Л. И. Нефёдов, Н. Д. Маслакова, В. М. Цыркунов, A. A. Чиркин, М. К. Кевра, Н. М. Курбат, В. Ю. Смирнов, Д. А. Маслаков, Н. И. Батвинков, К. Н. Угляница, Е. М. Дорошенко, Б. П. Фусточкенко, Б. И. Горенштейн, А. Н. Бородинский, Л. М. Караедава, И. И. Климович, А. В. Каравай, В




Скачать 266.22 Kb.
НазваниеЛ. И. Нефёдов, Н. Д. Маслакова, В. М. Цыркунов, A. A. Чиркин, М. К. Кевра, Н. М. Курбат, В. Ю. Смирнов, Д. А. Маслаков, Н. И. Батвинков, К. Н. Угляница, Е. М. Дорошенко, Б. П. Фусточкенко, Б. И. Горенштейн, А. Н. Бородинский, Л. М. Караедава, И. И. Климович, А. В. Каравай, В
Дата27.09.2012
Размер266.22 Kb.
ТипДокументы
удк 577.557.466.164.122


Л.И.Нефёдов, Н.Д.Маслакова, В.М.Цыркунов, A.A.Чиркин, М.К.Кевра, Н.М.Курбат, В.Ю.Смирнов, Д.А.Маслаков, Н.И.Батвинков, К.Н.Угляница, Е.М.Дорошенко, Б.П.Фусточкенко, Б.И.Горенштейн, А.Н.Бородинский, Л.М.Караедава, И.И.Климович, А.В.Каравай, В.П.Страпко, Н.Л.Каравай


АМИНОКИСЛОТЫ И ИХ ПРОИЗВОДНЫЕ В ПАТОГЕНЕЗЕ И ЛЕЧЕНИИ ПОРАЖЕНИЙ ПЕЧЕНИ


Важное значение аминокислот в процессах биосинтеза белка и высокоактивных биологических соединений явилось основной предпосылкой для многочисленных исследований их содержания в жидкостях и тканях организма в самых различных экспериментальных и патологических ситуациях. В промежуточном обмене веществ аминокислотам и их производным принадлежит связующая роль в интеграции основных метаболических потоков [1-4].

Пул свободных аминокислот представлен богатым набором метаболически и функционально взаимосвязанных соединений, концентрации которых сами по себе являются регулирующим фактором многих узловых пунктов метаболизма [5,6].

В связи с вышеизложенным, изучение механизмов формирования фонда свободных аминокислот in vivo является частью важнейшей проблемы современной биохимии и клинической медицины, связанной с целенаправленной регуляцией метаболических процессов в организме человека биологически активными природными соединениями.

В настоящее время продолжает расти число больных с патологией, в генезе которой нарушениям обмена аминокислот отводится ведущее место [4,5,6]. Наиболее актуальной в данном случае является проблема патогенетической роли нарушений в метаболизме аминокислот при гепатобилиарной патологии, а также связанная с этим оптимизация применения индивидуальных аминокислот или их искусственных смесей не только для заместительной терапии, но и целенаправленной метаболической коррекции заболеваний печени [6-17]. Кроме нарушений в цепи реакций углеводного, липидного и белкового обменов, характерных для поражений печени, в физиологических жидкостях и тканях наблюдается выраженный аминокислотный дисбаланс [18-20].

Так, показано, что повышение в крови уровня метионина, снижение его выведения при экзогенных нагрузках этой аминокислотой отчётливо коррелируют с клиническими проявлениями заболеваний, сопровождающихся нарушением функций печени [21-24]. Коме того, при поражениях печени в крови больных определяют снижение концентрации важнейшего продукта деградации метионина — цистеина, а токсичность метионина резко увеличивается [25,26]. В норме в печени людей в S-аденозил-синтетазной реакции из метионина ежедневно образуется до 10г S-аденозилметионина. Снижение его наработки, приводящее к обеднению пула цистеина, не только усугубляет отрицательный азотистый баланс, развивающийся в результате дисфункции печени, но и препятствует протеканию реакций детоксикации [27 -31]. Последние, как известно, связаны с процессами трансметилирования, в которых S-аденозилметионин играет роль донора СН3-групп, и с образованием глутатиона, для синтеза которого необходим цистеин [32-40].

Поиск путей нормализации обмена серусодержащих аминокислот в последнее десятилетие явился результатом применения для терапии печеночной патологии препаратов S-аденозилметионина. Было установлено, что около половины суммарного пула метионина у человека катаболизируется в печени, причем, 80% его превращается в S-аденозилметионин. Впоследствии было доказано, что последний метилирует не только белки, гистоны, биогенные амины и гормоны, но и фосфолипиды клеточных мембран. Тем самым S-аденозилметионин способен увеличивать текучесть мембран гепатоцитов. Он рекомендован в качестве добавки в аминокислотные смеси для парентерального питания. В настоящее время наиболее известными в Европе коммерческим препаратом S-аденозилметионина является "Geptral" фирмы "Knoll"[41-49].

Показано, что при патологии, сопровождающейся поражением печени и снижением активности процессов окисления других субстратов, организм на 30-40% может удовлетворять свои энергетические потребности за счет окисления аминокислот с разветвлённой углеводородной цепью (АРУЦ) - валина, лейцина и изолейцина в периферических тканях (главным образом в мышцах) и глюконеогенеза [49-54]. Активация утилизации АРУЦ на фоне их недостаточного поступления в таких ситуациях приводит к снижению их уровня в плазме крови [55].

Кроме того, поскольку печень является основным местом метаболизма ароматических аминокислот (ААК), в этих случаях снижается скорость гидроксилирования фенилаланина и превращение его в тирозин. Коэффициент гидроксилирования (соотношение фенилаланин/тирозин), повышается при печеночной патологии Нарушения в утилизации АРУЦ и ААК печенью при ее патологии дали основание для количественной оценки аминокислотного дисбаланса использовать молярное соотношение АРУЦ/ААК. [56].

Таким образом, дисбаланс между печеночной утилизацией АРУЦ и ААК является одним из признаков её патологии. Пероральное применение для этих целей смеси АРУЦ повышает их уровень, одновременно снижая содержание ААК в плазме крови больных с печеночной недостаточностью. В этом же исследовании была доказана целесообразность применения АРУЦ при субклинических формах печёночной энцефалопатии, а также оправдано их назначение при любых катаболических состояниях в послеоперационном периоде поскольку они стимулируют биосинтез белка в мышцах и печени и ингибируют протеолиз, уменьшая отрицательный азотистый баланс [52 - 55].

Вышеперечисленное послужило основанием для разработки и применения для парентерального питания в гепатологии специализированных аминокислотных смесей, обогащенных АРУЦ. Теоретически их назначение при печеночной патологии обосновано катаболической направленностью обменных процессов, способностью этих аминокислот активировать биосинтез белка и устранять аминокислотный дисбаланс [57-63]. Результаты клинической апробации перорального применения АРУЦ послужили основой для выпуска таблетированной формы смеси этих аминокислот высокоавторитетной в сфере создания новых гепатопротекторов фирмой "Dr. Falk" [64-66].

Естественным развитием "аминокислотной" коррекции печеночной патологии было создание целого ряда узкоспециализированных аминозолей направленного действия, отличающихся высоким содержанием АРУЦ и со снижением до минимума количества ААК, метионина и гистидина. Одновременно в таких смесях уменьшают до 8% концентрацию глицина, поскольку последний является одной из "аммониогенных" аминокислот и выполняет в центральной нервной системе функции тормозного нейромодулятора, а для активации процессов детоксикации и мочевинообразования в них увеличили до 13% содержание аргинина. Подобные препараты созданы и испытаны у нас в стране (FO-80 или "гепатамин"). Широкое распространение за рубежом получили подобные FO-80 смеси: Аминостерил-Гепа (ФРГ), Левамин-Гепа (Финляндия), Нер-ОU (Япония) [57,61,62].

Одной из основных задач медикаментозной терапии поражений печени является профилактика печеночной недостаточности и осложняющей ее энцефалопатии. Обмен белков и аминокислот при развитии печеночной недостаточности нарушается в первую очередь. В 63% случаев острая печеночная недостаточность сопровождается субклиническими формами печеночной энцефалопатии [67, 68]. В патогенезе последней нарушению обмена аминокислот также отводится ведущее место. Так, при развитии острой печеночной недостаточности отмечается азотемия, в плазме крови увеличено содержание аммиака, а в цереброспинальной жидкости — глутамина, что указывает на накопление аммиака в мозге. На фоне активации процессов деградации белка в кишечнике в печени ингибируется цикл мочевинообразования и катаболизм ААК и происходит активация деградации АРУЦ в мышцах. Повышение концентрации аммиака в мозге активирует гликолиз и ингибирует цикл трикарбоновых кислот, вызывая снижение энергопродукции. Вследствие этого происходит нарушение образования возбуждающих аминокислот глутамата и аспартата в нейронах с формированием избытка тормозного нейромодулятора глутамина. Кроме того, это приводит к нарушению синтеза -аминобутирата. Вследствие этого изменяется баланс возбуждающих и тормозных аминокислот. Эффекты аммиака в мозге потенцируются нейротоксическими продуктами образующимися при распаде ААК, активируется наработка ложных нейротрансмиттеров. Конечным результатом перечисленных метаболических нарушений является дисфункция центральной нервной системы с преобладанием в ней процессов торможения [69-73].

Таким образом, гепатобилиарная патология характеризуется значительными нарушениями промежуточного обмена и изменением содержания свободных аминокислот (особенно — серусодержащих, ААК и АРУЦ) в плазме крови и печени, а исследование зачения аминокислот и их производных в патогенезе поражений печени и применение для терапии печеночной патологии препаратов на основе аминокислот является перспективным направлением современной гепатологии.

Поводом для применения таурина при заболеваниях печени послужила сравнительно давно установленная способность этого соединения образовывать парные желчные кислоты [74 - 77]. Для человека таурин является практически незаменимой аминокислотой и при длительном парентеральном питании или недостаточном поступлении его с пищей возникают нарушения в конъюгации желчных кислот и абсорбции липидов. Поэтому в состав искусственных смесей для детского питания ("Семилак", США) или наши смеси "Тонус-1" (Беларусь), а также используемых в педиатрической практике аминозолей ("Вамин-Лакт" — Швеция, "Левамин-Лакт" — Финляндия), в количествах, восполняющих суточные потребности, добавляют таурин [78 - 82].

В настоящее время показано, что таурин, кроме его участия в синтезе парных желчных кислот, является нейротрансмиттером и модулятором в центральной нервной системе, регулятором мембранной возбудимости в сердце, агентом, активно влияющим на эндокринную и репродуктивную функции животных, предохраняющем клеточные мембраны от действия токсических веществ. Все это поставило его в ряд эффективных средств воздействия на функциональные системы организма и вызвало вполне оправданный интерес не только биохимиков и физиологов, но и клиницистов к этому естественному метаболиту животного организма [84 - 96]. 4% рас­твор таурина под на­зва­ни­ем “Taуфон” в СНГ при­ме­ня­ет­ся только в фор­ме глаз­ных ка­пель и суб­конъ­юнк­ти­валь­ных инъ­ек­ций в оф­таль­мо­ло­гии как сти­му­ля­тор ре­ге­не­ра­ци­он­ных про­цес­сов.

Изу­че­ни­ем спе­ци­фи­че­ской фар­ма­ко­ло­ги­че­ской ак­тив­но­сти таурина ус­та­нов­ле­но, что со­еди­не­ние об­ла­да­ет ге­па­то­про­тек­тор­ны­ми и ра­дио­про­тек­тор­ны­ми свой­ст­ва­ми. Так, на­зна­чае­мый в раз­лич­ных до­зах и ре­жи­мах вве­де­ния, таурин уве­ли­чи­ва­ет вы­жи­вае­мость животных, пре­пят­ст­ву­ет де­прес­сии фор­мен­ных эле­мен­тов кро­ви и ве­со­вых ко­эф­фи­ци­ен­тов лим­фо­ид­ных ор­га­нов. В про­ти­во­ра­диа­ци­он­ном эф­фек­те он не ус­ту­па­ет эта­лон­ным пре­па­ра­там мек­са­ми­ну и цис­та­ми­ну, выгодно от­ли­ча­ясь от них низкой ток­сич­но­стью и про­гно­зи­руе­мым от­сут­ст­ви­ем не­же­ла­тель­ных для ор­га­низ­ма по­боч­ных ре­ак­ций, а также про­ти­во­по­ка­за­ний к при­ме­не­нию. Доказано, что таурин про­яв­ля­ет ге­па­то­про­тек­тор­ные свой­ст­ва: активирует ме­та­бо­ли­че­ские про­цес­сы в пе­че­ни, по­вы­ша­ет ее ус­той­чи­вость к па­то­ген­ным воз­дей­ст­ви­ям, активирует вос­ста­нов­ле­ние ее функ­ций при раз­лич­ных по­вре­ж­де­ни­ях [84,97 - 99].

Таурин ма­ло ток­си­чен, не ку­му­ли­ру­ет в ор­га­низ­ме, не об­ла­да­ет раз­дра­жаю­щим дей­ст­ви­ем, не влия­ет на ре­про­дук­тив­ную функ­цию и по­том­ст­во, не про­яв­ля­ет ал­лер­ги­зи­рую­щих свойств и не ока­зы­ва­ет от­ри­ца­тель­но­го влия­ния на им­му­ни­тет. При его хро­ни­че­ском на­зна­че­нии воз­ни­каю­щие из­ме­не­ния мор­фо­ло­ги­че­ских, фи­зио­ло­ги­че­ских и био­хи­ми­че­ских параметров не но­сят по­вре­ж­даю­ще­го ха­рак­те­ра, об­ра­ти­мы и воз­вра­ща­ют­ся к ис­ход­но­му уров­ню по­сле от­ме­ны пре­па­ра­та в те­че­ние 8-10-и су­ток [84].

Тех­но­ло­гия про­из­вод­ст­ва таурина разработана в Ин­сти­ту­те фи­зи­ко-ор­га­ни­че­ской хи­мии Академии Наук Республики Беларусь, про­мыш­лен­ное про­из­вод­ст­во на ос­но­ве дос­туп­но­го сы­рья бу­дет ос­вое­но на строящемся Грод­нен­ском за­во­де ме­ди­цин­ских пре­па­ра­тов (г. Скидель).

Поэтому наши усилия сконцентрированы на исследовании специфической метаболической активности таурина в качестве регулятора аминокислотного обмена, гепато-, радиопротектора и компонента искусственных аминокислотных смесей. В конечном итоге эта часть работы практически завершена разработкой ВФС для таблетированной лекарственной формы этого препарата, а кли­ни­че­ские ис­пы­та­ния таб­ле­ток таурина как ге­па­то­про­тек­тор­но­го и ра­дио­про­тек­тор­но­го сред­ст­ва по со­от­вет­ст­вую­щим кон­крет­ным по­ка­за­ни­ям к при­ме­не­нию находятся в стадии завершения в спе­циа­ли­зи­ро­ван­ных кли­ни­ках и от­де­ле­ни­ях г.Грод­но, Мин­ска и Витебска. Предварительные результаты 1 фазы клинических испытаний подтверждают наши теоретические предположения и подтверждают экспериментальные данные.

В связи с последним особенно актуальным является исследование механизмов биосинтеза, а также формирования внутриклеточного фонда серусодержащих аминокислот и функционально-активного пула важнейшего продукта их деградации - таурина [91 - 100].

Нами показано, что однократное внутрибрюшинное введение таурина в дозе 1/10 LD50 вызывает увеличение концентрации этого соединения в печени и плазме крови крыс и уменьшение уровней метионина, гликогенных аминокислот, АРУЦ и ААК. Кроме того, таурин in vitro в концентрациях 10-6 -10-7 М увеличивает антирадикальную активность гомогенатов печени, содержание в них фосфатидилхолина, фосфоэтаноламина и снижает уровень этаноламина [6].

Дополнительное введение таурина in vivo увеличивает концентрации восстановленного глутатиона, КоА, 2-оксоглутарата, соотношение НАД/НАДН, активирует митохондриальные декарбоксилазы и трансаминазы, снижает концентрацию глутаминовой кислоты, соотношения АРУЦ/ААК, ацетил-КоА/КоА в печени. Всё перечисленное доказывает, что повышение концентрации таурина активирует гликолиз и процессы утилизации углеродных скелетов аминокислот в цикле трикарбоновых кислот в печени [96].

Метаболические предосылки, возникающие на фоне повышения содержания таурина в организме, тем самым доказывают целесообразность включения этого соединения в состав искусственных смесей аминокислот для парентерального питания.

Статистическая модель, построенная для печени крыс, выявила зависимость уровня АРУЦ от содержания таурина, что предполагает его влияние на активность глюкозо-аланинового цикла, глюконеогенез и утилизацию этих аминокислот в цикле лимонной кислоты [101].

На основании созданных для печени и плазмы крови математических моделей можно предполагать, что увеличение концентрации таурина в крови или печени при активации его синтеза или на фоне экзогенной нагрузки будет способствовать снижению уровня гликогенных аминокислот [102].

Исследование закономерностей формирования аминокислотного фонда печени, плазмы крови и желчи пациентов на фоне функционально-обратимых поражений гепатобилиарной системы при острых и хронических холециститах. В наших исследованиях [103] показало, что как острая, так и хроническая форма холецистита сопровождается гипераминоацидемией в основном за счет гликогенных, ароматических и серусодержащих, а также аминокислот и их производных-маркеров антитоксической функции печени (мочевина, аммиак, -аминобутират). Сдвиги в содержании указанных соединений более выражены при хронической форме заболевания, особенно - за счет увеличения суммарного пула серусодержащих аминокислот. Найденная нами зависимость подтверждена высокой эффективностью применения в клинике аминозоля "Вамин". Метаболическая коррекция индуцированных операционной травмой и воспалением желчного пузыря изменений была эффективной при отсутствии выраженных метаболических, функциональных и морфологических изменений со стороны печени и способствовала снижению частоты послеоперационных осложнений [103].

В в печени животных с экспериментальным холестазом отмечена выраженная тенденция к увеличению суммарного фонда свободных аминокислот на фоне практически пятикратного снижения отношения незаменимых аминокислот к заменимым (НА/ЗА). Характерно, что эти изменения касаются прежде всего гликогенных аминокислот, нарушение метаболизма которых в печени является одним из характерных признаков, возникающим уже на ранних стадиях гепатобилиарной патологии. Отчетливо прослеживается тенденция обогащения фонда свободных серусодержащих аминокислот и их дериватов, трехкратное снижение индекса Фишера (АРУЦ/ААК) [104].

Дополнительное введение таурина на фоне экспериментального холестаза оказало нормализирующее действие на уровни исследуемых соединений в печени и плазме крови животных. Из результатов, отражающих закономерности формирования пула свободных аминокислот в гепатоцитах контрольных и опытных животных, очевидно, что метаболическая активность изолированных из "холестазной" печени гепатоцитов в отношении синтеза аминокислот de novo снижена [104].

В ситуации экспериментального холестаза нами выявлены общие закономерности формирования аминокислотного дисбаланса на тканевом (печень) и клеточном (изолированные гепатоциты) уровнях, найдены метаболические предпосылки, обосновывающие целесообразность включения таурина в состав искусственных смесей аминокислот для парентерального питания при внепечёночном холестазе [104].

Закономерности формирования аминокислотного пула на фоне развившейся печеночной недостаточности были исследованы нами на этапах оперативного устранения желчной гипертензии у 147 больных с подпеченочной желтухой. Аминокислотный дисбаланс в плазме крови этой группы больных характеризуется гипераминоацидемией в равной степени как за счет ЗА, так и НА, резким снижением концентрации АРУЦ и уменьшением отношения АРУЦ/ААК. Характерным для плазмы крови является резкое увеличение концентрации серусодержащих аминокислот или образующих парные соединения с желчными кислотами аминокислот. Изменения в содержании исследуемых соединений в печени на фоне ее недостаточности в целом свидетельствуют об ингибировании реакций синтеза аминокислот в печени, поступления их в желчь и снижении активности процессов энтерогепатической рециркуляции [104].

Тем самым внепечёночный холестаз на фоне развивающейся печеночной недостаточности характеризуется выраженным аминокислотным дисбалансом, который формируется главным образом за счет изменения уровня гликогенных и серусодержащих аминокислот. Линейно-дискриминантный анализ аминокислотного фонда биоптатов печени этих больных показал, что, несмотря на имеющееся повышение содержания предшественников, уровень таурина практически не отличается от контрольных цифр. Очевидно, что в такой ситуации увеличение концентрации таурина в печени может быть достигнуто только за счет его экзогенного введения. Математическое моделирование процессов формирования фонда свободных аминокислот в печени обосновывает целесообразность дополнительного экзогенного введения таурина при гепатобилиарной патологии [104,105].

Оказалось, что с первых суток после наложения лапароскопической холецистостомы введение в желчные протоки 60 мл 4% раствора таурина ("Тауфон"), растворённого в 500 мл изотонического раствора хлорида натрия, под давлением 140-180 мм водного столба в сочетании с внутривенным введением 400 мл "Полиамина" приводит к контролируемой декомпрессии, коррекции аминокислотного дисбаланса и существенному уменьшению проявлений печёночной недостаточности [104].

Таким образом, на фоне функционально-обратимых или морфологических изменений в печени при гепатобилиарной патологии у людей формируется качественно сходные метаболические нарушения, приводящие к аминокислотному дисбалансу и увеличению концентрации серусодержащих, ароматических и гликогенных аминокислот в печени и плазме крови.

На основании полученных результатов нами обоснована эффективность применения аминозолей, обогащенных серосодержащими аминокислотами или таурином, для нормализации аминокислотного дисбаланса, функционального состояния печени, в целях диагностики и лечения начальных стадий ее поражения.

Изменения в уровне свободных аминокислот печени, плазмы крови и желчи достаточно специфичны и информативны для оценки функционального состояния печени, диагностики и оптимизации способов метаболической коррекции гепатобилиарной патологии, а назначение при исследованной патологии таурина и специальных искусственных смесей аминокислот способствует нормализации аминокислотного дисбаланса и клинико-биохимических показателей, снижает частоту послеоперационных осложнений и сроки пребывания больных в стационаре.

ЛИТЕРАТУРА


  1. Ньюсхолм Э., Старт К. Регуляция метаболизма: Пер с англ. - М., Мир, 1977. - 345с.

  2. Аминокислоты и их производные в регуляции метаболизма. / Кричевская А.А., Лукаш А.И., Шугалей В.С., Бондаренко Т.И; Под ред. Броновицкой З.Г. - Ростов.: "Ростовский университет", 1983. - 110с.

  3. Blackburn G.L., Grant J.P., Yoring V.R. Amino Acid Metabolism and medical applications. - London: J. Wright Inc., 1983. - 520 p.

  4. Amino Acids (Chemistry, Biology, Medicine) / Ed. Lubec C., Rosental J.A. - N.Y.: Escom, 1990. - 1196 p.

  5. Bender D.A. Amino Acid Metabolism. - N.Y.: J. Willey & Sons, 1975. - 234 p.

  6. Нефёдов Л.И Формирование фонда свободных аминокислот и их производных в условиях метаболического дисбаланса // Атореф. докт. дисс., - 1993 - Минск, 36с.

  7. Клиническая гепатология / Аншелевич Ю.В., Блюгер А.Ф., Векслер Х.М. - Рига, Звайгзне, 1975. - 410с.

  8. Западнюк В.И., Купраш Л.П., Заика М.С. Аминокислоты в медицине. - Киев: Здоров'я, 1982. - 200с.

  9. Говорков А.В.,Завьялов Н.В., Балабанова А.К. // Усп.ехи гепатологии. - 1988. - вып.14. - С. 238-249.

  10. Довганский А.П., Курцер Б.М., Зорькина Т.А. Печень при экстремальных состояниях. - Кишинев: Штинница, 1989. - 132с.

  11. Harper A.E. // Proc. Nutr. Soc. - 1983. - V.43, N3. - P. 437 - 449.

  12. Nylan W.L. Abnormalies in Amino ACid Metabolism in Clinical Medicine. - Connecticut: Nerevalk, 1984. - 250 p.

  13. Chronic Liver Disease / Ed. Dianzani M.U., Gentilini P. - Basel.: Karger, 1986. - 398 p.

  14. Pathophysiology of the liver / Ed. Gentini P., Dianzani M.U. - N.Y.: Exc. Med., 1988. - 585 p.

  15. Futerweit S., Trachtman H., Pizzo R. // Amino Aicds / Ed. G. Lubec, G. A. Rosental. - N.Y.: Escom, 1990. - 1196 p.

  16. Sholmerich J., Holstege A. // Drugs. - 1990. - V. 40, N3. - P. 3-22.

  17. Wright`s Liver and Biliary Disease (Pathophysiology, Diagnosis and Management). Eds: G.H.Millward-Sadler, R.Wright, M.J.P. Arthur, Trird edition, v.1-2, 1540 pp., 1992, W.B.Saunders Company Ltd.

  18. Bernardini P., Fisher E. // Ann. Rev. Nutr. - 1982. - V. 2. - P. 419-454.

  19. Cooper A.J.L. // Ann. Rev. Biochem. - 1983. - V. 52. - P. 187-222.

  20. Kurijama K., Huxtable R.J., Iwata H. Sulfur Amino Acids: Biochemical and Clinical Aspects. - Tokyo, 1982. - 485 p.

  21. Fan D., Bas-Joyeux B., Chanez M. // Reprod. Nutr. Develop. - 1981. - V. 21, N4. - P. 519-529.

  22. Shanbrain F.N., Jacobs M.S., Lajtha A. // J. Neuros. Meth. - 1989. - V. 27. - P. 91-101.

  23. Yose M.M., Corales F., Martin-Duce A., et al. // Drugs. - 1990. - V. 40, N3. - P. 58-64.

  24. Mato J.M., Corrales F., Ortiz P. Impairment of Methionine metabolism in liver disorders / Ed. Rodes J., Aroyi V. - Doyma, 1992. - P. 368-373.

  25. Daniels M.K., Stipanuk M.H. // J. Nutr. - 1982. - V. 112, N11. - P. 2131-2141.

  26. Dupre S., Spoto G., Solinas S.P. // Sulfur Amino Acids: Biochemical Aspects / Ed. A.R. Liss. - N.Y., 1983. - P. 343-353.

  27. Barak A.L., Beckenhauer H.C., Tuma D.J. // Analyt. Biochem. - 1982. - V. 127, N2. - P. 372-375.

  28. Букин Ю.В., Орлов Е.Н. // Вест. АМН СССР. - 1984. - №5. - С. 9-14.

  29. Stramentinoli G. // Cell. Biol. Rev. - 1987. - V. 2, N1. - P. 67-80.

  30. Friedel H.A., Goa K.L., Bentield P. // Drugs. - 1989. - V. 38, N3. - P. 389 - 416.

  31. Chawla R.K., Bankovsky H.L., Calambos J.T. // Drugs. - 1990. - V. 40, N3. - P. 98-110.

  32. Kosower N.S., Kosower E.M. // Rew. Cytol. - 1978. - V. 54. - P. 109-160.

  33. Ortiz P., Martin D.A., Cabrero C. // Cell Biol. Rev. - 1987. - V. 2. - P. 59-66.

  34. Bauman P.F., Smith T.K., Bray T.M. // Can. J. Physiol. Pharm. - 1988. - V. 66. - P. 1048-1052.

  35. Vana J., Catalan V., Blay P., et al. // Biochem. Soc. Trans. - 1987. - V. 15, N2. - P. 227-228.

  36. Meister A. // Trends. Biochem. - 1988. - V. 13, N5. - P. 185-188.

  37. Neuchauser-Bertold M., Kunfus A., Bassler K.H. // Metabolism. - 1988. - V. 37, N8. - P. 796-801.

  38. Abumrad N.N., Geer R., Blair J. // Biol. Chem. - 1990. - V. 371. - P. 291-305.

  39. Aebi S., Lautenburg B.H. // J. Hepatol. - 1991. - V. 13, N2. - P. 3.

  40. Ballatori N. // Biol. Chem. - 1990. - V. 371. - P. 291-305.

  41. Padova D.C., Frezza M., Pozato G. // Cell Biol. Rev. - 1987. -V. 2, N1. - P. 81-91.

  42. Boelsterli, U.A., Rakhit, G. & Balazs, T. //Hepatol. -1983.-V. 3,-Р. 12-17.

  43. DiPadova, C., DiPadova, F., Tritapepe, R. & Stramentinoli, G. // Toxicol. Let. - 1985.-V.29 - Р.1312-1316.

  44. Frezza M., Surrenti K., Manzillo J., et al. // Gastroenterol. - 1988. - V. 99. - P. 211-215.

  45. Everson, G.T., Ahnen, D., Harper, P.C. & Krawitt, E.L. // Gastroenterol. -1989.- V. 96.- Р. 1354-1357.

  46. Kaye G.L. // Drugs. - 1990. - V. 40, N3. - P. 124-128.

  47. Placencia C., Careia M.A., Torres C.// J. Hepatol. - 1991. - V. 13, N2. - P. 104-110

  48. Frezza, M., Surrenti, C., Manzillo, G. et al.//Gastroenterol.- 1990 - V. 99. - Р.211-215.

  49. Мусил Я., Новакова О., Кунц К. Современная биохимия в схемах: Пер. с англ. - М., Мир. 1981. - 216с.

  50. Agins L., Bartlett K. // Biochem. Soc. Trans. - 1985. - V. 13, N4. - P. 747 - 748.

  51. Теппермен Дж., Теппермен Х. Физиология обмена веществ и эндокринной системы: Пер. с англ. - М., Мир. 1989. - 653с.

  52. Metabolism and Clinical Implications of Branched Chain Amino and Keto Acids / Ed. Walser M., Williamson J.R. - N.Y.: Elsevier, 1981. - 465 p.

  53. Daul H.S., Adibi S.A // Branched Chain & Keto acid in Health and disease. - Basel, 1984. - P. 182-219.

  54. Dunne J.B., Davenport M., Williams R. //J. Hepatol. - 1993 - V.18, suppl. 1, S66.

  55. Elger B., Seega J., Thom H. // J. Hepatol. - 1993 - V.18, suppl.1, S73.

  56. Paul H.S., Abidi S.A. // Branched Chain and Keto Acids in Health and Disease. - N.Y., 1984. - P. 182-219.

  57. McMahon R.A., James B., Shaw P., et al. // Metabolism and Clinical Implications of Branched Chain and Keto Acids - N.Y., 1980. - P. 248-258.

  58. Pogson C.I., Salter M., Knowles R.G. // Biochem. Soc. Trans. - 1986. - V. 14, N6. - P. 999-1001.

  59. Fiacadori F., Ghinneli F., Pedritti G. // Front, Gastrointestin. Res. - 1986. - V. 9. - P. 227-235.

  60. Naylor D., O'rourke K., Detsky A. // Gastroenterol. - 1989. - V. 97. - P. 1033-1042.

  61. Цацаниди К.Н., Манукян Г.В. // Хирургия. - 1990. - №4. - С. 137-145.

  62. Bazon P. // Therapy of Hepatobiliary Deseases. - Halle, 1990. - P. 29.

  63. Erikson L.S. // Therapy of liver diseases /Ed. Rodes J., Arroyoy. - Doyma., 1992. - P. 292-301.

  64. Falkamin - Pellets. Dr. Falk: Germany, 1992. - 35 p.

  65. Dr. Falk Pharma GmbH. Falkamin, 1993, 21 p.

  66. Dr. Falk Pharma GmbH. Dietary rules in cirrhosis of the liver, 1993, 31 p.

  67. Cooper A.J.L., Lai J.C.K. // Biol. Chem. - 1990. - V. 371. - P. 291-305.

  68. Zenezoli M.L. // Therapy of Liver Disoeders / Ed. Rodes J., Arroyo V. - Doyma, 1992. - P. 270-276.

  69. De Feudis F.V., Mandel P. Amino Acid Neurotransmitters. - N.Y.: Acad.Press, 1981. - 571 p.

  70. Моргулис М.С., Ефимов Е.А., Айдрейман Л.А. // Усп. гепатол. - 1990. - вып.15. - С. 366-372.

  71. Messner M., Bristol P. // Drugs. - 1990. - V. 40, N3. - P. 45-57.

  72. Stavinoha M.W., Soloway R.D. // Drugs. - 1990. - V. 39, N6. - P. 814-840.

  73. Meisner M. // Therapy of Liver Disorders / Ed. Rodes J., Arroyo V. - Doyma, 1992. - P. 323-330.

  74. Russel F.G.M., Weitering J.G., Oosting K., et al. // Gastroenterol. - 1983. - V. 85, N2.- P. 225-234.

  75. Sturman J.A., Hayes K.C. // Adv. Nutr. - 1980. - V. 4. - P. 231-299.

  76. Masuda M., Horisaka K. // J. Pharmacobio. - 1986. - V. 9, N11. - P. 934-940.

  77. Therapy liver disorders / Ed. Rodes J., Aroya V. - Doyma, Spain, 1992. - 451 p.

  78. Jacobsen J.G. Taurine: Occurence biosynthesis, metabolic fate and physiological role in mammals. - Kobenhaum: Nyt. Nord. Torlag, 1968. - 150 p.

  79. Benjamin, D.F. // Americ. J. of Clinical Pathol.- 1981.- V.76.- Р. 276-283.

  80. Farrel, M.K. & Balistreri, W.F.//Clinics in Perinatology .- 1986 .-V.13 -P.197-212.

  81. Merritt, R.J. //J. Pediatr. Gastroenterol. Nutrit.- 1989.-V 5. -P. 9-22.

  82. Fouin-Fortunet, H., LeQuernec, L., Erlinger, S. et al. // Gastroenterol.- 1982 .-V82. -P. 932-937.

  83. Robertson, J.F.R., Garden, O.J. & Shenkin, A. //J. Parenter. Enteral Nutrit.- 1986. -V.10. - P.172-176.

  84. Таурин (фармакологические и противолучевые свойства) / Ярцев Е.И., Гольдберг Е.Д., Коменников Ю.А. - М.: Медицина, 1975. - 158с.

  85. Gegel H.S., Ament M.E., Heckenlively M.D., Martin D.A., Kopple J.D. // The New Engl. Jorn. Med. - 1985. - V. 312, N3. - P. 142-146.

  86. Hayes K., Sturman J.A. // Ann. Rev. Nutr. - 1981. - V. 1. - P. 401-425.

  87. Huxtable R., Barbeau A. Taurine. - N.Y.: Raven Press, 1976. - 398 p.

  88. Malloy M.H., Gaul G.E., Heird W.C., et al. // Natural sulfur compounds: novel biochemical and structural aspects / Eds. D. Cavalini., D.K. Gaul, V. Lappia. - N.Y., 1980. - P. 245-252.

  89. Huxtable R., Pasantes-Morales H. Taurine in Nutrition and Neurology. - N.Y.: Plenum Press, 1978. - 551 p.

  90. Taurine: Biological Actions and Clinical Perspectives / Ed. Oia S.S., Antee L., Kontro P., et al. - N.Y.: Alan R. Liss, 1985. - 512 p.

  91. Wright C.E., Tallan H.H., Lin Y.Y. // Ann. Rev. Biochem. - 1986. - V. 55. - P. 427-453.

  92. Jurgens P. // Intus. Therap. - 1988. - V, 15, N3. - P. 129-136.

  93. Нефёдов Л.И. //Весцi АН БССР. - 1990. - №5. - С. 99 - 106.

  94. Нефёдов Л.И. // Весцi АН Беларусi.- 1992. - №3-4. - С. 99 - 106.

  95. Human nutritional compounds containing taurine and vitamins and/or minerals: Pat. 4751085 USA/Gaul G.E.(USA). - 5 p.

  96. Nefeоydov L.I. // 1st Intern. Congr. Therapy with Amino Acids and Analogues: Abst. - Vienna, 1989. - P.56.

  97. Pasantes-Morales H., Wright C.E.,9 Gaul G.E. // Biochem. Pharmacol. - 1985. - V. 34, N12. - P. 2205-2207.

  98. Гуревич В.С. Таурин и функция возбудимых клеток. - Л.: Наука, 1986. - 108с.

  99. Поздеев В.К. Медиаторные процессы и эпилепсия. - Л.: Наука, 1983. - 112с.

  100. Azuoma I., Halliwell B., Haey B.M. // Biochem.J. - 1988. - V. 256, N1. - P.251-255.

  101. Нефёдов Л.И., Мороз А.Р., Островский Ю.М. // Вопр. питания. - 1991. - №4. - С.37-41.

  102. Нефёдов Л.И., Климович И.И., Мороз А.Р. // Здравоохранение Беларуси. - 1991. - №11. - С.10 - 13.

  103. Nefyodov L.I., Fomin K.A., Strapko V.P., Maslakova N.D //X Internat. Congr Liver Diseases, Falk Symposium No. 87, p.402

  104. Маслакова Н. Д. Направленная коррекция аминокислотного дисбаланса на этапах хирургического лечения внепечёночного холестаза // Автор. дисс. канд. мед. наук, Минск, 1994, 20с.

  105. Факторный, дискриминантный и кластерный анализ / Ким Дж.-О, Мюллер Ч.У., Клекка У.Р.,Олдендерфер М.С., Блоэтфилд Р.К.: Под ред. И.С. Енюкова. - М.: Финансы и статистика, 1989. - 216с.



Р Е Ф Е Р А Т


Л.И.Нефёдов, Н.Д.Маслакова, В.М.Цыркунов, A.A.Чиркин, М.К.Кевра, Н.М.Курбат, В.Ю.Смирнов, Д.А.Маслаков, Н.И.Батвинков, К.Н.Угляница, Е.М.Дорошенко, Б.П.Фусточкенко, Б.И.Горенштейн, А.Н.Бородинский, Л.М.Караедава, И.И.Климович, А.В.Каравай, В.П.Страпко, Н.Л.Каравай АМИНОКИСЛОТЫ И ИХ ПРОИЗВОДНЫЕ В ПАТОГЕНЕЗЕ И ЛЕЧЕНИИ ПОРАЖЕНИЙ ПЕЧЕНИ //Весцi Академii Навук Беларусi—1997.—N . С.


Обзор современных литературных данных о роли аминокислот и их производных в патогенезе и лечении поражений печени.

Библиогр.: 105 назв.

Ключевые слова: аминокислоты, производные, таурин, свойства, применение в медицине.


S U M M A R Y


L.I.Nefyodov, N.D.Maslakova, V.M.Tsyrkunov, A.A.Chirkin, M.K.Kevra, N.M.Kurbat, V.Yu.Smirnov, D.A.Maslakov, N.I.Batvinkov, K.N.Uglyanitsa, E.M.Doroshenko, B.P.Fustochenko, B.I.Gorenshtein, A.N.Borodinsky, L.M.Karoyedova, I.I.Klimovich, A.V.Karavay, V.P.Strapko, N.L.Karavay. Amino acids and derivatives in the treatment of liver pathology (review of literature) //Visti Akademii Nauk Belarusi — 1997.—N. P.

A review of the recent literature data about amino acids and derivatives in the treatment of liver pathology.


В редакцию журнала

"Весцi Академii Навук Беларусi"

___________________________________


Направляется для публикации статья Нефёдова Л.И. и соаторов "АМИНОКИСЛОТЫ И ИХ ПРОИЗВОДНЫЕ В ПАТОГЕНЕЗЕ И ЛЕЧЕНИИ ПОРАЖЕНИЙ ПЕЧЕНИ".


И.о. директора Института биохимии

Академии Наук Беларуси, к.м.н. А.Г.Мойсеёнок





Похожие:

Л. И. Нефёдов, Н. Д. Маслакова, В. М. Цыркунов, A. A. Чиркин, М. К. Кевра, Н. М. Курбат, В. Ю. Смирнов, Д. А. Маслаков, Н. И. Батвинков, К. Н. Угляница, Е. М. Дорошенко, Б. П. Фусточкенко, Б. И. Горенштейн, А. Н. Бородинский, Л. М. Караедава, И. И. Климович, А. В. Каравай, В iconБюллетень поступлений литературы в библиотеку крсу
Нефедов Е. И. Нефедов Е. И. Современная биоинформатика/ Е. И. Нефедов, Т. И. Субботина, А. А. Яшин. М.: Горячая линия-Телеком, 2005....
Л. И. Нефёдов, Н. Д. Маслакова, В. М. Цыркунов, A. A. Чиркин, М. К. Кевра, Н. М. Курбат, В. Ю. Смирнов, Д. А. Маслаков, Н. И. Батвинков, К. Н. Угляница, Е. М. Дорошенко, Б. П. Фусточкенко, Б. И. Горенштейн, А. Н. Бородинский, Л. М. Караедава, И. И. Климович, А. В. Каравай, В iconА. В. Климович Л. В. Перевалова обществоведение
Климович. А. В., Перевалова Л. В. Обществоведение: учебно-методический комплекс / А. В. Климович, Л. В. Перевалова – Брест: Изд-во...
Л. И. Нефёдов, Н. Д. Маслакова, В. М. Цыркунов, A. A. Чиркин, М. К. Кевра, Н. М. Курбат, В. Ю. Смирнов, Д. А. Маслаков, Н. И. Батвинков, К. Н. Угляница, Е. М. Дорошенко, Б. П. Фусточкенко, Б. И. Горенштейн, А. Н. Бородинский, Л. М. Караедава, И. И. Климович, А. В. Каравай, В icon«Нефёдов С. А. История древнего мира»: Владос; 1996 isbn 5 691 00017 9 Сергей Александрович Нефедов
Популярное изложение истории древнего мира. История, поданная как роман. Увлекательное чтение для всех любителей истории. Книга,...
Л. И. Нефёдов, Н. Д. Маслакова, В. М. Цыркунов, A. A. Чиркин, М. К. Кевра, Н. М. Курбат, В. Ю. Смирнов, Д. А. Маслаков, Н. И. Батвинков, К. Н. Угляница, Е. М. Дорошенко, Б. П. Фусточкенко, Б. И. Горенштейн, А. Н. Бородинский, Л. М. Караедава, И. И. Климович, А. В. Каравай, В iconСредства обучения умк
Смирнов А. Т. Основы медицинских знаний и здорового образа жизни: учеб для 10—11 кл. /А. Т. Смирнов, Б. И. Мишин, П. В. Ижевский....
Л. И. Нефёдов, Н. Д. Маслакова, В. М. Цыркунов, A. A. Чиркин, М. К. Кевра, Н. М. Курбат, В. Ю. Смирнов, Д. А. Маслаков, Н. И. Батвинков, К. Н. Угляница, Е. М. Дорошенко, Б. П. Фусточкенко, Б. И. Горенштейн, А. Н. Бородинский, Л. М. Караедава, И. И. Климович, А. В. Каравай, В iconИ. С. Смирнов Китайская поэзия: понимание и перевод
«триста стихотворений», «тысяча поэтов» и т п.) или по другому, порой достаточно произвольному, признаку (подробнее см. Смирнов 2000...
Л. И. Нефёдов, Н. Д. Маслакова, В. М. Цыркунов, A. A. Чиркин, М. К. Кевра, Н. М. Курбат, В. Ю. Смирнов, Д. А. Маслаков, Н. И. Батвинков, К. Н. Угляница, Е. М. Дорошенко, Б. П. Фусточкенко, Б. И. Горенштейн, А. Н. Бородинский, Л. М. Караедава, И. И. Климович, А. В. Каравай, В iconПрограмма по дисциплине «история государства и права зарубежных стран»
Разработчик программы: к и н., профессор Вологдин А. А., к ю н., профессор Чиркин С. В
Л. И. Нефёдов, Н. Д. Маслакова, В. М. Цыркунов, A. A. Чиркин, М. К. Кевра, Н. М. Курбат, В. Ю. Смирнов, Д. А. Маслаков, Н. И. Батвинков, К. Н. Угляница, Е. М. Дорошенко, Б. П. Фусточкенко, Б. И. Горенштейн, А. Н. Бородинский, Л. М. Караедава, И. И. Климович, А. В. Каравай, В iconРекомендована к утверждению в качестве типовой
В. М. Цыркунов, заведующий кафедрой инфекционных болезней с курсом детских инфекций Учреждения образования «Гродненский государственный...
Л. И. Нефёдов, Н. Д. Маслакова, В. М. Цыркунов, A. A. Чиркин, М. К. Кевра, Н. М. Курбат, В. Ю. Смирнов, Д. А. Маслаков, Н. И. Батвинков, К. Н. Угляница, Е. М. Дорошенко, Б. П. Фусточкенко, Б. И. Горенштейн, А. Н. Бородинский, Л. М. Караедава, И. И. Климович, А. В. Каравай, В iconДмитро Дорошенко
Про автора та його "Нарис історії України". Вступне слово Олександера Оглоблина
Л. И. Нефёдов, Н. Д. Маслакова, В. М. Цыркунов, A. A. Чиркин, М. К. Кевра, Н. М. Курбат, В. Ю. Смирнов, Д. А. Маслаков, Н. И. Батвинков, К. Н. Угляница, Е. М. Дорошенко, Б. П. Фусточкенко, Б. И. Горенштейн, А. Н. Бородинский, Л. М. Караедава, И. И. Климович, А. В. Каравай, В iconGeneral ciизбирательная система для россии: состязательность партий и консолидация общества
Чиркин Вениамин Евгеньевич — доктор юридических наук, профессор, главный научный сотрудник Института государства и права ран
Л. И. Нефёдов, Н. Д. Маслакова, В. М. Цыркунов, A. A. Чиркин, М. К. Кевра, Н. М. Курбат, В. Ю. Смирнов, Д. А. Маслаков, Н. И. Батвинков, К. Н. Угляница, Е. М. Дорошенко, Б. П. Фусточкенко, Б. И. Горенштейн, А. Н. Бородинский, Л. М. Караедава, И. И. Климович, А. В. Каравай, В iconСпособ тушения собственной флуоресценции белков
Грищенко Валентин Иванович, Дорошенко Андрей Олегович, Дюбко Татьяна Станиславовна
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница