The Netscape ipo wasn't really about dot-commerce. At its heart was a new cultural force based on mass collaboration. Blogs, Wikipedia, open source, peer-to-peer behold the power of the people




Скачать 248.13 Kb.
НазваниеThe Netscape ipo wasn't really about dot-commerce. At its heart was a new cultural force based on mass collaboration. Blogs, Wikipedia, open source, peer-to-peer behold the power of the people
страница1/3
Дата24.09.2012
Размер248.13 Kb.
ТипДокументы
  1   2   3
We Are the Web

By Kevin Kelly

(http://www.wired.com/wired/archive/13.08/tech_pr.html)


The Netscape IPO wasn't really about dot-commerce. At its heart was a new cultural force based on mass collaboration. Blogs, Wikipedia, open source, peer-to-peer - behold the power of the people.

Появление «Netscape» не было реально связано с электронной коммерцией. В сердце нового браузера была новая культурная сила, основанная на массовом сотрудничестве. Блоги, «Wikipedia», отрытые источники, децентрализованность – показывают человеческую силу.

Ten years ago, Netscape's explosive IPO ignited huge piles of money. The brilliant flash revealed what had been invisible only a moment before: the World Wide Web. As Eric Schmidt (then at Sun, now at Google) noted, the day before the IPO, nothing about the Web; the day after, everything.

10 лет назад, сенсационное первичное размещение акций «Netscape» привлекло большое количество денег. Великолепная вспышка показала то, что было скрыто мгновение назад: всемирную сеть. Как заметил Эрик Шмидт (сначала работавший в «Sun», теперь в «Google»), за день до первичного размещения акций, сети не было. Днем позже – сеть стала всем.

Computing pioneer Vannevar Bush outlined the Web's core idea - hyperlinked pages - in 1945, but the first person to try to build out the concept was a freethinker named Ted Nelson who envisioned his own scheme in 1965. However, he had little success connecting digital bits on a useful scale, and his efforts were known only to an isolated group of disciples. Few of the hackers writing code for the emerging Web in the 1990s knew about Nelson or his hyperlinked dream machine.

Пионер в области компьютеров Ванневар Буш выявил основную идею Сети – страницы, связанные гиперссылками – в 1945, но первым человеком, который постарался построить на этом концепцию, был вольнодумец Тед Нельсон, который представил себе собственную схему в 1965 году. Однако у него плохо получалось соединять цифровые биты с пользой, и его усилия были известны только небольшой изолированной группе его последователей. Некоторые из хакеров, которые писали коды для растущей Сети в 1990-х знали о Нельсоне и о его мечте из гиперссылок.

At the suggestion of a computer-savvy friend, I got in touch with Nelson in 1984, a decade before Netscape. We met in a dark dockside bar in Sausalito, California. He was renting a houseboat nearby and had the air of someone with time on his hands. Folded notes erupted from his pockets, and long strips of paper slipped from overstuffed notebooks. Wearing a ballpoint pen on a string around his neck, he told me - way too earnestly for a bar at 4?o'clock in the afternoon - about his scheme for organizing all the knowledge of humanity. Salvation lay in cutting up 3 x 5 cards, of which he had plenty.

По предложению своего соображающего в компьютерах приятеля, я связался с Нельсоном в 1984 году, за 10 лет до «Netscape». Мы встретились в темном портовом баре в Саусалито, Калифорния. Он арендовал лодку-дом и хотел с кем-нибудь пообщаться. Сложенные бумажки вылезали из его карманов, и длинные бумажные полосы свисали из разбухших записных книжен. С шариковой ручкой на веревочке вокруг шеи, он рассказал мне – слишком убедительно для бара в 4 часа дня – о своей схеме для организации всех знаний человечества. Спасение лежало в вырезании карточек 3х5 сантиметров, которых у него было много.

Although Nelson was polite, charming, and smooth, I was too slow for his fast talk. But I got an aha! from his marvelous notion of hypertext. He was certain that every document in the world should be a footnote to some other document, and computers could make the links between them visible and permanent. But that was just the beginning! Scribbling on index cards, he sketched out complicated notions of transferring authorship back to creators and tracking payments as readers hopped along networks of documents, what he called the docuverse. He spoke of "transclusion" and "intertwingularity" as he described the grand utopian benefits of his embedded structure. It was going to save the world from stupidity.

Несмотря на то, что Нельсон был вежливым, обаятельным и мирным, я был слишком медлительным для его быстрого разговора. Но успел сказать «Ага!» после его замечания о гипертексте. Он был уверен, что каждый документ в мире должен ссылаться на другой документ, и компьютеры способны делать ссылки между ними видимыми и постоянными. Но это было только начало! Чиркая на индекс-карточках, он обрисовал сложные понятия передачи авторства создателям и отслеживания платежей, когда читатели путешествуют по сетям документов, которые он назвал «докуленная» (вселенная документов). Он говорил о транс-выводах и межкрылогулярности, когда описывал гигантские утопические выгоды его структуры. Это должно было спасти мир от глупости.

I believed him. Despite his quirks, it was clear to me that a hyperlinked world was inevitable - someday. But looking back now, after 10 years of living online, what surprises me about the genesis of the Web is how much was missing from Vannevar Bush's vision, Nelson's docuverse, and my own expectations. We all missed the big story. The revolution launched by Netscape's IPO was only marginally about hypertext and human knowledge. At its heart was a new kind of participation that has since developed into an emerging culture based on sharing. And the ways of participating unleashed by hyperlinks are creating a new type of thinking - part human and part machine - found nowhere else on the planet or in history.

Я верил ему. Несмотря на его каламбуры, было понятно, что мир, связанный гиперссылками неизбежен - рано или поздно. Но сейчас, оглядываясь на 10 лет жизни он-лайн, меня удивляет, как много было утрачено из предсказаний Ванневара Буша, Нельсоновской докуленной и моих собственных ожиданий. Мы все пропустили большую часть. Революция, запущенная первичным размещением акций «Netscape» только косвенно касалась гипертекста и человеческого знания. В ее сердце был новый вид партнерства, которое с тех пор развилось в культуру, основанную на делении. И пути сотрудничества, отпущенные на волю гиперссылками создали новый тип мышления – частично человеческий, частично машинный – которого не было нигде на планете и в истории.

Not only did we fail to imagine what the Web would become, we still don't see it today! We are blind to the miracle it has blossomed into. And as a result of ignoring what the Web really is, we are likely to miss what it will grow into over the next 10 years. Any hope of discerning the state of the Web in 2015 requires that we own up to how wrong we were 10 years ago.

Не только мы плохо себе представляли, во что превратится Сеть, мы до сих пор себе этого не представляем! Мы ослеплены чудом, которое из нее выросло. В результате того, что мы игнорируем истинную сущность Сети, мы можем пропустить ее реальную перспективу развития на ближайшие 10 лет. Любая надежда представить, что будет с сетью в 2015 году туманна, потому что мы сильно ошибались 10 лет назад.

1995
Before the Netscape browser illuminated the Web, the Internet did not exist for most people. If it was acknowledged at all, it was mischaracterized as either corporate email (as exciting as a necktie) or a clubhouse for adolescent males (read: pimply nerds). It was hard to use. On the Internet, even dogs had to type. Who wanted to waste time on something so boring?

До того, как появился браузер «Netscape», Интернет не существовал для большинства людей. Если кто-то и понимал, что это такое, многие воспринимали его или как корпоративную электронную почту (такую же обыденную, как галстук), или как клуб для молодых людей (читай: прыщавых зануд). Его было сложно использовать. В Интернете даже собака должна была печатать. Кому нужно терять время на такую скукотищу?

The memories of an early enthusiast like myself can be unreliable, so I recently spent a few weeks reading stacks of old magazines and newspapers. Any promising new invention will have its naysayers, and the bigger the promises, the louder the nays. It's not hard to find smart people saying stupid things about the Internet on the morning of its birth. In late 1994, Time magazine explained why the Internet would never go mainstream: "It was not designed for doing commerce, and it does not gracefully accommodate new arrivals." Newsweek put the doubts more bluntly in a February 1995 headline: "THE INTERNET? BAH!" The article was written by astrophysicist and Net maven Cliff Stoll, who captured the prevailing skepticism of virtual communities and online shopping with one word: "baloney."

Воспоминания такого энтузиаста, как я, могут быть необъективными, и потому я провел несколько недель, читая подшивки старых журналов и газет. У любого многообещающего начинания есть критики, и чем больше обещания, тем громче их голос. Нетрудно найти людей, говорящих глупости об Интернете, когда он зарождался. В конце 1994 года журнал «Time» объяснил, почему Интернет никогда не станет популярным: «Он не был спроектирован для коммерции, и он вряд ли вскоре наполнится новыми посетителями». «Newsweek» выражает сомнения более резко в феврале 1995 года заголовком «Интернет? Бе!». Статью написал астрофизик Клифф Столл, который выразил скепсис по поводу виртуальных сообществ и он-лайн торговли одним словом: «Чепуха».

This dismissive attitude pervaded a meeting I had with the top leaders of ABC in 1989. I was there to make a presentation to the corner office crowd about this "Internet stuff." To their credit, they realized something was happening. Still, nothing I could tell them would convince them that the Internet was not marginal, not just typing, and, most emphatically, not just teenage boys. Stephen Weiswasser, a senior VP, delivered the ultimate putdown: "The Internet will be the CB radio of the '90s," he told me, a charge he later repeated to the press. Weiswasser summed up ABC's argument for ignoring the new medium: "You aren't going to turn passive consumers into active trollers on the Internet."

Подобные настроения были и на встрече топ-менеджеров «ABC» в 1989 году. Я был там, чтобы сделать презентацию большим боссам «Интернете и все такое». К их чести стоит сказать, что они поняли кое-что из того, что происходило. Но ничего из того, что я им говорил, не могло убедить, что Интернет – это не маргинальность, не просто печатание и, более всего, что это не просто подростки. Стивен Вайсвассер, главный вице-президент, выдвинул ультиматум: «Интернет будет FM-радио 90-х». Позже он повторил это для прессы. Вайсвассер подытожил аргументы «ABC» для игнорирования нового СМИ: «Нельзя сделать пассивных потребителей активными пользователями Интернета».

I was shown the door. But I offered one tip before I left. "Look," I said. "I happen to know that the address abc.com has not been registered. Go down to your basement, find your most technical computer guy, and have him register abc.com immediately. Don't even think about it. It will be a good thing to do." They thanked me vacantly. I checked a week later. The domain was still unregistered.

Мне указали на дверь. Но я предложил последний совет перед тем, как уйти. «Слушайте, - сказал я, - Я знаю, что адрес abc.com не был зарегистрирован. Спуститесь в подвал, найдите самого толкового компьютерщика и заставьте его зарегистрировать «abc.com» немедленно. Даже не задумывайтесь. Вам же будет лучше». Меня вежливо отблагодарили. Я проверил через неделю. Домен не был зарегистрирован.

While it is easy to smile at the dodos in TV land, they were not the only ones who had trouble imagining an alternative to couch potatoes. Wired did, too. When I examine issues of Wired from before the Netscape IPO (issues that I proudly edited), I am surprised to see them touting a future of high production-value content - 5,000 always-on channels and virtual reality, with a side order of email sprinkled with bits of the Library of Congress. In fact, Wired offered a vision nearly identical to that of Internet wannabes in the broadcast, publishing, software, and movie industries: basically, TV that worked. The question was who would program the box. Wired looked forward to a constellation of new media upstarts like Nintendo and Yahoo!, not old-media dinosaurs like ABC.

Несмотря на то, что над ними сейчас можно посмеяться, боссы ТВ-страны были не единственными, кто не мог себе представить альтернативу пассивному зрителю. Такими же были «Wired». Когда я просматриваю публикации «Wired» до размещения акций «Netscape», я удивлен, видя, как губилось будущее - 5000 круглосуточных каналов и виртуальную реальность, с брызгами из библиотеки конгресса. «Wired» предложили видение, почти совпадающее с возможностями Интернета в вещании, публикации, программном обеспечении, киноиндустрии: в общем, телевидение, которое работает. Вопрос в том, кто программирует ящик. «Wired» видели будущее в созвездии новичков, как «Nintendo» и «Yahoo!», а не старых динозаврах, как «ABC».

Problem was, content was expensive to produce, and 5,000 channels of it would be 5,000 times as costly. No company was rich enough, no industry large enough, to carry off such an enterprise. The great telecom companies, which were supposed to wire up the digital revolution, were paralyzed by the uncertainties of funding the Net. In June 1994, David Quinn of British Telecom admitted to a conference of software publishers, "I'm not sure how you'd make money out of it."

Проблема была в том, что контент был слишком дорогим для создания, и 5000 каналов стоили бы в 5000 раз дороже. Ни одна компания не могла себе этого позволить, ни одна индустрия не была настолько велика, чтобы содержать такую игрушку. Больше телекоммуникационные компании, которые должны были обеспечить цифровую революцию, были парализованы неуверенностью в инвестициях в Сеть. В июне 1994 года Дэвид Куинн из «British Telecom» отметил на конференции программистов: «Я не уверен, что вы сможете сделать из этого деньги».

The immense sums of money supposedly required to fill the Net with content sent many technocritics into a tizzy. They were deeply concerned that cyberspace would become cyburbia - privately owned and operated. Writing in Electronic Engineering Times in 1995, Jeff Johnson worried: "Ideally, individuals and small businesses would use the information highway to communicate, but it is more likely that the information highway will be controlled by Fortune 500 companies in 10 years." The impact would be more than commercial. "Speech in cyberspace will not be free if we allow big business to control every square inch of the Net," wrote Andrew Shapiro in The Nation in July 1995.

Огромные суммы денег предположительно были нужны, чтобы запонить Сеть контентом, приводили критиков к судорогам. Многие были очень обеспокоены тем, что киберпространство превратится в киберурбию – в частном владении и в частном управлении. Джефф Джонсон в «Electronic Engineering Times» в 1995 году выражал беспокойство: «В идеале отдельные люди и малый бизнес будут использовать информационные потоки для коммуникации, но более вероятно, что информационный поток будет контролироваться «золотыми» 500 компаниями в ближайшие 10 лет». Эффект будет более чем коммерческим. «Свободы слова в киберпространстве не будет, если мы позволим большому бизнесу контролировать каждый квадратный сантиметр Сети», - написал Эндрю Шапиро в «The Nation» в июле 1995-го.

The fear of commercialization was strongest among hardcore programmers: the coders, Unix weenies, TCP/IP fans, and selfless volunteer IT folk who kept the ad hoc network running. The major administrators thought of their work as noble, a gift to humanity. They saw the Internet as an open commons, not to be undone by greed or commercialization. It's hard to believe now, but until 1991, commercial enterprise on the Internet was strictly prohibited. Even then, the rules favored public institutions and forbade "extensive use for private or personal business."

Страх коммерциализации был самым сильным среди заядлых программистов: кодеров, новичков в Unix, фанатов TCP/IP и безымянным энтузиастом, который поддерживал сеть ad hoc. Они видели в Интернете открытую общинную землю, не подвластную жадности и коммерции. Сейчас трудно поверить, но дол 1991 года, коммерческое присутствие в Интернете было строго запрещено. Даже после этого правила отдавали предпочтение публичным институтам и запрещали «использование для частного или иного бизнеса».

In the mid-1980s, when I was involved in the WELL, an early nonprofit online system, we struggled to connect it to the emerging Internet but were thwarted, in part, by the "acceptable use" policy of the National Science Foundation (which ran the Internet backbone). In the eyes of the NSF, the Internet was funded for research, not commerce. At first this restriction wasn't a problem for online services, because most providers, the WELL included, were isolated from one another. Paying customers could send email within the system - but not outside it. In 1987, the WELL fudged a way to forward outside email through the Net without confronting the acceptable use policy, which our organization's own techies were reluctant to break. The NSF rule reflected a lingering sentiment that the Internet would be devalued, if not trashed, by opening it up to commercial interests. Spam was already a problem (one every week!).

В середине 80-х, когда я был в проекте «WELL», ранней некоммерческой он-лайн системы, мы боролись за то, чтобы подключить ее к развивающемуся Интернету, но нам было отказано, отчасти, из-за политике Национального фонда науки (который был главной опорой Интернета). В глазах НФН Интернет был основан для исследований, а не для коммерции. Сначала это ограничение не было проблемой для он-лайн служб, потому что большинство провайдеров, в том числе и «WELL», были изолированы один от другого. Платные пользователи могли посылать друг другу электронную почту с помощью этой системы – но не распространять их дальше. В 1987 году «WELL» нашла путь отсылать почту во вне через Сеть без столкновения с политикой, которую наши техники не очень хотели нарушать. Правило НФН отражало затяжную сентиментальность о том, что Интернет будет девольвирован, если не выкинут на помойку, если впустить в него коммерческий интерес. Уже тогда был проблемой спам (одно письмо каждую неделю!).

This attitude prevailed even in the offices of
  1   2   3

Похожие:

The Netscape ipo wasn\Ad-hoc and wireless mesh networks for a mobile peer-to-peer collaboration

The Netscape ipo wasn\Professor Giesy has published 788 peer reviewed works: 79 book chapters, 634 peer-reviewed open literature journal articles, 5 feature articles, 3 theses, 7

The Netscape ipo wasn\Peer reviewed by the Arizona Department of Commerce Economic Research Advisory Committee

The Netscape ipo wasn\Keywords Workflow Management Systems, xml store, Petri net, dpnml, Reactive xml, peer-2-peer and distributed system. Acknowledgement

The Netscape ipo wasn\Assessing Cultural and Regime-Based Explanations of Russia’s Foreign Policy: "Authoritarian at Heart and Expansionist by Habit"?

The Netscape ipo wasn\Four people in England back in 1953, stared at Photo 51,It wasn’t much-a picture showing a black X. But three of these people won the Nobel Prize for figuring

The Netscape ipo wasn\Peer-reviewed publications

The Netscape ipo wasn\Peer reviewed Journal Publications

The Netscape ipo wasn\Peer-reviewed Publications by the Author

The Netscape ipo wasn\A peer-reviewed electronic journal published by the

Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница