Дега Витальевич Деопик История Древнего Востока




НазваниеДега Витальевич Деопик История Древнего Востока
страница16/25
Дата21.02.2013
Размер3.17 Mb.
ТипДокументы
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   25
Новое царство в Египте


Новое царство в Египте — это период, когда в Египте некоторое время жил избранный народ. Гиксосов в основном вы посмотрите по учебнику. Основное, что вам нужно помнить, это то, что Иосиф оказался в Египте где-то в это время. В протестантских пособиях на все имеются точные даты, но даже тот небольшой уровень компетентности, которым я располагаю, позволяет утверждать, что все это бред. Если в отношении исхода имеются более точные даты (плюс-минус 50 лет), то в отношении прихода это гиксосское время. Что существенно: уход был не в страну неведомых египтян, а в страну, которой уже давным-давно правили близкие по языку западные семиты. Сама ситуация прихода в Египет это не приход в какую-то совсем чужую страну. Во-первых, хананейское население, западно-семитское, здесь жило уже давно, в дельте Нила, со времен Среднего царства. А в гиксосские времена число его бесспорно увеличилось. Я рассказывал вам, как много унесли с собой гиксосы, уходя из Египта. То, что они утащили все именно на территорию Святой Земли, заставляет предполагать, что их родственники жили здесь же. Но уход гиксосов не означал ухода потомков Авраама, они жили здесь еще длительное время и тоже не были единственным семитским племенем. В Низовье, особенно в восточной его части, в это время и в последующее это семиты составляли заметный процент населения. Мы знаем об участии семитов в строительстве Рамзеса II и многих других деятелей того времени. Итак, Новое царство, третий моноцентрический период. Три династии: 18-я, 19-я, 20-я. При каждой из них был период расцвета, подъема и завоеваний; каждая знала свой период упадка, но по-настоящему упадок Нового царства это конец XII — первая половина XI вв., конец 20-й династии. В целом это был период в 500 лет. Та особенность Египта, о которой я говорил, продолжает сохраняться: все более сложное социальное развитие. Одно из самых цветущих техногенных обществ. По-прежнему социальное развитие идет быстро, наращивая темпы, а технологии по-прежнему отстают и от хананейских и от вавилонских. Надо сказать, что хананейскому обществу, состоявшему из многих маленьких государств, и не нужна была сложная социальная структура. Они не то чтобы не могли, они в этом не нуждались. Средние государства Сирии, средней Месопотамии, Закавказья, восточной части Малой Азии тоже в не нуждались в сложной социальной структуре. Что же касается технологий, то они у них были более развиты. В прошлый раз мы остановились на том, что проблемой, которая появилась и нарастала на протяжении всего Нового царства, была нехватка зерна. Впервые мы сталкиваемся с ситуацией, когда техногенное общество грабит соседей, причем регулярно.

Египет Нового царства — это такие прото-США, где, как известно, 4% населения мирно перерабатывают 40% мирового сырья. Так вот, первым на этот путь вступил' Древний Египет. Они регулярно забирали зерно у крестьян Святой Земли, хананейского населения, отчасти уже древнееврейского. Уйти за зерном далеко на север было тяжело и невыгодно. Нагрузив зерно на осла где-нибудь в районе г. Дамаска, вы начинаете медленно циркулировать в сторону долины Нила. За это время осел, конечно, все зерно сожрет. Инфраструктура не позволяла по-настоящему эксплуатировать возможности соседей. Каким образом приобреталось все это? С одной стороны, покупали на золото, с другой стороны регулярные грабежи без поголовной резни (это придумали еще раньше, но Новое царство ввело это в систему). Некоторые фараоны ходили к хананеям через год, и те ничего, не вымерли. Мало того, каждый раз у них находилось, что взять. Это было не завоевание, а рэкет. Некоторые фараоны, правда, сами никуда не ходили, а требовали, чтобы приходили к ним и платили дань, это был еще один источник ограбления соседних народов. Потом нубийцев перевели в это состояние.

Что же получали? Зерно, скот (скот можно отнять и у ливийца и у аморея в степи). Кроме того, лес, благовония и серебро. Еще один способ грабежа — обмен дарами. Все это создало настоящую внешнюю торговлю современного типа, хотя купечество так и не успело расцвести по-настоящему, государство значительную часть торговли монополизировало. Не нужно думать, что монополия внешней торговли это государственное изобретение. Надо сказать, что в эти времена обилие золота не превратило Египет в государство-паразит. В отличие от современной Саудовской Аравии, египтяне расходовали золото на укрепление государства — экономическое, военное, политическое, строили все новые и новые храмы и в общем жили неплохо. Тем более, что в это время в Египте появляется масса рабов. Помните, я вам рассказывал: жизнь идет, идет, а рабов все нет и нет, все свободные крестьяне да свободные крестьяне. И вот в этих условиях во второй половине и тысячелетия до Р. X. появляются в большом количестве рабы. Рабы были даже у ремесленников. Откуда они брались? Кто в основном был рабами в Египте Нового царства? Бесчисленные рабы были хананеями из Святой Земли и более северных земель. Конечно, были и представители других народов, но ловили в основном хананеев, это видно по изображениям и по текстам. Часть этого много сот тысячного слоя рабов западно-семитского происхождения и составляли потомки Авраама. Это не отдельная группа, а часть большого, хорошо зафиксированного в источниках слоя. Нубийцев не брали, потому что они должны были на местах добывать золото, ливийцы были ни к чему не приспособлены, кроме как быть воинами-наемниками. Ремесленники и крестьяне — хананеи, в небольшом количестве древние евреи. И еще одна группа, которая ни для чего, кроме наемничества, не годилась: греки и родственные им народы Эгейского бассейна. Эти народы превратили Египет в полиэтническую страну. Это было новое явление. К концу Нового царства египтяне если составляли 2/3 населения, так это было хорошо. Та нехватка египтян, о которой я вам говорил, начинает приобретать опасные для общества размеры. Причем пленные сидели на земле, вели свое хозяйство, имели свои семьи. Но были и строители, и пастухи и ремесленники, привязанные к государственным хозяйствам, к городам, храмам. Работали пленные и в частных хозяйствах. На фоне этого все то, что рассказывается о деталях жизни потомков Авраама в Египте, и должно рассматриваться. Впоследствии рабов снова становится меньше, но все же их по-прежнему много. Появившиеся в середине Нового царства в огромном количестве, рабы занимают отныне важное место до первых веков христианства.

Есть такая мысль, она сильно не разрабатывается, но мимо нее пройти нельзя: именно в период присутствия здесь многих десятков тысяч древних евреев в головы египтян закрадывается мысль о едином боге. Это совпало во времени. Говорить о причинно-следственных связях трудно, мы хорошо знаем единого Бога древних евреев и единого бога древних египтян, между ними ничего общего. Но сама идея единобожия возникает у египтян именно в это время и, надо сказать, прекращается в районе того времени, когда древние евреи ушли из Египта. Это нужно помнить.

Основная масса рабов по-прежнему была слугами, но многие занимались и хозяйством. Свободные земледельцы продолжали существовать, назывались они «дети народа». Они по-прежнему сидели на своих участках и порой вынуждены были брать семена или скот у храма или у государства, но все эти элементы экономической зависимости были гораздо слабее, чем у шумеров. Были элементы совхоза в Новом царстве (бригадиры, задания, паек), но в основном в храмовых и собственно царских хозяйствах. Последнее, что мне хотелось сказать из общих сведений в плане социально-экономическом: египтяне жили в это время очень хорошо. Рядовой кузнец или пастух средней квалификации имел одного-двух рабов, которые заменяли ему многое из механизмов современности.

18-я династия: 1580–1314 гг. до Р. X., 266 лет, 13 фараонов, т. е. в среднем по 20 лет каждый из них правил.

Наиболее известный из них Якмос. Чем он знаменит? Это такой солдат-трудяга, который долго и тщательно объединял Египет и ничем другим не занимался. Он, собственно, его и создал. Он любил воинов, хорошо им платил, уважал свою маму, ничего не строил. Его основным делом было собрать Египет, держать армию в порядке, дать народу покой и выгнать гиксосов.

Следующим был Аменхотеп I (сер. XVI в.), верный сын и продолжатель политики отца. Снова усмирил нубийцев, отбил ливийцев (которые тут же проснулись, узнав, что уехали гиксосы), и тоже почти ничего не строил. Страна продолжала отдыхать.

Следующий: Тутмос I. Всегда за царями-накопителями идут цари-растратчики. Все, что Якмос и его трудолюбивый сын собрали, все это досталось Тутмосу I. Его распирала энергия и золота было вдоволь. Захотелось повоевать, и сытая армия пошла прямо к Евфрату. Никогда еще египетский солдат не доходил до Евфрата, а Тутмосу I это удалось. Он сцепился с Митанни (государство какого-то кавказского народа, закрепившегося на стыке северной и средней Месопотамии) и впервые создал мировую державу. Тутмос I считается первым создателем мировой державы. И вот он первым создал систему регулярным грабежей и утащил огромное количество всяких ценных предметов. Кого-то обложил данью, кого-то запугал. Второе, что при нем начинается, это монументальная пропаганда, такое пропагандистское строительство, обращенное ко всем. Это не было как в средневековой Камбодже, когда было построено столько статуй одного из кхмерских царей, что в столице, где бы ни находился рядовой кхмер, на него из трех точек смотрел с доброй улыбкой его любимый царь-бог. Но здесь тоже любимый фараон смотрел на подданных со многих точек. Строительство было очень энергичное и очень качественное — до сих пор стоит. С другой стороны, наступает время прагматизма в религиозной сфере, подготовившее реформу одного из фараонов Нового царства. Становится ясно, что культ предков и связанные с ним всякие пирамиды уже отживают свое. Начинают хоронить в скале, может быть, не без влияния хананеев, которые занимались этим уже тысячу лет. В это время расцветает манера борьбы с грабителями за счет отдельного захоронения мумии. Погребальный храм в долине, стоит охрана с копьями наперевес, но мумии там нет, она тайно замурована в неведомой скале, и там она останется. Таким образом, признается некоторая декоративность культа предков, который уже не связывается с самым главным, что составляло его сердцевину, с телом предка. Тело предка прячется там, где его никто не тронет, но поклонения такого уже нет.

При Тутмосе II страна немножко отдохнула. Он бросил строить и воевал только по необходимости. Естественно, каждый (из пяти четыре) фараон начинал свое правление с похода на нубийцев, которые время от времени, при смене власти, ставили вопрос о том, что золото, может быть, все-таки наше. Тутмос II им постарался объяснить, что они не правы, но поход был скорее предупредительный, и страна немного отдохнула. Потом она совсем отдохнула, когда к власти пришел якобы Тутмос III, а на самом деле его горячо нелюбимая мачеха Хатшепсут. Женщины на троне, за редким исключением, всегда интриганки, но войн не ведут. Главное в деятельности Хатшепсут было не допустить к власти пасынка, Тутмоса III. Ненавидел он ее люто, потому что мачеха власть держала твердо. В то же время его не убивали, т. е. постоянно резать руководство в Египте было уже не принято. Хатшепсут была женщина жестокая, но не кровожадная. Основной механизм женского управления — это фавориты. Хатшепсут выбирала себе фаворитов-хозяйственников, а не полководцев. Это действительно были интересные люди, оставившие заметный след в египетской экономике и культуре, но не занимавшиеся никакими войнами.

Очень много сил ушло у царицы на то, чтобы ее оформили как фараона. Раньше фараона-женщины никогда не было, и надо было объяснить народу, что так можно. Очень комичная история вышла со священной бородой. Фараону полагалась священная борода, которая у Хатшепсут, конечно, не росла. Пришлось ее привязывать, но сначала объяснили народу, что это и есть та самая борода, без которой фараон не фараон. Зато войн не было ни одной. Торговали очень весело. Отношения с Амоиом ей тоже пришлось создавать заново. Фараоны были сыновьями Амона, а тут понадобилось насадить культ дочери Амона, и его насадили. Много строили, и очень качественно. Все постройки стоят тысячелетиями и разрушаются если только усилиями завоевателей. Но это уже скальная гробница, а перед ней поминальный храм. Она же добавляла к храму фараонов в Карнаке, потому что каждый более-менее зажиточный фараон что-нибудь там достраивал. Надо сказать, что армия не воевала, и даром это не проходило. Потихоньку владения в восточном Средиземноморье начинают отпадать от Хатшепсут, потому что гарнизонами пограничными в те времена обойтись было невозможно, необходимо было прийти и показать, что вам может угрожать. Поскольку никто не приходил и не показывал, небольшие государства отваливались, но Хатшепсут это мало волновало. Ее поддерживали чиновники, жречество Амона, крупные хозяйственники. Были у нее и временщики. Интересно, что они постепенно начинают наглеть. Временщик всегда наглеет. Очень редко кому удалось в этом качестве до конца остаться человеком нравственным. Один из них, Сенмут, сделал себе в гробницу такое изображение, какое полагалось только фараону. Но оно было видно, только когда раздвижная дверь в гробницу была закрыта, т. е. фактически увидеть ее можно было только после похорон, и то изнутри, и покуда он был жив, никто не знал, на что он претендует. Тем не менее ему было трудно претендовать на родство с фараонами, хотя у него был замечательный титул: «вольный шагать по дому царя».

Если Тутмос III терпеть не мог Хатшепсут, то временщиков он просто ненавидел лютой ненавистью, но сделать ничего не мог. Когда мачеха умерла, тогда по всей стране двинулись специалисты с долотом и все эти ненавистные имена посшибали в обще египетском масштабе. Таким образом, и временщиков и саму мачеху объявили не существовавшими. А чтобы не возникало вопроса, кто построил Эль-Бахри, то над ним было выбито имя Тутмоса III.

И тут новый царь показал, во имя чего он мучился и чего он, собственно, хотел. Кого-то ему пришлось наказать, часть кинулась ему в ноги и уцелела. И новый царь сразу ринулся воевать. Тутмос III оказался самым драчливым фараоном в истории Египта. Он ждал власти 36 лет, и ему дано было еще 34 года, чтобы проявить себя во всей красе. Это был крепкий, сильный мужчина, боец, стрелок, охотник, очень упорный. В то же время это был воин, а не драчун, он любил устраивать походы, а не сражения, и выигрывал войны, а не битвы. Начали, конечно, с хананеев. Потом прорыв в Сирию, на север. Это было уже сложнее, там египтяне до этого побывали только один раз. Но подготовленная им армия за счет быстрых переходов и быстрой концентрации в разных местах смогла разбить все, что там находилось. Систему регулярных грабежей, придуманную Тутмосом I, организовал по-настоящему именно Тутмос III. Он ходил в походы: на тех, у кого производительность повыше, каждый год, на тех, кто поленивее, раз в два года. На бедных хананеев он за 22 года организовал 15 походов. Но опять же никто не умер и каждый раз было, что отнять, т. е. явно требования предъявлялись к выполнению. Хотел добраться до Митанни, добрался, но одолеть не смог. Уж ему и 4)лoт в Египте построили, и потащили его на горбу на Евфрат, по Митанни уходила в горы и ничего нельзя было сделать. Но зато нубийцы при таком фараоне сидели тихо и не восставали, а мирно сдавали золото, понимая, что уж с ними в случае чего он разберется самым серьезным образом.

Однако кое к чему, видимо, Хатшепсут успела его приучить.

Тутмос III сочетал дорогостоящие войны с дорогостоящим строительством, тоже пропагандистским. Мирное правление Хатшепсут было отмечено большими накоплениями, и Тутмос III строился по всему Египту, ему явно хотелось превзойти мачеху, и, в общем, ему это удалось. В основном все это строительство прославляло Амона и фараона. Он же первым начал платить деньги историкам, к его времени относятся первые летописи Египта и вообще одни из первых летописей мира.

После смерти Тутмоса III пришел в власти его сын Аменхотеп II, очень похожий на отца: тренированный супермен, лошадник, участник соревнований по гребле. Он любил лично биться впереди своих воинов (чем отец не злоупотреблял). Армию он, конечно, выучил: они за две недели дошли до Евфрата пешком. Надо сказать, что в отличие от отца, Аменхотеп II был пожестче. Тех, кто сопротивлялся, он решительно уничтожал, поэтому большинство сдавалось в плен сразу. Этот фараон любил развешивать трупы врагов на стенах городов. Грабил он менее организованно, чем отец, и десятками тысяч уводил пленных. Но при этом, как все фараоны, вел себя дипломатично и в опустошенной им местности оставлял у власти местную династию, только отрывал головы тем, кто его не поддерживал. Напугал он всех: и Митанни, и хеттов, и вавилонян, до которых, впрочем, не дошел. Все они посылали фараону письма, поздравляли его с разными событиями, потому что никто не хотел с ним ссориться. Надо сказать, что на Аменхотепа II это действовало разлагающе. Из него выработался редкий хвастун, и его тексты, в отличие от предшественников содержат массу пропагандистской бредятины. В конце концов, он обленился, прекратил войны, а строил вообще очень мало, но был большой мастер выпить и закусить. Культ пира он поднял очень высоко. Пример оказался заразительным, и с этого времени (и дальше больше) у фараонов получают широкое распространение всякие дорогостоящие развлечения: пиры, танцовщицы, спортивные соревнования и проч.

Преемником Аменхотепа II стал Тутмос IV, молодой и очень порядочный человек, но правил он недолго. Воевать он умел, но никакого шума и пьянок по этому поводу не устраивал. Моментально дошел до Евфрата, снова всем напомнил, что Египет тут как тут. Кого не смог побить, с теми дружил. Вместо уже всем надоевших нападений Египта на Митанни он, наконец, понял, что Митанни разбить нельзя и надо договариваться. Он заключил с ними достаточно равноправный договор и династический брак, и все стало более-менее спокойно. Строил он немного, но отличался от многих правителей прошлого (и будущего) уважением к своим предшественникам. Всякие гуляки типа Аменхотепа II многое недостраивали, а преемники спешили возводить свои собственные храмы (хорошо, если при этом не разбирали храм отца). А вот Тутмос IV как порядочный человек достраивал массу недостроенного: пусть ему будет славы меньше, а Египту больше. Но, к сожалению, его правление было коротким.

За ним, где-то в районе 1400 г. приходит Аменхотеп III. Его нельзя назвать похожим на Тутмоса IV. Это был человек заносчивый, при этом, в отличие от предыдущих монархов, которым все-таки было чем гордиться, сделал он немного. В начале он вел себя как все, ходил на нубийцев. Потом досталось еще кое-кому, а потом он перестал ходить в походы, а войска посылал за данью. Египта к этому времени все уже боялись и слушались, даже Вавилон. Аменхотеп III любил требовать дочерей правителей других государств к себе в гарем, а сам никогда никаких своих родственниц никому в жены не отдавал. Как многие фараоны этой династии, он был спортсмен, но предпочитал боевым видам спорта легкую атлетику. И как начали фараоны пировать, так остановиться они уже не могли. В росписях на стенах храмов тема роскошного отдыха занимает все больше и больше места. Строил Аменхотеп III очень много и не только по Египту, но и в Нубии, и Святой Земли, и в Сирии. В этом он опередил всех своих предшественников. Строил в основном храмы Амону, по принципу «чем больше, тем лучше». Вкуса ему явно не хватало и особых стилистических красот его эпоха не оставила. Настоящее искусство появится позже, а это было время добросовестных поделок огромных размеров. Представьте себе каменную статую высотой в 24 м, без раствора и без железных штырей. И стоит до сих пор, т. е. это было высочайшее качество, сложнейший расчет и, конечно, сумасшедшие деньги. Надо сказать, что архитектор в Египте был уважаемой фигурой, чуть ли не вторым человеком после фараона. Культ предков от него зависел: будет статуя стоять или нет.

Аменхотеп III, как и всякий зарвавшийся монарх, естественно, был богом-царем, т. е. культ царя достиг уже вершины. Храмы строились фараону и Амону одновременно. Царь откровенно называл себя солнцем. Дальше идти было просто некуда. Очень пышный двор, утонченная жизнь. Но была у него и хорошая черта: он всю жизнь любил одну женщину, царицу Тейе. Если раньше строили в основном храмы, то Аменхотеп III начал строить огромные дорогостоящие дворцы. Какая в сущности разница, дворец или храм, если фараон и Амон одно и то же? Его последователи если и хотели подражать ему в пышном строительстве, то уже не могли: таких денег больше никогда ни у кого не было. В то время нубийцы продолжали исправно поставлять золото, армия была в полном порядке, и, кроме того, сами египтяне были еще достаточно энергичны. Но в целом это стиль уже мягкий: власть огромная, претензии огромные, а сам такой толстенький, пухленький, не то, что фараоны-киллеры из прежних династий.

Как всякий царь-растратчик, Аменхотеп III оставил некоторое количество проблем, но они достались его сыну, Аменхотепу IV. Этот прославился на весь мир в качестве знаменитого Эхнатона. Такой религиозной реформы за такой короткий срок древневосточный мир просто не знал. Человек правил всего 17 лет и за это время успел ввести и повсеместно насадить новую религию. После его смерти, правда, все пошло по-старому, но по-египетски медленно, никто не вешал жрецов нового культа по деревьям, реформа просто сошла на нет. У его преемника Тутанхамона было все двойное, и Амон и Атон, время было переходное.

Но здесь вот что интересно: светская власть чувствует себя в силах сменить религию. Фараонам Древнего царства такое не снилось даже в кошмарном сне: как это я могу взять и сменить кем-то бога Гора, да он же меня пришибет. А вот Аменхотепа IV это уже не волновало, он-то знал, кто здесь главный. Это не бог будет с ним разбираться, а он, фараон, знает, какой бог правильный. Поймите, насколько общество изменилось. Конечно, то обстоятельство, что Аменхотеп III провозгласил себя богом-царем, не могло не повлиять на сознание его сына и преемника. И Эхнатон решил, что все это ерунда. Кстати, он тоже не развешивал фиванских жрецов по разным выступам, но решительно заявил, что все это неправильно, никакого бога Амона и пр. нет, а есть бог Атон, который есть единственный, правильный и настоящий — бог солнечного диска. Быстро навербовали жрецов новой религии, настроили храмов, везде появились изображения Атона. Аменхотеп IV стал называться Эхнатоном, от имени нового бога. Все руководство последовало его примеру. Серьезного сопротивления реформа не вызвала. В Фивах, конечно, были недовольны, но от них мало что зависело. Как всегда в Египте, прямых религиозных преследований не было.

Эхнатон открыл новую эру в жизни Египта, потому, что-то, что им было сделано, не сводилось к смене бога. Он снял какие-то мощные тормоза, инерционные оковы, которые были на египетском обществе уже полторы тысячи лет, и для снятия которых общество было уже готово. Потому что буквально за три-четыре года возникает новое искусство. Европейцы его очень любят, потому что оно очень похоже на наше: такой импрессионизм, конец XIX, начало XX века, еще реалистическое, но уже не очень. Самих египтян, видимо, оно тоже очаровало, потому что когда смогли ликвидировать Атона, искусство ликвидировать не удалось, такое впечатление, что не очень-то и хотелось. Это очень психологическое искусство.

Кто был опорой в мероприятиях Эхнатона? Опоры были, как всегда, взяты из низов. Надо сказать, что реформа пошла очень быстро, она удалась за четыре года, а обратно откручивание шло лет 30, т. е. явно она соответствовала обществу. Целый ряд элементов этой короткой эпохи (всего 17 лет!) остался на века в истории Египта. Конечно, вера в единого бога, выдуманного и внедренного одним светским лицом, диктовалась монолитностью и однородностью египетского общества. С другой стороны, такой интеллектуал, как Эхнатон, конечно знал о религии древних евреев. Повлияло это знание на его реформу или нет, это второй вопрос, но что он не мог не знать, это очевидно.

Многобожников не преследовали, но и не финансировали. Новая жизнь быстро появлялась за счет новых людей. Естественно, скрежет зубовный доносился, но Эхнатон был человеком свежих решений. Покуда никто против него не выступал, он и не связывался со сторонниками старой веры, а когда выяснилось, что многие недовольны, он хлопнул дверью: закрыл столицу, уехал в новое место и построил там свой Санкт-Петербург. И тогда уже люди с зубилами пошли по храмам, повсеместно сколачивая имена разнообразных египетских богов и заменяя их тихим и простым словом Атон. Т. е. ему навязали конфликт, но он был к этому готов. Тогда же он изменил свое имя. Но после этого он правил всего 10 лет и затем умер.

Дальше пришли к власти зятьки, реформу запустили, и постепенно все вернулись к культу Амона, но без всякой резни, без отказа от много полезного, сделанного в это время. Первые фараоны после Эхнатона были еще туда-сюда, а вот после них к власти пришел генералиссимус с хорошим именем Хоренхеп (сер. XIV в.) и занялся делом всерьез. Его 30-летнее правление было действительно возвратом к до эхнатонским временам. Начали, как всегда, с зубила. По всей стране стали сколачивать не только то, что было связано с Атоном, но и то, что было связано с Эхнатоном. Столицу Эхнатона снесли до основания. Но столица в Фивы так и не вернулась, отношения со жрецами остались напряженными. То, что сделал Эхнатон, было исторически мотивировано. И, наконец, искусство и литература тоже никуда не делись.

Решив разорвать с Фивами, фараоны делают новую столицу на севере, в Низовье. На долгое время фараоны оказываются связанными с Низовьем, а жречество с Фивами.

19-я династия основана этим самым Хоренхепом. Его приписали к 18-й, но он создал 19-ю, которая оказалась покороче, всего 100 лет; подъем еще более высокий, чем до этого. Но уже ощущается легкое потрескивание, хотя впереди еще 20-я династия, которая правила 150 лет, и вот здесь уже все кончилось. После краткого периода потрясений Хоренхеп, сам себя назначивший фараоном, завершает 18-ю династию. Затем все начинается сначала. 19-я династия правила с 1314 приблизительно до 1200 г., немногим более ста лет, очень неплохих для Египта. В начале этой династии придумали имя Рамзес. Эти Рамзесы пошли в большом количестве.

Рамзес I придумал, что и как делать, но фараоном он был всего два года. Его преемник Сети I за 11 лет успел многое сделать. Человек он был молодой, энергичный. Это был воин в традициях 18-й династии. Воевать ему было легко, нубийцы были запуганы и золото сдавали. Египтян еще хватало. Ничем особенным он себя не провозглашал, но самого себя очень хвалил. Фараоны, после того, как они достигли уровня богов в своем представлении, начинают от них отделяться. Им уже не нужны боги, они самих себя так высоко ставят, что в этом уже не было нужды. Сети I отправляется в поход в Святую Землю, и там его встречают уже филистимляне — греки, переселившиеся из бассейна Эгейского моря, и какая-то часть древних евреев, которые не ушли из Святой Земли. Ветхозаветный рассказ касается основной ветви и ее ближайших родственников, а часть осталась там. Снова возобновляется практика регулярных грабежей. Сети I был, пожалуй, один из немногих кровожадных фараонов, он очень любил рубить головы, это доставляло ему удовольствие. Ему удалось пробиться сквозь всю Святую Землю и захватить юг Финикии. А что сделала остальная Финикия? Сама сдалась, не дожидаясь Сети I с его кровожадными замашками.

Жрецы его очень любили, добычу он привозил немыслимую. Но не все коту масленица: появился у Египта враг, далекий и упорный. Это были первые индоевропейцы в истории мира, хетты. Они пришли в Малую Азию откуда-то с запада, может быть с Балкан или из наших степей. Так или, иначе в середине Малой Азии возникает хеттское государство. У него масса своих особенностей, очень интересное общество. И вот теперь уже веками хетты и египтяне сталкиваются в одном и том же месте, классический пример нового типа войны. До этого все делалось по схеме: захватил, ограбил, убежал (или подчинил). Здесь же на протяжении веков сталкиваются два сильных государства, не могущих победить. И вот эта конфликтная зона, северная Сирия и юго-восток Малой Азии, была местом непрерывных столкновений больших воинских масс, которые не в состоянии пробиться к столице противника. Чем это должно было кончиться? Правильно, союзом. Помирились, поженились, подписали документы и перестали воевать совсем. Столько было положено в этой войне хеттов и египтян, что уже через 150 лет народ понял, что больше так делать не надо. Это первый мирный договор равных. Причем интересно, что текст египетский очень мало отличается от текста хеттского. Когда сравниваются китайские соглашения, например, с Бирмой, то это небо и земля: с точки зрения бирманцев это равноправное соглашение, с точки зрения китайцев бирманцы им пятки лижут. Деловая часть была одна и та же, а с точки зрения идеологии разница была огромна. Здесь же все и с точки зрения идеологии одно и то же, и даже клятвы богам они так устроили, что никто никого не обидел.

Как все фараоны, любящие повоевать, Сети I любил и построить. После Эхнатона возросло значение изобразительного искусства, живописи. Вырабатывается определенный стиль: стиль Сети I, стиль Рамзеса II. Художники каждую эпоху отмечают расцветом очередного направления, по которому можно себе все это представить. Строил он во многих местах, главное в Карнаке , и очень сам себя славил. Сети, конечно, был большим государственным деятелем. Практически он восстановил державу Тутмоса III, больше это никому не удавалось.

Рамзес II, голову мумии которого можно увидеть в любом учебнике, прославился тем, что он жил 98 лет, из которых 76 правил. Надо сказать, что воевал он только первые 30 лет своего правления, а потом 46 лет правил мирно, возраст был не тот. Фараон был сильный, но и враги стали крепче. 18-й династии повезло тем, что не было хеттов, т. е. за спиной всей этой мелкой братии восточного Средиземноморья не стояло убедительной воинской силы. А теперь, конечно, войны стали тяжелее. Тем более, хетты тоже на месте не стояли, а совершенствовались. Рамзес II начал, как водится, с похода на Нубию. Надо сказать, нубийцы к этому времени стали сильнее. У них уже возникло свое государство, свои чиновники, свои боги, свои цари. Поэтому одолевать их становилось все труднее. Хананеи и филистимляне сидели тихо. Но ливийцев успокоить было никогда нельзя, их можно было только разогнать. Большая неприятность ожидала Рамзеса II на втором году правления: неизвестно откуда пришло огромное количество злобных людей, хорошо вооруженных, отчаянных и не имеющих, куда возвращаться. Это были народы Заморья. До сих пор неизвестно, почему минимум треть населения побережья Эгейского моря собралась большими толпами с женами, детьми и скотом и двинулась пешком в Египет. По морю плыли войска, а по берегу ехали телеги с женами и детьми и шли коровы, по пляжам от Греции до Египта. Все, кто попадался им навстречу, вынуждены были уходить в горы. По дороге от них досталось и хеттам. Это были и индоевропейцы, и доиндоевропейские народы, и племена вообще без роду без племени. Почему все они вдруг сорвались с места и пошли в Египет, до сих пор никто не знает, но было их много и терять им было нечего.

Как всегда в такого рода бандитской нации вначале шла первая группа, пристрелочная, назвали их шердана. Сначала их побили, а уцелевших захватили в плен. Тогда же выяснилось, что работать они не могут и не хотят, а в армии их можно использовать. Их поселили деревнями в Низовье, где всем хватало земли, и так начались контакты между населением Египта и населением Эгейского бассейна. Наемники были уже нужны, египтянам уже не хватало людей.

Шердана хорошо дрались и довольно легко переходили в статус наемников. Из хеттов наемников не соберешь, а этим деваться некуда: корабли египтяне пожгли, а на родине их ждет то, отчего они уехали. Завоевать Египет не получилось, ехать обратно некуда, работать не хочется. И они становились наемниками десятками тысяч человек и прекрасно воевали. Выяснилось, что наемники они хорошие, и египтяне им хорошо платили.

Что делалось в сфере религиозной? Рамзес II в боги не рвался, его вполне устраивала должность верховного жреца.

Около 1300 г. он пошел в большой поход на хеттов. Хеттов завоевать он не собирался (он был здравомыслящим человеком), а вот Сирию ему хотелось по возможности пощипать. Много хорошего поступало со Святой Земли и из Финикии, зачем же отказываться от Сирии, если получится? Интересен мотив, послуживший началу войны: после того, как пошла мобилизация, и войска подтянулись, неожиданно выяснилось, что северяне напали на наши границы. Ход этой войны решила битва при городе Кадеш ок. 1300 г. Это наиболее подробно описанное сражение в военной истории Египта. До этого интерес к сражениям фиксировался в самой общей форме: несколько эмоциональных воплей, три-четыре картинки и все. Теперь же мы видим подробное описание всего боя по этапам, изображение самых разнообразных сцен сражения. Правда, и сражение было знаменитым. Рамзес был обманут хитрыми хеттами, его чуть не убили, но он, проявив личный героизм, сумел продержаться, пока не подошли свои и хеттам прописали ижицу. Битва длилась несколько дней, погибла куча народу. Битва при Кадеше долгое время оставалась для египтян символом военного успеха, хотя после этого дрались они под Кадешем не раз. Рамзес вернулся в свою столицу Пер-Рамзес победителем. Он всю жизнь кормил, любил и оберегал тех лошадей, которые вынесли его из боя под Кадешем. Специальное поле было для этих коней. Такое уважение к коню, который спас героя в битве, хорошо знакомо нам по рассказу о вещем Олеге, а впервые оно зафиксировано в истории Рамзеса II.

Рамзес II вообще дрался хорошо и разбил всех, кроме хеттов. Но после крупных разгромов все сдавались пачками, без хеттов никто воевать не собирался. Фараон добился всего, чего добился Тутмос III, это был третий и последний раз. Но еще при жизни ему пришлось северную часть Восточного Средиземноморья отдать хеттам. Дань шла огромная, всем хотелось откупиться. В этих условиях и был заключен мир.

Базу всего этого расцвета дали сироты. Они начинают расцветать, естественно, при Эхнатоне. Надо сказать, что сделать с сиротами ничего не удалось и после Эхнатона. С богом Атоном справились, а с сиротами нет. Они продолжают участвовать во власти и регулярно проникают в аристократию. Греческой демократии здесь не получилось, потому что сироты регулярно становились аристократами. Сирот очень любили Сети I и Рамзес II. Некоторые аристократы даже прикидывались сиротами, как у нас некоторые князья поступали в опричники. Надо сказать, что сироты лезут вверх, но существенно не богатеют, это средний слой. Фараон очень их любит, и все время с ними общается, и они с двух сторон сжимают аристократию. Документы прямо говорят, что сирот не надо разорять, фараону выгодно, чтобы они были, это важный слой. Это времена, когда социальные дефиниции уже вполне современны. В целом, забывать о простых людях было не принято, также как и Рим заботился о простых римских гражданах, по соответствующим причинам. По отношению к фараону появляется термин «добрый властитель». Независимо от степени кровожадности все фараоны брали этот титул, потому что были добрыми властителями для сирот и близких к ним групп. Ранее этого почти не было. Фараон становится все более независимым от богов и часто сам обожествлен. Самым сильным здесь был ход Эхнатона, который просто сам придумал бога и успешно его насаждал. Рамзес II управлял дождем, еще не родившись. Параллельно появлялся и культ живого фараона, чего раньше не было.

У Рамзеса II был соправитель Мернептах, который правил восемь лет после смерти Рамзеса. Чем он известен? Втор. пол. — конец XIII в. Это было время сильных фараонов, большой и богатой страны. Но начались оборонительные войны, хотя и победоносные, причем часто на своей территории. Снова ходили в Святую Землю, снова грабили, но до Сирии уже не дошли: дорого обошлась победа над ливийцами, морские народы разгромить тоже было трудно. Сил было много, но на все уже не хватало. Мернептах знаменит тем, что в его надписях о ходе и результатах военных действий впервые упоминается Израиль. Мернептах, конечно, был герой. Те морские народы, которые достались Рамзесу II, были просто детский сад по сравнению с тем, что досталось Мернептаху (те самые, что пришли с женами и детьми по пляжам Средиземного моря, не имея обратной дороги). В тяжелейших боях на суше и на море египтяне рубили морские народы как могли. Вышли они из этой битвы живыми, но сильно потрепанными. Вернувшийся уже народ Израиля тоже поучаствовал в этих войнах и тоже от Мернептаха получил. «Израиль пуст, так как нет его семени», — говорится в надписях Мернептаха, но мне больше нравится другой перевод: «Я этот Израиль вдовой сделал», т. е. всех мужчин перебил. За Мернептахам оставалась Нубия, но золота хватало только на войну, а на большие стройки уже нет. Вообще победа Мернептаха над морскими народами — это последняя большая победа Египта при 19-й династии. В конце 19-й династии начинаются склоки, обостряется вражда Мемфиса и Фив, внутренний конфликт нарастает. Усиливается север. Ок. 1200 г. наступил конец династии. Начинается 20-я династия.


1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   25

Похожие:

Дега Витальевич Деопик История Древнего Востока iconРеферат Тема: Культура Древнего Востока
Индии. Что касается Средней Азии, Индии и Дальнего Востока, то древняя история этих стран изучается до iii—V вв н э., т е до того...
Дега Витальевич Деопик История Древнего Востока iconТика, история «По страницам истории Древнего Египта и Древнего Китая языком математики»
История Древнего мира 5, А. А. Вигасин, Г. И. Годер, И. С. Свенцицкая; Математика 5, Н. Я. Виленкин, В. И. Жохов, А. С. Чесноков
Дега Витальевич Деопик История Древнего Востока iconИстория России. Всеобщая история История Древнего мира
Древнего мира, расположении древних цивилизаций и государств, местах важнейших событий
Дега Витальевич Деопик История Древнего Востока iconРеализуемая программа (автор, полное название) Комплект учебников (автор, полное название) Наименование электронных учебных пособий
«Атлас древнего мира», «Всеобщая история. История древнего мира», «История Древнего мира. Загадки Сфинкса»
Дега Витальевич Деопик История Древнего Востока iconИстория государства и права зарубежных стран тематика контрольных работ для слушателей
Древневосточная деспотия как форма рабовладельческих государств стран Древнего Востока
Дега Витальевич Деопик История Древнего Востока iconУрок 52. Культура Древнего Рима
Внутрикурсовые – культура древнего Востока, культура Древней Греции, республика в Риме, империя
Дега Витальевич Деопик История Древнего Востока iconИсториография истории Древнего Востока: Иран, Средняя Азия, Индия, Китай/Под
Историография истории Древнего Востока: Иран, Средняя Азия, Индия, Китай/Под ред проф. В. И. Кузищина. — Спб.: Алетейя 2002.— 303...
Дега Витальевич Деопик История Древнего Востока iconКалендарно-тематическое планирование курса «история древнего мира» Пояснительная записка Класс
Учебник – А. А. Вигасин, Г. И. Годер, И. С. Свенцицкая «История Древнего мира» – Просвещение-2008
Дега Витальевич Деопик История Древнего Востока iconБрестед Д., Тураев Б. История Древнего Египта. Мн.: Харвест, 2003. Васильев Л. С. История Востока: в 2-х тт
В своей основе она воплощала страх человека перед неуправляемой природной стихией и преклонение перед властью фараона как организатора...
Дега Витальевич Деопик История Древнего Востока iconЛитература Древнего Египта: виды и жанры
Контрольные работы по дисциплине «История художественной культуры Востока» для студентов 1 курса направления «Педагогическое образование...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница