Алматы — астана — баку — гродно — киев — кишенев — коламбия люденшайд — минск — невинномысск — ташкент — харьков — элиста 2010




Скачать 16.43 Mb.
НазваниеАлматы — астана — баку — гродно — киев — кишенев — коламбия люденшайд — минск — невинномысск — ташкент — харьков — элиста 2010
страница14/138
Дата30.08.2012
Размер16.43 Mb.
ТипДокументы
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   138

Использованные источники

  1. Ахматова А.А. Собрание сочинений в 2-х томах / Под ред. Н.Н. Скатова. Составление и подготовка текста М.М. Кралина. Вступ. статья Н.Н. Скатова. – Т. 1. – М.: «Правда», 1990. – 448 с.

  2. Кихней Л.Г. Скрытая смысловая структура поэтических книг Анны Ахматовой// Крымский Ахматовский научный сборник. – Вып. 4. – Симферополь, 2006. – С. 98-107.

  3. Кормилов С. И. Поэтическое творчество А. Ахматовой. – М.: Изд-во МГУ,1998.

  4. Кралин М.М. "Хоровое начало" в книге Ахматовой "Белая стая" // Русская литература. – 1989. - №3. – С. 103.

  5. Кривушина Е.С. Полифункциональность заглавия// Поэтика заглавия художественного произведения. Межвузовский сборник научных трудов. – Ульяновск,1991. – С. 3-10.

  6. Ламзина А. В. Заглавие // Введение в литературоведение. – М. Изд-во "Высшая школа", 1999. – С. 126.

  7. Лотман Ю.М. Анализ поэтического текста. – М., 1972.

  8. Павловский А.И. Анна Ахматова: Жизнь и творчество. – М.: Просвещение, 1991.

  9. Цивьян Т.В. Об одном ахматовском способе введения чужого слова: эпиграф // Цивьян Т.В. Семиотические путешествия. – СПб., 2001. – С. 184 - 195.

  10. Фатеева Н. А. О лингвопоэтическом и семиотическом статусе заглавий стихотворных произведений (на материале русской поэзии XX века) // Поэтика и стилистика. 1880 – 1990. – М.: Наука, 1990. – С. 78-86.


Выбранные места из переписки с друзьями”

Н. Гоголя в истории русской критики


Бурчик И.В.

Национальный педагогический университет им. М.П. Драгоманова, г. Киев, Украина


Науч. рук.: В. И. Кузьменко, д. филол. н., профессор


Ныне мы все живем в тот период, когда предыдущие духовные ценности теряют свое значение, подвергаются переоценке и переосмыслению. И именно сегодня, как никогда, очень важно дать понять каждому, что без веры человек просто существует, теряет себя в этом мире. Вот почему чрезвычайно актуально обращение Гоголя ко всем нам, кто живет ныне и будет жить в будущем, присмотреться к себе, заглянуть в душу, а, увидев собственные недостатки,  освободиться от них, помня о том, что таких, как ты, много.

1 апреля 2009 года исполнилось 200 лет со дня рождения Николая Гоголя, а его великие произведения все время продолжают приносить радость читателям, удивлять их и направлять на путь нравственного самосовершенствования. Возможно, именно сегодня сбылась заветная мечта писателя – его “Выбранные места из переписки с друзьями” читают, перечитывают, воспринимают или нет, однако все же стремятся разобраться в произведении, перечитывают снова, примеряя к современности.

Книга вышла в свет 31 декабря 1846 г. (12 января 1847 г.), взбудоражила читателей, вызвала шквал откликов и слухов, среди которых преобладали отрицательные. Не было в империи социального сословия, которое бы так или иначе не отреагировало на появление “Выбранных мест …”. Одни говорили, что Гоголь очернил Россию (прежде всего потому, что, дескать, выразил о ее жизни немало грустных истин), другие обиделись за критику западной цивилизации, за восхваление церкви, монарха.

Резко отрицательно оценил книгу В. Белинский. Вначале русский критик напечатал рецензию в “Современнике” (1847. - №2. -Т.1). Однако эта рецензия была искажена цензурой и правкой официального редактора А. Никитенко. 15 июля н. ст. 1847 г. В. Белинский пишет из Зальцбруна “Письмо к Н. В. Гоголю”, в котором высказывает то, чего не мог сказать в статье. Критик расценивал переписку не как документ частной корреспонденции, а как произведение, рассчитанное не только на конкретного адресата, но и на широкую общественность. Как известно, это письмо В. Белинского распространялось среди читателей в рукописных копиях. Впервые было напечатано А. Герценом в “Полярной звезде” (1855. - Кн. 1) и стало окончательным приговором “Выбранным местам …”. Гоголь обвинялся в чрезмерной заносчивости, неискренности, измене искусству, в незнании русской жизни и т.п.

Трагедия Гоголя, как полагает Ю. Шерех, не что иное, как трагедия человека, который “отправился завоевывать Россию украинским моральным кодексом, и по украинскому пониманию искусства и МОРИЛИТЕ которого о “мертвых душах” было поверхностно понято разными Белинскими как обличительная литература, и чьи “Выбранные места”, в которые Гоголь вложил всю свою душу, были высмеяны и неправильно восприняты. Отсюда – естественный результат трагического недоразумения – сожжение Гоголем своих рукописей и почти самопожертвование – так близко Маросейка (улица.- И.Б.) от Никитского бульвара в Москве, и так близко двухсотая годовщина Переяславского соглашения – в феврале 1852 года” [1, с. 40].

В течение длительного периода книга считалась реакционной.

Один из немногих восторженных отзывов о “Выбранных местах…” Гоголя дал А. А. Григорьев. В статье “Гоголь и его последняя книга” (“Московский городской листок”. - 1847) он утверждал: “… это простодушная, безыскусственная, честная исповедь художника, который дорожит своим делом”.

Пожалуй, наиболее объективную оценку книги Гоголя дал П. Я. Чаадаев в письме к П. А. Вяземскому от 29 апреля 1847 г.: “На меня находит невыразимая грусть, когда вижу всю эту злобу, возникшую на любимого писателя, доставившего нам столько слезных радостей, за то только, что перестал нас тешить и, с чувством скорби и убеждения, исповедуется перед нами и старается, по силам, сказать нам доброе и поучительное слово” [Цит. по: 2, с. 185].

По мнению Д. С. Мережковского, в “Выбранных местах…” Гоголь “первый заговорил о Боге не отвлеченно, не созерцательно, не догматически, а жизненно, действенно – так, как никто еще никогда не говорил в русском светском обществе” [Цит. по: 2, с. 184].

Очень резко охарактеризовал “Выбранные места…” Гоголя А. Д. Синявский в книге “В тени Гоголя” (1970-1973). Вместе с тем автор критического очерка о великом русском писателе полагает, что “Выбранные места из переписки с друзьями” – это нравственная исповедь Гоголя, его духовное завещание и одновременно предостережение “заблудшим душам”: “Что если существует возмездие за писательский грех, то Гоголь уже на земле испытал весь ужас писательского же, по специальности, ада и ушел от нас примиренным, очищенным, расквитавшимся, то время как у других все еще впереди …” [Цит. по: 2, с. 186].

Несмотря на критическое в целом восприятие книги Гоголя в предыдущие эпохи, ее читают и сегодня. Проблемы, поставленные прозаиком в главах “О том, что такое слово”, “Советы”, “Просвещение”, “Христианин идет вперед” и др., остаются актуальными и в наше время. Разве ныне, когда так много издано и издается разной литературы, для каждого, кто “стоит на страже” родного языка, не является важной истина: “Обращаться со словом нужно честно. Оно есть высший подарок бога человеку. Беда произносить его писателю в те поры, когда он находится под влиянием страстных увлечений, досады, или гнева …, словом – в те поры, когда не пришла еще в стройность его душа: из него такое выйдет слово, которое всем опротивеет” [3, с. 187].

Таким образом, предыдущая устоявшаяся оценка “крамольной книги”, в частности, позиция В. Белинского, нуждается во взвешенном переосмыслении. Прочтем еще раз духовное завещание Гоголя. Влияние этой книги на движение литературы, на состояние общественной мысли в целом, до сих пор еще должным образом не оценено.


Использованные источники

1. Шерех. Ю. (Шевельов). Москва – Маросейка // Не для детей.- New York, 1964.- Рр. 40-41.

2. Соколов Б.В. Николай Васильевич Гоголь. Энциклопедия. - М.: Алгоритм, Эксмо, Око; 2007.-736 с.

3. Гоголь Н.В. Собр. соч.: В 7-ми т.Т. 6. Статьи.- М.: Худож. лит., 1986.- 543 с.


Полемические аспекты эстетических воззрений Иосифа Бродского


Вареник А.Е.

Дальневосточный государственный гуманитарный университет, г. Хабаровск, Россия

(филологический факультет, 4 курс)

e-mail: shuneeshe@rambler.ru


Науч. рук.: В.Г. Мехтиев, д. филол. н., профессор


Традиционно творчество поэта Иосифа Бродского соотносят с течением постмодернизма. Этой проблеме посвятили свои работы такие исследователи, как Л.В. Лосев, Я.А. Гордин, Е.Б. Рейн, П.Л. Вайль, В.П. Полухина, А.А. Генис. Ни у кого из исследователей не вызывает сомнения принадлежность Бродского к течению постмодернизма, оформившемуся в конце XX века, но вместе с тем работ, посвященных именно творчеству поэта в русле постмодернизма не так много. Наиболее подробно и интересно эту тему раскрыл А.А. Фокин в своей статье «Наследие Бродского в контексте постмодернизма» (1998).

Итак, постмодернизм (фр. postmodernisme – после модернизма) – это направление в искусстве, пришедшее на смену модерну и отличающееся от него не столько оригинальностью, сколько разнообразием элементов, цитатностью, погруженностью в культуру, отражающее сложность, хаотичность, децентрованность современного мира. До сих пор нет однозначной оценки этого феномена литературы конца ХХ века. Зачастую взгляды критиков на постмодернизм прямо противоположны. Так, во взглядах некоторых западных исследователей постмодернизм получил название «слабо связанной культуры» (Р. Мерелмен). По выражению американского писателя Джона Барта, постмодернизм – это художественная практика, сосущая соки из культуры прошлого, литература истощения.[1] Литература постмодернизма, с точки зрения Ихаба Хассана является антилитературой, так как преобразует бурлеск, гротеск, фантастику и иные литературные формы и жанры в антиформы, несущие в себе заряд насилия, безумия и апокалиптичности и превращающие космос в хаос. [1]

Если говорить об отечественной теории постмодернизма, то взгляды на нее еще более неоднозначны и полярны. Одни критики утверждают, что в России нет ни постмодернистской литературы, ни, тем более, постмодернистской теории и критики. Другие, уверяют, что М.М. Бахтин, А.Ф. Лосев, Ю.М. Лотман и В.Б. Шкловский – «сами себе Деррида».[1] Что же до литературной практики русских постмодернистов, то, по мнению последних, русский литературный постмодернизм был не только принят в свои ряды его западными «отцами», но и опроверг известное положение Доуве Фоккема о том, что «постмодернизм социологически ограничен главным образом университетской аудиторией».[1]

За десять с небольшим лет книги русских постмодернистов стали бестселлерами (например, И.А. Бродского, В.В. Ерофеева, В.Г. Сорокина, Б.Ш. Акунина и др.). Но в этом случае мы натыкаемся на краеугольный камень постмодернизма. И Бродского и, скажем, Сорокина мы справедливо называем представителями русского постмодернизма. Но постмодернизм Бродского с его интеллектуальной насыщенностью и эстетизмом нельзя сравнить с постмодернизмом, скажем, Сорокина с его эпатирующими описаниями. Исследователь А.А. Фокин писал о возможном бинарном понимании постмодернизма и выделении двух его ветвей: «постмодернизма» (в кавычках) и постмодернизма (без кавычек). Первый «характеризуется отсутствием движения, либо движением в тупик, где провозглашаются “смерть истории”, “исчерпанность культуры”, “мировая бессмыслица”, превращение литературы в пародию», а второй – «гармоничность, авторитет образцов, искусство как средство познания, многоуровневая организация текста <…> Это движение, стремление к сотворению, к диалогу, к реконструкции, к воссозданию всего, что выше собственной индивидуальности, к парадоксальности и смыслу, помноженному на приоритет содержания над формой, усиленной классическими тенденциями».[2] Различие между «высоким» и «низким» постмодернизмом автор видит в ориентированности поэтов на разные течения XX века. В случае с «высоким» – это собственно модернизм, в случае с низким – авангард.

Не оставляет сомнений тот факт, что И.Бродского мы причисляем к поэтам «высокого» толка. Сам Иосиф Александрович очень трепетно относился к традиции преемственности, говоря о культуре, что «она вся – преемственность». В Нобелевской лекции поэт говорил о своих «учителях»: «не будь их, я бы как человек и как писатель, стоил бы немногого».[3]

Под влиянием таких литературных авторитетов, как О.Э. Мандельштам, А.А. Ахматова, У. Оден, Б.Л. Пастернак, М.И. Цветаева, формировались эстетические взгляды поэта, изложенные им подробно и ярко в Нобелевской лекции 1987 года, в которой он, можно сказать, вступает в полемику или лучше – в диалог со своим не менее гениальным современником, Александром Исаевичем Солженицыным. Нобелевская лекция И.Бродского – ключ к пониманию всего, что было создано поэтом и публицистом Бродским за свой недолгий (по сравнению с тем же Солженицыным) жизненный путь.

Бродский отмечал: «Всякая новая эстетическая реальность уточняет для человека реальность этическую. Ибо эстетика – мать этики; понятие «хорошо» и «плохо» – понятия, прежде всего эстетические». [3] По Бродскому, эстетика – первична. Чувство прекрасного заложено в человеке изначально. Он бессознательно делает свой эстетический выбор, а этика появляется в человеке уже как результат осмысленный, либо привитый семьей и традицией. Поэтому эстетические чувства и переживания важнее категории этического. Эстетика, как «мать этики», диктует ей понятия о том, «что хорошо, а что плохо», что красиво, а что безобразно, предваряя тем самым понятия добра и зла.

Но ведь эстетика эстетике рознь. Есть эстетика воспевания прекрасного (вспомним поэзию романтизма), но для литературы значимы и художественные опыты парнасцев и О.Уайльда, эстетизирующих «состояние падшести» мира. М.В. Назаров полемически заостряет: «В наше время, оторванное от религиозного осмысления, искусство дало не только «другую» красоту, но и явно демонические жанры сознательного поклонения силам зла».[4, с.424] Не случайно некоторые интерпретаторы творчества Бродского относят поэта к демоническому началу. М.В. Назаров справедливо возражает против такого одностороннего подхода к Бродскому, полагая, что «Бродский не отвергает этику: она у него лишь несколько умалена, вторична – как он говорит об этом в Нобелевской речи – по отношению к Красоте».[4, с.424]

Бродский сам обосновывает свой выбор в пользу эстетики, который неразрывно связан с отношением поэта к языку как к божеству: «Язык же – даже если представить его как некое одушевленное существо (что было бы только справедливым), к этическому выбору не способен».[3] Да, к этическому выбору язык неспособен, зато способен к эстетическому. Слово само по себе прекрасно. Поэтому для Бродского нет слов «плохих» или «хороших», уместных или неуместных. Все они равны и представляют ценность. Отсюда появление в его поэтической речи лексики, традиционно не свойственной поэзии, как, например, в стихотворении «Не выходи из комнаты»(1970):

Не выходи из комнаты. О, пускай только комната

догадывается, как ты выглядишь. И вообще инкогнито

эрго сум, как заметила форме в сердцах субстанция.[7]

Стих Бродского – это стих, интеллектуально усложненный, «трудный» для восприятия. Об этой «трудности» Бродский упоминает в эссе «По ком звонит осыпающаяся колокольня» (1991). Здесь говорится о шестерых писателях «уходящего XX столетия», с коими он «себя не равняет, но и не отделяет себя от них». Бродский отмечает: «Истина заключается в том, что никакой трудности на самом деле не было. <…> Никто в здравом уме не возьмется писать то, что трудно понять».[5] Причину использования усложненного поэтического языка он видит в «осознанной или интуитивно угаданной необходимости вырваться из ограничивающих условностей современной прозы».[5]

И.А.Бродский не равнодушен даже к внешней красоте своих произведений. С этой позиции его можно назвать «словесным эстетом». При чтении Бродского создается впечатление, что каждую свою фразу он любовно «выпестовывает», отбрасывая все лишнее («человеческое», как уже было описано выше), что временами создает ощущение своего рода «аристократического» холода. Но это объясняется тем, что стихотворения поэта «не берут за сердце» [6]. Не в этом непосредственная поэтическая задача Бродского. Конечно, стихи поэта направлены на эмоциональное восприятие, но в гораздо большей степени стих Бродского вызывает интеллектуальное напряжение, поскольку, как правило, отягощен множеством контекстов, отнюдь не только литературных. Интеллектуализм поэзии Бродского не был принят, например, Солженицыным, который писал: «От поэзии его стихи переходят в интеллектуально-риторическую гимнастику».[6] Бродский будто выжимает все «человеческое» из своих стихов, оставляя нам один только «скелет», сотканный из нитей необычных метафор.

Можно предположить, что отношение к метафоре Бродский позаимствовал у авангардистского течения – ультраизма, основным принципом поэтики которого было сведение лирики к первоначальному элементу – метафоре. Ультраистское стихотворение состоит из метафор, каждая из которых содержит неведомое дотоле видение какого-либо фрагмента жизни. Это же встречается и у Бродского, к примеру, в стихотворении «Узнаю этот ветер, налетающий на траву…» (1976 ):

Растекаясь широкой стрелой по косой скуле

деревянного дома в чужой земле,

что гуся по полету, осень в стекле внизу

узнает по лицу слезу.[7]

Таким образом, И. Бродский абсолютизирует эстетическое начало в творческом акте, противопоставляет его даже этическому. Сами принципы этики выводятся из понятия эстетического. Бродский словно бы устраняет из искусства «человеческое», как бы в соответствии с идеями Ортега-И- Гассета, изложенными в «Дегуманизации искусства», усматривает задачу подлинного искусства в том, чтобы оно приносило интеллектуальное наслаждение. Во всем этом есть смысл. Если вспомнить исторический контекст, в котором Бродский создавал свои произведения, то становится понятным, что поэт тем самым как бы спасал искусство от внешнего давления на него, рассматривал его как редкую в тех условиях сферу проявления человеческой свободы.

1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   138

Похожие:

Алматы — астана — баку — гродно — киев — кишенев — коламбия люденшайд — минск — невинномысск — ташкент — харьков — элиста 2010 iconОрия. Политология. Психология. Философия. Алматы — астана — баку — гродно — киев — кишенев — коламбия люденшайд — минск — невинномысск — ташкент — харьков — элиста 2010
Молодежь и наука: реальность и будущее: Материалы III международной научно-практической конференции/Редкол.: В. А. Кузьмищев
Алматы — астана — баку — гродно — киев — кишенев — коламбия люденшайд — минск — невинномысск — ташкент — харьков — элиста 2010 iconТом I культурология. Педагогика алматы  астана  баку  гродно  киев  кишинев  коламбия люденшайд  минск  невинномысск  ташкент  харьков  элиста 2010
Молодежь и наука: реальность и будущее: Материалы III международной научно-практической конференции /Редкол.: В. А. Кузьмищев
Алматы — астана — баку — гродно — киев — кишенев — коламбия люденшайд — минск — невинномысск — ташкент — харьков — элиста 2010 iconНаучно-исследовательский институт биологии
Н. А. Бабенко (Харьков), А. В. Куликов (Пущино), В. К. Кольтовер (Москва), О. К. Кульчицкий (Киев), В. В. Лемешко (Харьков), А. Я....
Алматы — астана — баку — гродно — киев — кишенев — коламбия люденшайд — минск — невинномысск — ташкент — харьков — элиста 2010 iconТонкая настройка
...
Алматы — астана — баку — гродно — киев — кишенев — коламбия люденшайд — минск — невинномысск — ташкент — харьков — элиста 2010 iconНевинномысск, 3 марта 2009 г. Том VIII естественные и прикладные науки Невинномысск 2009
Молодежь и наука: реальность и будущее: Материалы II международной научно-практической конференции (г. Невинномысск, 3 марта 2009)/Редкол.:...
Алматы — астана — баку — гродно — киев — кишенев — коламбия люденшайд — минск — невинномысск — ташкент — харьков — элиста 2010 iconИ систем допущено Министерством образования Российской Федерации в качестве
...
Алматы — астана — баку — гродно — киев — кишенев — коламбия люденшайд — минск — невинномысск — ташкент — харьков — элиста 2010 iconМосква • Санкт-Петербург ■ Нижний Новгород ■ Воронеж Ростов-на-Дону • Екатеринбург • Самара • Новосибирск Киев • Харьков • Минск 2006 ббк
Сканирование и форматирование: Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || ||
Алматы — астана — баку — гродно — киев — кишенев — коламбия люденшайд — минск — невинномысск — ташкент — харьков — элиста 2010 iconКнига в таком объеме, посвященная вепосипеду и отдельному виду туризма, в нашей стране выпускается впервые
З. З. Шакиров (Казань); В. В. Моржаков (Н. Новгород); В. А. Щеголев (Нов-город); В. С. Ильин (Ростов-на-Дону); А. И. Старков (Уфа);...
Алматы — астана — баку — гродно — киев — кишенев — коламбия люденшайд — минск — невинномысск — ташкент — харьков — элиста 2010 iconПроект реконструкции участка км 536 593 автомобильной дороги «Алматы-Кордай- технические спецификации Благовещенка-Мерке-Ташкент-Термез»
Благовещенка-Мерке-Ташкент-Термез Раздел 700 –Фракционированные материалы покрытия
Алматы — астана — баку — гродно — киев — кишенев — коламбия люденшайд — минск — невинномысск — ташкент — харьков — элиста 2010 iconIx чемпионат Узбекистана по "Что? Где? Когда?"
Константина Иванова, Дарью Меланьину, Марию Соколову (все – Одесса), Светлану Осипчук (Киев), Веру Гаврюшину (Симферополь), Павла...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница