальное Положение об увечьях женских гениталий (УЖГ). В нем перечисляются различные способы эксцизии от надреза крайней плоти клитора до «обрезания фараона», или удаления клитора и малых половых губ и наиболее характерные виды нанесения вреда здоровью: кровотечение, инфицирование, заражение крови, столбняк, гангрена, сильнейший болевой шок, ужасные рубцы, гинекологические и урологические осложнения и хронические болезни. Ассамблея резко осудила участие врачей в таких процедурах, сделав упор на поддержку образовательных программ. Но профессиональная медицина не может существенно уменьшить вред, наносимый здоровью инициируемых. Поскольку в этом ритуале заложены недоступные европейской логике эстетический момент и этический компонент (иначе возникают затруднения с созданием собственной семьи), то десятки миллионов девушек и юношей, презирая боль и опасность инфицирования СПИДом, идут на риск, минуя медицину. И вот как это выглядит.

«Обнаженные, с телами, вымазанными золой и маниокой, юноши и девушки приближаются, танцуя на ходу. Головы их выбриты, глаза блестят. Юношей поджидает старик, увешанный амулетами и с ножом в руке. Девушек поджидает старуха. Старик и старуха тщательно заточили свои ножи на плоском камне, на который предварительно поплевали. Уже их помощники набрасываются с дубинками на очередного испытуемого, идущего неверной походкой. Ведь ему говорили, что, если он не выдержит даже небольшой боли, его нельзя будет назвать мужчиной и следует, по обычаю, убить. Но страшащиеся самой мысли о смерти, все новые и новые подростки присоединяются к группе неофитов. Кровь, стекая из раны по ногам, при каждом движении пачкает других: испытуемые тесно жмутся друг к другу. Однако полагается делать вид, что тебе совсем не больно. Вот почему они пляшут и поют. Равнодушные к их мучениям, старик и старуха продолжают свое дело. Девочки ждут, танцуя на месте. Старуха приближается к ним, выхватывает одну из танцующих, грубым движением раздвигает ей ноги, сильно сжимает что-то пальцами, оттягивает и отсекает одним ударом ножа и, даже не оглянувшись, бросает назад эти кусочки горячей, кровоточащей плоти, иногда они попадают кому-то в лицо. Упав на землю, они становятся добычей собак».

Так описывает сцену коллективного обрезания и эксцизии в знаменитом романе «Батуала», удостоенном Гонкуровской премии, Рене Маран, антильский негр, уроженец Мартиники, много лет проработавший в странах Западной Африки.

Этот жестокий обряд, совершаемый только один раз в двенадцать лун, венчает длинный ряд испытаний, которым подвергаются с незапамятных времен подростки обоего пола, живущие по традициям первобытного строя. Непосредственно перед ним юноши и девушки два-три месяца обитают обособленно. Ни с кем, кроме наставников, они не общаются, не смеют играть и смеяться, питаются только травами и кореньями, выполняют опасные поручения (пройти в одиночку безлунной ночью через кладбище или сквозь сумеречные джунгли в соседнюю деревню, вбежать в специально подожженную старую хижину и вынести оттуда какие-то предметы, оставленные там «духом» и т.д.). И все это для того, чтобы более основательно сосредоточиться на социальном значении и ответственности перехода в давно манящий мир взрослых.

Все испытания надо пройти мужественно. Не дай Бог, во время обряда дернуться, вскрикнуть от боли, застонать, даже просто ойкнуть. Кара может быть неадекватно жестокой. Есть опасность прослыть неудачником, ндуду, с которым никто не захочет дружить, вступать в брак, заводить детей, даже просто общаться, что обрекает молодого человека на роль отшельника в своих краях, лишенного поддержки и защиты «родного» возрастного класса. Даже когда старик, проводящий инициацию, чтобы усилить впечатление от нее, плюнул на кровоточащую после обрезания рану жеваным перцем пири-пири, юноша – герой романа камерунского писателя Фердинанда Ойоно «Старый негр и медаль» не издал ни звука, боясь опозорить предков. «Неужели ж я допущу, чтоб им было стыдно за своего правнука?! Ведь меня обрезали, и колдун плюнул стручковым перцем на мою рану. А я не плакал», – гордился он собой.

Словом, в 15 – 16 лет (иногда процедура откладывается до 21 года) африканским подросткам предстоит расставание с детством и юностью. Перед ними маячит дверь в мир взрослых. Однако открыть ее не так уж легко. К сожалению, не всем это удается. Апогеем длительного процесса проверки знаний и умений, мужества и терпения испытуемых является процедура инициации. Впрочем, подспудно подготовка к ней начинается еще в детской хижине. Там есть своя возрастная дифференциация, последовательное посвящение (например, пять ступеней в детских союзах малийских бамбара) в новые возрастные группы. Они сопровождаются не только своего рода экзаменом относительно умелости и сметки, но и мини-инициациями: нанесением на лицо и тело шрамов, насечек, татуировок, иных узоров, выбивание или подпиливание резцовых зубов, прокалывание или прорезание мочек ушей и т.п. Может быть, этим и ограничится со временем обряд инициации. Во всяком случае, такой подход более толерантен, нежели прямой административный запрет.

1   2   3   4   5   6   7   8

Похожие:

Презентация Л. М. Щеглов. Основы сексологии: монография. Спб.: изд-ль Грошев А. М., 2010. 336 с. С. Т. Агарков, Е. А. Кащенко. Сексуальность в цивилизации: от пещер до небоскребов (Социогенез сексуальности). iconБюллетень новых поступлений за 2010 год
Агарков, А. П. Управление качеством: Учеб пособие / А. П. Агарков. 3-е изд.; перераб и доп. М.: Дашков и К, 2010. 228 с. Библиогр...
Презентация Л. М. Щеглов. Основы сексологии: монография. Спб.: изд-ль Грошев А. М., 2010. 336 с. С. Т. Агарков, Е. А. Кащенко. Сексуальность в цивилизации: от пещер до небоскребов (Социогенез сексуальности). icon«Основы сексологии»
Г. Ф. Келли. «Основы современно сексологии». Санкт-Петербург, 2000. 896 с.: ил. (Серия «Учебник нового века»)
Презентация Л. М. Щеглов. Основы сексологии: монография. Спб.: изд-ль Грошев А. М., 2010. 336 с. С. Т. Агарков, Е. А. Кащенко. Сексуальность в цивилизации: от пещер до небоскребов (Социогенез сексуальности). iconМонография Издание второе, исправленное
Иванов А. В. Духовно-экологическая цивилизация: устои и перспективы: монография / А. В. Иванов, И. В. Фотиева, М. Ю. Шишин. Изд....
Презентация Л. М. Щеглов. Основы сексологии: монография. Спб.: изд-ль Грошев А. М., 2010. 336 с. С. Т. Агарков, Е. А. Кащенко. Сексуальность в цивилизации: от пещер до небоскребов (Социогенез сексуальности). iconРекламные технологии гендера И. В. Грошев
Грошев Игорь Васильевич кандидат психологических наук, доцент Тамбовского государ- ственного университета им. Г. Р. Державина
Презентация Л. М. Щеглов. Основы сексологии: монография. Спб.: изд-ль Грошев А. М., 2010. 336 с. С. Т. Агарков, Е. А. Кащенко. Сексуальность в цивилизации: от пещер до небоскребов (Социогенез сексуальности). iconИ культурный феномен монография Санкт-Петербург Издательство «Союз» 2006
Г 75 Гражданское образование — педагогический, социальный и культурный феномен: Монография. — Спб.: Изд-во «Союз», 2006. — 167 с
Презентация Л. М. Щеглов. Основы сексологии: монография. Спб.: изд-ль Грошев А. М., 2010. 336 с. С. Т. Агарков, Е. А. Кащенко. Сексуальность в цивилизации: от пещер до небоскребов (Социогенез сексуальности). iconН. А. Вершинина структура педагогики: методология исследования монография
Структура педагогики: Методология исследования. Монография. – Спб.: Ооо изд-во «Лема», 2008. – 313с
Презентация Л. М. Щеглов. Основы сексологии: монография. Спб.: изд-ль Грошев А. М., 2010. 336 с. С. Т. Агарков, Е. А. Кащенко. Сексуальность в цивилизации: от пещер до небоскребов (Социогенез сексуальности). iconМонографии, работы опубликованные в изданиях, рекомендованных ВАК РФ
Бестугин, А. Р. Контроль и диагностирование телекоммуникационных сетей/ А. Р. Бестугин, А. Ф. Богданова, Г. В. Стогов//Монография....
Презентация Л. М. Щеглов. Основы сексологии: монография. Спб.: изд-ль Грошев А. М., 2010. 336 с. С. Т. Агарков, Е. А. Кащенко. Сексуальность в цивилизации: от пещер до небоскребов (Социогенез сексуальности). iconКашаев С. М. Паскаль для школьников. Подготовка к егэ (+ cd-rom) / С. М. Кашаев, Л. В. Шерстнева. 2-е изд
Кашаев С. М. Паскаль для школьников. Подготовка к егэ (+ cd-rom) / С. М. Кашаев, Л. В. Шерстнева. — 2-е изд., перераб и доп. — Спб.:...
Презентация Л. М. Щеглов. Основы сексологии: монография. Спб.: изд-ль Грошев А. М., 2010. 336 с. С. Т. Агарков, Е. А. Кащенко. Сексуальность в цивилизации: от пещер до небоскребов (Социогенез сексуальности). iconВ. Ю. Дианова; рта, Каф упр. М. Изд-во рта, 2010. 90 с
Управление развитием таможенных органов России на принципах маркетинга : монография / В. Ю. Дианова; рта, Каф упр. М. Изд-во рта,...
Презентация Л. М. Щеглов. Основы сексологии: монография. Спб.: изд-ль Грошев А. М., 2010. 336 с. С. Т. Агарков, Е. А. Кащенко. Сексуальность в цивилизации: от пещер до небоскребов (Социогенез сексуальности). iconКаф. Автоматика и телемеханика на железных дорогах
Магнитоакустический мониторинг подъемных сооружений : монография / А. В. Берман, Я. С. Ватулин, С. К. Коровин. Спб. Ом-пресс, 2010....
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница