Джон Эрнст Стейнбек Легенды о короле Артуре и рыцарях Круглого Стола




НазваниеДжон Эрнст Стейнбек Легенды о короле Артуре и рыцарях Круглого Стола
страница7/26
Дата24.02.2013
Размер5.5 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   26
Фея МорганаФея Моргана, сводная сестра короля Артура, была пылкой черноволосой красавицей, и не один рыцарь грезил по ночам о ее любви. Однако мало кто из ее поклонников догадывался, что за эффектной внешностью этой женщины скрывается жестокая и честолюбивая натура. В юности Фея Моргана изучала черную магию и немало преуспела в этом разрушительном искусстве. Ей нравилось ради собственного удовольствия играть чужими судьбами — ломать и сгибать мужчин, подчиняя их своей власти. Там, где магии и женских чар оказывалось недостаточно, Фея Моргана не брезговала прибегать к измене и убийству. Из чужих слабостей ковала она оружие для собственной силы. Так, будучи замужем за сэром Уриенсом, она вела недвусмысленную игру с молодым Акколоном Гальским и настолько опутала его своими магическими сетями, что полностью подавила волю. Молодой человек забыл и честь, и достоинство и стал слепым орудием в руках алчной Морганы. А та замыслила черное дело, ибо люто ненавидела сводного брата и мечтала захватить его корону — на словах для мужа своего Уриенса, а на деле дабы увеличить собственную власть. Она тщательно спланировала убийство Артура, в котором несчастному Акколону отводилась роль исполнителя.При помощи магических чар Моргана сотворила меч с ножнами, как две капли воды похожий на волшебный Эскалибур. После чего она исхитрилась выкрасть Артуров меч и заменить его на свой, поддельный. Дальше уже все было несложно: сыграв на чувствах влюбленного юноши, Моргана выманила у Акколона обещание помощи и подробно его проинструктировала. А тому что оставалось делать — коготок увяз, всей птичке пропасть. Согласился Акколон поступить против совести, и единственным утешением ему стала улыбка, которой озарилось лицо любимой. Он-то полагал, что видит отсвет любви, хотя более опытное око сразу бы распознало радость скрытого торжества. Ибо Фея Моргана не знала любви. Ее страстью была ненависть, и лишь разрушение доставляло этой женщине удовольствие.Итак, следуя наставлениям Морганы, Акколон вошел в доверие к королю Артуру и безотлучно находился при нем.А в ту пору было так заведено, что короли и рыцари, коли не воевали, то большую часть времени проводили на охоте (благо, всю Англию покрывали густые леса, и бродили по тем лесам многочисленные, ныне вымершие звери). Это было нелегкое, а подчас и опасное занятие. Случалось, что охотники сутками вели погоню за дичью — сломя голову скакали по изрытым оврагами лесам, скалам и болотам; или же сталкивались один на один с разъяренным кабаном или медведем. Подобным образом рыцари тренировали отвагу и выносливость, а заодно и обеспечивали себя свежим и сочным мясом, столь уместным на многолюдных застольях.И вот однажды король Артур, как обычно, отправился со свитой на охоту. Долго они рыскали по лесу в поисках добычи, и наконец увидели великолепного самца-оленя. Кинулись рыцари в погоню, и так уж вышло, что трое охотников — сам король, сэр Уриенс и Акколон — оторвались от остального отряда. Кони под ними были добрые, неутомимые, и скакали они, не замечая ни времени, ни расстояния. Опомнились только когда уже десять миль отделяли их от прочих охотников. Остановились, огляделись, увидели вдалеке красавца-оленя с размашистыми рогами, и вновь пустились вскачь: минуя густой подлесок и предательские топи, перепрыгивая на полном скаку через ручьи и поваленные деревья, скакали они до тех пор, пока не захрипели взмыленные скакуны и не пали без сил на землю.Остались охотники пешими и беспомощными, а добыча их по-прежнему маячила вдалеке и не давалась в руки.— Плохо дело, — сказал король Артур. — Олень, конечно, знатный, но нам его не догнать. Более того, мы и сами оказались в бедственном положении.— Ничего другого нам не остается, — откликнулся сэр Уриенс, — как искать прибежища. Надо найти безопасное место и переждать, пока подойдет помощь.Так они и сделали — устало побрели через лес и шли, пока не выбрались на берег широкой реки. А там увидели своего оленя: со всех сторон его обложила стая гончих, а одна борзая сука уже вцепилась в горло. Король Артур отогнал собак и собственноручно прикончил оленя. Затем поднес к губам охотничий рог и протрубил традиционный сигнал окончания гона.Только тут рыцари огляделись по сторонам и увидели на темной речной глади небольшое судно, богато убранное шелками, которые свешивались с бортов до самой воды. Барка бесшумно двигалась к берегу и в конце концов ткнулась носом в песчаную отмель неподалеку от того места, где стояли рыцари. Артур приблизился к судну и, приподняв шелковые покрывала, заглянул внутрь — там никого не было. Тогда он подозвал своих друзей, и все трое поднялись на борт барки. Молча разглядывали они роскошную обстановку, шелковые подушки и бархатные драпировки. А затем усталость сморила их, рыцари опустились на мягкие подушки и заснули. Проспали они до самого вечера, а когда очнулись, увидели, что тьма уж окутала лесную чащу. Издалека доносился крик ночных птиц, в прибрежных камышах сновали дикие утки.И пока Артур с товарищами зевали и протирали сонные глаза, вдруг засияли вокруг яркие факелы, и стало светло, будто днем. Откуда ни возьмись появились двенадцать прекрасных дев в шелковых одеяниях, которые обратились к королю, назвав его по имени. Радостно приветствовали они рыцарей и проводили в небольшую хижину, тоже богато убранную гобеленами и драпировками. Там уже был накрыт стол со множеством различных вин и такими изысканными яствами, каких рыцари прежде и не видывали. После долгого и приятного ужина почувствовали гости, что глаза их слипаются от обильных возлияний. А девицы уж тут как тут: отвели каждого из рыцарей в отдельную хижину и уложили спать на мягкую постель. И заснули все трое глубоким сном без сновидений.Наутро сэр Уриенс проснулся и увидел, что лежит в собственной постели в Камелотских покоях, а рядом с ним его супруга Фея Моргана. Подивился рыцарь, как такое может быть, ибо помнилось ему, что накануне засыпал он в лесу, в двух днях пути от замка. Долго он лежал, разглядывая жену сквозь полусмеженные веки и пытаясь восстановить ход событий. Но так ничего и не вспомнил, а расспрашивать Моргану сэр Уриенс не решился, ибо опасался узнать нечто такое, чего знать не желал. Посему он счел за благо сделать вид, будто ничего необычного не произошло.Что же касается короля Артура, то он очнулся на каменном полу в темнице. Оглядевшись, он понял, что находится в донжоне незнакомого замка. В тусклом свете, падавшем из узкой бойницы, разглядел Артур и других узников, которые стенали и причитали поблизости.— Где я? — спросил король. — И кто вы такие?— Все мы плененные рыцари, — услышал он в ответ. — Нас здесь двадцать человек, и многие сидят в этой темнице уже восемь лет.— Но по какой причине вас держат в заточении? Может, ради выкупа?— Если бы, — вздохнул один из рыцарей. — Все гораздо хуже, сэр. Мы находимся в замке сэра Дамаса, про которого известно, что он коварный и подлый трус. Он ведет нескончаемую тяжбу за наследство со своим младшим братом — храбрым и честным рыцарем по имени сэр Аутлак. Дамас хитростью захватил все наследные земли, оставив брату лишь крохотное поместье с прилегающим участком, да и то сэру Аутлаку приходится удерживать с помощью оружия. Народ во всей округе поддерживает младшего брата, ибо он поступает с людьми по чести, как и надлежит доброму христианину. Дамаса же все ненавидят за скупость и жестокость. К тому же он, как и все трусы, злопамятный и мстительный человек. Рознь эта тянется уже долгие годы, и сэр Аутлак неоднократно предлагал решить дело на рыцарском поединке: он готов сразиться с Дамасом или любым другим рыцарем, который возьмется отстаивать права старшего брата. Но беда в том, что сэр Дамас сам боится биться на поединке, а найти себе замену никак не может. Люди так ненавидят Дамаса, что никто добровольно не соглашается выйти вместо него на ристалище. И тогда он устроил настоящую охоту на честных рыцарей. Вместе с кучкой беспринципных наемников он отлавливает одиноких рыцарей, направляющихся на поиски ратных подвигов, и заключает их в темницу. Так мы все здесь и очутились. Дамас обещал свободу тому, кто согласится сразиться за его права. Но таковых не сыскалось. Многие рыцари предпочли погибнуть от голода или пыток, чем идти на сделку с ненавистным Дамасом. А теперь — по прошествии многих лет неволи — мы настолько ослабели, что уже и не смогли бы биться на поединке… даже если б и захотели.— Бог да не оставит вас своей милостью! — воскликнул король Артур.В этот момент к двери темницы подошла девица. Заглянула она в зарешеченное оконце и, увидев Артура, поманила его к себе.— Как поживаете, сэр рыцарь? — спросила она.— А как может поживать человек в неволе? — возмутился король. — И почему вас интересует мое самочувствие?— Да потому что вы могли бы облегчить свою участь, сэр! У вас есть выбор: коли согласитесь сразиться за моего хозяина, то вернете себе свободу. В противном случае сгниете в темнице вместе с остальными глупцами.— Довольно странный способ вербовать сторонников, — заметил король Артур, — ну да ладно. Что касается меня, то я скорее бы предпочел сразиться с достойным противником, нежели до конца дней своих пребывать в неволе. Однако у меня есть еще один вопрос: если я обязуюсь выйти на поединок, даруете ли вы свободу остальным пленникам?— Да, — отвечала девица.— Ну, тогда я согласен, — молвил Артур. — Вот только… У меня нет ни коня, ни воинских доспехов.— Сэр, вы получите все необходимое, — заверила его девица.Артур присмотрелся к ней повнимательнее и сказал:— Сдается мне, что я уже встречался с вами при дворе короля Артура.— Нет, сэр, — сказала девица. — Мне не доводилось бывать там прежде. Я дочь местного лорда, и всю жизнь прожила в этом замке.Говорила она вполне убедительно, хотя Артур был почти уверен, что уже видел ее среди приближенных своей сестры Феи Морганы.Сэр Дамас без колебаний одобрил кандидатуру Артура и пообещал освободить всех пленников. Король же взамен поклялся сражаться до победного конца с соперником сэра Дамаса. Итак, двадцать рыцарей — голодных, ослабевших — были наконец-то выпущены из темницы. Их накормили и оставили в качестве зрителей на предстоящем поединке.А теперь на какое-то время вернемся к сэру Акколону — третьему охотнику, погрузившемуся в зачарованный сон. Проснулся он в лесу на самом краю глубокого колодца, откуда вода по серебряному желобу поступала в мраморный фонтан. Заглянул рыцарь в колодец и содрогнулся, ибо осознал, что малейшее неосторожное движение во сне могло бы для него окончиться гибелью. Сейчас, когда Фея Моргана была далеко, ее пагубные чары ослабели, и Акколон порадовался, что не совершил ничего дурного против своего законного повелителя.— Господи Иисусе! — воскликнул он. — Спаси и сохрани моего господина, короля Артура, равно как и сэра Уриенса! Ибо сдается мне, что хозяйки барки были вовсе не прекрасными дамами, а сущими дьяволицами. Если мне удастся уцелеть в этом прискорбном приключении, непременно вернусь и убью их, а также и всех остальных, кто практикует черную магию.Увы, недаром говорят, что благими намерениями вымощена дорога в ад. Ибо в тот самый миг, как он это сказал, из лесной чащи появился безобразный карлик — толстогубый и с приплюснутым носом. Поприветствовал он рыцаря и сообщил, что явился от Феи Морганы. И при этих словах страсть с прежней силой овладела сердцем сэра Акколона, и вновь он стал послушной игрушкой в руках чародейки.— Она шлет вам свою любовь, — продолжал меж тем карлик, — и велит укрепиться духом, ибо завтра поутру предстоит вам биться с одним рыцарем. В знак своей любви и дабы помочь на поединке Фея Моргана шлет вам волшебный меч Эскалибур вместе с ножнами. Она просила напомнить те обещания, что давали вы ей наедине, и предостерегала от ненужной жалости к противнику. А в качестве доказательства того, что вы сдержали данную клятву, вам надлежит прислать ей голову короля.Бедный сэр Акколон теперь вновь находился во власти колдовских чар Феи Морганы, а потому сказал:— Я все понял и, конечно же, исполню обещанное. Теперь, когда в моих руках волшебный Эскалибур, это будет несложно. Но скажите, давно ли вы видели мою госпожу?— Совсем недавно, — отвечал карлик.Это сообщение так порадовало Акколона, что он обнял уродливого посланца, расцеловал его и попросил:— Поприветствуйте миледи от моего имени и передайте, что я сдержу слово либо же погибну на поединке. Теперь-то мне стал понятен смысл недавнего приключения. Ведь наверняка и волшебная барка, и последующий сон — это дело рук Феи Морганы, не так ли?— Можете не сомневаться, сэр, — ответствовал карлик и с этими словами ускользнул обратно в лес. А сэр Акколон остался грезить на берегу мраморного фонтана.Однако вскоре его одиночество было нарушено. Явились к нему рыцарь с дамой в сопровождении шести оруженосцев и пригласили в близлежащее поместье — отдохнуть и отобедать, и Акколон с радостью принял их предложение. Все это было подстроено Феей Морганой и служило для достижения ее корыстных целей. Как выяснилось, имение принадлежало сэру Аутлаку, а сам хозяин на тот момент отлеживался после полученного ранения в бедро. В тот миг, когда два рыцаря беседовали, прибыл гонец с известием, что сэр Дамас наконец-то готов выставить воина против своего младшего брата. Поединок назначался на следующее утро.Сэр Аутлак был вне себя от досады: он гак долго ждал этого испытания оружием и вот теперь из-за своей раны не мог принять вызова.Что касается сэра Акколона, то он чувствовал себя вполне уверенно под защитой волшебного Эскалибура, а потому без колебаний предложил свои услуги расстроенному хозяину: мол, он может выйти вместо того на ристалище.Надо ли рассказывать, как обрадовался Аутлак, как благодарил своего великодушного гостя! Он тут же поспешил известить сэра Дамаса, что поединок состоится и что за него тоже будет биться благородный рыцарь.В те времена подобные поединки были вполне обычным делом: сплошь и рядом имущественные и прочие споры решались при помощи оружия. Более того, это приобрело характер освященного церковью обычая — своего рода божьего испытания. Считалось, что Бог помогает победить тому, на чьей стороне правда. А потому исход подобного поединка приобретал силу закона и никем не оспаривался.Весть о предстоящей встрече рыцарей мигом облетела всю округу. Вражда двух братьев давно уже стала притчей во языцех. Соседи дружно поддерживали сэра Аутлака, ибо он пользовался уважением у людей, а брата его все ненавидели. В назначенный час вокруг ристалища собралась большая толпа: благородные рыцари и простой люд разных сословий. Судить поединок должны были двенадцать самых уважаемых мужей, которых избрали по всеобщему согласию. Утреннее солнце ярко освещало заросшее травой поле и окружавшую его дубраву. Все положенные молитвы были прочитаны, оба поединщика сидели на своих конях — забрала опущены, копья взяты на изготовку — и только ждали сигнала к началу боя.И в этот миг на ристалище появилась незнакомая девица. Под плащом она скрывала меч в ножнах — это был фальшивый Эскалибур, сотворенный Феей Морганой. Приблизилась она к королю Артуру и передала ему свою ношу с такими словами:— Милорд, ваша сестра Фея Моргана беспокоится о вас, а посему посылает ваш волшебный меч Эскалибур. Пусть эти ножны охранят вашу жизнь, а сам меч дарует вам победу на поединке.Обрадовался Артур своему испытанному оружию, тут же прикрепил его к поясу, а Моргане велел передать свою благодарность и изъявления братской любви.Протрубил рог, и поединщики поскакали навстречу друг другу. С силой ударились копья во вражеские щиты, и оба рыцаря оказались на земле. Они тут же вскочили и, выдернув мечи из ножен, изготовились продолжать пеший бой. Противники кружили, делали обманные выпады, а тем временем выискивали наиболее удобную позицию для атаки.И вот пока они готовились к решающему сражению, появилась вдалеке девица на лошади и галопом направилась прямо к ристалищу. А была это приближенная Владычицы Озера — дева Нинева, та самая, которая обвела вокруг пальца старого Мерлина и заключила его в темницу под скалой. Слух о том дошел до Феи Морганы и возбудил в ней ревность и дух соперничества — очень уж не хотелось чародейке, чтобы кто-то превзошел ее в искусстве черной магии. Что ж до Ниневы, то она любила короля Артура и ненавидела его злобную сестру. Узнав о заговоре против короля, Нинева поспешила к месту поединка, дабы заранее предупредить Артура. Однако она не успела и, поскольку законы запрещали вмешиваться в уже начавшийся бой, теперь была вынуждена наблюдать со стороны, как король Артур терпит поражение. А это было именно так, ибо подлинный Эскалибур разил без промашки, пробивал броню и наносил глубокие раны, в то время как поддельный меч бесполезно скользил по чужим доспехам и не причинял никакого вреда сэру Акколону.Артур был опытным воином, он быстро почувствовал, что бой складывается не в его пользу. У него уж кровь вовсю хлестала из ран, а противник по-прежнему оставался неуязвимым. Страшное подозрение закралось в сердце короля, ибо видел он, что удары его не достигают цели. Меч в его руках вел себя так, будто был выкован из обычного, неблагородного металла — мягкого и бесполезного.Зато сэр Акколон полностью осознал свое преимущество и усилил натиск. Он колол и рубил безостановочно, нанося королю множество тяжелых ранений. В какой-то миг Артур исхитрился и нанес сопернику страшный удар, вложив в него все свои силы. Зашатался сэр Акколон и отступил на мгновение, но тут же вновь бросился в атаку. Король Артур буквально истекал кровью, а его недруг, защищенный магическими ножнами Эскалибура, оставался целым и невредимым.Ропот удивления и недовольства прокатился по толпе зрителей. Все видели, что Артур по силе и мастерству намного превосходит своего противника, и все же никак не мог хотя бы ранить Акколона. Сил у короля оставалось все меньше и меньше, и вот отступил он, дабы хоть немного перевести дух. Но сэр Акколон, предчувствуя уж близкую победу, стал требовать немедленного продолжения боя.— Вперед, рыцарь! — выкрикнул он. — Сейчас не время прохлаждаться. Бейся или сдавайся!С этими словами он бросился в нападение, и Артуру ничего не оставалось делать, как защищаться. Собрался он наконец с силами и нанес противнику сильнейший удар по шлему. Увы, лезвие меча преломилось, и король остался стоять с бесполезным обломком в руках. Прикрылся он щитом, чтобы хоть как-то отгородиться от града сыпавшихся ударов. Акколон же воодушевился сверх всякой меры и так сказал:— Ты проиграл, рыцарь! Но я не хочу тебя убивать. Проси пощады и покончим с этим делом.— Не могу, — слабым голосом отвечал Артур, — ибо пообещал сражаться до последней капли крови. Лучше уж погибнуть в честном поединке, нежели купить жизнь ценой бесчестия. А что касается тебя, рыцарь, то ты навсегда покроешь свое имя позором, коли убьешь безоружного человека.— Не тебе беспокоиться о моей репутации! — усмехнулся Акколон. — Подумай о себе, ведь ты уже, почитай, покойник!И приготовился он нанести решающий, смертельный удар.Что оставалось делать бедному королю Артуру? В отчаянии решился он на последнее средство. Все так же прикрываясь щитом, сблизился он с противником и, когда тот открылся, что было силы огрел его рукоятью меча по шлему. Отлетел на три шага назад Акколон и стоял, приходя в себя.До сих пор Нинева наблюдала за поединком со стороны, надеясь, что Господь сам вмешается и покарает подлого наемника Феи Морганы. Однако, увидев последнюю отчаянную попытку Артура, поняла, что тот без ее помощи не справится. Безоружному, ослабевшему от ран королю грозила неминуемая гибель. Девушка быстренько припомнила уроки Мерлина и сотворила в уме нужное заклятие против наступавшего предателя. Акколон тем временем примерился и занес меч для последнего удара. Но, как только лезвие Эскалибура коснулось щита короля, рука Акколона внезапно ослабела, пальцы разжались и выронили меч. В безмолвном ужасе наблюдал рыцарь за тем, как его противник нагнулся и подобрал оружие. Рукоять меча, как влитая, легла в ладонь Артура. Понял король, что наконец-то обрел свой подлинный Эскалибур.— Ах, мой дорогой меч! — воскликнул он. — Ты так долго пребывал в чужих руках и столько вреда нанес мне. Слава Богу, теперь мы с тобой снова вместе!Тут он бросил взгляд на Акколона и увидел волшебные ножны у того на боку. Одним прыжком подскочил Артур к своему сопернику, сорвал ножны у него с пояса и закинул их подальше за спины зрителей.— Так-так, сэр рыцарь! — сказал он затем. — Немало ран нанес ты мне сегодня этим мечом. Но теперь-то мы поменялись местами, и я воздам тебе сполна и по заслугам!Откуда только силы взялись у Артура! Бросился он на сэра Акколона, но тот упал наземь, скованный страхом. Сорвал с него король шлем и плашмя ударил мечом по голове. У Акколона кровь хлынула ручьем из носа и ушей, так что он едва расслышал Артуровы слова:— Молись, рыцарь, ибо настал твой последний миг. Сейчас я тебя убью!— Вы в своем праве, сэр, — отвечал поверженный Акколон. — Теперь-то я вижу, что Бог на вашей стороне. Но я тоже не могу прекратить поединок, ибо, как и вы, поклялся сражаться до конца. Так что поступайте, как знаете.Артур же вгляделся в его залитое кровью лицо и спросил:— Кто вы, сэр рыцарь? Сдаетс

мне, что я вас уже видел.— Имя мое Акколон Гальский, и я состою при дворе короля Артура.Тут Артур вспомнил, как заснул он после охоты на зачарованной барке, и понял, каким образом Эскалибур попал в руки врагов. Но не хотелось ему верить в подобное предательство, и спросил он:— Сознайтесь, сэр рыцарь, кто дал вам этот меч?— Будь проклят этот меч, — отвечал сэр Акколон, — ибо он принес мне одни несчастья. Суждено мне через него принять смерть!— Я не о том вас спрашиваю, — прервал его тираду король. — Отвечайте же, где вы взяли этот меч?Тяжко вздохнул рыцарь, так как видел, что сильно подвела его ненадежная любовница. И сказал он с горечью:— Не вижу смысла скрывать от вас правду, сэр. Дело в том, что есть у короля сводная сестра по имени Фея Моргана. И ненавидит она своего брата смертной ненавистью — за то, что именно ему досталась и корона, и признание всего мира. А я… На свою беду полюбил я эту женщину, да так сильно, что решился на предательство. И верю, что она меня тоже любит. Ибо как иначе объяснить, почему она изменила мужу и стала моей возлюбленной. Фея Моргана пообещала, что, ежели я помогу ей убить Артура, то она освободится от своего супруга и выйдет замуж за меня. Говорила, будто сделает меня королем, станем мы с ней править Англией и будем жить долго и счастливо.Сэр Акколон умолк, видимо, погрузившись в приятные воспоминания. Но затем очнулся и заключил со слезами в голосе:— И вот теперь всему конец! Пустые мечты привели меня к смерти.— Так значит, вам хотелось править всей Англией? — проговорил Артур, не поднимая забрала. — Но как же вы могли взять такой грех на душу — восставать против своего законного короля?— Сам не понимаю, — покачал головой Акколон. — Эта женщина овладела всеми моими чувствами и помыслами. Я был словно околдован — так, что даже измена не пугала. Впрочем, что теперь говорить! Все мечты развеялись, как дым. Однако скажите, сэр рыцарь, кто вы? От чьей руки мне суждено погибнуть?— Я ваш король, — молвил Артур, открывая свое лицо.— О, горе мне! — вскричал Акколон в испуге. — А я-то полагал, что сражаюсь с простым рыцарем. Увы, милорд, нас обоих ввели в заблуждение! Сможете ли вы когда-нибудь простить человека, который по неразумению своему предал вас и едва не довел до погибели?Надолго задумался король, а затем сказал:— Я верю, сэр Акколон, что вы меня не признали. А потому прощаю, ибо не ведали вы, что творите. Что же касается Морганы, то не будет ей прощения! Эту женщину, мою сестру, я любил и выделял пуще прочих родичей. Я доверял ей больше, чем собственной жене. А ведь меня предупреждали, что Моргана завистлива, похотлива и рвется к власти. Рассказывали даже, что она увлекается черной магией. Я же, глупец, ничему не хотел верить! Теперь во всем убедился сам. Нисколько не сомневаюсь, сэр, что эта женщина обманула и околдовала вас. В чем же мне вас винить, коли я сам попался к ней на удочку? Но я клянусь, что отомщу своей злобной сестре! Так отомщу, что весь христианский мир будет о том судачить.Протянул он руку побежденному противнику и сказал:— Вставайте, сэр Акколон! Я дарую вам прощение.А затем обратился к собравшемуся народу:— Подойдите ближе, честные люди. Взгляните, вот перед вами два рыцаря, которые отчаянно бились и нанесли друг другу множество ран. Однако, если бы нас не ввели в заблуждение, то никакой бы схватки и не было.А сэр Акколон провозгласил во всеуслышание:— Это король Артур! Он не только самый доблестный и благородный рыцарь на свете, но и наш законный повелитель. Меня обманом заставили против него биться. И пусть он даровал мне прощение, но сам я никогда себя не прощу, ибо нет худшего греха и преступления, нежели измена своему законному властителю.Тут все люди упали на колени и просили у короля прощения за то, что его не узнали.— Я зла не держу, — сказал Артур, — ведь вы ничего не знали. Но хотелось бы, чтоб вы запомнили, сколь странные и опасные истории приключаются порой со странствующими рыцарями. И еще. Хоть я и чувствую себя уставшим, обескровленным и нуждаюсь в отдыхе, но долг короля велит мне прежде вынести свой суд по поводу розни между братьями.Итак, сэр Дамас, сегодня я сражался на вашей стороне и победил, но радоваться вам рано. Поскольку все отзываются о вас как о человеке злобном, низком и трусливом, то вот вам мое решение! Присуждаю: передать все наследные права (с титулом и земельными владениями) вашему младшему брату, сэру Аутлаку. В качестве компенсации он будет ежегодно присылать по одной ездовой кобыле — ибо вам больше пристало ездить в дамском седле, нежели на боевом скакуне. Кроме того, впредь вам запрещается — под страхом смертной казни! — чинить препятствия странствующим рыцарям, которые проезжают через ваши земли. Что же касается двадцати узников, которых вы столько лет держали в неволе, то вы обязаны вернуть им их оружие, доспехи и прочее имущество, захваченное нечестным путем. И ежели хоть один приедет ко мне с жалобой на вас, то пеняйте на себя — смерти вам не избежать. Таково мое решение, и обжалованию оно не подлежит!Затем Артур, едва не теряя сознание от слабости и потери крови, обернулся к младшему брату.— Поскольку вы, сэр Аутлак, выказали себя истинным рыцарем, честным и благородным, то присуждаю вам явиться в мой замок и быть произведенным в рыцари Круглого Стола. Уж я прослежу, чтобы вы жили в довольстве и ни в чем не знали нужды.— Благодарю вас, милорд, — сказал, опускаясь на колени, сэр Аутлак. — Рад вам служить душой и телом. И будьте уверены: не в моих правилах прятаться за чужими спинами. Если бы не мое неудачное ранение, то я непременно вышел бы сам на сегодняшний поединок.— Оно бы и к лучшему, — вздохнул король Артур. — Тогда бы мне не пришлось пострадать от злых чар и предательства моих приближенных.— Не могу представить, милорд, чтобы кто-то злоумышлял против вас! — сказал сэр Аутлак.— Ничего, эти люди получат по заслугам, — успокоил его король. — А теперь скажите, далеко ли отсюда до Камелота?— Два дня пути, — отвечал Аутлак. — Слишком далеко, чтобы путешествовать в вашем состоянии, милорд. Я бы посоветовал вам отправиться в аббатство, что стоит в трех милях отсюда. Тамошние обитатели позаботятся о вас и помогут быстро залечить ваши раны.— Я последую вашему совету, — решил Артур.После чего попрощался с собравшимся народом, посадил на коня сэра Акколона, сам сел верхом и медленно двинулся в сторону указанного аббатства.По прибытии туда король отдался в руки монахов. Те очистили его раны, смазали целебными мазями и бальзамами. Через несколько дней Артуру почувствовал себя значительно лучше. К сэру Акколону применялось такое же лечение, но, к сожалению, тот на четвертый день скончался от страшной раны на голове.Король распорядился, чтобы тело умершего перевезли в Камелот. В качестве сопровождения Артур отправил шестерых рыцарей, дабы вручили они сию печальную ношу Фее Моргане. А на словах велел передать следующее: «Это подарок от короля Артура в благодарность за ее сестринскую доброту и заботу».Моргана тем временем нисколько не сомневалась в успехе своего коварного замысла. Она-то полагала, что Артур к тому времени уже убит собственным мечом, и прикидывала, как бы ей поскорее освободиться от законного мужа, сэра Уриенса. И вот измыслила она очередной черный план. Как стемнело, Моргана позвала свою доверенную служанку и велела принести мужнин меч.— Настало время избавиться от сэра Уриенса, — молвила она. — Лучшего случая не представится.— Что вы такое говорите, миледи! — вскричала девушка в ужасе. — Ведь ежели убьете своего супруга, то не миновать вам страшной кары.— Это не твоя забота, — отрезала колдунья. — Делай, что велено: ступай и принеси мне меч.Но устрашенная девица бросилась к сэру Ивейну, сыну Феи Морганы, который в этот поздний час почивал в своих покоях.— Просыпайтесь, сэр, — прошептала служанка. — Ибо ваша мать замыслила страшное злодеяние: хочет она убить отца вашего, сэра Уриенса. Вот, послала меня за мечом!Сэр Ивейн недолго размышлял.— Выполняй ее приказание, неси меч, — тихо скомандовал он девице. — А я позабочусь обо всем остальном.После чего поспешно надел доспехи и прокрался темными коридорами в отцовскую спальню.Девушка принесла меч и трясущимися руками вручила его хозяйке. Фея Моргана без колебаний прошла к спящему мужу и застыла у изголовья постели, примеряясь, куда бы получше нанести удар. Но когда она уже замахнулась, сэр Ивейн выпрыгнул из своего укрытия и схватил мать за руку.— Что вы делаете! — воскликнул он, пытаясь вырвать меч. — Я слышал, будто старый Мерлин произошел от нечистого. Но если и есть на свете дьяволица, так это вы! Клянусь, если б вы не были моей матерью, убил бы на месте.Однако недаром говорят, что зверь, загнанный в ловушку, вдвойне опасен. Так и Моргана: мигом сориентировавшись, начала она разыгрывать блистательный спектакль. Окинула спальню диким взором — словно человек, внезапно проснувшийся — и проговорила слабым голосом:— Что такое? Где я? И что это за меч!Затем вцепилась в сэра Ивейна.— О, мой сын! Защити меня! Не иначе как злой дух попутал меня. Видать, он вошел в меня, пока я спала. Смилуйся над своей матерью, сэр Ивейн! Не рассказывай никому о том, что видел. Ты просто обязан защитить мою честь, ведь это и твоя честь тоже.— Я готов позабыть обо всем, — неохотно сказал сэр Ивейн, — коли вы пообещаете забросить черную магию.— О чем речь! — тут же согласилась Фея Моргана. — Я клянусь тебе в том. О мой сын! Мой дорогой, добрый сын!А сэр Ивейн и сам уже не знал, чему верить. Поколебавшись, он отпустил мать и отнес меч на место.Утром же к Фее Моргане явился один из ее лазутчиков и донес, что план по устранению короля провалился. Поединок закончился самым неожиданным образом: сэр Акколон погиб, а Артур — живой и здоровый! — вновь обрел свой волшебный меч. В душе неудачной заговорщицы разыгралась настоящая буря — она одновременно оплакивала несчастного Акколона и проклинала Артура, — но внешне Моргана оставалась совершенно спокойной. Ни единого резкого слова она себе не позволила, ни единой слезинки не обронила. Колдунья прекрасно понимала: если она останется дожидаться возвращения короля, то за ее жизнь никто и ломаного гроша не даст. Ибо человек, совершивший такое неслыханное преступление, как покушение на жизнь законного повелителя и брата, не может рассчитывать на милосердие.Посему Моргана, напустив на себя безмятежный вид, отправилась к королеве Гвиневере и испросила разрешения покинуть двор.— Как? — удивилась Гвиневера. — Вы даже не дождетесь своего брата?— Я бы очень хотела, — отвечала коварная Моргана, — но никак не могу. Мне сообщили, что в землях моих зреет мятеж. Так что надо торопиться.— Ну, в таком случае не смею вас задерживать.Фея Моргана собрала свиту из сорока доверенных слуг и поспешно, не дожидаясь рассвета, покинула Камелот. Всю дорогу она гнала лошадей, не давая ни себе, ни другим роздыха, и через сутки с небольшим прибыла в аббатство, где, по ее сведениям, восстанавливал свои силы Артур.Рано утром она вошла в здание монастыря и потребовала свидания со своим братом, королем Артуром.— Но король сейчас спит, — растерялся монах. — Бедняжка три ночи провел без сна — так мучили его раны — и вот наконец задремал.— Раз так, не будите его, — распорядилась Моргана. — Я тихонько зайду взглянуть на моего дорогого брата.Колдунья спешилась и направилась в покои короля с таким уверенным видом, что никто не посмел ее остановить.Моргана отыскала нужную комнату и, остановившись на пороге, заглянула внутрь. Она увидела, что Артур действительно спит на широкой постели, а рядом с ним лежит его меч — даже во сне король не выпускал из рук свой драгоценный Эскалибур. Ах, как хотелось Моргане похитить меч! Но она не посмела, испугавшись разбудить короля — уж больно неспокоен был сон у больного. Зато своим зорким оком колдунья разглядела лежавшие на сундуке ножны и решила рискнуть. Прокравшись в комнату, она схватила волшебные ножны, спрятала их под плащом и так же бесшумно выскользнула из здания. Моргана любезно поблагодарила монахов и, не мешкая, покинула аббатство.Позже король проснулся и, обнаружив пропажу ножен, поднял тревогу.— Кто мог их взять? — накинулся он на безвинных монахов. — Кто заходил в мою опочивальню?— Только ваша сестра. Фея Моргана. Она заглянула на минутку и сразу же уехала.— Как же вы недоглядели! — возмутился Артур. — Она-то и похитила ножны!— Но, сир, — возразили монахи, — мы не могли отказать вашей сестре.Тогда Артур вскочил с постели и приказал седлать самую резвую лошадь. А сам тем временем призвал к себе рыцаря Аутлака и велел ему спешно собираться в путь.— Не забудьте свой меч, сэр, — сказал он. — Нам предстоит встреча с Феей Морганой.Поскакали они вслед за коварной колдуньей. На перекрестке встретили пастуха и спросили, не проезжала ли мимо дама со свитой.— О да, — отвечал пастух. — Недавно тут проезжала знатная дама, а с нею сорок всадников. Они поехали вон к тому лесу.Король Артур и сэр Аутлак бросились следом и вскоре вдалеке завидели удиравшую Моргану. Та тоже заметила погоню и пустила коня во весь опор. Не разбирая дороги, скакала она через лес, затем по росистому лугу и, наконец, выехала к маленькому озеру.— Будь что будет, — сказала она, — а ножны королю я не верну! Не видать ему магической защиты!И с этими словами колдунья зашвырнула ножны на середину озера. Тяжелый металл, усеянный драгоценными каменьями, сразу ушел под воду.А Моргана вернулась к своей свите и галопом поскакала в долину, по которой были разбросаны высокие стоячие камни. Чувствуя, что ее вот-вот нагонят, колдунья решила прибегнуть к магии и сотворила особое заклинание — такое, что и она сама, и ее спутники обратились в каменные глыбы, не отличимые от остальных. Когда Артур приблизился и увидел эти камни, он решил, что таким образом свершилась Божья кара.— Мне нет нужды мстить Моргане, — сказал он. — Господь сам наказал злодейку.Стал он оглядываться в поисках своих ножен, но нигде не мог отыскать их (ибо покоились они на дне озера). Делать нечего: развернулся король и поехал обратно в аббатство.После его отъезда Фея Моргана вновь вернула себе и своей свите прежнее обличье.— Теперь вы в безопасности, — сказала колдунья. — Но скажите: видели вы лицо моего брата короля?— О да, госпожа, — отвечали ее люди. — Он был так страшен во гневе, что впору бежать на край света. Мы бы так и поступили, если б вы не обратили нас в камни.— Вот уж нисколько не сомневаюсь, — усмехнулась Фея Моргана.Поехали они дальше и вскорости повстречали рыцаря, который вез с собой другого рыцаря — связанного по рукам и ногам, да еще и с повязкой на глазах.— Куда вы везете этого человека? — спросила Моргана.— Я собираюсь его утопить, — отвечал незнакомец. — Ибо он негодяй, совративший мою жену. Вот покончу с ним и вернусь за женой, ее тоже отправлю на дно озера.— Правда ли то, что он сказал? — обратилась Моргана к связанному рыцарю.— Нет, мадам, он на меня наговаривает!— И как вас звать, сэр рыцарь? Откуда вы родом? — продолжала допрашивать Моргана.— Я Манессен, кузен сэра Акколона Гальского. Мы оба состоим при дворе короля Артура.— О, я знала сэра Акколона, — проговорила Фея Моргана, — красивый был рыцарь и доблестный к тому же. Вот что, в память о моем бывшем возлюбленном я верну вам свободу. Можете поступать со своим обидчиком так, как он намеревался с вами поступить.И тут ее сорок слуг налетели на рыцарей: одного освободили, а другого связали той же самой веревкой. Обрадовался сэр Манессен, что дело так хорошо для него обернулось. Облачился он в доспехи неудачливого мужа, а самого его бросил связанным в глубокое озеро. Затем Манессен вернулся к своей освободительнице и та сказал:— Теперь я намереваюсь вернуться в Камелот. Может, вы желаете передать весточку королю Артуру?— Еще бы не желать, — злобно усмехнулась Моргана. — Передайте моему драгоценному братцу, что спасла я вас не из любви к нему, а в память о несчастном сэре Акколоне. А также скажите королю, что в моей душе нет страха. Да и чего мне бояться, если я в любой момент могу обратиться в камень! И это еще не все. Пусть Артур знает, что возможности мои безграничны. Настанет день, и он сам в этом убедится.Вслед за тем колдунья направилась в свою страну Гоор, где ей предстояла большая работа. Фея Моргана намеревалась укрепить все города и замки, а также запасти побольше оружия и провианта, ибо — вопреки всей своей браваде — сильно страшилась мести короля Артура.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   26

Похожие:

Джон Эрнст Стейнбек Легенды о короле Артуре и рыцарях Круглого Стола iconКруглый стол «образование в области прав человека. Содержание и методика»
Прибытие и размещение организаторов Круглого Стола. Подготовка мероприятий Круглого Стола
Джон Эрнст Стейнбек Легенды о короле Артуре и рыцарях Круглого Стола iconОтчет о заседании круглого стола «Библиотечные здания: архитектура, дизайн, организация пространства» секции публичных библиотек рба
Заседание круглого стола «Национальные особенности библиотечного строительства» состоялось 18 мая 2010 г. В заседании приняло участие...
Джон Эрнст Стейнбек Легенды о короле Артуре и рыцарях Круглого Стола iconТема круглого стола: «Русская культура и сми»
Руководитель круглого стола: иерей Роман Никитин – руководитель Информационного отдела Хабаровской епархии рпц, помощник руководителя:...
Джон Эрнст Стейнбек Легенды о короле Артуре и рыцарях Круглого Стола iconЕндации «круглого с тола» в Государственной Думе н а тему
Рспп и тпп РФ вопросы гармонизации российской и европейской систем технического нормирования в строительстве, участники «круглого...
Джон Эрнст Стейнбек Легенды о короле Артуре и рыцарях Круглого Стола iconУрок Мерлина пролог
Эта книга наилучший источник знаний для тех, кого заинтересовала или увлекла загадка британии: история о короле Артуре (подлинная...
Джон Эрнст Стейнбек Легенды о короле Артуре и рыцарях Круглого Стола iconДжон Стейнбек Благостный четверг Элизабет с любовью посвящаю
Как то вечером вытянулся Мак вольготно на своей постели в Королевской ночлежке и говорит
Джон Эрнст Стейнбек Легенды о короле Артуре и рыцарях Круглого Стола iconЗаседание круглого стола по теме "О государственной поддержке молодых ученых края"
В законодательном собрании края состоялось заседание круглого стола по теме "О государственной поддержке молодых ученых края"
Джон Эрнст Стейнбек Легенды о короле Артуре и рыцарях Круглого Стола iconСохраним культурно-историческое наследие наших предков! Обращение участников «Круглого стола» «Проблемы актуализации культурно-исторического наследия региона», прошедшего 26 февраля с г. в рамках традиционных Лазаревских чтений, к Губернатору Челябинской области Юревичу Михаилу Валерьевичу
«Круглого стола» «Проблемы актуализации культурно-исторического наследия региона», прошедшего 26 февраля с г в рамках традиционных...
Джон Эрнст Стейнбек Легенды о короле Артуре и рыцарях Круглого Стола iconА. Т. Твардовского «Библиотека. Книга. Чтение: новые подходы и технологии» Сборник материалов «круглого стола» по проблемам чтения Смоленск 2009
Б-59 Библиотека. Книга. Чтение: новые подходы и технологии: Сборник материалов «круглого стола» по проблемам чтения / Смоленская...
Джон Эрнст Стейнбек Легенды о короле Артуре и рыцарях Круглого Стола icon45 компаний. Большинство из них принимает участие ежегодно. Состоялась также работа «круглого стола» по теме: «Перспективы развития цветной металлургии в сложившихся экономических условиях
Большинство из них принимает участие ежегодно. Состоялась также работа «круглого стола» по теме: «Перспективы развития цветной металлургии...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница