Марксизм и вопросы сексологии




НазваниеМарксизм и вопросы сексологии
страница14/24
Дата15.09.2012
Размер3.94 Mb.
ТипДокументы
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   24

Не думаю, что автор рецензии настолько наивен, чтобы воображать, будто цены на книги в книжной торговле устанавливает автор. Тогда зачем эти наигранные моральные претензии?


Впечатление о влиянии на автора рыночных отношений усиливает предупреждение на стр. 2 о том, что все права на это произведение защищены, что без разрешения владельца «никакая часть настоящей книги не может быть воспроизведена или передана в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами»… Таким образом, Андрей Иванович предупреждает о недопустимости посягательств на его интеллектуальную частную собственность, которая защищается ныне действующим российским рыночно-капиталистическим законодательством. Но его ли это собственность, если учебное пособие сплошь и рядом состоит из идей и мыслей основоположников классической марксистской теории коммунизма их последователей и критиков. А как с правами на их интеллектуальную собственность?


Опять-таки, трудно представить, что автор рецензии не ведает о том, что при заключении договора с издательством авторские права передаются последнему, и это именно права издательства – а не мои – защищает процитированная декларация. И к чему же тут опять моральное негодование в мой адрес? Моя действительная позиция по поводу прав интеллектуальной собственности (как заявленная, так и фактически реализуемая) достаточно известна – но автор рецензии, разумеется, не взял себе за труд поинтересоваться этим, прежде, чем конструировать свои филиппики.


Вместе с тем попытки критического осмысления марксизма приводят его к вопиющим противоречиям. Так, на стр. 53 автор пишет, что марксизм в XX веке потерпел глубокий кризис, а уже на следующей странице утверждает: «Марксизм представляет собой первую и остающуюся до сих пор глубоко разработанную попытку теоретического осмысления проблем социализма на основе научного подхода». Однако человеку, знающему марксистскую теорию не понаслышке, совершенно очевидно, что кризис потерпел не марксизм, а его советская интерпретация. Автор сам убедительно это доказывает в главах 31 и 32.


Разумеется. Но марксизм нигде не существует «в чистом виде», как некая «абсолютная идея» марксизма – а только в понимании, интерпретации и развитии его конкретными людьми, считающими себя последователями марксизма. И если они по тем или иным причинам понимают, интерпретируют и развивают марксизм плохо, то кризис неизбежен.


Во введении отмечается, что «учебное пособие представляет собой изложение основ социалистической теории в марксистском ее понимании» (см. с. 12). Но после его прочтения убеждаешься, что это не совсем так. Некоторые основы классической марксистской теории коммунизма представлены в авторской редакции, далеко не тождественной классическому марксизму (см., например, с. 375-379, 422, 438).


Мне сложно судить, в чем автор рецензии усмотрел отступление от классического марксизма на этих страницах. Может быть, в слишком обильном цитировании Маркса?

В книге иногда дается критика ряда положений классической марксистской теории коммунизма в советской интерпретации, выдаваемой за классический марксизм (см., например, с. 112).


На этой странице никакие положения классического марксизма не критикуются. Критикуется как раз их неудачная интерпретация.


Представляется, что вовсе не марксистскую позицию отстаивает автор на стр. 65, когда утверждает, что первичность материи по отношению к сознанию имеет однозначное толкование только в пределах основного вопроса философии. Из приведенного посыла вытекает, что за пределами основного вопроса философии сознание может быть первичным по отношению к материи, т.е. человеческое сознание может существовать без своей материальной основы-мозга, что общественное сознание может быть первичным по отношению к общественному бытию.


Вероятно, автор рецензии не знаком с работой Ленина «Материализм и эмпириокритицизм».

Процитирую: «...Противоположность материи и сознания имеет абсолютное значение только в пределах очень ограниченной области: в данном случае исключительно в пределах основного гносеологического вопроса о том, что признать первичным и что вторичным. За этими пределами относительность данного противоположения несомненна» (Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 18. С. 151).


Подобный гегелевский идеалистический налет лежит в основе некоторых дальнейших размышлений автора. Например, не порадовались бы классики, если бы были живы, узнав о том, что А.И. Колганов на стр. 150 своего «марксистского» произведения приписывает им анархо-бакунистскую идею, что частная собственность и основанное на ней классовое расслоение было следствием появления государства, а не наоборот.


Автор рецензии, похоже, очень любит спорить с выдуманным оппонентом. На с. 150 я утверждаю лишь одно – что государство не было лишь следствием частной собственности и основанного на ней классового расслоения, что оно само выступало как активная сила, способствующая развитию частной собственности и классового неравенства. Приписанного мне идиотизма, что «частная собственность и основанное на ней классовое расслоение было следствием появления государства, а не наоборот», на с. 150 (как и на с. 151) нет. Очень похоже, что диалектический способ мышления для рецензента недоступен.


Но в «Происхождении семьи частной собственности и государства» Энгельс прямо утверждает: «Так как государство возникло из потребности держать в узде противоположность классов; так как оно в то же время возникло в самих столкновениях этих классов, то оно по общему правилу является государством самого могущественного, экономически господствующего класса, который при помощи государства становится также политически господствующим классом и приобретает, таким образом, новые средства для подавления и эксплуатации угнетенного класса». Приведенная цитата полностью опровергает доводы автора пособия. Исходя именно из этого посыла, классики в борьбе с анархо-бакунизмом в I Интернационале настаивали на том, что в ходе коммунистических преобразований прежде должна быть ликвидирована причина существования государства - частная собственность и классы, тогда государство отомрет само собой. Известно, что эту позицию классики отстаивали до конца своей жизни. Анархо-бакунисты же предлагали прежде уничтожить государство и бюрократию. Тогда, по их мнению, частная собственность и классовое расслоение ликвидируются сами. Борьба анархистов с марксистами привела к развалу I Интернационала.

Вместе с тем, необходимо отметить, что классики никогда не отрицали влияния надстройки на базис.

Разногласия с социал-демократами и анархистами по поводу судьбы государства в переходный к коммунизму период, а также опыт строительства государственного аппарата «Парижской коммуны» позволили Марксу сформулировать признаки государственности переходного периода. Маркс назвал такое пролетарское государство коммунальным полу государством. По его мнению, данная государственная конструкция исключала бы обюрокрачивание государственного аппарата и вместе с кооперированием населения служила бы мостиком для перехода к самоуправлению. Но об этом Андрей Иванович почему-то упоминает вскользь.

На стр. 183 он ставит «под вопрос основные тезисы материалистического понимания истории – об обусловленности производственных отношений уровнем и характером развития производительных сил и о закономерной смене способов производства под воздействием перехода производительных сил на качественно более высокую ступень». При этом он ссылается на известную особенность перехода от рабовладения к феодализму, который, якобы, не вписывается в формулу Маркса.


Неужели это я «ставлю под вопрос»? Читаем рецензию дальше:


Но в дальнейших рассуждениях автор, по сути, опровергает свои сомнения в правильности этого основополагающего положения классического марксизма.


Вот это уже ближе к истине. Только опровергаю я тут вовсе не «свои» сомнения. А так все верно.


На стр. 352 Андрей Иванович пытается оспорить правильность марксистского вывода о том, что пролетариат является могильщиком капитализма. «Этот тезис о пролетариате как ведущей силе коммунистической революции, – утверждает он, – находится, однако, в противоречии с фундаментальными положениями социально-экономического учения К. Маркса». Пролетариату отказывается в революционной миссии на том основании, что он, по мнению автора, «имеет с мелкой буржуазией генетическое родство. Пролетарий не только наемный работник, но и торговец – продавец своей рабочей силы и покупатель жизненных средств, не только торговец, но и мелкий товаропроизводитель – производитель товара «рабочая сила» (см. с. 294). Кроме того, Андрей Иванович, свой вывод обосновывает тем, что численность промышленного пролетариата постоянно сокращается. Зато ныне растет количество занятых в сфере услуг, а также в сфере выполнения творческих функций. Поскольку, по мнению критических марксистов, в постиндустриальном обществе (читай коммунистическом) сформируется экономика знаний, в которой будет превалировать творческий труд, постольку автор приходит к выводу, что в преодолении классовых перегородок, любого социального гнета сейчас заинтересована, только «часть работников, которая связана с выполнением творческих функций» (см. с. 396). Однако возникает вопрос, разве эта категория работников не продает свои способности к труду? К людям творческих профессий всегда относилась интеллигенция. Известна оценка В.И. Ленина революционности этого общественного слоя. Видя такое противоречие в своих суждениях, в конце концов, А.И. резюмирует, что «могильщиком капитализма» может стать как раз союз традиционного наемного работника (фабричного пролетария) и наемных работников сферы услуг с наемным работником нового типа – творческим работником». Но в марксизме все эти категории наемных работников подпадают под понятие «пролетариат» в широком смысле. О нем, как революционной силе, писал Энгельс еще в 1847 г. в «Принципах коммунизма». При этом промышленных рабочих, усвоивших марксизм, классики считали авангардом пролетариата потому, что их объединяет коллективный труд и общий интерес избавиться от эксплуатации. А тенденция к уменьшению численности промышленного пролетариата была выявлена классиками еще в их бытность. Вот такая «убедительная» критика марксизма!

Здесь я не буду спорить – ибо этот спор увел бы нас слишком далеко и потребовал бы очень много места. Допустим, в этом пункте я неправ. Замечу лишь, что основных моих аргументов рецензент здесь не касается и, соответственно, никак не опровергает.


Нельзя также обойти вниманием, по сути, буржуазную интерпретацию (см. с. 375- 379,437-443) сформулированного Ф Энгельсом в «Анти-Дюринге» положения о «скачке из царства необходимости в царство свободы». Автор «марксистского» пособия и сторонники критического марксизма видят скачек в царство свободы в освобождении большей части людей от производительного труда. По их мнению, в постиндустриальном обществе (читай при коммунизме) большинство населения будет занято в сфере творческого труда, в так называемой экономике знаний, т.е. будет свободно от необходимого материального производства, а меньшая часть будет заниматься этим производством, т.е. трудом необходимым. Выходит, останется общественное разделение труда на труд умственный и физический, труд необходимый и свободный. О каком коммунизме, т.е. социальном равенстве, а, следовательно, и справедливости в этом случае может идти речь, если первые будут эксплуатировать вторых?


Никакого расслоения населения на свободное от материального производства, занятое свободным творческим трудом, и на занятое в материальном производстве, т.е. занятое необходимым трудом, на указанных рецензентом страницах (и вообще нигде в книге) не предполагается. Чтобы устранить всякие недоразумения, процитирую самого себя: «Но это различие видов деятельности не будет вести к образованию различных социальных ролей, т.е. к выделению людей, за которыми закреплены преимущественно либо одни, либо другие виды деятельности» (с. 442) Так что достаточно было бы просто прочитать рецензируемый текст, вместо того, чтобы заниматься выдумками. Но, конечно, с выдуманным противником полемизировать гораздо легче.


Не говоря уже о физической деградации одних и физической – других. Поэтому классики решали проблему иначе. Они считали, что в коммунистическом обществе производительным, необходимым трудом должны будут заниматься все индивиды, достигшие определенного возраста, в условиях действия закона перемены общественного труда. При этом исчезнет противоположность промышленного и сельскохозяйственного труда, труда умственного и физического, творческого и рутинного, управленческого и управляемого, так как одни и те же люди, получив широкую специализацию, будут заниматься всеми этими видами труда поочередно. По этой причине, а также в виду развития робототехники время необходимого труда значительно сократится. В свободное время человек будет развивать свои физические, умственные и творческие способности. По обоснованному мнению классиков, только преодоление действия закона общественного разделения труда, планомерное бестоварное производство и планомерное распределение при высокоразвитых производительных силах сделает людей общественно равными и свободными от господства над ними рыночной стихии. Тогда они перестанут быть рабами ими же самими созданных производственных отношений. Тогда они сами станут их господами. В этом и будет заключаться «скачек из царства необходимости в царство свободы».

Ну, не «скачек», а скачок, а в остальном все верно. Но ведь именно это же самое – причем почти слово в слово – и утверждается в моей книге. Что же тогда пытается доказать автор рецензии?


Необходимость преодоления общественного разделения труда в ходе коммунистического развития и, прежде всего, через включение в действие закона перемены общественного труда является одним из ключевых положений классического марксизма. Но в учебном пособии об этом нельзя найти ничего вразумительного. Более того, на стр. 82 автор общественное разделение труда выводит из специализации, тогда как марксизм отождествляет общественное разделение труда с частной собственностью. В «Немецкой идеологии» классики прямо записали, что разделение труда и частная собственность – это тождественные выражения.


Да, именно так. Только классики сочли нужным добавить: «в одном случае говорится по отношению к деятельности то же самое, что в другом - по отношению к продукту деятельности». Возможно, автор рецензии хочет доказать, что частный труд и частная собственность суть одно и то же, и вообще – не надо делать различий между деятельностью и собственностью? По такой методологической дорожке можно уйти очень далеко. Например, автор рецензии вполне может заявить (что он и делает в Интернете):

Однако из «Критики Готской программы» вытекает, что уничтожить частную собственность полностью возможно только на «высшей фазе коммунистического общества, после того как исчезнет порабощающее человека подчинение его разделению труда»… http://classic.marxist.su/texts/private_property.html

Любой, кто не поленится открыть «Критику Готской программы», может убедиться, что в том абзаце, откуда вырван этот кусочек фразы, не идет речи об уничтожении частной собственности. Мне такие приемы доказательств вовсе не кажутся свидетельством приверженности автора рецензии классическому марксизму.


Эти и другие немарксистские положения позволяют усомниться в том, что в учебном пособии изложена марксистская версия развития общества в период после капитализма, называемого автором социализмом.

Касаясь термина «социализм», необходимо напомнить, что классики отказались от него еще в 1847 г. при написании Манифеста коммунистической партии. В Предисловии к его английскому изданию 1888 года читаем: « И все же, когда мы писали его, мы не могли назвать его социалистическим манифестом…, в 1847 г. социализм был буржуазным движением, коммунизм движением рабочего класса. Социализм, по крайней мере, на континенте, был «респектабельным», коммунизм – как раз наоборот. А так как мы с самого начала придерживались того мнения, что «освобождение рабочего класса может быть делом только самого рабочего класса», то для нас не могло быть никакого сомнения в том, какое из двух названий выбрать. Более того, нам и впоследствии никогда не приходило в голову отказываться от него».

Буржуазный термин «социализм», с первой фазой коммунизма отождествил В.И. Ленин в сентябре 1917 г. в книге «Государство и революция». И по отношению к России он не ошибся, так как представлял в переходный период советское государство «буржуазным, но без буржуазии». Так оно и оказалось. В этой связи совершенно очевидно, что термин «социализм», которым постоянно пользуется автор учебного пособия, носит буржуазный оттенок. Соответственно в нем дана не марксистская, а скорее буржуазная версия будущего коммунистического общества.

1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   24

Похожие:

Марксизм и вопросы сексологии iconМарксизм и вопросы сексологии
Кроме того, наш журнал сдвоенный – в нем на правах раздела воссоздается оригинальный теоретический журнал «Вопросы марксистской философии»,...
Марксизм и вопросы сексологии iconА. Деборин философия и марксизм
Фрейда способен о б о г а т и т ь марксизм новым содержанием. Но каковы бы ни были субъективные намерения марксистов-фрейдистов,...
Марксизм и вопросы сексологии icon«Основы сексологии»
Г. Ф. Келли. «Основы современно сексологии». Санкт-Петербург, 2000. 896 с.: ил. (Серия «Учебник нового века»)
Марксизм и вопросы сексологии icon9 Литература универсального содержания
...
Марксизм и вопросы сексологии iconПрезентация Л. М. Щеглов. Основы сексологии: монография. Спб.: изд-ль Грошев А. М., 2010. 336 с. С. Т. Агарков, Е. А. Кащенко. Сексуальность в цивилизации: от пещер до небоскребов (Социогенез сексуальности).
Л. М. Щеглов. Основы сексологии: монография. – Спб.: изд-ль Грошев А. М., 2010. – 336 с
Марксизм и вопросы сексологии icon«Неизвестный марксизм» не случайно
Кроме того, наш журнал сдвоенный – в нем на правах раздела воссоздается оригинальный теоретический журнал «Вопросы марксистской философии»,...
Марксизм и вопросы сексологии icon«Неизвестный марксизм» не случайно
Кроме того, наш журнал сдвоенный – в нем на правах раздела воссоздается оригинальный теоретический журнал «Вопросы марксистской философии»,...
Марксизм и вопросы сексологии iconМихаил Михайлович Бахтин. Фрейдизм. Формальный метод в литературоведении. Марксизм и философия языка. Статьи

Марксизм и вопросы сексологии iconМарксизм и культура: поздний роман
Метафизические исследования. Выпуск Культура. Альманах Лаборатории Метафизических Исследований при Философском факультете спбГУ,...
Марксизм и вопросы сексологии iconТом 2 «пост» и «сверх»
Iii. Метафизическая реконструкция марксизмаГлава IV. Марксизм как мистерияГлава V. Метафизика Творческого ОгняГлава VI. Спасение...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница