Институт международных экономических и политических исследований




НазваниеИнститут международных экономических и политических исследований
страница6/18
Дата02.10.2012
Размер2.54 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18

«Работа над ошибками» или созидательная роль государства



Сложившаяся экономическая ситуация усиливает актуальность вопроса об экономических субъектах, способных обеспечить ее кардинальное улучшение, изменив структуру основных воспроизводственных пропорций в интересах оживления инвестиционного процессов в отраслях обрабатывающего сектора российской промышленности. Этот вопрос оставался в центре экономической дискуссии всех пореформенных лет.

Либеральные экономические воззрения, которые определяют содержание экономической трансформации в посткоммунистических странах, естественно, рассматривают частный бизнес в качестве основного субъекта экономического развития, способного решать проблемы стратегического характера. Как уже отмечалось выше, такой подход имеет вполне логичное обоснование, если проблему рассматривать вне конкретных исторических условий. Для формирования экономической политики, адекватной конкретным страновым и временным условиям важно учитывать особенности возникновения и развития бизнеса, которые во многом определяют его мотивацию особенно на начальных этапах экономической трансформации.

Основной негативный результат проведенной в России приватизации заключается в том, что к настоящему времени так и не сформировались хо­зяйст­вую­щие субъекты, способные заменить государство в процессах трансформации вос­произ­вод­­ственного процесса в масштабах национальной эконо­мики. Иными словами, раз­ру­ше­ние адми­нистративно-командной системы со­ветской экономики не было ком­пен­сировано адекватным ростом самоорганизации хозяйственной жизни. Доминирую­щей тенденцией ста­ло воз­раста­ние криминальной самоорганизации экономической жизни.

Ускоренная приватизация законсервировала неконкурентоспособную для условий открытой экономики институциональную структуру российской обрабатывающей промышленности. Такая структура, представленная главным обра­зом отдельными разрозненными предприятиями с непрозрачными отношениями собственности, не позволяет осу­ще­ствлять в необходимых мас­ш­табах централизацию инвестиционного и научно-технического потенциала для реализации широкомасштабной модернизации капиталоемких отраслей и не способна обеспечить необходимый уровень конкурентоспособ­ности подавляющего большинства отечественных производств, по сравнению с веду­щи­ми зарубежными отраслевыми корпорациями, интегрированными в транснациональные финансово-промышленные группы. В результате в отраслях обрабатывающего сектора промышленности от отраслевой сверхцентрализации советского периода Россия скатилась к домонополистическим формам организации промышленного производства, доба­вив к технологической неконкурентоспособности институционально-управленческую.

В результате, в России сложился хронический кризис управления на микроуровне экономики. Сутью такого кризиса остается (как и в советское время) отсутствие мотивов эффективного управления имуществом и ресурсами. Произошед­шая в результате массовой приватизации формальная смена отношений собственности не подкреплена реальными механизмами экономической ответственности, ко­торые обес­печивали бы стремление хозяйствующих субъектов к повышению эффек­тив­ности и долгосрочному развитию предпринимательской деятельности в реальном секторе эко­но­мики. Отношения собственности оказались неурегулированными и соци­­ально не­оп­ределенными. Частная собственность не приобрела важнейшего признака — способности к воспроизводству за счет собственных ресур­сов. Значительное число «частных» экономических субъек­тов фиктивны или искусственны. Они ориентированы на получение доступа к всевозможным льго­там, бюджетным средствам и их «прокручиванию», что и составляет экономическую основу тотальной коррупции. Трудно рассчитывать, что такие хозяйственные структуры способны выступить лидерами глубокой модернизации национальной экономики.

Ситуация осложняется и кризисом экономического управления на макроуровне, который проявился в стойкой неспособности руководства страны сформировать и предложить обществу конструктивные цели эффективных эко­но­ми­че­­ских преобразований и осуществлять адекватные этим целям меры экономической поли­тики. Примером такой неспособности может служить «дискуссия» об использовании «стабилизационного фонда», «отсутствие достойных проектов» для государственного инвестиционного фонда и тому подобная аргументация против активизации инвестиционной госполитики.

В этой связи для современной России в качестве первоочередной должна рассматриваться задача преодоления кризиса управления в экономике в широком смысле, как процесса восстановления управляемости основными структурными и воспроизводственными процессами, с целью устранения структурных перекосов, о которых уже говорилось выше.

В свою очередь это потребует решение двух блоков задач, каждый из которых носит фундаментальный характер. Первый блок включает:

  • определение конкретных направлений формирования перспективной структуры национального хозяйства на долгосрочный и среднесрочный периоды, формирование приоритетных структурообразующих инвестиционных проектов на среднесрочный период;

  • реструктуризацию отраслей общего машиностроения, наукоемкого машиностроения и отраслей оборонно-промышленного комплекса с целью формирования промышленно-финансовых комплексов, конкурентных для экспансии на глобальных рынках соответствующих продуктов и услуг;

  • формирование эффективной национальной инновационной системы, как основы для обеспечения национальной конкурентоспособности в прорывных направлениях технологического развития.

Второй блок задач направлен на преодоление кризиса управления на микроуровне экономики, нацелен на создание благо­приятной среды для эффективной хозяйственной деятельности и предполагает, прежде всего, формирование мотивации для эффективного управления имуще­ством и наращивания производственного потенциала при его постоянном качественном совершенствовании.

Для современных российских условий это предполагает:

  • изменение вектора финансовой политики в направлении полномасштабного финансового обеспечения инвестиционной деятельности и реального хозяйственного оборота;

  • обеспечение прозрачности формирования затрат и финансовых результатов, преодоление ценовых диспропорций как необходимого условия для выравнивания условий хозяйственной деятельности в различных отраслях национального хозяйства и межотраслевого перелива капитала;

  • формирование экономически обоснованного уровня оплаты труда в различных секторах экономики как необходимого условия развития внутреннего рынка.

  • формирование прозрачной контрактной системы государственных закупок.

В этой связи, роль российского государства в экономике должна рассматриваться не в идеологическом (и политэкономическом) аспектах, как это происходит в современной России, а в практическом плане, применительно к решению конкретных задач национальной модернизации. Оно вынуждено взять на себя функции, которые пока еще не способны выполнять отечественные бизнес структуры. Как отмечалось выше, такая ситуация далеко не уникальна в историческом аспекте. Разумеется, что в основе такой государственной политики лежал моральный выбор правящей элиты на проведение глубокой модернизации национального хозяйства, как необходимого условия преодоления экономического отставания.

Иными словами роль государства в таких условиях заключается не в подмене бизнес - структур, а в решении принципиальных проблем, призванных сформировать качественно иную мотивацию экономической деятельности, обеспечивающих переориентации общего вектора экономической политики с проведения идеологизированных экономических реформ, принявших перманентный характер, на решение назревших задач социально-экономического развития и экономического роста.

С точки зрения оживления собственно инвестиционного процесса принципиальное значение имеют две проблемы –– определение направлений структурной модернизации производственного потенциала страны и ресурсного обеспечения экономического роста в соответствии с выбранными приоритетами.

Экономическое развитие и глубокая модернизация национального хозяйства на основе диверсификации отраслевой структуры, как правило, предполагают реализацию крупных проектов, способных оказывать заметное влияние на отраслевую структуру национального хозяйства. Выбор таких проектов, как и любых экономических решений, связан с экономическими рисками. Либеральная экономическая теория считает, что частный инвестор, рискуя собственным капиталом способен делать более обоснованные решения по инвестированию. Логически это трудно опровергнуть.

Однако если рассматривать современный капитализм, основу которого составляет акционерный капитал, то, как известно с середины прошлого века происходит активное разделение капитала–собственности и капитала - функции. Решение об инвестициях в крупных корпорациях принимают наемные менеджеры, которые несут ответственность перед акционерами, но не собственным капиталом, а в худшем случае руководящем местом, которое, разумеется, связано с потерей доходов. В этом смысле, положение и характер ответственности наемных управленцев в частных корпорациях принципиально не отличается от положения управленцев государственных предприятий и служащих государственных институтов. В то же время, и это важно, государство в лице соответствующих институтов обладает существенно большими возможностями для аналитической и экспертной проработки инвестиционных проектов, привлечения самого широкого круга квалифицированных независимых экспертов для принятия обоснованных решений и снижения рисков. Другой вопрос –– насколько удачно оно реализует эту возможность. Выбор же направлений экономической модернизации представляет собой многоуровневый и итеративный процесс.

К настоящему времени в мире сложилась достаточно обширная практика выработки технологий отбора, как перспективных направлений структурной модернизации национального хозяйства, так и наиболее эффективных проектов в рамках отраслевых стратегий. В этом плане заслуживает внимание опыт послевоенной Японии, Южной Кореи, Тайваня, Малайзии.

Как правило, направления модернизации национального хозяйства выявятся в ходе формирования долгосрочной стратегии с четким опре­делением целей национально-государственного развития и экономической политики государства. В свою очередь, такая стратегия является основой разработки среднесрочных (3-5 лет) индикативных планов и программ развития страны и важнейших секторов национальной экономики как основного инструмента формирования структурной, инвестиционной, эмиссионной и внешнеэкономической политики.

Основной задачей индикативного планирования является обоснование среднесрочных и долгосрочных приоритетов национального экономического развития в отрас­левом и региональном аспектах и разработка мер денежно-кредитной и инвес­тиционной политики, обеспечивающих необходимую ресурсную поддержку их реа­ли­­зации. В отличие от советского директивного планирования, такие планы не носят всеох­ва­тывающего характера и не нацелены на обеспечение административного перераспре­деления имеющих производственных ресурсов. Такие планы предполагают поддержания достаточно конкурентной среды хозяйствующих субъектов, в которой на кон­курс­ной основе будет осуществляться распределение инвестиционных ресурсов под выбранные приоритеты.

Индикативные планы конкретизируются в систему увязанных по ресурсам программ развития в различных секторах национального хозяйства. В рамках таких программ на конкурсной основе могут формироваться конкретные проекты, экономическая поддержка которых осуществляется из­вест­ным в мировой практике набором мер кредитной и налоговой политики государства. Следует отметить, что как разработка самой стратегии, таки оценка и выбор проектов могут осуществляться с широким привлечением независимого экспертного сообщества. В Японии, например, эта деятельность осуществлялась на основе Министерства промышленности и торговли (МИТИ) с привлечением отраслевых ассоциаций и научного экспертного сообщества из ведущих университетов и исследовательских центров страны.

Реализация таких программ осуществляется на конкурсной основе в рамках частно-государственного партнерства, когда частным корпорациям выделяются льготные инвестиционные кредиты под низкий процент и на длительный срок. Финансирование государством выбранных проектов может составлять до половины стоимости проекта. Кредиты выделяются через государственные институты (банки) развития минуя прямое бюджетное финансирование по схеме традиционной кредитной эмиссии. Э0ффективность политики обеспечивалась как за счет широкого привлечения экспертного сообщества, так и жесткого банковского контроля за целевым использованием выделенных кредитных ресурсов. Это и составляет основу частно-государственного партнерства, о котором так модно говорить у нас в последнее время.

Говоря о возможных направлениях и структурном наполнении экономического роста в России, необходимо иметь достаточно реальные представления о возможных ресурсах, прежде всего финансовых, для реализации выбранной стратегии роста. В настоящее время успешная реализация мер по финансированию структурной модернизации российской экономики возможна только при формировании адекватных общеэкономических условий и опираться, прежде всего, на собственные ресурсы.

В современных российских реалиях это должны быть меры, обеспечивающие нормализацию денежного обращения, преодоление нехватки кредитных ресурсов и привязки эмиссионного процесса к обслуживанию воспроизводственного процесса в отраслях обрабатывающей промышленности, ориентированных на экономический рост.

  • В части денежно-кредитной политики это потребует перейти от формального планирования прироста денежной массы к эмиссионной политике, ориентированной на:

  • поддержание предложения денег на уровне достаточном для кредитного обеспечения инвестиционной деятельности в отраслях обрабатывающего сектора;

  • поддержание процентной ставки дающей возможность обеспечивать производственные инвестиции и пополнять оборотные средства предприятий;

  • вытеснение иностранной валюты из внутреннего платежного оборота.

Оздоровление платежной системы и переориентация параметров эмиссионной политики на потребности структурной модернизации, а также имеющиеся реальные ресурсы позволят сформировать механизмы финансирования экономического роста, как за счет внутренних ресурсов, так и привлечения внешних источников финансирования под конкретные проекты.

Важнейшей мерой общеэкономического характера, направленной на восстановление нормальных воспроизводственных условий в отраслях обрабатывающей промышленности, должен стать переход к активной ценовой политике, ориентированной на формирование нормальных воспроизводственных условий в отраслях ТЭК, АПК, машиностроении, жилищном комплексе; улучшение финансового положения предприятий производственной сферы, расширение налоговой базы и преодоление ценовых диспропорций между отдельными секторами экономики.

Заниженная по сравнению с реальными масштабами экономической активности и имеющимся экономическим потенциалом оценка трудового фактора выступает необоснованным ограничителем покупательной способности широких слоев населения, что угнетающе действует на состояние платежеспособного спроса и экономическую конъюнктуру в целом. Приведение заработной платы как цены основного производственного ресурса в соответствие с имеющимися макроэкономическими условиями должно способствовать расширению внутреннего рынка и вовлечению в хозяйственный оборот имеющихся и незадействованных промышленных мощностей. Приведение заработной платы в соответствие с реальными возможностями экономики позволит в короткие сроки провести реформирование основных секторов социальной сферы: жилищно-коммунального хозяйства, пенсионной системы, медицинского страхования.

В заключении отметим, что решение перечисленных задач предполагает проведение глубокого структурного реформирования различных секторов национального хозяйства, в условиях слабой созидательной мотивации значительной части крупного российского бизнеса неспособного осуществлять масштабные структуроформирующие инвестиции. В таких условиях роль государства как важнейшего субъекта экономических преобразований должна оставаться определяющей в течение всего этапа модернизации (15-20 лет).

По мере успешного проведения технологической и структурной модернизации национального хозяйства, вызревания хозяйствующих субъектов, конкурентноспособных на глобальных товарных и финансовых рынках, роль государства как основного организующего субъекта экономического развития будет снижаться, а роль рыночной самоорганизации возрастать.

Но это будет уже принципиально другой вызов для экономической политики.

Л.З. Зевин

НЕОБХОДИМО РАЗУМНО СОЧЕТАТЬ ЧАСТНЫЕ И ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ИНВЕСТИЦИИ


Очень приятно, что дискуссия на «круглом столе» не испытала на себе чрезмерного давления идеологических стереотипов, и участники не разделились жестко на сторонников той или иной модели инвестирования в современной России (частного или государственного). При наличии разногласий мы, как мне кажется, пришли к пониманию, что в сложных условиях современной России, где после распада Советского союза образовались огромные «прорехи» в народнохозяйственном комплексе, которые до настоящего времени не восполнены, а отставание от развитых стран усиливается, проблема мобилизации всего инвестиционного потенциала приобретает едва ли не первостепенное значение. В подобной ситуации занять крайнюю позицию - неважно «частника» или «государственника» означает лишить страну весьма существенной части инвестиционного потенциала.

Спор, какие инвестиции более эффективны - частные или государственные - вне временных рамок и анализа состояния экономики страны (спад, подъем, кризис, послевоенное восстановление и т.д. и т.п.) вообще бессмыслен. Никто не спорит, что в классической теории, при нормальной равновесной ситуации в экономике доминируют частные инвестиции, и инвестиционное вмешательство государства поэтому не нужно, и не эффективно. Но что делать, когда равновесие серьезно нарушено и необходима мобилизация государства для решения задач, связанных с выживанием страны, решением важнейших социальных проблем, укреплением позиций в мировом хозяйстве, осуществлением очередного технологического прорыва? На мой взгляд, история дала на этот вопрос весьма недвусмысленный ответ.

В критических ситуациях, на переломах истории государство обязано не только создавать благоприятные условия для осуществления бизнесом инвестиций, но и само активно участвовать в этом процессе. Об этом свидетельствует опыт многих стран.

1. Великая депрессия 1929-1933 гг. Президент США Ф. Рузвельт - твердый сторонник частной инициативы вообще и в инвестиционной сфере в частности - для вывода страны из кризиса принимает программу «New Deal», где государство не только взяло на себя функции регулятора экономических процессов после «провала рынка», но и активно участвовало в инвестиционной деятельности.

2. После Второй мировой войны мне довелось несколько лет работать в Советской Военной Администрации в Германии и стать свидетелем процесса восстановления хозяйства в обеих зонах страны. И в Восточной и в Западной зоне при принципиально разных подходах Военных администраций широко использовалось государственное регулирование и инвестиционная деятельность, субъектами которой выступали военные администрации, а ресурсы (инвестиции) поставлялись через план Маршалла на Западе и советскую помощь - на Восток.

3. Первые послевоенные годы в Японии Военная администрация США фактически занималась реорганизацией экономики, направляя финансовые ресурсы на изменение экономической структуры страны. Не случайно, что именно в послевоенный период положения теории Кейнса получили столь широкое распространение.

4. Бурное вхождение в мировую экономику «азиатских тигров» осуществлялось при активном участии государства, которое не только диктовало бизнесу направления формы развития, но и активно участвовало в инвестиционной деятельности.

5. Феноменальный успех Китая связан как с регулирующей ролью государства, так и с его ролью в инвестициях в экономику, особенно, на начальных этапах прорыва, а позже поиском оптимальных форм сотрудничества частного и государственного бизнеса.

6. Индия шла к возрождению отличным от Китая путем, но и здесь подходы на разных этапах были различными. Я примерно 30 лет занимался экономическими отношениями Советского Союза и Индии. Советская помощь в Индии, как и многих других стран, осуществлялась через государственный сектор. Критики утверждали, что в ней была довольно высокая социальная составляющая по сравнению с частными инвестициями. Но в 1960-х годах в Индии производилось 13 кг стали на душу населения, отсутствовало тяжелое и энергетическое машиностроение, нефте- и газодобыча и переработка, другие базовые отрасли. Правительство Индии, создав эти базовые отрасли в государственном секторе, дало старт ускоренному развитию частного сектора, позволило Индии стать центром экономической мощи в Южной Азии. Можно ли упрекать госсектор за расточительность, если частный бизнес не хотел и не мог в то время инвестировать в базовые отрасли? Кстати, ряд государственных предприятий, несмотря на крупные социальные и инфраструктурные расходы, имел лучшие показатели эффективности по сравнению с частными (металлургия, нефте- и газодобыча, машиностроение), но очень часто в то время в стране просто не существовало объекта для сравнения.

Приведенные примеры, как мне кажется, дают достаточно оснований для определенных выводов. Во-первых, в своем развитии многие (может быть и все?) государства проходят стадии, когда им необходимо осуществлять государственное инвестирование для исправления «провалов рынка». Преодоления чрезвычайных ситуаций, осуществления технологического прорыва.

Во-вторых, по мере выхода на траекторию, близкую к равновесной, происходит ослабление и даже прекращение государственно-инвестиционной деятельности, кроме обслуживания некоторых чисто государственных функций.

В-третьих, особенностью постиндустриальной эпохи является широкое применение высоких технологий, путь к освоению которых лежит через развитие образования, науки, повышение качества рабочей силы и менеджмента, что в свою очередь требует вложений в человеческий капитал - образование, здравоохранение, повышение уровня благосостояния и т.п. Как известно, это сферы, которые традиционно инвестирует государство. В то же время постиндустриальная экономика вынуждает бизнес повернуться лицом к этим сферам, что открывает возможности увеличить объем инвестиций, осуществлять их на условиях партнерства государства и бизнеса.

В-четвертых, глобализация приносит с собой новые вызовы человечеству: исчерпание невосполнимых ресурсов, сохранение недопустимо высокого разрыва между развитыми и развивающимися странами, бедность, эпидемии и пандемии, международный терроризм, наркоторговля. Ответ на эти вызовы требует совместных действий многих стран, разработки и реализации крупнейших международных проектов, которые финансирует, прежде всего, государство.

Даже в чисто экономических мегопроектах, где главным игроком остается бизнес, неизбежно участие в той или иной мере государственных структур. В качестве примера приведу нефтепровод Баку-Тбилиси-Джейхан: основными инвесторами были международные нефтяные компании. Для обеспечения безопасности маршрута потребовались государственные инвестиции. Такие инвестиции могут принимать форму экономической и военной помощи, гуманитарной помощи, военного сотрудничества и т.п., но по содержанию они являются частью экономического проекта.

Несколько слов о феномене России в контексте рассматриваемой проблемы. Страна подошла к завершению трансформационного периода и приступила к формированию экономического комплекса, адекватного требованиям глобализации и формирующегося постиндустриального уклада. Трансформационный период 1990-х годов сопровождался деиндустриализацией, практическим отсутствием инвестиций в промышленность (может быть, за исключением краткого периода деятельности правительства во главе с Е. Примаковым). Некоторое оживление экономической жизни, включая инвестиционную деятельность, пока не вывело страну на уровень, с которого Россия начинала реформы.

Необходимы огромные инвестиции для формирования современной экономики и преодоления многообразной разбалансированности экономики, угрожающей ее целостности. По самым скромным подсчетам, стране необходимо, как минимум, инвестировать 100 млрд. долл. в год в течение двух десятилетий. Пока инвестиции идут в основном из собственных средств предприятий, что крайне недостаточно. Страна купается в деньгах, но позиция экономического сектора правительства по-прежнему базируется на положениях теории, верной по отношению к нормально функционирующей экономической системе, близкой к равновесному состоянию и в силу этого способной к саморегулированию. Экономика же России бесконечно далека от такого состояния. Приведу только несколько примеров:

1. Сложившаяся система отношений фактически выводит Дальневосточный регион из экономической системы страны. Будет в этой ситуации отечественный инвестор вкладывать деньги в этот регион? Массовый же приток иностранных инвестиций без изменения сложившейся ситуации окончательно «уведет» регион из экономической системы страны. В данном случае речь идет не только о вложениях в региональную экономику, но и о сохранении российского государства, и критерием эффективности здесь является именно достижение этой комплексной цели.

Опасность бездействия государства видят и аналитики Запада. Так, ответственный сотрудник Совета национальной безопасности США Т. Грэхем пишет по этому поводу: «Догматическое применение радикальных рыночных реформ может привести к потере Россией ее дальневосточного региона»1.

2. На Северном Кавказе сложилось критическое положение, угрожающее полной анархией и развалом. Обнищание, массовая безработица и вызванная этим радикализация недовольства и обострение межэтнических конфликтов. На «усмирение» региона тратятся огромные средства, но силовые подходы не решают проблемы. Нужны инвестиции в экономику, создание рабочих мест, решение первоочередных социальных проблем.

Хочет и может ли частный инвестор в сжатые сроки решить эти проблемы? А промедление грозит взрывом. Имея огромные золотовалютные резервы и Стабфонд, не попытаться изменить ситуацию, в т. ч. путем государственного инвестирования, было бы трагической ошибкой.

3. Одним из сдерживающих факторов развития российской экономики является неразвитая транспортная система. Эта проблема имеет и внешний аспект: развитие российской транспортной инфраструктуры по направлениям «Запад-Восток» и «Север-Юг» может стать источником крупных доходов за счет роста международного транзита. Похоже, в вопросе о вложении госсредств в транспортную инфраструктуру в позиции правительства произошли определенные сдвиги, что остается только приветствовать.

Эти примеры можно продолжить, но уже становится ясным, что в перспективе 10-15 лет государству, для достижения статуса не просто «великой державы», а «великой экономической державы» придется, всячески поощряя рост частных инвестиций, самому участвовать в инвестиционном процессе в т. ч. на основе инвестиционного партнерства с бизнесом.

Таким образом, в конкретных условиях современной России, многих развивающихся стран проблема заключается не в выборе одного из двух противоположных и взаимоисключающих подходов, а в поиске оптимального их соотношения, форм и методов партнерства для успешного решения стратегических задач. При этом поиск следует вести с четким пониманием, что по мере решения неотложных проблем, формирования жизнеспособного национального экономического комплекса инвестиционный процесс будет принимать все более четкие очертания - бизнес и государство займут ниши, характерные для нормально функционирующего рыночного хозяйства.

Любский М.С.


ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ИНВЕСТИЦИИ В РОССИИ: ЛУЧШЕ ПОЗДНО, ЧЕМ НИКОГДА



Россия переживает переломный момент, суть которого состоит в том, что уже не терпит отлагательства изменение парадигмы экономического развития – переход от топливно-сырьевой модели к инновационной на основе внедрения современных высоких технологий. Решение этой ключевой системной проблемы российской трансформации во многом зависит от объема и эффективности инвестиций в НИОКР, обновления основных фондов, подготовки квалифицированных специалистов и рабочих. При этом очевидно, важную роль должны сыграть государственные инвестиции.

Проблема активизации деятельности государства в инвестиционной сфере прямо связана с фундаментальной проблемой участия государства в переходной экономике вообще и российской, в частности, и отношением к этому руководства страны.

Российские ученые предупреждали и предупреждают о серьезной опасности неолиберального авантюризма при проведении реформ, подчеркивая жизненную необходимость кардинального изменения отношения к роли государства в переходной экономике. О.Т.Богомолов пишет: «Как можно судить на основании международного опыта, ключевой предпосылкой относительно успешного и менее болезненного реформирования экономики является участие в этом деле государства».2 И далее: «Без сильного и авторитетного государства российские рыночные реформы неизбежно приобретают уродливый, нецивилизованный характер».3 При этом имеется в виду, что государство не ограничивается только установлением и обеспечением соблюдения правил рыночных отношений. Государство не может эффективно выполнять свои функции, не имея в своем распоряжении необходимых правовых рычагов, материальных активов и финансовых средств, обеспечивающих возможность институциональных реформ, проведения активной структурной и промышленной политики.

Польский экономист Г. Колодко справедливо считает, что в переходных экономиках активную роль государства следует определить заново: «Государство должно выполнять пять принципиальных функций, которые не могут выполнить рынок и частный сектор. Эти функции имеют отношение к законодательной базе, к рамкам макроэкономической политики, к вложениям в базовые социальные службы, в человеческий капитал и инфраструктуру, к всеобъемлющей системе безопасности для общества и к охране окружающей среды». 4

Опыт осуществления трансформации в передовых странах ЦВЕ убедительно подтверждает устойчивую причинно-следственную связь между степенью участия государства в перераспределении национального дохода и повышением темпов экономического роста (эта связь, характерная для развитых стран, особенно очевидна и существенна в трансформирующихся странах). В этом легко убедиться, сравнив долю государственных расходов в ВВП в государствах ЦВЕ с положительной (Польша, Венгрия, Словения) и отрицательной (Болгария, Румыния) экономической динамикой. В первой группе стран этот показатель в конце 1990-х годов находился в пределах 45-50%, во второй он составлял 25-35%. В России он был примерно равен 24%.

Р. Гринберг справедливо обращает внимание на то, что при оценке благотворного влияния государства на экономику при выводе ее на траекторию устойчивого роста следует учитывать не только необходимость сохранения достаточно значительных бюджетных расходов, но и то, что «принципиальное значение имеет структура расходов». Он также отмечает, что «в межстрановых сопоставлениях мы сталкиваемся, по-видимому, с отнюдь не случайным совпадением положительной хозяйственной динамики в той или иной стране с относительно крупными государственными расходами на образование и науку» 5.

События последних двух лет свидетельствуют о том, что отношения российского руководства к роли государства в экономике и к государственным инвестициям начинает несколько меняться. Сейчас можно выделить три основных направления инвестирования государственных средств: федеральные инвестиционные программы, приоритетные национальные проекты, особые экономические зоны (ОЗС). Заметим, что за годы реформ не было реализовано ни одной государственной инвестиционной программы. В правительственный перечень 2006 г. включена 51 федеральная целевая программа (ФЦП), на что российское правительство выделит 340 млрд. руб. это почти на треть больше, чем в 2005 г. Реализация федеральной адресной инвестиционной программы потребует еще около 300 млрд. руб. (в 2005 г. – 218 млрд. руб.). В итоге инвестиционные расходы правительство в 2006 г. составят 11,2% всех бюджетных расходов по сравнению с 7,8% в 2003 г. Приоритетные направления ФЦП – реформа образования и судебной системы, реформа ЖКХ, модернизация транспорта, а также ряд инновационных программ.6

В конце октября на заседании правительства министры отчитывались о своей готовности реализовывать так называемые «Приоритетные национальные проекты». На них по специальному указанию президента выделено 134,5 млрд. руб. Эти средства будут вложены в ускоренное развитие сельского хозяйства, образование, здравоохранение и жилье.7

В ближайшие годы в России будет создано около 10 ОЭЗ. Речь идет о зонах двух типов – промышленно-производственных и технико-внедренческих. На их территории будет действовать режим свободной таможенной зоны, т.е. иностранные товары не будут облагаться пошлинами и НДС. Для компаний, действующих в ОЭЗ, ставка единого социального налога будет снижена с 26% до 14%.

При осуществлении этих довольно амбициозных намерений центральным является вопрос финансирования. Главная проблема состоит в целевом и эффективном использовании средств. Наше правительство пока не знает, что делать с «избыточными» валютными и рублевыми средствами государственной казны. При этом оно опасается всплеска инфляции и падения цен на нефть, для смягчения последствий которого потребуется эта «заначка». Почему-то, например, в Японии никого не волнует проблема использования 700 млрд. долларов валютных резервов (которые в 4 с лишним раза больше наших при населении, меньшем, чем в России).

Обычно противники государственных инвестиций выдвигают два аргумента в обоснование своей точки зрения. Первый аргумент состоит в том, что государственные инвестиции не имеют смысла, т.к. все деньги все равно разворуют. Однако никто не предлагает, чтобы этими деньгами распоряжалась исполнительная власть. Можно создать попечительский совет из представителей российского бизнеса, международных экспертов, чтобы обеспечить нормальную процедуру конкурсного отбора инвестиционных проектов и контроль за использованием денег. В то же время необходимо принять закон об обязательствах власти и ответственности за ее решения. В нем следует четко прописать те показатели, за обеспечение которых чиновник несет персональную ответственность, вплоть до уголовной. Второй аргумент совершенно несостоятельный. Он заключается в том, что в России якобы нет выгодных инвестиционных проектов. Однако данные о заимствованиях российских компаний за рубежом говорят о том, что таких проектов очень много. За последние полтора года долги российских корпораций (без учета банков) возросли с 55,1 до 92,6 млрд. долл. (за это же время государственный внешний долг сократился с 98,2 до 85,3 млрд. долл.).8

Один из вариантов механизма использования «лишних» денег для финансирования инвестиций предлагает А.Некипелов. Он пишет: «Речь идет о сугубо коммерческом варианте решения задачи. Он может выглядеть так. Центральный банк создает 100-процентную «дочку», капитализирует ее из своих избыточных резервов. Функции «дочки» в том, чтобы на сугубо коммерческой основе предоставлять долгосрочные кредиты под реальные проекты модернизации хозяйственным субъектам.

Подчеркну, кредиты не рублевые, а валютные, исключительно на цели импорта. Соответственно процентная ставка по этим кредитам будет той, которая сложится на рынке, но она, наверное, будет достаточно низкой».9

Таким образом, в России есть все возможности для эффективного вложения накопленных финансовых ресурсов (профицит бюджета, золотовалютные резервы, стабилизационный фонд) в модернизацию экономики, обеспечение ее устойчивого роста на основе новейших технологий. Все будет зависеть от политической воли и стремления всех ветвей власти к достижению этих жизненно важных целей.

А.М. Либман

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18

Похожие:

Институт международных экономических и политических исследований iconРоссийская Академия Наук институт международных экономических и политических исследований центр азиатских исследований
Работа включена в план приоритетных исследований имэпи ран на 2004-2006 гг. (Тема 2)
Институт международных экономических и политических исследований iconИнститут международных экономических и политических исследований
«поставщиками» трудовых мигрантов – Азербайджана, Армении, Молдавии, Таджикистана, Узбекистана, Вьетнама, Китая. Большинство из участников...
Институт международных экономических и политических исследований iconСекция 7
Ведущий заседания – рязанцев сергей Васильевич, доктор экономических наук, профессор, Институт социально-политических исследований...
Институт международных экономических и политических исследований iconЛесопромышленный комплекс россии: проблемы и перспективы участия в международных экономических отношениях
Диссертационная работа выполнена в Дипломатической академии Министерства иностранных дел Российской Федерации на кафедре мировой...
Институт международных экономических и политических исследований iconПрограмма дисциплины «Экономическая дипломатия»
Международных отношений в области дипломатии, фокусируясь на специфике дипломатических способов и методов реализации государственных...
Институт международных экономических и политических исследований iconИсследование социально-экономических и политических процессов
Лавриненко В. Н., Путилова Л. М. Исследование социально-экономических и политических процессов: учебное пособие. – М.: Вузовский...
Институт международных экономических и политических исследований iconМеждународный институт гуманитарно-политических исследований (игпи)
В настоящем издании представлены результаты исследования “Реформа местного самоуправления в
Институт международных экономических и политических исследований iconСоциальные механизмы управления организационными конфликтами
Ведущая организация: Институт социально-политических исследований Российской академии наук
Институт международных экономических и политических исследований iconДоклады Центра эмпирических политических исследований спбгу издаются с 2000 года Выпуск 4
Центра эмпирических политических исследований (цэпи) философского факультета Санкт-Петербургского государственного университета....
Институт международных экономических и политических исследований iconДоклады Центра эмпирических политических исследований спбгу издаются с 2000 года Выпуск 5
Центра эмпирических политических исследований (цэпи) философского факультета Санкт-Петербургского государственного университета....
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница