Историческая наука России в XX веке




НазваниеИсторическая наука России в XX веке
страница1/50
Дата14.02.2013
Размер9.2 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   50
Российская академия наук Институт российской истории

Историческая наука России в XX веке

Редакционная коллегия:

Г.Д.Алексеева (ответственный редактор), чл.-корр. РАН А.Н.Сахаров, Л.А.Сидорова

МОСКВА 1997

ББК 63.3 И 32

Издание осуществлено при финансовой поддержке

Российского гуманитарного научного фонда

(РГНФ) проект № 96-01-16085

И 32 Историческая наука России в XX веке. М.: Научно-издательский центр «Скрипторий», 1997. — 568 с.

ISBN 5-7471-0006-8

Монография посвящена изучению советской исторической нау­ки. Издание ставит целью выделить ее главные черты и особенности, показать жизнь и научное творчество таких видных советских истори­ков, как М.Н.Покровский, БД.Греков, A.M.Панкратова, М.В.Нечки-на, М.Н.Тихомиров, С.Н.Валк, БАРоманов, НЛ.Рубинштейн, Л.В.Че-релнин и др. Отдельное место займет исследование влияния на совет­скую историческую науку творчества В.ИЛенина и ЛД.Троцкого. Ис­следование построено на документальном материале, большая часть которого впервые вводится в научный оборот. Коллективная моно­графия представляет современный взгляд на послеоктябрьский пери­од в развитии исторической науки России.

ISBN 5-7471-0006-8

© Институт российской истории РАН, 1997. © НИЦ "Скрипторий", 1997.

ПРЕДИСЛОВИЕ

Предлагаемая читателю коллективная монография посвяще­на исторической науке России XX века. Авторы обращаются к важ­нейшим проблемам истории науки, без изучения которых нельзя понять ее современного состояния, задач, стоящих перед историка­ми и той роли, которую они призваны играть в обществе накануне XXI века.

В переоценке важнейших проблем и событий, в подходе к соз­данию обновленной концепции и методологии изучения историо­графического материала авторы видят свою главную задачу, кото­рую они пытаются решать путем изучения ключевых проблем, но­вых тем и вопросов, недостаточно исследованных на предшествую­щем этапе работы историографов.

В современных условиях выработка научно обоснованных подходов к изучению истории XX века связана с критическим ос­мыслением господствовавших ранее в советской исторической нау­ке объяснений и оценок фактов эволюции науки, деятельности кол­лективов, творчества отдельных ученых. Радикальные изменения возможны только на пути отказа от устаревших позиций и фальси­фицированных представлений о науке XX века, сохранения в то же время всего ценного и перспективного, что было создано в прош­лом коллективными усилиями историков и историографов в изуче­нии России, ее экономики, государственности, политики, культуры.

Важнейшим условием успешного развития этой отрасли исто­рической науки является обогащение ее новым фактическим мате­риалом, который стал доступен исследователям в последние годы. Он позволяет по-новому поставить ряд важных вопросов истории XX века, обратиться к изучению новых тем, имеющих принципи­альное значение для понимания пройденного наукой пути, ее мес­та и роли в обществе.

Современная историческая наука нуждается во всестороннем и объективном изучении ее собственной истории, в создании таких условий в науке и обществе, которые позволят избежать искаже­ний и фальсификации, догматизма и идеализации, апологетики и примитивизма, зависимости от политики правящих верхов и сию­минутной конъюнктуры. Учитывая, что главным действующим лицом, главным фактором, определяющим изменения в науке, яв­ляется ученый, его подвижничество и успехи, его просчеты, недос­татки, ошибки, на которые он тоже имеет право, а его творчество

1*

Предисловие

Предисловие



реализуется в определенном социально-политическом режиме, ибо иного выбора у него не может быть, приходится обращаться к тра­гическим страницам науки. Советские историки вынуждены были заниматься наукой в условиях авторитарного режима, крайней идеологизированности науки, как впрочем и большинство ученых других стран мира в XX веке, преодолевая пресс официальной идеологии, политической конъюнктуры, влияющих на творчество ученых и престиж науки в обществе. Поэтому, уделяя главное вни­мание общим вопросам развития науки, факторам его определяю­щим, авторский коллектив обратился к более детальному изуче­нию судеб ученых, работавших в советской время, их научным ин­тересам, позициям, творческому самовыражению, самооценкам. Это поможет воссоздать тот тип историка, который сложился и эво­люционировал в советское время под влиянием условий и других факторов, диктовавших науке и историкам определенный тип твор­ческой деятельности, поведения, влияния на науку.

Было бы неразумным, опасным и вредным для науки отка­заться от тех наработок и накопленного опыта, которые составили главное достижение предшествующего этапа деятельности исто­риографов. Был накоплен не только значительный фактический материал, осмыслен ряд важных вопросов процесса эволюции нау­ки в XX веке, но и созданы определенные посылки для успешной разработки конкретно-исторических и методологических проблем исторической науки, которые не следует игнорировать. Историо­графия рассматривалась как история исторической науки, тесно связанная с национальной культурой, общественной мыслью, дру­гими социальными науками, как органическая часть националь­ного самосознания, активно влияющая на процесс развития науки истории. Являясь специальной дисциплиной, историография име­ет свой объект и предмет изучения, определенную особенность ме­тодологических и методических приемов исследования, специфи­ку историографических источников. Она занимает свое, особое ме­сто в системе исторической науки играя роль своеобразного экс­перта полученных результатов, катализатора ее дальнейшего раз­вития, определяя важнейшие точки роста науки, перспективные исследовательские направления и проблемы, оценивая не только итоги пройденного наукой пути, но и сам путь ее движения к тому состоянию, в котором она оказывается под влиянием самых раз­личных причин.

Не следует отказываться от выработанной на предшествую­щем этапе развития структуры историографических исследова­ний. Она содержит все важнейшие компоненты, определяющие развитие науки, а также факторы, влияющие на науку и деятель­ность ученых, каналы включения исторических знаний в нацио­нальную культуру, в массовое общественное сознание.

Впервые в истории отечественной и мировой историографии в исследовательские задачи этой отрасли знания включалась не только эволюция исторической мысли, труды историков, концеп­ции, их обоснование и аргументация, влияние на процесс развития науки, но и такие важные элементы, как состояние источниковой базы науки (печатной и архивной), характер ее использования, тип организации науки и научного процесса, воздействие на науку го­сударственной политики. В советское время эта проблема рассмат­ривалась в виде партийного руководства исторической наукой. Ис­ториографические исследования освещали и такие проблемы, как создание и функционирование центров собирания и хранения исто­рической информации, распространение историческими музеями, архивами, библиотеками научных знаний среди различных слоев населения. В истории исторической науки стало изучаться и исто­рическое образование, его влияние на развитие науки, создание и деятельность различных научных коллективов (институтов, ко­миссий, групп), материалы научных дискуссий, конференций, сим­позиумов, являющихся влиятельной формой научного коллектив­ного творчества. Важное место в историографической проблемати­ке заняла история различных исторических дисциплин, входящих в систему исторической науки: источниковедение, археография, ис­торическая и историографическая библиография и др. Однако ряд важных проблем в этой области остался за рамками историографи­ческих трудов, например, процесс формирования всей системы дисциплин, входящих в состав исторической науки, которая имеет ряд специфических особенностей по сравнению с русской дорево­люционной наукой.

Вместе с тем авторы книги пытаются наметить те проблемы дальнейших историографических исследований, которые до 1985 г. находились под запретом, и нуждаются в углубленной разработке в будущем, которые позволяют обновить концепцию истории исто­рической науки XX в. Современная наука нуждается в активизации историографических исследований, в расширении круга проблем, во введении в научный оборот новых источников, в повышении уровня преподавания историографии в вузах, который заметно стал падать в последнее время, в подготовке высококвалифициро­ванных специалистов в области отечественной истории и историо­графии.

В прежних историографических трудах сохранялось много "белых пятен", запрещенных политиками тем и вопросов, напри­мер, влияние политических лидеров и политических доктрин 20-х гг. на развитие исторической науки. Ряд проблем выпадал из поля зрения историографов из-за сложившихся в науке традиций, шаб­лонов (например, вопросы периодизации исторической мысли и исторической науки) получали примитивное, одностороннее, иска-

Предисловие

Предисловие


женное освещение, испытывая прессинг политики и запретов руко­водящих партийных структур. К числу этих проблем следует отне­сти такие, как связь науки и идеологии, влияние политики и поли­тической борьбы на историческую науку, использование историче­ских знаний в борьбе с политическими противниками, с оппози­ционерами, в создании государственной идеологической системы и укреплении господствующего режима с помощью истории и ис­ториков (например, в 30-80-е гг.).

Крайне примитивно и односторонне освещалась и такая важ­ная проблема, как влияние исторической науки, полученных нау­кой знаний на массовое общественное сознание, историческую па­мять народа, его отношение к прошлому. Игнорировалось изуче­ние устной народной традиции, ее влияние на сохранение и переда­чу от поколения к поколению исторической информации (семей­ной, групповой, краеведческой), ее связи с профессиональным ис­торическим знанием, которая нередко существовала в форме исто­рической критики устной традиции, без достаточно серьезного ее использования в науке. Все проблемы массового исторического сознания рассматривались в литературе прошлых лет с точки зре­ния коммунистической партии, ее решений и резолюции по вопро­сам пропаганды и агитации, призывавших к мобилизации сил ис­ториков и идеологического аппарата для активного проведения в жизнь указаний партии по вопросам воспитания коммунистиче­ского мировоззрения. Эта формула была включена во всю истори­ческую литературу, выходившую в СССР. Она заимствовалась ис­ториками из партийных решений и резолюций в виде тезиса о со­вершенствовании "идейно-воспитательной и культурно-просвети­тельной работы среди масс". В рамках сложившейся традиции вся исследовательская работа историков по вопросам массового обще­ственного сознания, включая и историческое, ограничивалась ци­тированием партийных документов и рекомендации, их комменти­рованием, пропагандой в средствах массовой информации акций партийного и государственного идеологического аппарата, в кото­рых активное участие принимали историки, изучавшие советское общество и историю партии. Они выступали с лекциями, доклада­ми, статьями по вопросам идеологической работы КПСС, и эта дея­тельность, не имевшая ничего общего с наукой и исследованием проблем массового исторического сознания, приобретала стандар­тизированный, шаблонный характер, не изменяясь на протяжении десятилетий. Господствовавшие в массовой идеологической работе методы и подходы переносились в науку, влияя на освещение во­просов связи науки с историческим сознанием, а реальные итоги и характер воздействия науки на историческую память народа оста­вались не исследованными. Даже историческое образование в сред­ней и высшей школе не стало предметом глубокого научного ис-

следования, которое позволило бы сделать конкретные, практиче­ски необходимые выводы для серьезного реформирования препо­давания истории.

Изменения в массовом сознании оценивались на основе тех задач и посылок, которые формулировались в партийных и госу­дарственных документах по вопросам исторического образования и пропаганды исторических знаний среди различных слоев населе­ния. Эти приемы изучения массового исторического сознания при­водили к фальсификации фактов, искаженным оценкам и выво­дам, угодным для руководящих и властных структур. Они не соот­ветствовали объективной реальности и элементарным требовани­ям научного исследования.

Историографическая литература, как и большинство работ по истории России XX в., была отмечена печатью апологетики, идеа­лизации, преувеличения роли партийного руководства наукой. Эти подходы отражали интересы партийной бюрократии, имитировав­шей плодотворную государственную деятельность в области нау­ки. Именно в угоду правящей элите фальсифицировалась история развития науки и исторического образования, игнорировались и замалчивались ошибки (например, в преподавании истории в сред­ней и высшей школе в 20-30-е гг.), скрывались факты диктата пар­тийной, бесконечно далекой от науки бюрократии, которой позво­лялись любые формы воздействия на науку и ученых, вплоть до грубости и дискредитации руководителей научных коллективов и лидеров науки, что нередко сопровождалось уничтожением пер­спективных научных направлений и поисков. В 60-80-е гг., как пра­вило, успешная расправа с неугодными историками прикрывалась лозунгами борьбы "за чистоту марксизма-ленинизма". Под запре­том находилось большое число как исторических, так и историо­графических проблем, которые обходились молчанием, либо осве­щались в такой "мягкой" форме, с намеками и недоговоренностью, что приводило к еще более опасной для науки и ее развития фаль­сификации истории XX в. К числу таких проблем следует отнести историю духовной, интеллектуальной оппозиции, в которой прини­мали участие и историки, различные формы воздействия на уче­ных, механизм их применения, организацию контроля и принуж­дения, использование различных мер наказания за "отход" от мар­ксизма-ленинизма, критику партийного аппарата и действий со­ветской бюрократии, стремление к объективному освещению исто­рии. Все эти меры преследовали одну единственную цель: подчине­ние господствующему режиму и официальной идеологии всего твор­ческого процесса ученых, их запугивание и принуждение работать в строго ограниченных рамках, созданных правящей элитой и пар­тийной бюрократией во имя ее собственных интересов и благопо­лучия.

8

Предисловие

Предисловие



Даже такая тема, как "борьба за утверждение марксизма-ле­нинизма" в советской исторической науке, при обилии самой различ­ной научной и учебной литературы оказалась неизученной, точнее, освещенной однобоко с большими пробелами и элементами фаль­сификации и искажений. К. Маркс, Ф .Энгельс и В .Ленин изобража­лись в историографической литературе историками, историографа­ми, источниковедами, тогда как таковыми они никогда не были и не ставили перед собой подобных исследовательских задач.

Их обращение к истории, рассуждения об истории и ее роли в обществе, привлечение исторических материалов для решения раз­личных научных и политических проблем определялись отнюдь не стремлением к решению каких-либо научных исторических во­просов. Используя историю в идейной борьбе с противниками мар­ксизма и социализма, они обращались к тем проблемам, которые позволяли им решать необходимые задачи политического и идео­логического характера. Советские же историки изображали их об­ращение к истории как стремление развивать историческую науку, создать фундаментальную историческую концепцию, которая чуть ли не с момента появления на свет стала оказывать влияние на развитие профессиональной исторической науки. Особенно харак­терно подобного рода отношение к идейному наследию В.Ленина, его трактовкам исторических процессов и явлений российского прошлого.

Недцетаточно глубоко исследована историографами и другая важная проблема: роль истории, исторической науки, позиций и поведения историков-профессионалов в кризисные периоды разви­тия общества и науки. Все вопросы этой сложнейшей проблемы были сведены к кризису концепций, видения различных проблем прошлого, а само состояние науки изображалось как развал, рас­пад, деградация, что не соответствовало историческим реалиям. Игнорировались главные проблемы, связанные с радикальной пе­рестройкой научных поисков, с появлением нового фактического материала, новой исследовательской проблематики, новых мето­дов исследования. Не учитывался и тот факт, что отдельные эле­менты старой системы, в том числе и науки, включались в новые структуры, что способствовало успешному развитию новых облас­тей и дисциплин - археографии, изучению истории XX века, освобо­дительного и революционного движения в России XIX в. и др.

В кризисные периоды развития общества историческая наука становится важным фактором духовного возрождения и обновле­ния на основе осмысления происходящих событий и использования знаний о далеком и близком прошлом, пережитых страной смут, кризисов, расколов, социальных противостояний.

Для современного историка ценными становятся наблюдения и размышления ученых о пережитых ими кризисах, которые, по

оценкам известного русского историка Е.В.Тарле, вызывали "ус­ложнение психологии, повышение требовательности, расширение кругозора среди самих исследователей, как политических мысли­телей, так и историков". Историки начала века оставили нам глу­бокие аналитические, основанные на фактах наблюдения и оценки о состоянии науки и перспективах ее обновления, о трудностях, с которыми встречаются историографы, осмысливая кризисные пе­риоды истории науки. "Великие катаклизмы, писал Е.В.Тарле, не только сами по себе очень туго поддаются учету и анализу со сто­роны ближайших к ним поколений. Они часто очень круто меняют все старые привычки мышления у большинства историков и этим могущественно влияют на общую историографию, они туманят часто взор, устремленный даже в далекую глубь веков" .

В кризисные периоды историки нередко становятся участни­ками и жертвами политических катаклизмов, апологетами реакци­онной политики, верными слугами правящей элиты, помогая тира­нам и деспотам укреплять свое господство, освещая его идеями ис­торической целесообразности, отсутствием иных альтернатив и пу­тей дальнейшего развития. Именно в таком режиме работали мно­гие историки XX века, что нередко являлось главной причиной от­хода от исторической правды.

Нуждается в углубленном историографическом исследовании не только кризис в науке начала XX века, но и события конца 20-начала 30-х гг., влияние "оттепели" и критики сталинизма, кризис в изучении истории XX века в российской и мировой историогра­фии в 90-е гг. уходящего века.

Особенно сложным для осмысления является современное со­стояние исторической науки в России, объяснение характера и при­чин кризиса, охватившего ряд областей истории, особенно истории XX века. Разрушение идейно-теоретических и методологических основ исторической науки, освобождение от воздействия господ­ствовавшей ранее идеологической системы, появление в науке но­вых идеологем, отказ от устаревших форм и методов работы, ко­ренное преобразование проблемно-тематической структуры науки, ликвидация партийно-государственного руководства и контроля за деятельностью ученых и научных коллективов, отсутствие каких-либо разумных форм регулирования научного процесса и коорди­нации деятельности ученых, сокращение материального обеспече­ния и финансирования науки, изменения в организационных осно­вах науки и творческом процессе ученых, отказ от старых критери­ев оценки научных результатов и их влияния на науку и массовое общественное сознание, активное участие историков в новых идео­логических процессах — вёе эти явления нуждаются в самом глу­боком исследовании, которые позволят не только объяснить проис-

Тарле Е.В. Очередные задачи // Анналы. 1922. №1. С. 8,13.

10

Предисловие

Предисловие

11


ходящие в науке процессы, но и оценить их возможные последст­вия для науки и общества, наметить пути выхода из кризиса.

Ряд процессов в исторической науке приобрел стихийный и неуправляемый характер, особенно в области публикации источ­ников. Прекратили существование государственные программы издания фундаментальных серийных публикаций (исключение со­ставляет, вероятно, издательская деятельность МИДа). Это повлек­ло снижение профессионализма, падение источниковедческого и археографического уровня издания документов, особенно по исто­рии XX в., потерю тех научных наработок, которые характерны для русской исторической школы как дореволюционного, так и совет­ского периодов. Задача профессиональных историков в настоящее время сохранить источниковедческую и археографическую культу­ру, которая всегда была отличительной чертой русской историче­ской науки, признанной во всем мире.

Современная историческая наука способна активно вторгать­ся и вносить существенный вклад в формирование системы высше­го и среднего образования, что подтверждается участием ученых Российской Академии наук в разработке программ обучения, в соз­дании исторических учебников для средней и высшей школы. Ну­ждаются в помощи профессиональных историков музейные и ар­хивные работники, библиографы, издатели. Только совместными усилиями специалистов различных областей можно сохранить от разрушения и опасных новаций (типа приватизации) эти важные направления национальной культуры.

За последние годы произошли существенные перемены в ха­рактере связи исторической науки России с мировой историогра­фией. От односторонних и ограниченных подходов, выражавшихся в критике советологических исследований, носивших, как прави­ло, тенденциозный характер, историки перешли к более взвешен­ным оценкам трудов зарубежных коллег по русской истории, обра­тив внимание на те проблемы и источники, которые отсутствовали ранее в исследованиях по истории XX в. Доступнее стала зарубеж­ная литература, расширились научные контакты, которые реали­зуются в самых различных формах. Все это оказывает заметное влияние на изменение отношения к ряду важных проблем истории. Появилась возможность использовать зарубежные архивы и биб­лиотеки, проводить международные конференции, творческие дис­куссии, "круглые столы" с учеными различных направлений. Од­нако не всегда и не все самое ценное заимствуется и используется из зарубежной историографии. Нередко зарубежная историогра­фия превращается в средство современной политической борьбы и идеологического противоборства, материалом для сенсаций и разо­блачений (об этом свидетельствуют изданные исторические иссле­дования о Троцком, Бухарине и др.). Тогда как наиболее ценные и полезные наработки зарубежных ученых остаются за пределами

научных поисков историков XX века. Это относится к изучению ря­да важных вопросов философии истории, истории науки и наукове­дения, герменевтики, идеологии и социальной психологии массо­вых движении, их лозунгов, лидеров, изменения форм борьбы и психологии правящей элиты и ее лидеров, истоков содержания и влияния политических программ и доктрин и других проблем, к разработке которых можно привлечь, различные подходы и мето­дики исследования истории России и XX в.

Происходящие в настоящее время изменения в России, в об­ществе и науке позволяют по новому взглянуть на многие важные вопросы, объективнее оценить международные связи историков начала XX в., 20-х и 30-х гг., изменения после 1956 г., контакты уче­ных и представителей партийной бюрократии, связанных с наукой, в 60-80-е гг. Лидеры партии и правительства, руководители идеоло­гических структур, радея о чистоте догматического марксизма, фальсифицированного и искаженного порой до неузнаваемости, нередко лишали ученых возможности изучать мировую филосо­фию, историю и историографию, успешно развивавшуюся в ряде стран Европы.

Историческая наука России, как и все российское общество, были превращены в закрытую, замкнутую систему, постепенно те­рявшую свои потенциальные возможности для развития, для об­новления и реформирования. Это и привело к глубокому кризису, который в науке охватил самые различные области: гносеологиче­скую, концептуальную, информационную, функциональную и да­же организационную. Поэтому и программа выхода из этого кризи­са должна вырабатываться с учетом всех этих особенностей. Сло­жившиеся в науке отношения сдерживали процесс ее развития, способствовали окостенению господствовавшего типа организации науки, мешали обновлению ее теоретических и методологических основ.

Учитывая все изменения, происходящие в современном рос­сийском обществе, вступление исторической науки в новый этап развития, необходимо признать, что и сама историография нужда­ется в серьезных изменениях: в отказе от устаревших методов ис­следования историографического материала, от сложившихся сте­реотипов и догм, которые и тогда и в настоящее время мешают продвижению вперед в этой области исторического знания. Совре­менная историческая наука и историческое образование нуждают­ся в обновленной концепции развития исторической науки России в XX веке, которая бы отвечала современному уровню развития науки и исторического сознания общества, ее месту и роли в миро­вой историографии, в системе исторического образования.

Нуждается в переосмыслении и научной оценке сложившаяся в 60-е гг. периодизация истории исторической науки XX в. на осно­ве включения новых принципов и отказа от ложных критериев, пе-

12

Предисловие


реоценки различных периодов в эволюции науки, их реальных ито­гов, влиявших на последующее развитие.

Не претендуя на решение всех сложных проблем развития нау­ки, авторы видят свою главную задачу в постановке тех вопросов, которые недостаточно исследовались в прошлом, либо совсем вы­падали из поля зрения историографов.

В книгу включены работы проблемного характера, о крупней­ших политиках прошлого, влиявших на историческую науку, о важнейших этапах развития науки, об исторических дискуссиях и их роли, о крупнейших историках, создававших свои труды по ис­тории России в XX веке.

Редколлегия не требовала от авторов единой, согласованной точки зрения на процессы и явления, связанные с развитием исто­рической науки в XX веке. В современных условиях, когда исследо­ватели пытаются найти ответы на многие новые проблемы, связан­ные с развитием науки и деятельностью ученых, когда наука нахо­дится в поиске новых проблем и концепций, трактовок и оценок, требуется спокойное, взвешенное обсуждение различных точек зре­ния, позиций и мнений. Только в процессе творческого, свободного исследования может быть найдена научная истина, объективное освещение событий и фактов, относящихся к развитию науки в XX веке. Только на этом пути историографы смогут ответить на вызов современности, изучить протекавшие в исторической науке про­цессы, критически и в то же время объективно оценить пройден­ный путь, наметить перспективные направления дальнейшего раз­вития науки, чтобы она могла выполнить ту роль, которая нужна обществу, народу, а затем уже политикам и идеологам, решающим свои задачи. Это самая большая и трудная задача для исследовате­лей истории науки, ее современного состояния, однако она нужда­ется в решении, ибо с ней связан выход из кризиса, преодоление ря­да негативных явлений, включая и упадок престижа науки в совре­менной России, повышение роли науки и ее влияния на массовое общественное сознание, культуру, воспитание и образование, по­скольку историческая наука всегда была неотъемлемым элемен­том национальной культуры России.

Г.Д.Алексеева

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   50

Похожие:

Историческая наука России в XX веке iconО. Э. Терехов Историческая мысль и историческая наука
I. Историческая мысль и историческая наука в эпоху романтизма в первой половине XIX века
Историческая наука России в XX веке iconИсторическая мысль и историческая наука Запада XIX xx веков Учебное пособие
Т-35 Историческая мысль и историческая наука Запада XIX – XX веков: учебное пособие / О. Э. Терехов, гоу впо «Кемеровский государственный...
Историческая наука России в XX веке iconОт хозяйства робинзона к экономике текст о перспективах науки и технологий в XXI веке
Ракитов А. И. Заглядывая в будущее: Наука XXI века: глобальные трансформации и российская перспектива // Наука и жизнь. — 1998. —...
Историческая наука России в XX веке icon1 Генеалогия как наука
Духовно-нравственное воспитание подрастающего поколения во все времена и во всех культурах мира основы­валось на почитании предков,...
Историческая наука России в XX веке iconЖуравлёв Игорь Константинович кандидат философских наук, доцент Духовное возрождение Русской цивилизации (учебное пособие)
«Остаётся только» определить, куда отнести Россию: к Западу или к Востоку. Вот только Россия не вписывается ни в одну из предлагаемых...
Историческая наука России в XX веке iconОлег Анатольевич Платонов История русского народа в XX веке Серия: Терновый венец России 4
Четвертая книга (в двух томах) из серии архивных исследований «Терновый венец России» открывает тайные и неизвестные страницы истории...
Историческая наука России в XX веке iconУчебно-методический комплекс для студентов специальности 031401 «Культурология»
Нового времени; наука в ХХ веке; структура, формы, функции и динамика науки в истории; исторические типы научной рациональности;...
Историческая наука России в XX веке iconДоктор исторических наук, профессор Н. А. Проскурякова Власть и реформы в России в XIX веке в контексте модернизационного подхода
Власть и реформы в России в XIX веке в контексте модернизационного подхода
Историческая наука России в XX веке iconНаука и мистицизм в ХХ веке москва «мысль» 1990
В художественном оформлении книги использована гравюра современного голландского художника и графика М. К. Эшера (эсхера)
Историческая наука России в XX веке iconАбрамова И. Л. Экономика России в XVIII веке: как рассказывать об этом в профильной школе / И. Л. Абрамова, В. И. Шамнэ
Абрамова И. Л. Экономика России в XVIII веке: как рассказывать об этом в профильной школе / И. Л. Абрамова, В. И. Шамнэ. – М.: Чистые...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница