Марксизм и вопросы сексологии




НазваниеМарксизм и вопросы сексологии
страница3/24
Дата15.09.2012
Размер3.94 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24
ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

АБСОЛЮТНАЯ И ОТНОСИТЕЛЬНАЯ ПРИБАВОЧНАЯ СТОИМОСТЬ


К. Маркс


Выше (см. пятую главу) процесс труда рассматривался абстрактно, независимо от его исторических форм, как процесс между человеком и природой. Мы говорили там: «Если рассматривать весь процесс с точки зрения его результата – продукта, то и средство труда предмет труда оба выступают как средства производства, а самый труд – как производительный труд». В примечании 7 было добавлено: «Это определение производительного труда, получающееся с точки зрения простого процесса труда, совершенно недостаточно для капиталистического процесса производства». Это и подлежит здесь дальнейшему исследованию.

Пока процесс труда является чисто индивидуальным, один и тот же рабочий объединяет все те функции, которые впоследствии разделяются. При индивидуальном присвоении предметов природы для своих жизненных целей рабочий сам себя контролирует. Впоследствии его контролируют. Отдельный человек не может воздействовать на природу, не приводя в движение своих собственных мускулов под контролем своего собственного мозга. Как в самой природе голова и руки принадлежат одному и тому же организму, так и в процессе труда соединяются умственный и физический труд. Впоследствии они разъединяются и доходят до враждебной противоположности. Продукт превращается вообще из непосредственного продукта индивидуального производителя в общественный, в общий продукт совокупного рабочего, т. е. комбинированного рабочего персонала, члены которого ближе или дальше стоят от непосредственного воздействия на предмет труда. Поэтому уже самый кооперативный характер процесса труда неизбежно расширяет понятие производительного труда и его носителя, производительного рабочего. Теперь для того, чтобы трудиться производительно, нет необходимости непосредственно прилагать свои руки; достаточно быть органом совокупного рабочего, выполнять одну из его подфункций Данное выше первоначальное определение производительного труда, выведенное из самой природы материального производства, всегда сохраняет свое значение в применении к совокупному рабочему, рассматриваемому как одно целое. Но оно не подходит более к каждому из его членов, взятому в отдельности.

Однако, с другой стороны, понятие производительного труда суживается. Капиталистическое производство есть не только производство товара, по самому своему существу оно есть производство прибавочной стоимости. Рабочий производит не для себя, а для капитала. Поэтому уже недостаточно того, что он вообще производит. Он должен производить прибавочную стоимость. Только тот рабочий производителен, который производит для капиталиста прибавочную стоимость или служит самовозрастанию капитала. Так, школьный учитель, – если позволительно взять пример вне сферы материального производства, – является производительным рабочим, коль скоро он не только обрабатывает детские головы, но и изнуряет себя на работе для обогащения предпринимателя. Вложит ли этот последний свой капитал в фабрику для обучения или в колбасную фабрику, от этого дело нисколько не меняется. Поэтому понятие производительного рабочего включает в себя не только отношение между деятельностью и ее полезным эффектом, между рабочим и продуктом его труда, но также и специфически общественное, исторически возникшее производственное отношение, делающее рабочего непосредственным орудием увеличения капитала. Следовательно, быть производительным рабочим – вовсе не счастье, а проклятие. В четвертой книге этой работы, где излагается история теории, будет подробнее показано, что классическая политическая экономия искони видела в производстве прибавочной стоимости решающий признак производительного рабочего. Поэтому с изменением взглядов ее на природу прибавочной стоимости изменяется и ее определение производительного рабочего. Так, по заявлению физиократов производителен только земледельческий труд, так как только он доставляет прибавочную стоимость. Для физиократов прибавочная стоимость существует исключительно в форме земельной ренты.

[Собрание сочинений, Т.23, С. 517].

ЧТО  ТАКОЕ  ПРОИЗВОДИТЕЛЬНЫЙ  ТРУД?


М. Попов


В чём смысл категории производительного труда? Ведь всякий труд что-нибудь да производит и в этом смысле всякий труд – производительный. Зачем же тогда говорят о неком особом производительном труде?

Раз всякий труд есть общественно-полезная деятельность и что-нибудь полезное производит, надо разобраться, какие бывают виды труда.

Один труд направлен непосредственно на преобразование форм общественного сознания. Это научный труд, труд по переработке информации, труд работников культуры и искусства. Он очень важен в современном обществе и значение его возрастает.

Другой труд непосредственно направлен на человека. Это услуга. Услуга может быть по внешней обработке человека, как труд банщика или парикмахера, который обрабатывает человеческие головы снаружи. Но может быть услуга и по обработке голов изнутри – преподавательская услуга. Важны ли эти виды услуг? Чрезвычайно. И значение их возрастает.

Наконец, труд, непосредственно направленный на преобразование вещества и энергии. Это труд по производству материальных благ. Его называют «производительный труд».

Представители первого и второго из перечисленных видов труда тоже участвуют в материальном производстве, но не непосредственно, а опосредствованно. Труд же непосредственно материально производительный ещё Адам Смит назвал трудом в политико-экономическом смысле или просто производительным трудом.

К. Маркс воспринял это смитовское определение производительного труда и развил его, исходя из разработанной им историко-материалистической методологии. Маркс и Энгельс открыли, что определяющим в человеческой истории является производство и воспроизводство непосредственной жизни. В период родового строя определяющими были отношения по воспроизводству людей, а с переходом определяющей роли к производству вещей именно производство вещей стало определять дальнейшее развитие человеческого общества.

Для того чтобы пользоваться методом исторического материализма, нужно не смешивать производство вещей с другими видами производства (производство людей, духовное производство), не путать производство вещей с производством услуг или идей.

Характерно, что в «Капитале» К.Маркса потребительной стоимостью называется полезная вещь. Про товар говорится, что это вещь, производимая для обмена. И, соответственно, стоимость определяется для вещей – потребительных стоимостей, удовлетворяющих человеческие потребности.

Благодаря такому определению движение стоимости, исследованное Марксом в «Капитале», отображает движение, то есть производство и воспроизводство, материальных благ, лежащее в основе общества.

Поэтому и оправдано вычленение производительного труда, непосредственно производящего вещи, из всех видов труда, так как это труд, непосредственно направленный на производство материальных благ, лежащий в основе всех иных видов труда. Ведь для того, чтобы заниматься наукой или искусством, надо есть, пить, одеваться и иметь кров над головой. Отсюда – особая важность непосредственно материально производительного или просто производительного труда.

Люди, занимающиеся производительным трудом, – это рабочие и крестьяне. В буржуазном обществе крестьян в точном смысле слова практически уже нет, так как это сословие феодального общества разложилось на сельский пролетариат, продающий сельским буржуа свою рабочую силу, сельскую мелкую буржуазию, живущую своим трудом с помощью своих средств производства, но работающую на рынок, и сельскую буржуазию – кулаков, живущих преимущественно за счёт прибавочной стоимости, получаемой от эксплуатации наёмных работников.

Поскольку крестьянство как сословие феодального общества практически исчезло, границы производительного труда по сути дела являются границами современного рабочего класса. И, следовательно, определение производительного труда как труда, непосредственно материально производительного, позволяет определить принадлежность к рабочему классу.

В буржуазном обществе, согласно Марксу, можно выделить и ещё более узкие границы производительного труда, выделив труд по производству стоимости, товаров из материально производительного труда. В свою очередь из труда, производительного в смысле производства стоимости, можно выделить труд по производству прибавочной стоимости. Это будет труд, производительный в смысле производства прибавочной стоимости или труд, производительный в смысле капиталистического способа производства.

Но капиталисты бывают не только в сфере материального производства, а в любой сфере, куда переходит прибавочная стоимость и откуда они её изымают, и в этом смысле производительным с точки зрения капиталистов этой сферы является всякий труд, который прибавочную стоимость хотя и не производит, но приносит, как, например, труд поп-звёзд, профессиональных спортсменов, обогащающий не только их самих, но и их хозяев.

При этом, однако, мы должны строго различать труд, производительный в узком и широком смысле.

Попытки без нужды записывать в работники производительного труда тех, кто производит идеи или услуги, связаны с попытками искусственно, на бумаге расширить границы рабочего класса и, так сказать, не беря на себя тяготы лиц физического труда, записать себя в ряды рабочих. Но ведь рабочий класс вовсе не борется за увековечение себя как класса. С уничтожением социального неравенства в смысле уничтожения классов не будет рабочего класса, все будут работниками, совмещающими в своей деятельности физический и умственный труд и, как говорил Энгельс, никто не будет перекладывать на плечи других свою долю производительного труда. Не надо на бумаге расширять численность рабочего класса. Его революционная, прогрессивная роль определяется не его численностью, а его наивысшей заинтересованностью в уничтожении всякого социального неравенства и себя как класса, в переходе к полностью бесклассовому коммунистическому обществу.

Чтобы это произошло, не надо стирать различия между классами на бумаге, а надо делать это во главе с рабочим классом в жизни.

Что же касается лиц умственного труда, то для них почётно не записывать себя в рабочий класс, а освещать светом науки путь рабочего движения, вносить революционное сознание в рабочее движение. Тогда они будут пользоваться расположением и уважением рабочих.


МАРКС ИЛИ ПОПОВ?

Письмо товарищу В.П.


В. Волков


Итак, на повестке дня принципиальный вопрос о том, какой труд считать производительным (а, следовательно, какого работника называть производительным): только материальный или же любой труд, удовлетворяющий потребности человека, но при определенных обстоятельствах.

Вот фраза Маркса, которая ставит все на свои места: «В духовном производстве в качестве производительного выступает другой вид труда». (Т.26, Ч.1,С.279). В ней Маркс признает, во-первых, что есть вид производства, который не сводится к материальному производству – духовное производство; во-вторых, что это производство основано на производительном труде; в-третьих, что вид этого труда другой, чем в материальном производстве, что, отнюдь, в глазах Маркса не лишает его свойств производительного труда.

Далее Маркс пишет: «Чтобы исследовать связь между духовным и материальным производством, прежде всего, необходимо рассматривать само это материальное производство не как всеобщую категорию (что делает М.В. Попов – В.В.), а в определенной исторической форме. Так, например, капиталистическому способу производства соответствует другой вид духовного производства, чем средневековому способу производства. Если само материальное производство не брать в его специфической исторической форме, то невозможно понять характерные особенности соответствующего ему духовного производства и взаимодействия обоих».

Читаем дальше: «Так как Шторх (в нашем случае Попов – В.В.) рассматривает само материальное производство не исторически, рассматривает его как производство материальных благ вообще, а не как определенную, исторически развившуюся и специфическую форму этого производства, то этим он сам лишает себя той основы, на которой только и возможно понять как идеологические составные части господствующего класса, так и свободное духовное производство данной общественной формации. Он не в состоянии выйти за пределы общих, бессодержательных фраз. Да и само это отношение совсем не так просто, как он предполагает. Так, капиталистическое производство враждебно известным отраслям духовного производства, например искусству и поэзии. Не учитывая этого, можно прийти к иллюзии французов XVIII века, так хорошо высмеянной Лессингом. Так как в механике и т. д. мы ушли дальше древних, то почему бы нам не создать и свой эпос? И вот взамен «Илиады» появляется «Генриада»».

Теперь обозначу свою позицию, основанную на переосмыслении воззрений классиков. В докапиталистических обществах понятия «производительный работник» (рабочий; по-немецки это обозначается и одним и тем же словом) и «работник производящий продукты» (то есть представитель рабочего класса данной конкретной эпохи) совпадают. Каждое докапиталистическое общество нужно рассматривать отдельно, конкретно-исторически и находить свою диалектическую связь между материальным и духовным производством, производительным и непроизводительным трудом. К примеру, война в определенных обстоятельствах может быть вполне формой производительного труда, а в других – нет. Непроизводительный труд может быть и в материальной сфере, и в духовной.

В период же капитализма производительным становится всякий наемный работник, участвующий в создании прибавочной стоимости, а производящим продукты рабочим (трудящимся) – только пролетарий. По Марксу приказчик (менеджер) является производительным рабочим, если мы рассматриваем капиталистическое предприятие или любое буржуазное заведение (ориентированное на рынок). И здесь возникает тот пункт, где Маркса можно дополнить. Надо ввести понятие пролетария-капиталиста (по форме он пролетарий, а по содержанию – капиталист). Я даже понял, как можно математически это все показать (мы почему-то сразу хватаемся за качественный анализ и забываем о количественном.). Надо взять не только крайние значения зарплаты на предприятии и ее среднюю величину, но и среднюю близлежащих зарплат основной массы работников. Эта средняя и является действительным справедливым заработком приказчика за его труд. А вот разность – это уже капиталистическая прибыль (то, что в «экономиксе» называют нормальной прибылью предпринимателя).

Считаю, что наша дискуссия подошла к своему логическому ТУПИКУ. Он состоит в том, что ты не признаешь создание и функционирование стоимости на рынке духовных предметов-товаров. В качестве доказательства ты прислал следующую цитату: «Стоимость… существует только в той или иной потребительной стоимости, в той или иной ВЕЩИ» (см. К. Маркс, «Капитал», т. 1, Л., 1950 г., стр. 209). Благодаря таким вот цитатам у тебя сложилось представление, что потребительная стоимость – это и есть сам предмет-товар, а раз Маркс в основном в качестве примера использует анализ простых материальных предметов, то и в твоей голове произошло это отождествление – понятие «потребительная стоимость» стало обозначать сам предмет. Отчасти в этом повинен сам Маркс: для простоты изложения или по какой-либо другой причине он так и пишет «потребительная стоимость потребляется…» И в самом деле было бы тяжело каждый раз говорить, что потребляется такой-то предмет, имеющий такую-то потребительную стоимость. Так что же такое потребительная стоимость? Это не сам предмет, а это его свойство – способность удовлетворять какую-либо потребность человека. Все сразу станет на свое место, если мы для перевода с немецкого Wert вместо слова «стоимость» используем слово «ценность» (что, кстати, и делали в XIX веке, но потом отказались, чтобы не путать марксову стоимость с философски понимаемой ценностью). Итак, товар имеет свойство потребительной ценности – способности удовлетворять какую-либо потребность человека. А потребности у человека есть разные: и материальные, и духовные. Нам ценен продуктовый набор, ибо он позволяет удовлетворить нашу потребность в еде. Но, кроме того, для нас важен (представляет ценность) и определенный набор знаний для удовлетворения потребности в них.

Предоставим слово самому Марксу, который в самом начале своей книги «Капитал» пишет: «Товар есть, прежде всего, внешний предмет, вещь, которая, благодаря ее свойствам, удовлетворяет какие-либо человеческие потребности. Природа этих потребностей, – порождаются ли они, например, желудком или фантазией, – ничего не изменяет в деле». И далее идет сноска, с которой он согласен: «Желание предполагает потребность, это аппетит духа, и он присущ ему столь же естественно, как голод телу... большая часть вещей имеет стоимость потому, что удовлетворяет потребности духа». Nicholas Barbon.»A Discourse concerning Coining the New Money lighter. In Answer to Mr, Locke's Considerations etc.». London,1696, p. 2. 3.» (выделено нами – В.В.)

Таким же общественным свойством является и стоимость. Она в условиях рыночной конкурентной экономики не возникает во всей своей полноте в предмете в момент его изготовления, а только потенциально, как возможность (Гегель бы сказал «как идеальность»). Полностью же стоимость становится сама собой только в процессе конкурентного обмена. Отсюда следует важный вывод: если предмет не поступил на такой рынок, то о стоимости в данном случае можно не говорить и, следовательно, стоимость – это не есть данность материального производства вообще, а только особого его вида – буржуазного.

То, что стоимость зародилась в условиях обмена материальными предметами-товарами является аксиомой. Но она не противоречит тому, что в результате развития потребностей к этому обмену подключился и встроился в него рыночный обмен духовными предметами-товарами (в первую очередь, знаниями). И рынку совершенно безразлично, что на нем функционирует, раз это что-то имеет потребительную ценность.

Ты пишешь: «труд советского чиновника, начальника, служащего, интеллигента, по-вашему, есть производительный труд». Нет, это не так, ибо в СССР не было стоимости, а, следовательно, не было прибавочной стоимости и капитализма. Поэтому на СССР не распространяется марксово понимание производительного труда при капитализме. Здесь применим подход еще докапиталистический: производительный и производящий труд совпадают. Рабочий класс как необходимый атрибут любого общества здесь присутствует, а пролетариат (капиталистический пролетариат) – нет. А что же здесь есть? Советский рабочий класс – специфическое переходное социальное образование (переходное к капитализму).

И теперь нам осталось сформулировать определение пролетариата, столь важное для организации конкретной политической работы.

Итак, пролетариат – это рабочий класс современной эпохи – наемные работники, лишенные средств производства, являющиеся производительными работниками и, одновременно с этим, работниками, производящими материальные и духовные блага.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24

Похожие:

Марксизм и вопросы сексологии iconМарксизм и вопросы сексологии
Кроме того, наш журнал сдвоенный – в нем на правах раздела воссоздается оригинальный теоретический журнал «Вопросы марксистской философии»,...
Марксизм и вопросы сексологии iconА. Деборин философия и марксизм
Фрейда способен о б о г а т и т ь марксизм новым содержанием. Но каковы бы ни были субъективные намерения марксистов-фрейдистов,...
Марксизм и вопросы сексологии icon«Основы сексологии»
Г. Ф. Келли. «Основы современно сексологии». Санкт-Петербург, 2000. 896 с.: ил. (Серия «Учебник нового века»)
Марксизм и вопросы сексологии icon9 Литература универсального содержания
...
Марксизм и вопросы сексологии iconПрезентация Л. М. Щеглов. Основы сексологии: монография. Спб.: изд-ль Грошев А. М., 2010. 336 с. С. Т. Агарков, Е. А. Кащенко. Сексуальность в цивилизации: от пещер до небоскребов (Социогенез сексуальности).
Л. М. Щеглов. Основы сексологии: монография. – Спб.: изд-ль Грошев А. М., 2010. – 336 с
Марксизм и вопросы сексологии icon«Неизвестный марксизм» не случайно
Кроме того, наш журнал сдвоенный – в нем на правах раздела воссоздается оригинальный теоретический журнал «Вопросы марксистской философии»,...
Марксизм и вопросы сексологии icon«Неизвестный марксизм» не случайно
Кроме того, наш журнал сдвоенный – в нем на правах раздела воссоздается оригинальный теоретический журнал «Вопросы марксистской философии»,...
Марксизм и вопросы сексологии iconМихаил Михайлович Бахтин. Фрейдизм. Формальный метод в литературоведении. Марксизм и философия языка. Статьи

Марксизм и вопросы сексологии iconМарксизм и культура: поздний роман
Метафизические исследования. Выпуск Культура. Альманах Лаборатории Метафизических Исследований при Философском факультете спбГУ,...
Марксизм и вопросы сексологии iconТом 2 «пост» и «сверх»
Iii. Метафизическая реконструкция марксизмаГлава IV. Марксизм как мистерияГлава V. Метафизика Творческого ОгняГлава VI. Спасение...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница