А лександр Немировский Мифы древности Ближний Восток




НазваниеА лександр Немировский Мифы древности Ближний Восток
страница7/51
Дата26.02.2013
Размер4.51 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   51

Отстранил Лугальбанда друзей решительно, в руки взял боевое оружие и словно в воздухе растворился - так стремительно в путь он пустился.

За полдня прошел он пять гор, а затем и ещё одну, а потом и седьмую ещё пересек, и к полудню перед Инанной предстал, и склонился перед богиней, у подножия трона её распростерся почтительно.

Ласково взглянув на него, подняться ему повелела богиня и рассказать, по какому делу он прибыл.

Передал Лугальбанда слово в слово посланье отца и, в почтеньи склонившись, стал ждать ответа. И ответила внуку Уту великая богиня:

- Живут в сверкающих струях лазурных моих потоков различные рыбы [5]. Одна среди них всех огромней. И правит она рыбьим народом, как боги народом двуногих. Резвится она в тростниках, хвостом своим плещет, блестя чешуею. На берегу на том же растут тамариски. Отыщи тамариск, отдельно стоящий, выдолби из него чан, потом из тростников сплети сеть и поймай ту исполинскую рыбу, мне принеси её в жертву.

Тогда войско сдвинется с места, и Аратта падет под его напором, все богатства её победитель получит.

Едва отзвучали слова Инанны, Лугальбанда скрылся из виду, спеша выполнить волю богини [6].

1. Сюжетной основой героического эпоса о Энмеркаре и его сыне Лугальбанде является соперничество и борьба между двумя городами-государствами - Уруком и лежащим за семью горами городом Араттой, который играет в шумерских мифах ту же роль, что в гомеровской "Илиаде" Троя. Возможно, Аратта была реальным городом где-то в горах Элама, богатых строительным материалом и металлами. Но эта реальность настолько мифологизирована, что возможность отождествления Аратты с каким-либо историческим центром сводится к нулю. Примерно такая же картина характерна для Трои, реального города, расположенного у входа в Геллеспонт, в месте, которое нельзя спутать с каким-либо другим, что не помешало греческим героям первоначально принять за Трою город, расположенный далеко от проливов, в Ликии.

Миф излагает один из эпизодов многолетнего соперничества Урука и Аратты - поход Энмеркара, в котором участвует сын этого урукского царя Лугальбанда. Попавший в безвыходное положение, он не только спасается, но и с помощью чудесной птицы Анзуд становится скороходом и оказывает неоценимую помощь войску, бросившему его на произвол судьбы.

Фантастические птицы присутствуют почти во всех мифологиях древности. Очень часто это не птицы в чистом виде, а соединения птиц с существами иной породы - конем, львом, змеем, человеком (например, греческие сирены или гарпии). Местом гнездовья этих птиц мыслилось гигантское дерево - прообраз мира ("мировое древо"). Шумерскому герою удалось не только найти такое дерево в глухих горах Хуррума, не только взобраться на него, но и накормить прожорливого птенца, оставленного птицей-матерью, и этим заслужить её благоволение.

Обещание Анзудом богатства и власти, отклоненное Лугальбандой, характеризует шумерскую фантастическую птицу теми же чертами, что и греческих грифонов, стерегущих золото в стране сказочных обитателей севера аримаспов. Власть Анзуд над судьбой - черта, роднящая её с мифологическими представлениями других народов о вещих птицах - воронах, совах - и богинях мудрости с головами птиц. Одновременно Анзуд - покровительница царской власти и её символ. Это явствует из рассказа о пророческом сне правителя Лагаша Гудеа, когда царю явился некий человек.

Велик он, как небо, как земля, велик.

Корона бога на его голове,

Орел Анзуд на его руке.

Образ Анзуд был воспринят мифами Эблы, где она связана с почитавшимся в Эбле Рашапу, богом войны и подземного мира, постоянно встречающимся в списках архива Эблы. Изображение этой хищной птицы переходит от одного древневосточного народа к другому. Из Месопотамии и Сирии - к хеттам и персам и докатывается до двуглавого орла в гербе России.

В мифах об Энмеркаре и Лугальбанде нашли отражение общественные и политические отношения времени I раннединастического периода (первая половина III тыс. до н. э.) и более поздней эпохи формирования героического эпоса (XX - XVIII вв. до н. э.). Городами-государствами управляли правители-цари, но продолжал существовать общинный совет старейшин как пережиточный орган родоплеменного строя. Царь обладал правом принятия самостоятельных решений, контролировал должностных лиц, из которых формировался бюрократический аппарат, ведал внешнеполитическими сношениями, руководил народным ополчением.

2. Энмеркар - сын (или внук) Уту, правитель Урука, зафиксированный в шумерском "Царском списке" III тысячелетия до н. э. в качестве второго царя I династии Урука.

3. Красная краска сурьма считалась достоянием богов огня и дня. В римской церемонии триумфа триумфатору, принимавшему облик бога дня Юпитера, окрашивали щеки сурьмой. Примечательно, что орел считался священной птицей Зевса-Юпитера.

4. Шугур, согласно толкованию В.К. Афанасьевой, - ритуальный венок или повязка, делавшаяся не только из веток, но также из колосьев и драгоценного металла (Афанасьева, 1997, 481).

5. Рыба играла в мифах шумеров и аккадян, а затем вавилонян роль космического существа и воплощения бога вод. Вавилонский жрец Берос, пересказавший в III в. до н. э. на греческом языке мифы Месопотамии, сообщает о рыбе с человеческой головой по имени Оаннес. В имени рыбы звучит имя богини Инанны. Будто бы она, выплыв на сушу, сообщила людям все знания, обучила их письму, а затем возвратилась в родную стихию. Видимо, в мифе о Лугальбанде идет речь о той же божественной рыбе.

6. Окончание мифа не сохранилось, но ясно, что Лугальбанда выполнил условия Инанны и добыл победу Уруку.

Ловец рыбы Адапа (Миф аккадян) [1]

В городе Эриду, да прославится его имя среди черноголовых, жил искусный руками и чистый духом сын Эа Адапа [2], исполнявший жреческие обязанности в храме отца, передавшего ему свои знания.

Каждый день в любую погоду рыбу он ловить отправлялся. Были ею сыты служители храма Эа, кормились ею все жители города, мужи и жены, старики и дети.

В то утро море еле плескало волнами, и рыба клевала как никогда. Вытаскивая крупную рыбину, Адапа почтительно называл её по имени и уговаривал смириться со своей судьбой.

- Прости меня, Сухур, что я оторвал тебя от сладкой донной травы, обращался он к рыбине с длинными шевелящимися усами. - Тебе придется лечь рядом с толстогубым Гудом. Он уже почти затих. А тебя, Мур, бич рыбаков, я отпущу. Игла твоя наносит незаживающую рану.

К полудню дно лодки было полно живым серебром. Адапа начал сворачивать снасти. И вдруг откуда ни возьмись появился Южный ветер [3]. Одним мощным дуновением он перевернул лодку со всей добычей.

Адапа был человеком тихим и незлобивым, но обидчикам спуску не давал. Недолго думая, он ухватился за крыло ветра. От тяжести его тела крыло обломилось и безжизненно повисло. Застонал Южный ветер, как раненная стрелою птица, и неуклюже полетел в свое обиталище на самом краю земли.

И стихло море. Тяжело дыша, Адапа поплыл к берегу. В тот день в Эриду никто не ел рыбы. И это сразу стало известно богу Эа.

- Что случилось? - спросил встревоженно бог, выходя навстречу Адапе. Где твой улов, сын мой? Почему ты без лодки?

- Лодку потопил Южный ветер! Я за это сломал ему крыло! - ответил рыболов простодушно.

Эа схватился за голову:

- Что ты наделал! Не простит тебе этого Ану!

Как раз в это время Ану с высоты небесного трона озирал свои владения. Увидев, что море на огромном пространстве неподвижно, он позвал своего слугу и приказал:

- Спустись вниз и узнай, почему стало неподвижным море. Не занемог ли мой Южный ветер? Иль ему дуть надоело?

Прошло совсем немного времени, и Ану услышал голос верного слуги:

- О, премудрый отец богов! Южный ветер в постели, лежит он и стонет. Ловец рыбы Адапа, сын Эа, обломал ему крыло.

- Дерзкий смертный! - в ярости завопил Ану. - Пусть явится ко мне на суд.

Услышав это, Эа обратился к сыну:

- Иди, Адапа! Ану во гневе, я могу тебе помочь только советом: растрепи волосы и посыпь их пылью. Облачись в черные одежды. Может быть, явившись с повинной, смягчишь грозное сердце владыки богов. Когда будешь входить в небесные врата, будь повежливей с их стражами Таммузом и Гишзидой. Когда они тебя спросят, почему ты в траур оделся, скажи, что беда на земле - ушли в царство мертвых Таммуз с Гишзидой. Слуги они, но могут за тебя замолвить словечко. И помни: если тебе предложат угощенье, - не ешь и не пей! Отвергай и другие дары, чтобы, пищи смерти вкусив, не погибнуть.

Поблагодарил Адапа божественного советчика и отправился в дальний путь. Стражи небесных ворот спросили его:

- Кто ты? Почему ты явился на небо в одеждах, приличествующих смерти и подземному миру?

- Мое имя Адапа. А в трауре я, потому что у нас на земле несчастье исчезли два бога великих Таммуз и Гишзида, - отвечал Адапа, как отец его научил, потупив глаза.

Переглянулись небесные стражи, и понял Адапа, что удалась его хитрость. Вперед побежали слуги, чтобы возвестить господину о приходе Адапы.

- У врат человек появился! - сказали боги Ану. - Его имя Адапа. Он само благочестье.

- Пропустите его! - приказал Ану, смягчившись.

Так оказался Адапа перед небесным троном и рассказал владыке обо всем, как было.

- Выходит, что Южный ветер первым затеял ссору, - проговорил Ану, выслушав рассказ рыболова. - Это меняет дело. Что же ты стоишь? Ложись, поспи с дороги!

Вспомнил Адапа наставления Эа: "Сон подобен смерти", - и, поклонившись, ответил:

- Мне не до сна!

- Тогда садись.

- Мне ли сидеть в присутствии бога?

Адапа все больше и больше нравился владыке небес, и тот предложил ему еду и воду жизни.

И на этот раз отказался Адапа, опасаясь отравы.

Удивился Ану и спросил:

- Кто твой советчик?

- Меня наставлял отец мой Эа, - ответил Адапа.

- Не на благо пошла тебе его мудрость, - вымолвил Ану с презрением. Был ты ловцом, им и останешься. Вечную жизнь на крючке удержать не сумел ты. Выпустил в море её. Не обрел ты бессмертья себе и потомкам. Стражи! Верните на землю его.

1. Аккадский миф об одном из семи мудрецов и прародителей смертных Адапе дошел в нескольких редакциях. Одна из копий сохранилась в библиотеке ассирийского царя Ашшурбанипала (668 - 627 гг. до н. э.). Она использовалась при изучении языка в школе писцов. Текст имеет пропуски.

Занятие рыболовством считалось делом, особо угодным богам, поскольку в шумеро-аккадской мифологии первый человек - Оаннес мыслился в облике получеловека-полурыбы.

Цель мифа - объяснить, почему люди смертны. Виновником утраты человечеством бессмертия выставлен не Адапа, а его советчик Эа. Мифу об Адапе соответствует ветхозаветный миф о первом человеке Адаме, который вкусил от древа познания добра и зла.

2. Адапа - в мифах аккадян один из семи мудрецов, сын бога Эа, правитель города Эриду.

3. Во многих мифологиях Древнего Востока четыре ветра связывались с четырьмя сторонами света и мыслились в облике крылатых существ. Южный ветер считался неблагоприятным, поскольку неблагоприятной считалась южная сторона - благие боги находились на севере. На юге помещалось в некоторых мифологиях царство мертвых. Нападение Южного ветра на Адапу может пониматься как попытка унести его в царство мертвых.

Полет на орле (Миф аккадян) [1]

В прославленном городе Кише, что на Евфрате, правил справедливый и мудрый муж Этана [2], прозванный черноголовыми пастырем города. Имел он все, о чем только может пожелать смертный, кроме сыновей. И это не давало Этане покоя. Не раз ему являлся во сне светоч мира Шамаш, но, как только он пытался к нему обратиться с мольбою о сыне, тотчас просыпался.

Понял Этана, что мало одной молитвы, что надо принести великую жертву. И заколол он в честь светозарного бога шестьдесят откормленных белых быков. И возрадовалось сердце Шамаша. В ночь после жертвоприношения Шамаш явился Этане и открыл великую тайну:

- Далеко от пути моего на небе имеется трава рождения, кто к ней прикоснется, тот не уйдет бездетным в мир без возврата.

- Но боги не дали мне крыльев, - сказал Этана. - Как мне подняться на небо, чтобы добыть траву рождения?

- Спустись в глубокое ущелье, - отвечал Шамаш. - Отыщи там орла-калеку. Он поможет тебе.

Проснувшись, Этана отправился в горы, где гнездятся орлы, и отыскал там мрачное ущелье, куда едва достигал взгляд Шамаша. На самом дне ущелья по стонам нашел он орла, ощипанного, со сломанными крыльями и с вырванными когтями.

- О, несчастный! - воскликнул Этана. - Кто с тобою жестоко так обошелся?

- Я сам виновник своих несчастий! - ответил орел с тяжким вздохом. Много лет занимал я гнездо на высоком дереве, в корнях которого обитала змея. Мы жили как добрые соседи, предупреждая друг друга об опасностях. Если мне удавалось догнать и убить онагра, часть добычи получала нижняя соседка. Так мы блюли клятву верности, произнесенную перед ликом Шамаша. Но однажды у змеи появились детеныши, и мое неразумное сердце замыслило злое. Дождавшись, когда змея отправится на добычу, я распростер крылья, чтобы слететь вниз. Один из моих орлят, умная пташка, догадавшись о моем намерении, пропищал:

- Остановись, отец! Все взору Шамаша открыто.

Но я не придал значения этим словам и, упав вниз, растерзал и съел змеиных детенышей.

Вскоре приползла мать-змея и, увидев, что змеенышей нет, взмолилась справедливому Шамашу, чтобы он наказал убийцу беззащитных. И дал Шамаш совет змее, отыскать тушу буйвола и в неё проникнуть.

Вскоре почувствовал я милый мне запах гниющего мяса и обратился к детям своим:

- Давайте слетаем, отведаем буйвола.

- Не надо, отец, - закричал мой орленок, умная пташка. - Может, в туше гниющей змея притаилась?

Не послушался я малютки, полетел, сел на тушу, клюнул, кругом огляделся, снова клюнул, а как очистил все мясо снаружи, в чрево забрался. Тут меня змея и схватила, обломала мне крылья, всего общипала, истерзала и бросила в яму, чтобы кончил я век свой жалкой, голодною смертью.

Сжалился над орлом Этана, напоил его свежей водой, перевязал ему раны, и быстро они затянулись. Орел взмыл в небо, пробуя крылья, и опустился рядом с Этаной. И тогда сказал Этана орлу:

- Крылья твои сильны. Отнеси меня на небо, к престолу великого Ану.

- Садись! - отозвался орел. - Поудобней устройся. Прижмись грудью к моей спине. Ухватись за крылья руками.

Едва успел Этана за орла схватиться, как тот взмыл в небо. Когда они высоко поднялись, орел к нему обратился с вопросом:

- Взгляни на землю, что ты там видишь?

Взглянул Этана вниз и ответил орлу:

- Вся земля стала похожа на холм, а море за нею не шире Евфрата.

Поднялись они ещё выше, и земля показалась рощицей малой. Орел поднимался все выше и выше, пока земля стала не шире арыка, который копает садовник.

- Вот теперь мы добрались до верхнего неба, где боги одни обитают, сказал орел, и тотчас же Этана увидел небесные врата, а за ними дворец великого Ану.

Спустившись у самого трона, Этана обратился к создателю мира с такими словами:

- О, великий владыка, ты дал мне все, о чем может мечтать смертный. Но нет у меня потомства. Умру я, и забудется мое имя, словно бы и не жил я. Одна у меня к тебе просьба. Дай мне прикоснуться к траве рожденья.

- Прикоснись, Этана, - сказал Ану. - Ибо Шамаш хвалит твое благочестье.

Тут на глазах Этаны на голом месте выросла сочная трава, и он к ней прикоснулся. После этого он поблагодарил Ану, сел на орла и дал ему знак опуститься.

Уже на пороге дома услышал Этана детский плач и понял, что стал отцом. Взял он младенца на колени и назвал его Балихом.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   51

Похожие:

А лександр Немировский Мифы древности Ближний Восток iconБлижний восток византия славяне
Нина Викторовна Пигулевская (Г. Д. Курбатов, А. Г. Лундин, А. В. Пайкова, К. Б. Старкова)
А лександр Немировский Мифы древности Ближний Восток iconБлижний восток византия славяне
Нина Викторовна Пигулевская (Г. Д. Курбатов, А. Г. Лундин, А. В. Пайкова, К. Б. Старкова)
А лександр Немировский Мифы древности Ближний Восток iconРабочая программа по спецкурсу Запад и Ближний Восток для студентов Исторического факультета
Программу разработал: кандидат исторических наук, старший преподаватель кафедры всеобщей истории Сагимбаев А. В
А лександр Немировский Мифы древности Ближний Восток iconВозрастающее энергопотребление 10 Энергия атома в контексте устойчивой энергетики 11 Безальтернативность и безопасность атомной энергетики 13 Ядерный ренессанс 14
Ближний Восток и Северная Африка. Оценить перспективные направления деятельности для зао «Атомстройэкспорт» в выбранном регионе
А лександр Немировский Мифы древности Ближний Восток iconДагестанцы: этноязыковое многообразие и культурная идентичность специальность
Охватывает Ближний Восток, Переднюю Азию, Северную Африку, Западную Европу, сша, Австралию. Дагестанская часть этой диаспоры расселена...
А лександр Немировский Мифы древности Ближний Восток iconДоклад на симпозиуме "Египет, Ближний Восток и глобальный мир"
Тем не менее, цель настоящей работы – показать, каким образом можно применить для анализа исторического развития Египетского государства...
А лександр Немировский Мифы древности Ближний Восток icon2009 г. Содержание Общие вопросы
Мифология древнего мира. ●Славянская мифология. ●Мифология народов Башкортостана. ●Литература и миф. ●Педагогические мифы. ●Исторические...
А лександр Немировский Мифы древности Ближний Восток iconБлижний и Средний и Восток этому в высшей степени сложному комплексу проблем посвящен данный выпуск нашего журнала. Он охватывает целый клубок конфликтов
Он охватывает целый клубок конфликтов, которые сегодня находятся в центре внешнеполитических усилий как всего международного сообщества,...
А лександр Немировский Мифы древности Ближний Восток iconЮрий Мухин Крестовый поход на Восток. «Жертвы» Второй мировой
Сталина? С какой целью евреев Европы фашисты собирали в концентрационные лагеря? Был ли Гитлер сумасшедшим авантюристом? Кто сначала...
А лександр Немировский Мифы древности Ближний Восток iconСибирь и дальний восток
М53 пространства: Сибирь и Дальний Восток: Сб науч тр. / Гпнтб со ран; Отв ред. Е. Б. Артемьева. – Новосибирск, 2003. – 198 с
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница