Заключение экспертной комиссии общественной экологической экспертизы




НазваниеЗаключение экспертной комиссии общественной экологической экспертизы
страница9/9
Дата01.10.2012
Размер1.14 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9
8.1. По мнению экспертов, выбор трассы трубопровода нужно сделать с обязательным учетом экономической оценки всех возможных аварийных сценариев по двум вариантам трассы (участков потенциальных аварий на каждом из вариантов трасс достаточно много). Предварительно можно только предположить, что в пределах южного варианта трассы – на Пригородное – в перспективе возможны проблемы при эксплуатации трубопровода в периоды активизации недалеко расположенного от трассы Пугачевского грязевого вулкана. Также, здесь повышен экологический риск возможного загрязнения подземных вод в случае аварий (показателем может служить широкое развитие минеральных источников). В варианте трассы БКП «Чайво»р – Де-Кастри более предпочтителен второстепенный вариант на участке в пределах дельты р.Уанга. Целесообразно рассмотреть возможность переноса трассы еще более к северу, что должно сократить количество проблемных участков на трубопроводе. Наиболее серьезные опасения, в смысле большого риска порывов трубы, вызывает морская часть нефтепровода, пересекающая пролив Невельского.

8.2. Исходя из того, что согласно проекта «Сахалин-2», планирующиеся газо- и нефтепроводы должны пройти по трассе на «Пригородное», было бы разумно совместить транспортировку нефти по проектам «Сахалин-1» и «Сахалин-2» в одном нефтепроводе. Экономические преимущества такой кооперации более чем очевидны. Кроме того, объединение усилий двух компаний облегчит использование наилучших технологий, позволит лучше следить за техническим состоянием трубопроводов и более оперативно и эффективно осуществлять защитные и ликвидационные мероприятия в случае аварий. Выбор трассы нефтепровода по варианту «Пригородное» исключает сомнения по поводу опасных танкерных перевозок нефти по Татарскому проливу, снимает опасность очень вероятных порывов нефтепровода в пределах пролива Невельского и дельты р.Уанга, а также большие сомнения в плане геодинамической стабильности территории, где планируется строительство порта в Де-Кастри.

8.3. Разработчики в разделе 7.6.2.2 пункт «Подводная прокладка траншей и трубопроводов» предлагают заглубить 11 км трубопровода, соединяющего «Орлан» с БКП, на «достаточную глубину» – 2-3 м. Такой подход граничит с халатностью, поскольку из литературы известно, что стамухи (огромные ледяные образования, выносимые из района Шантарских островов) оставляют на дне борозды глубиной до 5-6 метров. Таким образом, этот участок нефтепровода будет исходно аварийно опасным. Стамухи воздействуют на дно при глубинах моря до 30 м, а морской нефтепровод от «Орлана» на берег пройдет на глубине менее 16 м. Т.е., весь нефтепровод от платформы «Орлан» до береговой линии зимой может быть поврежден льдами в любом месте. Об этой опасности в материалах не упоминается и, следовательно, не предложены меры ее предотвращения.

8.4. Эксперты отмечают, что в представленных материалах отсутствует информация о технических проектных решениях, количественной сравнительной оценке последствий реализации различных вариантов прокладки нефтепровода (например, подземного, траншейного и надземного способов); о количестве и характеристиках техники и оборудования, задействованных на прокладке нефтепровода; о конкретных планируемых способах преодоления водных преград. Судя по таблице на стр. 6.14-3, количество переходов водных преград с использованием эстакад и направленного бурения «зависит от технических характеристик и экологических требований». Возникает закономерный вопрос: о каких технических характеристиках идет речь? И следует ли понимать, что если «экологических требований» не будет, то те или иные технические решения не будут использоваться? Подобное замечание можно отнести и к фразе на стр. 7.12-1, гласящей, что «при строительстве будет предпринята попытка обойти участки произрастания перечисленных видов редких растений». Желание похвальное, но в данном случае требуются более конкретные формулировки и проектные решения, поскольку в реальной ситуации «попытки» вряд ли будут предприниматься, хотя сохранение мест обитания охраняемых видов является требованием законодательства.

8.5. Есть множество вопросов, касающихся технических параметров нефтепроводов и характера их эксплуатации, без ответов на которые трудно оценивать последствия реализации проекта для природы:

  • Каким образом будет осуществляться переход через реки? Какое при этом ожидается воздействие на окружающую среду и, особенно, на популяции рыб, в том числе ценных пород, околоводных млекопитающих?

  • Каким способом будет прокладываться нефтепровод (над землей или под землей) на каждом конкретном участке трассы? Какие соображения положены в основу того или иного решения?

  • Как нефтепровод будет защищен от разрыва при землетрясениях, оползнях, паводках и других опасных природных явлениях?

  • Какой максимальный возможный объем разлива нефти с трубопровода прогнозируется при разрыве?

  • Каков порядок и эффективность ликвидации аварий на нефтепроводе (в том числе и с разливами нефти) в зависимости от характера территории аварии, времени года, масштабов аварии, наличия поблизости популяций редких и исчезающих видов и пр.? Какие конкретные силы и технические средства будут при этом задействованы, где они будут размещаться?

8.6. Явно недостаточно аналитической информации о гидрологических последствиях сооружения трубопровода и обслуживающей дороги. Известно, что для обеспечения сбалансированного водообмена важен внутрипочвенный сток, в формировании которого большую роль играет растительность, особенно лесная. Очевидно также, что в результате комплекса строительных работ, особенно в нижних частях склонов, доля внутрипочвенного стока резко сократится с одновременным возрастанием вклада поверхностного стока. Какие мероприятия планируются для снижения негативных последствий подобного изменения в режиме водообмена? Каким образом будет обеспечиваться безопасность нефтепроводов и устранение поломок, последствий разливов нефти и пр. в периоды весенних половодий (особенно на пойменных участках) и бездорожья? На эти вопросы практически нет обоснованных ответов.

8.7. При анализе происшествий на трубопроводах (раздел 8.5.4.) совершенно не рассматриваются дополнительные опасности при эксплуатации их в сейсмоопасных зонах. Вариант подземной прокладки нефтепроводов значительно снизит возможность оперативного выявления порывов трубы и разливов нефти, а также их ликвидации. Учитывая высокую сейсмичность территории, где проходит нефтепровод, и пересечение нескольких активных тектонических разломов, подземный нефтепровод будет значительно более уязвим для землетрясений, чем надземный, соответствующим образом спроектированный с учетом передового мирового опыта. Например, на Аляске для надежного предохранения трубы от разрывов при смещениях земной коры, нефтепровод в сейсмоопасных зонах проложен над землей, на специальных стойках со скользящими компенсаторами. Т.е., участок трубы закреплен на металлическая подставке, которая в случае землетрясения может скользить вдоль горизонтальной перекладины опор, предотвращая разрывы трубы. За много лет эксплуатации эти устройства много раз спасали аляскинский трубопровод от разрывов, а окружающую среду от ядовитого воздействия нефти. Эксперты считают, что на Сахалине нефтепровод должен быть проложен также над землей на специальных стойках, которые предохранят трубопровод от разрыва при землетрясении. Кроме того, необходимо прокладывать нефтепровод зигзагообразной ломанной линией для компенсации напряжений, вызываемых смещением почвы, вновь по аналогии с ТрансАляскинским трубопроводом, что также зарекомендовало себя как важная мера безопасности на Аляске.

8.8. Требование прокладывать трубопровод над землей в сейсмических районах содержится в СниП 2.05.06-85 «Магистральные трубопроводы»:


«п. 5.27. На участках пересечения трассой трубопровода активных тектонических разломов необходимо применять надземную прокладку.

п. 5.39. Конструкции опор надземных трубопроводов должны обеспечивать возможность перемещения трубопроводов, возникающих во время землетрясения.

п. 5.40. Для гашения колебаний надземных трубопроводов следует предусматривать в каждом пролете установку демпферов, которые не препятствовали бы перемещениям трубопровода при изменении температуры трубы и давления транспортируемого продукта.

п. 5.41. На наиболее опасных в сейсмическом отношении участках трассы следует предусматривать автоматическую систему контроля и отключения аварийных участков трубопровода.

п. 5.42. Для трубопроводов диаметром свыше 1000 мм, а также в районах переходов трубопроводов через реки и другие препятствия необходимо предусматривать установку инженерно-сейсмометрических станций для записи колебаний трубопровода и окружающего грунтового массива при землетрясениях».

8.9. В проектных материалах нет описания, каким образом нефтепровод будет защищен от повреждений при выходе из моря на сушу. Во время штормов в прибойной зоне и в прибрежном мелководье активен и постоянно перемывается достаточно мощный пласт рыхлых отложений. Заглубление нефтепровода на 3 метра в прибойной зоне не даст защитного эффекта, а других вариантов не приведено. Кроме того, при возникновении цунами даже не впечатляющих размеров (до 1,5-2 м), этой длиннопериодной волной в прибрежной зоне переносятся огромные массы рыхлых отложений, и нефтепровод может быть оголен и поврежден. Эта опасность требует дополнительных степеней защиты нефтепроводов.

8.10. При описании технологии прокладки подводных нефтепроводов предложено три способа. Первый – это рытье траншеи земснарядом зимой и укладка вынутого грунта на лед (затем этим грунтом засыпают уложенные в траншеи трубы). Второй – изъятый грунт вывозится в зоны дампинга или в места прибрежных отсыпок (тогда непонятно, каким образом и откуда взятым материалом будет засыпана траншея с уже уложенной трубой). Третий – специальной драгой на салазках роется траншея со сдвижкой изъятого грунта на один из бортов траншеи (не описано, каким способом траншея будет вновь зарыта или здесь возлагаются надежды на то, что она замоется сама собой). Эксперты считают, что при всех рассмотренных вариантах прокладка подводных трубопроводов - один из самых слабых с точки зрения проработки и опасных по вероятности и последствиям аварий элемент проекта.

8.11. Необходимо проведение комплекса натурных исследований по литодинамике в прибойной зоне и расчетов возможных перемещений пляжных отложений. Должны быть тщательно исследованы возможности повреждения подводных трубопроводов льдами и разработаны меры их защиты. В томе 1 на стр. 5-82 написано, что проводятся морские инженерные изыскания по этим вопросам, что материалы этих изысканий будут получены в IV квартале 2001 года. Однако данных по этим исследованиям не предоставлено. Без проработки этих вопросов раздел оценки воздействия на окружающую среду по 1 стадии проекта «Сахалин-1» не может быть принят.

8.12. Учитывая весь комплекс неблагоприятных геологических факторов (высокую сейсмичность региона и в целом его активную геодинамику, наличие активных тектонических разломов, в т.ч. в проливе Невельского), а также весьма «буйный» характер Охотского моря с частыми штормами, возможность образования цунами, суровую ледовую обстановку в зимний период, наличие торосов и стамух, эксперты считают чрезвычайно опасным строительство подводных трубопроводов на дне Охотского моря и нефтедобывающих сооружений на низких морских песчаных косах северо-восточного Сахалина.


9. Управление отходами

9.1. Эксперты в целом положительно оценивают намерение компании «Эксон НЛ» обеспечить стандарт «нулевого сброса» для отходов бурения и нефтедобычи (отработанные буровые растворы, шлам, пластовые воды). Эксперты также полностью одобряют планы компании обеспечить обратную закачку неиспользуемого природного газа вместо сжигания.

9.2. Вызывает одобрение намерение компании добровольно выполнять самые передовые рекомендации Международной морской организации по контролю балластных вод. Однако, в разделе 10.3.3. «Балластные воды» не указано, намерена ли «Эксон НЛ» применять обязательным условием к танкерам наличие системы раздельного балласта. Если такого условия не будет, то необходимо предусмотреть обязательную очистку балластных вод до установленных законодательством ПДК. Наиболее приемлемым способом действительно является сброс балласта в открытом океане, как указывают разработчики. Однако, если все же это будет происходить вблизи Де-Кастри, то необходимо четко конкретизировать, каким образом будет контролироваться перенос чужеродных организмов, и какие меры будут приняты по предотвращению негативного влияния, с эти связанного.

9.3. Буровой шлам в проектных материалах отнесен к 4 классу отходов без данных о его химическом составе. В Приложении 2 главы 14 говорится о том, что были проведены лабораторные исследования токсичности бурового раствора. Этих исследований недостаточно для определения токсичности буровых отходов, так как в выбуренной породе могут содержаться токсичные компоненты, и именно эту породу (шлам) в совокупности с буровыми растворами следует проверять на токсичность. Возможности для этого у разработчиков были в ходе разведочного бурения на обоих месторождениях.

9.5. Существенным недостатком проектных материалов является отсутствие какой-либо информации о глубинном захоронении промышленных отходов, планируемом по проекту. Проект должен содержать подробную информацию, дающую ответы на следующие вопросы: где планируется проводить закачку отходов под землю, на какую глубину, в какие горизонты, какова литология по пласту, какие породы будут выполнять роль покрышки, как эти породы развиты по площади, с каким давлением будет проводиться закачка, каково здесь геостатическое давление, при каком давлении может произойти гидроразрыв пласта, какие количества отходов могут принять выбранные проницаемые пласты, соответствуют ли скважины составу закачиваемых отходов, т.е. это будут скважины I или II категории, кто будет осуществлять контроль над закачкой отходов, кто будет нести ответственность в случае несоблюдения требований при закачке отходов под землю или утечке различного рода отходов и т.д. Кроме того, отсутствует молекулярный химический состав буровых растворов и предполагаемых шламов. При обосновании использования глубинного способа захоронения отходов, а также для каждой конкретной скважины должна быть проведена тщательная оценка геолого-геодинамической ситуации и пространственно-временных изменений современного напряженно-деформированного состояния земных недр. В случае, если окончательно будет принят глубинный способ захоронения отходов, следует предусмотреть порчу подземных вод, а также всю цепь возможного нарушения геолого-биологического цикла, что без необходимых проектных проработок и, соответственно, принятия упреждающих мер может иметь непредсказуемые и недопустимые последствия. По тем же соображениям, наземное расположение магистрального нефтепровода является более правильным решением, чем предлагаемая в «ОВОС Стадии 1» его подземная прокладка.

9.6. С принятым решением закачивать промышленные отходы под землю связаны достаточно большие опасения и риски. Приведем информацию, которая должна быть принята к сведению при окончательном выборе технологий, связанных с отходами.

Действительно, в мировой практике уже начата закачка отходов в глубинные горизонты (Мексика, Калифорния, Аляска). Вместе с тем, наряду с указанием мировых примеров следовало бы также привести результаты многолетнего экологического мониторинга в этих районах, чтобы можно было оценить все экологические эффекты. Основным последствием глубинных аварий при закачке промышленных отходов в проницаемые пласты является поражение подземных вод высоко концентрированными ядовитыми химическими веществами, которые при благоприятных тектонических и геодинамических условиях способны легко проникнуть вверх по разлому в грунтовые воды. Следует помнить, что разгрузка подземных вод происходит в реки и моря. Для Сахалина это очень актуально, т.к. в результате аварий, связанных с разгерметизацией колонн скважин или гидроразрыва пласта неизбежно загрязнение высоко токсичными веществами нерестовых рек и среды обитания морских животных и рыб. Что касается нефтяных компаний, то для них глубинная закачка промышленных отходов и шламов достаточно выгодная технология, поскольку это во-первых, относительно дешевый способ утилизации отходов; во-вторых, наиболее бесконтрольный со стороны экологических служб. При отсутствии контроля экологически щадящая технология по подземному захоронению отходов легко может превратиться в нелегальный сброс токсичных отходов, как это уже случилось на Аляске, когда с 1993 по 1995 гг. отходы I-ой категории, включающие красители, разбавители для краски, гидравлическую жидкость и гликоль, закачивались в скважины для отходов II-ой категории на месторождении в северной части Аляски. В 1998 г. этот широкомасштабный скандал обошелся фирме Doyon Drilling, Inc., подрядчику корпорации BP по бурильным операциям в миллион долларов штрафа, кроме того, трое служащих Doyon были оштрафованы на сумму 25 000 долларов, а четвертый год провел в тюрьме. Инцидент всколыхнул общественность, возникли вопросы по поводу технологии закачки и требования учредить независимый контроль. Этот скандал обошелся ВР в 22 млн. долларов, кроме административных расходов. Федеральное расследование продолжается до сих пор. Этот случай на нефтепромысле Эндикотт показал, что метод «самоконтроля» себя не оправдал, и власти должны усилить экологический контроль за нефтяниками.

Обращает на себя внимание также факт совпадения начала широкого применения с 1993-1995 гг. закачки отходов в пределах Аляски, Мексики, Калифорнии, характеризующихся высокой сейсмичностью и соседствующих с океаном, с массовой гибелью на их берегах морских животных. Например, в 1997 г. на один их пляжей Калифорнии выбросилось 900 дельфинов; в 1999 г. на другой участок побережья было выброшено 180 мертвых морских львов; в июне 2000 г. – свыше 80 китов на юго-восточном берегу Мексики. Причина такой массовой гибели морских животных до сих пор однозначно не установлена. Факт территориального и временного совпадения начала широкой закачки промышленных отходов под землю в пределах высокосейсмичных территорий западных районов Северной Америки с массовой гибелью в этих районах морских животных должен быть принят во внимание.

9.7. По мнению экспертов, глубинная закачка промышленных отходов в глубинные проницаемые горизонты в пределах геодинамически нестабильных территорий, непосредственно граничащих с морскими акваториями, без проведения тщательной оценки геолого-геодинамической ситуации и пространственно-временных изменений современного напряженно-деформированного состояния земных недр противопоказана. Для территорий с меньшей степенью геодинамической активности вероятность аварий на закачиваемых скважинах также присутствует в случае неправильно выбранного режима закачки отходов (давления закачки) без учета периодически возникающего дополнительного природного давления в пласте. В условиях высокой сейсмичности Сахалина «ОВОС Стадии 1», в его сегодняшнем состоянии, абсолютно не может дать гарантий, что закачка отходов будет организована без риска их утечки в отложения верхнего слоя или в реки и соседние акватории. Разработчики пока не могут также гарантировать и долговременную сохранность отходов в глубинных горизонтах. Таким образом, глубинный способ захоронения отходов далеко такой «безопасный» и «совершенный» способ, как его широко рекламируют в «ОВОС Стадии 1». Для окончательного его одобрения необходим большой комплекс исследований в районе его планируемого применения.


10. Мониторинг

10.1. На стр.13-1 указано, что работы по составлению программы мониторинга проведены в соответствии с СТУ – однако, не совсем ясно, как этот документ соотносится с российскими и международными нормативами и стандартами. Составители главы 13 при разработке системы экологического мониторинга (ЭМ) не учитывают ФЗ «Об охране окружающей среды» от 10.01.2002.

10.2. Авторы используют «российский и международный опыт в области теории мониторинга» (разд.13.2), но при этом ссылаются в основном на отчеты нефтяных компаний, либо на научные публикации, заказанные нефтяными компаниями, а также ссылаются на свой собственный опыт в 1996-2000 гг. И в этом разделе речь также идет о будущем ЭМ, также как ранее речь шла о будущей Программе ликвидации разливов нефти. Проект предполагается начать в середине 2002 г, а актуальнейшие программы и планы будут составлены потом – когда, к какому сроку?

10.3. В описании существующей системы ЭМ (разд. 13.2) указано, что ДВНИГМИ разработал «Временные методические указания по проведению локального мониторинга природной среды…» в 1999 г., и далее – Сахалингидромет утвердил схему отбора проб за качеством поверхностной воды в районе комплекса «Витязь». Указано, что ежегодно отбирается 2 тыс. проб воды, осадков и биоты в различных местах. Но анализируемые параметры и результаты исследований не приводятся. Оценить успешность или неуспешность работы не представляется возможным. Основным достижением представляются работы по спасению серых китов, которые относятся хотя и к весьма эффектному, но отнюдь не основному системообразующему виду в водах северо-восточного Сахалина. Программа производственного мониторинга в основном сводится к исследованию качества морской среды и контролю за выбросами и сбросами. Здесь также ничего не сказано об оценке состояния биоты в импактных зонах. При описании мониторинга морских вод также указаны только гидрологические параметры, но не состояние биоты.

10.4. При рассмотрении концепции системы ЭМ (разд.13.3) в основном приводятся теоретические литературные данные отечественных авторов. Делается упор на одном из возможных вариантов системы ЭМ. На самом деле их гораздо больше, т.к. каждый автор сейчас предлагает свои системы и определения. Разработчики считают, что «Мониторинг…отличается широким набором различных вариантов его реализации в зависимости от конкретных задач». На самом деле мониторинг должен быть организован так, чтобы решать свою основную задачу – прогноз состояния природной среды или отдельных экосистем в фоновых или импактных районах, «прогноз изменения параметров среды, имеющих особое значение для человечества» (UNEP, 1974).

10.5. Но, даже если исходить из принятой в ОВОС классификации и определений мониторинга, то очень спорной выглядит таблица 13.3.1-1. Все виды работ, упомянутые в ней, относятся не к локальному, а региональному типу воздействия, поскольку при всех видах деятельности неизбежны кумулятивные эффекты и хронические воздействия на окружающую среду, что подтверждается всем ходом работ по нефтедобыче и в Западной Сибири, и на Каспии, и в Северном море. Для Сахалина, безусловно, необходим первый этап – «обзорно-диагностический мониторинг», который бы показал ситуацию на сегодняшний день, и на основе данных которого возможно было бы дать прогноз развития событий. Пока никаких конкретных данных об уровне загрязнителей, особенно НУ, в материалах «ОВОС Стадии 1» не обнаружено.


10.6. Основные задачи ЭМ выявлены в общем правильно, но пункт о «достоверности оценки реального воздействия проекта «Сахалин-1» на окружающую среду и конкретные виды биоресурсов» выглядит спорным, т.к. с точки зрения современной концепции сохранения биоразнообразия важны не отдельные виды, а вся биота.

10.7. Пункт о «Регулярном мониторинге соответствия деятельности оператора и контракторов с установленными природоохранными нормами и правилами» – какие именно нормы и правила имеются в виду, где, кем и когда они установлены – в России, в мире, в компании «Эксон НЛ»?

10.8. Раздел «Объекты мониторинга. Медико-гигиенический мониторинг». Этот пункт особенно важен, т.к. неясно, кто и из каких средств будет производить оценку здоровья населения (а не только персонала компании), проживающего в районе расположения объектов проекта? Будут ли производиться компенсационные выплаты этим людям при ухудшении их здоровья вследствие деятельности «Эксон НЛ»?

10.9. Принципы мониторинга (открытость, комплексность и т.д.) декларированы правильно, но какие именно параметры среды выбираются в качестве наиболее информативных? Для такой крупной компании как «Эксон НЛ», оказывается, «полный и всеобъемлющий мониторинг состояния окружающей среды… невозможен ни финансово, ни организационно» (стр. 13-16). Следовательно, в качестве наиболее информативных компания выбирает более дешевые, а на самом деле и устаревшие параметры мониторинга.

10.10. Принцип методической преемственности обязывает «Эксон НЛ» «использовать единую методическую базу и соответствовать российским стандартам и общепринятой международной практике». Это заставляет ожидать от компании использования самой современной технической и методической базы мониторинга, а совсем не того, что мы видим в предложениях по дальнейшим исследованиям (гл.14).

10.11. В разделе 13 указано предоставление отчетности по ЭМ государственным природоохранным органам и привлечение внешних экспертов, в том числе и зарубежных. Очень важно, чтобы эти эксперты были независимыми, в том числе и из общественных организаций, чтобы была возможность у местных жителей осуществлять общественный контроль состояния среды по результатам мониторинга. Кроме того, все отчеты по ЭМ также должны быть открыты и доступны для общественности, как того требует российское законодательство.

10.12. При описании основных этапов мониторинга (разд.13.3.3) опять красиво написано, как все будет когда-то сделано, но не приведены какие-либо сроки. Впервые появляются фоновые параметры, которые должны быть измерены до начала проекта. Никакие конкретные цифры не приводятся. В описании последовательности событий на подготовительном этапе явная путаница. На самом деле сначала необходимо провести оценку фонового состояния, затем острого воздействия при максимуме строительных работ. Затем определить кумулятивное воздействие и снова уточнить изменение фоновых параметров. По такой схеме необходимо работать и в период строительства, и в период бурения и эксплуатации.

10.13. Интересная таблица 13.3.7-1 на с.13-35 дает перечень ключевых, дополнительных и фоновых показателей для мониторинга. В нее должны быть внесены следующие изменения:

  • В донных осадках необходимо определить активность нефтеокисляющих бактерий.

  • У фитопланктона следует определять функциональное состояние, что является более чувствительным параметром, чем просто изменение численности или биомассы (Патин, 1979).

  • Необходимо дать более подробное описание методов биотестирования с использованием региональных тест-объектов. В качестве последних можно рекомендовать эмбрионы и личинки морских ежей, широко применяемые для оценки качества морской воды во всем мире, и в Японском море в частности. Другие региональные тест объекты должны быть разработаны.

  • Практически все вышеперечисленные показатели необходимо определять при проведении всех типов работ – строительных, буровых, эксплуатационных. Все они являются ключевыми, а не дополнительными. Определение содержания нефтеуглеводородов во всех средах и в биоте является абсолютно обязательным параметром ЭМ при всех видах деятельности.

  • При оценке состояния биоты, когда речь идет о рыбах и бентосе, необходимо существенно уточнить параметры для оценки физиологического состояния, определения признаков «стресса и патологии». Следует оценивать состояние гонад рыб и моллюсков и определять их репродуктивный потенциал.

  • Дополнить схему представителями макрофитов – их роль в накоплении ТМ и НУ давно доказана. Определять их функциональное состояние можно по активности фотосинтеза и изменению количества отдельных форм хлорофиллов.

  • У рыб необходимо исследовать гистопатологические показатели, свидетельствующие об их болезнях (Сясина, 2000). Так, у рыб из Амурского залива и из зоны влияния р. Туманной выявлено большое количество патологий внутренних органов, в том числе и опухолей разных типов, вызванных действием загрязняющих веществ.

10.14. На оценке функционального состояния рыб и моллюсков остановимся подробнее. В мире разработано большое количество различных молекулярных биомаркеров, которые дают ценную информацию об изменении активности важнейших ферментных систем клетки, нарушении функций иммунной системы, генетического аппарата и т.д., Доказано, что часто они напрямую отражают степень загрязнения в местах обитания этих видов. При нефтяном загрязнении наиболее распространенными тест-объектами являются двустворчатые донные прикрепленные моллюски и донные рыбы (камбалы, навага), которые в наибольшей степени подвергаются действию нефти, накапливающейся в донных осадках при хроническом воздействии. Широко распространенными являются показатели, связанные с развитием окислительного стресса, возникающего в органах животных при различных воздействиях, в том числе и при нефтяном загрязнении. Это система восстановленного глутатиона, образования активных форм кислорода, развитие перекисного окисления липидов мембран. Кроме того, ряд биохимических маркеров, главными из которых являются EROD (этоксирезоруфин-о-диэтилаза) и AHH (монооксигеназа-арил гидрокарбон гидролизная активность), так как они наиболее специфичные биомаркеры для PCBs (polychlorinated biphenils) и HAH (halogenated aromatic hydrocarbons) – основных токсикантов нефти. Специфическим маркером состояния нервной системы как у рыб, так и у моллюсков является активность фермента ацетилхолинэстеразы, реагирующей на нефтяное загрязнение. Эти параметры широко используются в работах европейских ученых при выполнении программ мониторинга (Marine Poll. Bull., v.33, N 1-6) и рекомендованы к использованию Американским агентством по охране окружающей среды (USEPA). Составителям «ОВОС Стадии 1» известно о требованиях международных программ – ICES, 2000, но они не считают нужным включать в систему ЭМ подобные исследования. А без них ни о каком современном уровне исследований говорить не приходится.

10.15. Очевидно, при создании региональной системы мониторинга, за которую выступает компания (с.13-44), раздел биологического мониторинга должен быть существенно расширен и осовременен.

10.16. Авторы сетуют на сложность интерпретации результатов мониторинга. На самом деле нужно просто провести больше измерений и уметь их обработать. Нужно не обсуждать сложность проведения мониторинга на Сахалине, а проводить конкретные эксперименты по воздействию различных концентраций нефти на различные региональные тест-организмы с использованием физиологических и биохимических показателей. Тогда и будет ясно, оказывает или нет имеющийся уровень нефтяного загрязнения воздействие на биоту.

10.17. В гл. 14 в Приложениях 1 и 2 описаны выполненные исследования по мониторингу некоторых объектов. Результаты в таблицах не приводятся, рассматривать нечего. Поскольку физиологические параметры для оценки состояния биоты явно не использовались, можно говорить о заведомо низкой чувствительности использованных методов и о недостоверности полученных результатов.

10.18. Совершенно не предусмотрен экологический мониторинг подземных вод в связи с возможными глубинными авариями на скважинах, в частности, закачивающих отходы и шламы под землю, а также – буровых и эксплуатационных скважинах, причем как сухопутных, так и морских. Глубинные аварии на месторождениях, как правило, являются визуально невидимыми и поэтому легко скрываемыми нефтяными компаниями. Совершенно необходимо запланировать комплексный эколого-геодинамический мониторинг, который будет решать одновременно две важные задачи – контролировать динамику экологического состояния среды и способствовать своевременному предупреждению возникновения геодинамически опасных ситуаций, а отсюда тесно связанных с ними аварийных ситуаций на нефтегазовых объектах. Последнее будет способствовать своевременному развертыванию предупредительных мероприятий и, таким образом, сокращению случаев возникновения аварийных ситуаций на трассе трубопровода и других ответственных объектах. Отсутствие такого рода мониторинга еще раз указывает, что геологической среде и геологическим процессам в материалах ОВОС не было отведено должного внимания, в то же время именно они способны привести к наиболее катастрофическим аварийным ситуациям, причем на всех этапах реализации проекта. На наш взгляд, в осуществлении геодинамического мониторинга должны быть заинтересованы сами нефтяные компании, поскольку его результаты (своевременное предупреждение о возникновении опасных геодинамических ситуаций) могут способствовать сокращению случаев аварий на скважинах и трубопроводах, и, следовательно, будут способствовать эколого-экономической эффективности ведения нефтегазовой деятельности.

10.19. Следует предусмотреть морской экологический мониторинг, который будет осуществляться в пределах и параллельно с разработкой морских месторождений, чтобы избежать тех плачевных ситуаций, которые мы уже можем наблюдать на Северном Каспии в результате его интенсивного нефтяного освоения (казахский сектор) в последнее десятилетие.


11. Оценка социальных и экономических последствий при реализации проекта

11.1. Забота о местном населении, решение социальных проблем местного населения – это первоочередная задача любого проекта, действующего на данной территории. Проект «Сахалин-1», к сожалению, слабо учитывает интересы местного населения. Это заключается в следующем:

  • Разрушение среды традиционного обитания и традиционного природопользования коренных малочисленных народов севера. Уничтожение почв, лесов, флоры и фауны острова.

  • Вероятность потенциального уничтожения рыбных запасов – основы местной экономики, а также традиционного питания и жизнеобеспечения всех сахалинцев, как аборигенов, так и этнически другого населения.

  • Уничтожение и сокращение территорий традиционного природопользования, в частности оленьих пастбищ, что уже наносит непоправимый урон пастбищному оленеводству – основному традиционному занятию одного из самых малочисленных народов России и мира – уйльта (ороков).

  • «Воздействие этапа строительства на социальные проблемы будет отрицательным с возможно усилившейся тенденцией к потреблению наркотиков, насилию и преступности из-за необычных стрессов и непривычного для многих людей благосостояния» – этот прогноз рисует умеренную картину деградации общества. На деле кризис может оказаться более глубоким и трагическим для аборигенного населения северного Сахалина.

11.2. В представленной социально-экономической информации нет оценок по привлечению трудовых ресурсов к работам, повышению занятости населения, изменению доходной части бюджетов районов и регионов, повышения доходов населения и перспектив его занятости по окончании проекта. Необходимо отметить, что юридическая и финансово-экономическая сторона проекта «Сахалин-1» в целом достаточно детально освещена в Отчете Счетной Палаты РФ «О результатах комплексной проверки...» от 21.03.2000 г. Зафиксированы уже имевшие место грубейшие нарушения федерального законодательства и ущерб экономике страны и региона. Экологическая сторона «Сахалин-1» является прямым отражением стороны юридической и экономической. Поскольку очевиден и доказан аудиторами Счетной Палаты уже свершившийся и фактически запланированный на весь период действия проекта экономический ущерб от его реализации, то он будет только усугубляться эколого-экономическими последствиями (комплексные нарушения ландшафтов, ущерб рыбному хозяйству вследствие радикальных ухудшений условий воспроизводства ценных пород рыб, вырубка лесов, нарушение местообитаний наземных позвоночных и т.д.). Именно на данной стадии должны быть высказаны и зафиксированы все замечания и вопросы, имеющие принципиальный характер.

11.3. Учитывая социально-экономическое состояние региона и ведущую роль рыбопромышленного комплекса в экономике острова, в жизни местного населения (в том числе и коренных народов), неясные перспективы и последствия реализации проекта «Сахалин-1», необходимо ставить вопрос вообще о целесообразности его осуществления. Эффективное использование имеющихся доступных ресурсов, прежде всего уникальных возобновимых биологических, является наиболее перспективным направлением развития острова. Выгоды же (экономические, социальные, экологические и пр.) проекта «Сахалин-1» для России, задействованных субъектов федерации и их административных районов никак не раскрыты, поэтому его преимущества по сравнению с другими возможными путями развития уникального по природным условиям региона совершенно не очевидны.

11.4. Одна из претензий может быть предъявлена к разделу по кумулятивным воздействиям. Он написан невнятным канцелярским языком, затрудняющим понимание того, что хотели сказать разработчики. Что стоит одна фраза: «Нижеследующая оценка совокупных последствий проектов основана на вышеизложенном». Упущен, как нам представляется, один из наиболее важных кумулятивных эффектов, а именно растущее расслоение населения и мотивация живущих в нищете людей к браконьерству.

11.5. На пике развития проекта будет обеспечено около 3000 рабочих мест. Поскольку большая часть вакансий предполагает квалификацию, которую трудно обеспечить, нанимая местных жителей, будут работать приглашенные люди, и это вызовет социальную напряженность в регионе. Частично эта напряженность может быть снята улучшением социально-бытовых условий жизни местного населения. Однако, из представленных материалов не ясно, как это будет происходить. Можно с равной вероятностью ожидать, что развитие проекта повлечет за собой дальнейшее расслоение и обнищание значительной части населения и, как следствие, рост браконьерства, бороться с которым очень сложно. Строительство нескольких трубопроводов (каждый сахалинский проект со своими трубопроводами) облегчит доступ браконьеров к нерестовым рекам, что, в сочетании с воздействием на реки траншейного способа прокладки нанесет огромный ущерб запасам лососевых Сахалина.


12. Оценка альтернативных вариантов

12.1. В «ОВОС Стадии 1» не проведена серьезная, детальная комплексная сравнительная оценка вариантов реализации проекта «Пригородное» и «Де-Кастри» с учетом плюсов и минусов строительства нефтеналивных терминалов, прокладки нефтепроводов и транспортировки нефти танкерами, как с экологической точки зрения, так и по социальным и экономическим аспектам.

12.2. Не рассмотрена возможность совместного строительства и использования инфраструктуры проектов «Сахалин-1» и «Сахалин-2», что значительно бы снизило воздействие на окружающую среду острова и омывающих его акваторий.


13. Общая оценка представленных материалов и общие выводы

13.1. Представленный «ОВОС Стадии 1» изобилует по многим разделам голословными утверждениями о локальности возможных негативных экологических последствий, их малой масштабности, незначимости, допустимости, тогда как известно, что добыча нефти на шельфе на сегодняшний день является объективно экологически рискованным предприятием. Таким образом, многие выводы, приведенные в ОВОС, нуждаются в переоценке, доработке и большой конкретизации. Данная ОВОС, собственно, и не ответила окончательно на вопрос о возможности реализации проекта, его последствиях и цене экологического риска, несмотря на его обширность и многотомность.

13.2. Рассмотренные разделы «ОВОС Стадии 1» в современном виде серьезно обесценивают обоснование инвестиций для дальнейшего развития проекта «Сахалин-1» и нуждаются в серьезной переработке. Возможно, такой отрицательной оценки разработки удалось бы избежать, если бы вся процедура подготовки технического задания на ОВОС, планирования исследований и отбора исполнителей строго соблюдалась в соответствии с законом, была бы более прозрачной и позволяла бы избежать выполнения работы недостаточно квалифицированными специалистами. Это тем более существенно, что средства, затрачиваемые инвестором на выполнение таких работ, возмещаются в ходе выполнения Соглашения о разделе продукции, таким образом, являются в конечном итоге, средствами, затрачиваемыми Российской Федерацией.

13.3. Работы по реализации первого этапа «Сахалин-1» никак не учитывают деятельность и воздействие проекта «Сахалин-2» и возможности оптимизации и совмещения проектов с целью снижения воздействия на окружающую среду.

13.4. Первая стадия проекта «Сахалин-1» планируется на территории с опасными геологическими условиями, характеризующейся высокой сейсмичностью (до 10 баллов), наличием активных тектонических разломов, возможностью тектонических деформаций земной коры. Вследствие этого слишком высок риск аварий на подземных трубопроводах и объектах проекта при землетрясении и деформациях земной коры. Поэтому необходимо внести значительные технические изменения в проект для повышения безопасности работы объектов проекта с учетом замечаний высказанных выше в разделах «Геологические условия», «Почвы», «Воздействие на реки», «Трубопровод».

13.5. Работы по проекту окажут масштабное недопустимое воздействие на краснокнижные и другие виды растений, птиц, рыб, морских млекопитающих, памятники археологии и природы. Между тем, в проекте практически не предусмотрены никакие меры по охране флоры и фауны острова. В связи с этим проект должен быть переработан таким образом, чтобы вред живой природе был минимальным. В существующем виде проект не может быть реализован.

13.6. Траншейный способ перехода трубопровода через нерестовые реки недопустим из-за значительного влияния на нерестилища лососевых и места обитания тайменя – вида, занесенного в Красную Книгу РФ. Прокладка трубопровода под землей в сейсмоопасной зоне также чревата серьезными авариями и разливами нефти. Эксперты рекомендуют надводный переход через нерестовые реки – на специальных стойках или эстакадах, а также наземную прокладку трубопровода на специальных опорах с компенсаторами, предотвращающими порыв трубы при подвижках земной коры.

13.7. Строительство причалов на «Одопту» и «Чайво» окажет огромное воздействие на исчезающую охотско-корейскую популяцию серых китов, занесенных в Красные Книги РФ и МСОП. Прокладка трубопроводов через заливы Пильтун и Чайво нанесет ущерб кормовой базе серых китов. В связи с этим строительство пирсов и трубопроводов через заливы Пильтун и Чайво категорически недопустимо.

13.8. Танкерная транспортировка через Татарский пролив представляет большую опасность для морских биоресурсов с точки зрения катастрофического разлива нефти, который более чем вероятен, учитывая интенсивное судоходство в проливе и сложную ледовую обстановку в зимний период, а также отсутствие финансовой ответственности за разливы нефти с танкеров. Поэтому эксперты считают, что транспортировка нефти в зимний период категорически недопустима, а в летний период должна осуществляться только при наличии всех мер безопасности, предложенных в разделе «Танкерная транспортировка нефти».

13.9. В социально-экономическом плане реализация проекта даст незначительное количество рабочих мест и малозаметное улучшение в социальной сфере острова. Поступления в областной бюджет от проекта будут незначительными ввиду освобождения компании «Эксон НЛ», ее подрядчиков и субподрядчиков от всех областных налогов, сборов и платежей на весь срок реализации СРП. Счетная Палата РФ в своем отчете о результатах проверки проектов «Сахалин-1» и «Сахалин-2» ставит под сомнение выгодность этих проектов для бюджетов России и Сахалинской области.

13.10. В соответствии с законодательством РФ компания «Эксон НЛ» должна была представить на общественную экологическую экспертизу, равно как и на государственную, НЕ раздел «ОВОС», а полный проект «Обоснование Инвестиций», включающий раздел «ОВОС». Поэтому приказ МПР РФ об утверждении заключения государственной экологической экспертизе по ОВОС первой стадии проекта «Сахалин-1» может быть обжалован в суде, как не соответствующий законодательству РФ.


ВЫВОДЫ:


По результатам анализа представленных материалов экспертная комиссия общественной экологической экспертизы пришла к выводу, что «Проект «Сахалин-1» – Стадия 1 Обустройства и добычи. Оценка воздействия на окружающую среду» не в полной мере соответствует требованиям природоохранительного законодательства Российской Федерации, имеет существенные недоработки по экологическим, техническим, социальным и экономическим вопросам, не обеспечивает экологическую безопасность намечаемой деятельности, и, следовательно, не может быть рекомендован к реализации.

Проект может быть доработан с учетом замечаний и предложений, изложенных в настоящем заключении.

После доработки проект может быть вновь представлен на общественную экологическую экспертизу после прохождения процедуры ОВОС в полном объеме и порядке, установленном законодательством РФ об экологической экспертизе.

Проект должен быть представлен на государственную экологическую экспертизу.


Председатель экспертной комиссии:

Д.г-м.н., заслуженный эколог РФ,

главный научный сотрудник Тихоокеанского

института географии ДВО РАН,

профессор кафедры Общей экологии ДВГУ,

Преображенский Б.В.




Ответственные секретари:

Баранникова Н.А. (г. Южно-Сахалинск).

Семенов А.В. (г. Владивосток).

Ермакова Г.И. (г. Москва).


Члены экспертной комиссии:

Подписи членов экспертной комиссии


Источник: сайт общественной организации «Экологическая вахта Сахалина» www.sakhalin.environment.ru

Комментарии юриста


Общественная экологическая экспертиза материалов «Проект «Сахалин-1» – Стадия 1 Обустройства и добычи. Оценка воздействия на окружающую среду» компании "Эксон Нефтегаз Лимитед» была организована в 2002 году областной общественной организацией «Экологическая вахта Сахалина».

Общественная экологическая экспертиза была организована в соответствии со статьями 20-25 Федерального закона от 23 ноября 1995 г. N 174-ФЗ "Об экологической экспертизе". Экспертиза была зарегистрирована 01.02.2002 (№ 200-01/2) администрацией г. Южно-Сахалинска в соответствие со статьей 23 п.2. Федерального Закона «Об экологической экспертизе».

Заключение общественной экологической экспертизы было направлено в Министерство природных ресурсов РФ, экспертную комиссию государственной экологической экспертизы материалов проекта, в компанию «Эксон Нефтегаз Лимитед», а также распространено среди общественных организаций через электронные рассылки.


Правовой центр «Родник», 2005 год.

1 Курсивом выделены цитаты из материалов «ОВОС Стадии 1».

2 Глава XVIII. «Ответственность за ущерб от загрязнения с судов нефтью»

1   2   3   4   5   6   7   8   9

Похожие:

Заключение экспертной комиссии общественной экологической экспертизы iconЗаключение экспертной комиссии общественной экологической экспертизы
Заельцовского района г. Новосибирска, Новосибирское региональное отделение Общероссийской общественной организации «Российская экологическая...
Заключение экспертной комиссии общественной экологической экспертизы iconОбщественная экологическая экспертиза заключение экспертной комиссии общественной экологической экспертизы материалов обоснования инвестиций и овос всеволожского завода прокатных изделий (взпи) в промзоне “Кирпичный завод” Всеволожского района Ленинградской области
...
Заключение экспертной комиссии общественной экологической экспертизы iconПриказ Росприроднадзора №582 от 02. 08. 2011, трехмесячный срок работы комиссии 12. 08. 2011 проведено организационное заседание экспертной комиссии
Информация об объектах государственной экологической экспертизы (по состоянию на 22. 11. 2011)
Заключение экспертной комиссии общественной экологической экспертизы iconПриказ Росприроднадзора №248 от 27. 04. 2011, 4-х месячный срок работы комиссии 12. 05. 2011 проведено организационное заседание экспертной комиссии
Информация об объектах государственной экологической экспертизы (по состоянию на 08. 09. 2011)
Заключение экспертной комиссии общественной экологической экспертизы iconПриказ о создании постоянно действующей экспертной комиссии 64 Приложение 65 Протокол заседания экспертной комиссии 65
Изменения в нормативно-правовой базе экспертизы ценности документов в 1990 2000 гг. 8
Заключение экспертной комиссии общественной экологической экспертизы iconАэс, дополнительных материалов к разделу 12 проекта 2-ой очереди Балаковской аэс, содержащих оценку воздействия на окружающую среду москва 2005
Заключение экспертной комиссии общественной экологической экспертизы на строительство 2-ой очереди (доработка) Балаковской аэс, дополнительных...
Заключение экспертной комиссии общественной экологической экспертизы iconПриказ Росприроднадзора №778 от 26. 10. 2011, 3-х месячный срок работы комиссии, от 25. 01. 2012 №19 продлен на месяц 01. 11. 2011 проведено организационное заседание экспертной комиссии
Информация об объектах государственной экологической экспертизы федерального уровня (по состоянию на 17. 02. 2012)
Заключение экспертной комиссии общественной экологической экспертизы iconПриказ Росприроднадзора №140 от 15. 03. 2011, 3-х месячный срок работы комиссии 18. 03. 2011 проведено организационное заседание экспертной комиссии Проект технической документации на космический комплекс «Ямал-300»
Информация об объектах государственной экологической экспертизы (по состоянию на 20. 06. 2011)
Заключение экспертной комиссии общественной экологической экспертизы iconПриказ Росприроднадзора №34 от 28. 01. 2011, 2-х месячный срок работы комиссии Приказ №172 от 28. 03. 2011 о внесении изменений в части продления срока работы комиссии до 3-х месяцев 02. 02. 2011 проведено организационное заседание экспертной комиссии
Информация об объектах государственной экологической экспертизы (по состоянию на 22. 04. 2011)
Заключение экспертной комиссии общественной экологической экспертизы iconПриказ Росприроднадзора №248 от 27. 04. 2011, 4-х месячный срок работы комиссии 12. 05. 2011 проведено организационное заседание экспертной комиссии Полигон утилизации твердых бытовых и промышленных отходов. Федоровское нефтегазовое месторождение
Информация об объектах государственной экологической экспертизы (по состоянию на 22. 08. 2011)
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница