Марксизм и вопросы сексологии




НазваниеМарксизм и вопросы сексологии
страница5/24
Дата15.09.2012
Размер3.94 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24

ПОСЛЕ ИНДУСТРИАЛА


С. Маздай


Согласно концепции «принципа производства благ», разработанной российским социологом Леонидом Грининым [1], в ходе исторического процесса выделяются крупные качественные ступени развития мировых производительных сил, которые в свою очередь в значительной степени определяют специфику обществ достигших того или иного этапа. Среди этих этапов можно выделить следующие:

1) охотничье-собирательский (присваивающий) – самая древняя хозяйственно-культурная стадия в истории человечества. Основой экономики является охота, собирательство и рыболовство. Люди живут небольшими общинами. Принято считать, что заканчивается этот этап с началом неолитической аграрной революцией, однако в отдельных труднодоступных уголках мира общества, развившиеся только до данного этапа продолжают существовать до сих пор (например, в бассейне Амазонки или на Новой Гвинее);

2) аграрно-ремесленный (принцип простого производящего хозяйства) – основой экономической деятельности становится сельское хозяйство. Начало данного этапа принято считать началом цивилизованной истории человечества. Возникают первые государства, получают развитие науки и ремесла, появляются товарно-денежные отношения, однако развиты они слабо и основой экономики является натуральное хозяйство. Общественная жизнь на данном этапе развития регулируется традицией и обычаем. Структура общества носит сословный или кастовый характер;

3) промышленный (индустриальный) – впервые появляется в Европе во время т.н. «длинного XVI века» (примерно 1450-1650 года). Основой экономики на данном этапе становится товарное производство на базе разделения труда. Традиционное сословное государство аграрного этапа заменяет национальное государство эпохи модерна, значительные изменения затрагивают и другие сферы жизни (к примеру замена традиционной сложной семьи нуклеарной, значительное развитие товарно-денежных отношений, которые начинают играть определяющее значение в экономике и пр.).

Кроме этого Грининым выделяется еще один этап – научно-информационный, идущий на смену этапу индустриальному (отсюда еще одно название – постиндустриал). Однако идея «конца индустриала» вызывает неприятие, в том числе среди левых (от альтерглобалистов, до марксистов-догматиков). По этой причине я решил осветить данный вопрос на примере статистики некоторых стран.

Поскольку определяющим для индустриального этапа является главенствующая роль товарного производства (и связанные с этим общественные отношения) имеет смысл пояснить, о чем именно идет речь. Итак согласно ГОСТ Р 51303-99, товар – любая вещь, не ограниченная в обороте, свободно отчуждаемая и переходящая от одного лица к другому по договору купли-продажи. Товарное производство, согласно определению, даваемому Большой советской энциклопедией, товарное производство – форма общественного производства, при которой продукты производятся не для собственного потребления, а для обмена. То есть, в экономике, отличной от индустриальной, основные производимые экономические блага должны либо не быть вещами, либо их нельзя свободно отчуждать, либо произведены они должны быть не для обмена. На мой взгляд, данным условиям удовлетворяют услуги и информационные товары. Услуги, очевидно, не являются вещью и никак не могут быть отчуждены. А информационные блага, хотя и могут быть записаны на материальные носители и продаваться как обычные товары, однако же в результате развития производственных сил себестоимость их воспроизведения радикально снизилась и вполне можно считать ее близкой к нулю. Это позволяет наладить обмен подобными продуктами на принципах отличных от существовавших в индустриальную эпоху.

Так что дальше сравнивать буду, с одной стороны, обрабатывающую промышленность, а с другой, сферу услуг и информационных технологий. Сравнивать вклад различных отраслей в экономику на основе вклада в ВВП затруднительно в связи с тем, что тут может влиять разница в курсах валют между разными странами. Кроме этого, существуют отдельные сомнительные методики способные исказить данные по ВВП (к примеру, использование, приписной ренты и гедонистических индексов). Более объективную картину, на мой взгляд, даст сравнение численности работников занятых в соответствующих отраслях. Для сравнения я решил взять 3 страны: США, ФРГ и КНР, в которых проживает 25% населения Земли и на них приходится почти 40% мировой экономики.


США

Согласно данным официальной статистики распределение рабочей силы выглядит в США следующим образом (без учета сельского хозяйства в котором занято примерно 0,7% от общей численности работающих)[2]:



Из диаграммы видно, что доля занятых в промышленности устойчиво снижается после Второй мировой войны и в настоящее время составляет менее 20%. Распространенным контраргументом противников концепции постиндустриала тут обычно служит утверждение, что услуги в США это в основном такая малополезная деятельность как перепродажа товаров и финансовые спекуляции. Поэтому следует взглянуть и на более детальные цифры по конкретным отраслям.

Американские статистики выделяют следующие сектора экономики в сфере услуг.

1) Государство (включая почту и государственную систему образования).

2) Прочие услуги.

3) Отдых и развлечения (в этот сектор у американцев попадает все подряд, начиная от искусства и заканчивая профессиональным спортом и системой общепита).

4) Профессиональные и бизнес услуги (начиная от юристов, которых меньше 1% от общего числа, и заканчивая архитекторами и ИТ).

5) Образование и здравоохранение.

6) Финансовый сектор.

7) Информационный сектор (СМИ, звуко- и видеозаписывающая индустрия, телекоммуникации и пр.).

8) Розничная торговля.

9) Оптовая торговля.

10) Коммунальное хозяйство.

11) Транспорт и складирование.




На самом деле видно, что доля торговли (как оптовой, так и розничной) значительно снизилась, за последние 70 лет. Доля финансового сектора остается примерно стабильной, а вот больше всего выросло число занятых в сфере образования и здравоохранения, кроме этого подросла доля профессиональных услуг и в сумме в данных отраслях теперь занято людей больше чем в торговых и финансовом секторах вместе взятых.

На диаграмме отсутствуют коммунальные услуги и транспорт, по той причине, что детализированная статистика по ним появляется только в 1964 и 1972 годах соответственно, однако доля их не очень велика (в 2010 была меньше 5%) и стабильно снижается.

Однако пример США тут не может являться показательным, по той причине что их промышленность не обеспечивает страну необходимыми товарами. Дефицит внешнеторгового баланса за последние месяцы у них держится в районе 40-50 миллиардов долларов даже не смотря на положительное сальдо в торговле услугами. Поэтому имеет смысл посмотреть на другие страны.

ФРГ

В отличии от США в Германии торговый баланс положительный, причем обеспечивается это как раз за счет торговли промышленными товарами, однако структура рабочей силы изменяется у них схожим образом.[3]



Немецкие статистики выделяют первичный (сельское и лесное хозяйство, рыболовство), вторичный (обрабатывающая промышленность) и третичный (услуги) сектора экономики. Хорошо видно, что даже, несмотря на то, что в промышленности занято в относительных цифрах гораздо больше, чем в США, доля это стабильно снижается, как минимум последние полвека.

Также вызывает интерес то, что даже включение в начале девяностых в статистику населения бывшей ГДР не привело к серьезным изменениям в структуре рабочей силы (немного выросло количество занятых в сельском хозяйстве, число же занятых в промышленности снизилась), что позволяет выдвинуть предположение о том, что в ГДР развивались те же самые процессы и находились они примерно на той же стадии, как и в ФРГ.

Однако в случае с Германией также можно возразить: там занижается численность промышленных рабочих за счет неэквивалентного обмена со странами третьего мира и выноса туда производств, деятельность которых требует значительных трудозатрат. Так что имеет смысл посмотреть как развивается ситуация в странах третьего мира.

КНР

Китайцы также выделяют первичный, вторичный и третичный сектора экономики и их трудовая статистика в первом приближении выглядит так [4]



На диаграмме видно, что, несмотря на идущую модернизацию, в значительной степени китайская экономика является аграрной, при этом рост третичного сектора идет более быстрыми темпами, чем рост занятых во вторичном. На следующей диаграмме изображена разбивка по конкретным отраслям за вычетом сельского хозяйства.




Обращает на себя внимание значительное падение занятых в производстве, которое на предыдущем графике несколько маскировалось ростом занятых в строительстве. Более того, падение занятых в производстве происходило не только в относительных, но и в абсолютных цифрах. Так, с 1995 г. по 2001 г. их число снизилось с 97 миллионов до 80. Причем происходило это на фоне роста объемов промышленного производства и роста экспорта китайских промышленных товаров.

Значительным ростом занятости отметились следующие отрасли: транспорт и телекоммуникации в 2,7 раза (до 20 миллионов), торговля и общепит в 4,1 раза (до 47 миллионов), финансы в 4,4 раза (до 3,4 миллионов), недвижимость в 3,35 раза (до миллиона человек), социальные службы в 5,45 раз (до 9,8 миллионов). Абсолютный рекордсмен – раздел «разное» (для него в 1978 году еще даже не придумали название). Данный «сектор» вырос в 11 раз и в 2001 году и в нем было занято 58 миллионов человек (второе место после промышленного производства).

Таким образом, можно видеть, что, пусть и с некоторым отставанием, в Китае развиваются те же самые тенденции, что и в США с Германией. И хотя данные по этим трем странам, безусловно, нельзя назвать исчерпывающими, однако, на мой взгляд, они позволяют предположить, что действительно индустриальный принцип производства отходит в прошлое, уступая место новому, характерные черты которого еще предстоит уточнить в будущем.


Источники и литература


1.Гринин Л.Е. Производительные силы и исторический процесс. – М.: 2006.

2. U.S.Bureau of Labor Statistic http://www.bls.gov/webapps/legacy/cesbtab1.htm

3.http://www.destatis.de/jetspeed/portal/cms/Sites/destatis/Internet/EN/Content/Statistics/TimeSeries/LongTermSeries/LabourMarket/Content75/lrerw14a,templateId=renderPrint.psml

4.http://www.stats.gov.cn/english/statisticaldata/yearlydata/YB2002e/ml/indexE.htm


КОНЕЦ РАБОЧЕГО КЛАССА?


П. Мертенс


  • Несоответствие между трудом и капиталом

  • Мертвы ли могильщики?

  • Кто производит материальные блага?

  • Промышленные рабочие, услуги и технология

  • Деиндустриализация и индустриализация

  • Класс, несущий в себе свое собственное будущее

  • Дезертирство и исход

Все чаще и чаще мы слышим одни и те же слова: информационные технологии и коммуникационная наука коренным образом изменили характер производства. Наиболее развитые страны движутся к экономике сферы услуг, или постиндустриальному обществу. В Европе 66% работающего населения занято в сфере услуг. В США это число достигает 79% [1].

Из-за этого изменения в составе рабочего класса мы больше не можем продолжать борьбу, как раньше, утверждает итальянский философ Антонио Негри: «Я ненавижу людей, которые говорят: рабочий класс умер, но борьба продолжается. Нет. Если рабочий класс мертв – что действительно так – то вся система, связанная этим балансом сил, впадает в кризис». [2]

Несоответствие между трудом и капиталом

Рабочий класс родился одновременно с капитализмом. В шестнадцатом и семнадцатом веках, в период первоначального накопления, два важных условия были связаны с его развитием. Во-первых, необходимо было достаточное богатство, накопленное для создания капиталистических компаний – капитал. Также необходимо было достаточное количество рабочей силы – т.е. наличия людей без какой-либо собственности или других доходов, вынужденных продавать свою рабочую силу. Благодаря индустриализации в конце восемнадцатого и начале девятнадцатого века, рабочий класс был сформирован и начал расти: шел постоянный приток рабочей силы из обнищавших слоев крестьян и ремесленников. Одновременно с развитием капитализма также шел рост резервной для промышленности армии безработных.

В начале ХХ века крупные капиталистические монополии начали заправлять отдельными секторами промышленности в каждой стране. Сегодня, спустя столетие, монополии правят своими секторами уже не только на одном лишь национальном масштабе, но и на мировом уровне. Слияния и поглощения государственных компаний привели к небывалой концентрации капитала за последние десятилетия. Некоторые транснациональные корпорации (ТНК) контролируют целые секторы мировой экономики. Никогда еще в истории не было так много людей, работающих над созданием одного продукта, будь то автомобиль, самолет или нефть и ее производные. От четверти миллиона до полумиллиона человек работают на каждую из двадцати крупнейших ТНК.

Никогда прежде в истории не было так мало «игроков», заправляющих производством: их осталось всего три в бензиновом секторе, шесть в автомобильной промышленности, два на рынке кукурузы, четыре на соевом рынке, шесть в агрохимии и всего два – в гражданской авиации.

Но действительно ли противоречие между трудом и капиталом «достигло кризиса» таким образом, что оно означает гибель рабочего класса, как вкрадчиво намекает Антонио Негри? Нет, противоречие между трудом и капиталом на пороге двадцать первого века как раз начинает достигать планетарных масштабов. И это готовит мир к переходу к новому, еще одному способу производства – к социализации.

«Когда крупное предприятие становится гигантским и планомерно, на основании точного учета массовых данных, организует доставку первоначального сырого материала в размерах: две трети или три четверти всего необходимого для десятков миллионов населения; когда систематически организуется перевозка этого сырья в наиболее удобные пункты производства, отделенные иногда сотнями и тысячами верст один от другого; когда из одного центра распоряжаются всеми стадиями последовательной обработки материала вплоть до получения целого ряда разновидностей готовых продуктов; когда распределение этих продуктов совершается по одному плану между десятками и сотнями миллионов потребителей (сбыт керосина и в Америке и в Германии американским «Керосиновым трестом»); – тогда становится очевидным, что перед нами налицо обобществление производства, а вовсе не простое «переплетение»; – что частнохозяйственные и частнособственнические отношения составляют оболочку, которая уже не соответствует содержанию, которая неизбежно должна загнивать, если искусственно оттягивать ее устранение, – которая может оставаться в гниющем состоянии сравнительно долгое (на худой конец, если излечение от оппортунистического нарыва затянется) время, но которая все же неизбежно будет устранена».

Вот что писал В. И. Ленин, анализируя империализм [3]. Ситуация сегодня такова, что несколько тысяч семей владеют тысячей крупнейших транснациональных корпораций в качестве своей частной собственности и контролируют почти все мировое производство. Таким образом, они прямо или косвенно также контролируют труд около одного миллиарда человек, живущих продажей своей рабочей силы, все члены семей которых также зависят от этого. Они вдобавок осуществляют контроль над наукой, связью, транспортом и образованием в качестве контроля над частной собственностью. Они контролируют все это не ради общественного развития или социального прогресса, а для максимального увеличения собственной прибыли. Это означает, что частная собственность на средства производства (компании, сельскохозяйственные угодья, средства связи и транспорта) стала самым большим препятствием для социального прогресса человечества.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24

Похожие:

Марксизм и вопросы сексологии iconМарксизм и вопросы сексологии
Кроме того, наш журнал сдвоенный – в нем на правах раздела воссоздается оригинальный теоретический журнал «Вопросы марксистской философии»,...
Марксизм и вопросы сексологии iconА. Деборин философия и марксизм
Фрейда способен о б о г а т и т ь марксизм новым содержанием. Но каковы бы ни были субъективные намерения марксистов-фрейдистов,...
Марксизм и вопросы сексологии icon«Основы сексологии»
Г. Ф. Келли. «Основы современно сексологии». Санкт-Петербург, 2000. 896 с.: ил. (Серия «Учебник нового века»)
Марксизм и вопросы сексологии icon9 Литература универсального содержания
...
Марксизм и вопросы сексологии iconПрезентация Л. М. Щеглов. Основы сексологии: монография. Спб.: изд-ль Грошев А. М., 2010. 336 с. С. Т. Агарков, Е. А. Кащенко. Сексуальность в цивилизации: от пещер до небоскребов (Социогенез сексуальности).
Л. М. Щеглов. Основы сексологии: монография. – Спб.: изд-ль Грошев А. М., 2010. – 336 с
Марксизм и вопросы сексологии icon«Неизвестный марксизм» не случайно
Кроме того, наш журнал сдвоенный – в нем на правах раздела воссоздается оригинальный теоретический журнал «Вопросы марксистской философии»,...
Марксизм и вопросы сексологии icon«Неизвестный марксизм» не случайно
Кроме того, наш журнал сдвоенный – в нем на правах раздела воссоздается оригинальный теоретический журнал «Вопросы марксистской философии»,...
Марксизм и вопросы сексологии iconМихаил Михайлович Бахтин. Фрейдизм. Формальный метод в литературоведении. Марксизм и философия языка. Статьи

Марксизм и вопросы сексологии iconМарксизм и культура: поздний роман
Метафизические исследования. Выпуск Культура. Альманах Лаборатории Метафизических Исследований при Философском факультете спбГУ,...
Марксизм и вопросы сексологии iconТом 2 «пост» и «сверх»
Iii. Метафизическая реконструкция марксизмаГлава IV. Марксизм как мистерияГлава V. Метафизика Творческого ОгняГлава VI. Спасение...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница