Исследование ряда теоретических работ по лингвистике лжи и собственный эмпирический материал, включающий факты реальной и художественной коммуникации, позволяют утверждать,




Скачать 393.1 Kb.
НазваниеИсследование ряда теоретических работ по лингвистике лжи и собственный эмпирический материал, включающий факты реальной и художественной коммуникации, позволяют утверждать,
страница1/3
Дата09.02.2013
Размер393.1 Kb.
ТипИсследование
  1   2   3
Опубликовано: Шаховский В.И. Человек лгущий в реальной и художественной коммуникации // Человек в коммуникации: аспекты исследования. – Волгоград, 2005. - С. 173-204


Человек лгущий в реальной и художественной

коммуникации

У нас пристрастие к словам –


Совсем не прихоть и не мания;

Слова необходимы нам

Для лжи взаимопонимания

(И. Губерман)

I. Введение


Ложь не всегда была сутью человеческого коммуникативного поведения. Общеизвестно, что животные, в отличие от современного человека, не лгут и не краснеют. Человек в далекие времена, когда он мало чем отличался от животных, т.к. был в полном смысле слова как и они, частью природы, тоже не врал. Х.Шухардт в своей эмоциональной гипотезе происхождения языка считает первыми языковыми образованиями эмоциональные выкрики-восклицания (аффективы). Они были искренними тогда, ибо были жизненно важными.

«Будь мы в состоянии проследить слова до их источников, нашли бы, что названия, обозначающие вещи, не относящиеся к области наших чувств, во всех языках имели свое первое начало от чувственных идей» (курсив мой – В.Ш.) [Локк 1960: 403]. Справедливость этих слов подтверждается наблюдениями и выводами Л.С. Выготского о первоначальной непосредственно-чувственной ступени развития обобщений у ребенка, который повторяет путь и все ступени развития обобщений у первобытного человека, на которых проявляется, кроме видового, еще и индивидуальный и социальный интерес ко лжи.

Исследование ряда теоретических работ по лингвистике лжи и собственный эмпирический материал, включающий факты реальной и художественной коммуникации, позволяют утверждать, что вербальная ложь тоже эмоциональна (явно или скрыто) и базируется на эмоциях человека лгущего – homo mentiens (fallens)1 - в частности, как минимум на эмоции определенного («шкурного») интереса.

II. Ложь как лингвистическая проблема языковой, правовой и нравственной экологии


Мнения разных языковых личностей (ЯЛ) на одно и то же событие, факт, явление редко полностью совпадают. Истинным каждому из нас представляется только наш взгляд, наше восприятие и понимание, только наша интерпретация. И. Губерман этот исторический факт точно и емко объективировал в одном из своих четырехстиший, в котором все мнения он считает заблуждениями как основу всех споров:

Между слухов, сказок, мифов // Просто лжи, легенд и мнений

Мы враждуем жарче скифов // За несходство заблуждений.

Людям свойственно разбредаться кому куда угодно в понимании одного и того же, что и является базой для лжи, которую трудно отличить в огромном разнообразии мнений от правды.

Люди думают, что они общаются друг с другом на уровне правды, которая у каждого из них разная, своя. При переходе на уровень истины каждому из речевых партнеров позволяется увидеть другие правды и применить к ним свою. В речевых актах (диалогах) всегда существует оппозиция «твоя правда VS моя правда». Интересно, что, по замечанию А.В.Пузырева, у русского слова истина (которая выше правды) нет синонимов, по сравнению со словом правда. Этот факт, по его мнению, указывает на отсутствие концепта «Истина» в русском менталитете, хотя само слово есть [Пузырев].

Правду и ложь трудно дифференцировать еще и потому, что, по мнению французского философа 60-х годов Мишеля Пете, слова не прозрачны и говорящий субъект не является полновластным хозяином своей речи. Это мнение аргументируется тем, что всегда есть слова, предшествующие тому, что мы говорим, и то, что мы говорим, всегда пронизано словами других. Плюс к этому - «паутина» тысячи ассоциаций у каждого слова, своего и чужого. Все это - огромная база для порождения лживых (неискренних) высказываний.

Характерно, что заблуждаются, разбредаясь в своих мнениях об одном и том же, не только рядовые ЯЛ, но и исследователи языка, т.е. специалисты– лингвисты. На это в свое время указывал В. Дорошевский: «… все формы проецирования языка за пределы среды (его функционирования – В.Ш.), выделение его для получения более отчетливых контуров исследовательского предмета основаны на принципиальном теоретическом заблуждении» [Дорошевский: 102].

Этот объективный факт объясняется тем, что семантика любого слова для его пользователя содержит помимо кодового содержания еще и личностные компоненты, соотносящие это слово с ситуациями всех его предыдущих употреблений. А они у каждого пользователя языка свои, поэтому и появляется разброд в восприятии, понимании и интерпретации одного и того же высказывания даже во внутрикультурном (одноязычном) общении. При межкультурном общении проблема динамической эквивалентности ещё более усугубляется [Шаховский: 1998].

Ложь в современном российском обществе особенно популярна, т.к. она моделирует эмоции и поведение реципиентов, их восприятие информации, ее понимание. Утверждается, что она «задраивает люки» широкого восприятия, зауживая его, т.к. ограничивает пространство восприятия транслируемой информации и ее интерпретации. Психологи разработали концепцию спиралевидной модели понимания: слова раскручивают мысли реципиентов и направленных на них высказываний в двух направлениях: в их предшествующий видовой и индивидуальный (личностный) опыт и в их последующий за данными высказываниями опыт. И если в предшествующем опыте реципиента уже определенный говорящий ассоциируется с какой-либо ложью, она становится континуальной. Ложь закрепляется в семантической памяти языковых знаков и языкового сознания их пользователей через соответствующие фреймы, стереотипы, гештальты, ассоциации (например, на слово реформа: ни одна реформа в нашей стране, вопреки обещаниям правительств, заверениям госчиновников, не улучшает жизнь рядовых граждан нашей страны).

Изначально язык служил системой ориентирования homo loquens в общении. А теперь он все больше превращается в систему дезориентации, разобщения людей. Недостроенная древними людьми Вавилонская башня продолжает разрушаться. И теперь виновато в этом не разноязычие, а «разномыслие», т.е. ложь в ментальных и в (а)вербальных репрезентациях ситуативного взаимодействия homo mentiens (fallens). Язык считается путеводителем человека к самому себе и к другим. Но, как выясняется, путеводитель этот неблагонадежный, потому как люди лгут не только другим, но и самим себе. Как утверждает В.Ф. Петренко, «грязная рубашка – теплее». Видимо, в этом и заключается интрига лживого общения как специфического коммуникативного жанра.

Тот факт, что ложь в коммуникативном поведении ЯЛ занимает огромное место, подтверждается огромным концептуальным полем лжи, все фрагменты лексикализации которой имеют имена в разных частях речи русского и английского языков. Приведу только имена существительные, обозначающие различные оттенки семантики «номов» языковой лжи в русском языке: ложь, обман, вранье, неправда, неискренность, уловка, ухищрение, сокрытие правды, затемнение, двуличие, усиление/смягчение информации, симуляция (эмоций), мистификация, лукавство, ловкачество, комплимент, похвала (неискренняя), лесть, зомбирование, манипуляция (манипулирование), дезинформация, тенденциозность, инсинуация, опорочивание, притворство, делание вида, полуложь, запоздалая правда, лицемерие, небылица, ахинея, клевета, перевирание, уклончивость, лжесвидетельство, видимость, двойная игра, увертка, наговор, оговор, фальсификация и др. Разговорные, сленговые и сниженные имена лжи здесь не приводятся (типа: лапша, обувка, ксива…), равно как и прилагательные, глаголы, наречия, причастия.

В английском языке словарь Роже приводит следующие существительные по теме «Обман»/Deception: deception, deceit, fraud, duplicity, fraudulence, misrepresentation, bluff, craft, cunning, dishonesty, obliquity, subtility, subtlety, dupery, guile, humbuggery, hocus-pocus, hanky-panky, illusion, imposition, imposture, legerdemain, pettifoggery, knavery, japery, rascality, roguery, shenanigans, skulduggery, trickery, wiles treachery, sharp practice, chicanery [Roget’s: 99-100]. В этом списке отсутствует большое число и других имен, например, lie, insincerity и др. Приведу также прилагательные: cunning, artful, astute, crafty, foxy, guileful, sharp, shrewd, subtle, tricky; insidious, crooked, deceitful, deceptive, designing, guileful, intriguing, sly, subtle, treacherous, wile, adroit, dexterous, discerning, keen, sagacious, fraudulent, scheming, acute, alert, apt, long-headed, discriminating, far-seeing, perspicacious, tricky, trickish, dishonest, dishonourable, knavish, treacherous, underhand, unscrupulous, counterfeit, fallacious, false, insincere, two-faced, stealthy, faithless, perfidious, recreant, unreliable, untrustworthy etc.

Родовым понятием всех разновидностей лжи является обман, и соответственно доминантным, ядерным словом лексикализации концепта «Ложь» является имя обман поскольку, в основном, именно через это имя объясняется семантика всех приведенных выше полиномов и синонимов в обоих языках.

Подсчет языковых единиц английского и русского языков по шести номинациям концептуального поля обмана (лжи) выявил 647 имен [Панченко]. При этом самое активное имянаречение обнаруживается в номинации «акциональный обман» (244), второе место занимает номинация «активная ложь» (108), клевета, лесть, преувеличение и пассивная ложь имеют почти одинаковое число номинаций (47-58).

Русский и английский языки в этих номинациях различаются следующим образом: 252 номинации против 395, т.е. в английском языке номинации обмана более дифференцированы. Значит ли это, что в английской лингвокультуре ложь (обман) более изощрена и распространена и что англичане больше притворяются (55 vs 40 у русских), более активно и пассивно лгут (92 vs 74 у русских), больше льстят (35 vs 12 у русских), чаще действенно обманывают (138 vs 106 у русских)? Статистика говорит сама за себя. Единственное, в чем англичане уступают русским, так это в номинации клеветы (в английском языке их всего 12, а в русском языке 37). Все эти слова находятся на службе обозначения лжи, а есть в языке и слова, которые собственно находятся на службе у всех видов самой лжи, и их значительно больше, ибо многие слова любого языка могут быть использованы в лживых речевых актах (РА). Но лгут не слова, лгут все-таки люди с помощью слов.

Ложь - это всегда разновидность несоответствия истине, действительной реальности, т.е. несоответствие между значением (смыслом) высказывания и его денотатом (референтом). Ложь – это всегда замена (подмена) референциальных соотнесенностей. Используются и другие виды несоответствий в ложных коммуникативных актах: между прямым значением и переносным, между эксплицитным и имплицитным значениями (при общей форме их выражения), между узуальным (кодированным) и окказиональным (индивидуальным) значениями (о норме и аномалиях в языке и речи: [Ганеев: 57-66]).

Л.Андерсон считает, что «лингвистика может внести вклад в установление новых строгих принципов, позволяющих судить о ложной рекламе и ложной коммуникации, что способствовало бы выработке правовых установок и журналистской этики …» [Цит. по: Болинджер: 42].

Для этого, по моему мнению, необходимы специальные интегрированные исследования лингвистов, психолингвистов и текстолингвистов по следующим проблемам:

  1. как лживые мысли трансформируют нормальные языковые знаки в лживые;

  2. каков аргументирующий эффект лжи;

  3. насколько часто ложь является нормой жизни человека определённого социума, как эта норма фиксируется (кодируется) языком;

  4. каковы доминирующие жанры лживых высказываний;

  5. какова эффективность лингвистической экспертизы лживых устных и письменных высказываний/текстов;

  6. каковы параметры лингвокультуры лжи;

  7. каковы типы коммуникативной прагматики лжи (ложь как коммуникативное событие);

  8. каков языковой механизм проекции лживых текстов и их продуцентов на языковую личность (видовую и индивидуально-социальную);

  9. какова процедура переодевания лживых мыслей продуцента языком реципиента и др.

В ложных коммуникативных актах адресант, используя кодированные знаки языка, преследует цель информировать адресата неправильно. При этом происходит наибольшее расхождение между интенциональной и финальной прагматикой одного и того же сообщения у адресанта и адресата. Она и в истинных (искренних) высказываниях никогда не совпадает полностью за счет того, что значения языковых знаков и пропозиций находятся не в языке, а в головах коммуникантов, и эти значения у них никогда не совпадают полностью.

Врут друг другу супруги, коллеги, дети и родители, особенно активно дети врут друг другу и учителям. Эта ложь наименее обидна и поражающа, в отличие от государственной лжи – источника психических травм и нездоровья населения всей страны (по замечанию Б.Немцова на телешоу, «у нас вся страна – инвалиды»). Государственная ложь ведет к суициду многих людей: реальная статистика врет на этот счет, занижая данные. Не зря люди говорят, что есть три вида лжи: маленькая ложь, большая ложь и статистика.

Целью лжи в любом случае является непосредственное или опосредованное манипулирование адресатом: обмануть его, создавая у него ложную ментальную картину (пропозицию по Л.Витгенштейну), которая позволяет отодвинуть обратную связь на неопределенное время («Партия торжественно провозглашает, что нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме!»).

Ложь, несомненно, является, социальным, правовым и нравственным злом. Теперь в определенных структурах уже и специальное обучение проходят так называемые имиджмейкеры - манипуляторы общественным сознанием (пиарщики). И ведь лжецы всегда побеждают, как ни странно! И в наше время тоже. Все знают, что реклама лжет, чтобы обмануть покупателя, избирателя, и все равно люди покупают, выбирают фальшивки. Наблюдения за практикой лжи показывает, что вживую врать труднее, чем по телефону или черед СМИ. Поэтому реклама предпочитает врать по радио, ТВ или в газетах, когда нет прямого физического контакта с клиентом. Замечено, что при свидетелях врать труднее, но врут даже в суде, где обещают говорить правду, только правду, одну только правду… Видимо, ложь, как и мафия, непобедима.

Долгое время считалось, что неграмотного и простодушного человека обмануть легче, но специальные исследования показывают, что и человека с интеллектом обмануть нетрудно, просто сейчас сменились приемы обмана, они стали более уточненными (изощренными). Установлено, что люди чаще говорят неправду. При этом выяснилось, что на долю телефонной коммуникации приходится около 37% лжи. Далее по списку – 27% во время разговора вживую, 21 % - через интернет-пейджеры типа ICQ, и всего только 14% людей лгут по почте. Важный вывод: продажу всякого барахла, типа надувных матрацев и браслетов, поясов для похудения, теперь наука лжи рекомендует проводить именно по телефону. Второй вывод из этого исследования: люди уже не верят словам: только 20% им доверяют, а невербальной информации доверяют 80% (ср. данные: [Биркенбил]).

Ложь живет и процветает везде: «сказка – ложь…» (А.С. Пушкин), в каждой шутке неявной функцией является ложь (Замятин: 313-316), и каждая метафора («ночь – дама с глазами звездными») - тоже ложь. С ее помощью происходит индукция ложных картинок (пропозиций) у реципиентов. Лживые слова, типа никогда, ни за что, реформа, демократия и т.д. – крючки, на которые ловятся люди. И хорошо бы каждому знать эти крючки заранее, априори, а не уже побывав распятым на них. Такие слова – маски лжи, и задача лингвистики – сорвать с них эти маски, маркировать их предупредительным знаком. Людям нужна языковедческая помощь в своевременном опознании лжи. Л.Витгенштейн утверждал, что язык переодевает мысли. Мои наблюдения показывают, что он часто их переодевает в ложные одежды, и эта одежда тоже должна быть маркирована фосфорным свечением в темноте лживого общения.

Конечно, лингвистика лжи еще не сложилась окончательно. Работ чисто лингвистических на эту тему мало (см. библиографию: [Панченко], [Плотникова]). Объясняется это многими причинами и прежде всего тем, что лживыми высказываниями людей руководят биологические, социальные, религиозные, психологические, политические, финансовые (экономические) и многие другие факторы. Наиболее обобщенно лингвистический аспект лжи рассмотрен в работах Х.Вайнриха и Д.Болинджера. Основные выводы их исследований взаимодействия языка и лжи таковы:

Ложь как феномен существует.

Лингвистика не может уничтожить ложь. Но лжёт не язык, а ЯЛ. Люди лгут с помощью языка, они используют для лжи все его экспрессивные средства и стилистические приемы. Интересно утверждение Х.Вайнриха о том, что ложь занимает так много места в языке (речи) людей, что для истины почти совсем не остается места, «только узкая улочка» [Вайнрих: 46].

Лингвистика действительно не может упразднить ложь и лживую коммуникацию, но она может установить прототипичные лживые средства языка, может выявить, как именно истина с помощью языка превращается в ложь, как нормальные слова становятся лживыми, рефлектируя коррелирующие с ними лживые понятия: борьба хозяйствующих субъектов, демократия, реформа, суверенитет, монетизация льгот, демонизация денежных знаков и мн. др. в русском лексиконе. Россия давно уже висит «над пропастью во лжи» (В.Новодворская), и эмпирически «библиотека лживых слов» уже давно не только на слуху, но и в памяти, в языковом сознании русскоязычных людей старшего и среднего поколения. Молодое поколение в настоящий период активно к этой «библиотеке» приобщается через СМИ.

Лингвистика может установить лживые валентности слова и его отличие от слов, у которых таких валентностей нет. Лингвистика может и должна составить перечень всех слов, структурных интонем, просодем и кинем, уличающих ЯЛ в лживости, чтобы противостоять манипулированию собой и зомбированию со стороны, прежде всего, СМИ. Сюда включаются и прямые и косвенные улики – сигналы лжи. Если с этой задачей лингвистика справится, то лживая речь и сигналы лжи (опознанные ее получателями – В.Ш.) уничтожат друг друга [Вайнрих: 82], а у лживой информации ослабеет манипулятивная функция, и люди будут успешнее ей сопротивляться.

Другими словами, в языковую и в эмоциональную/эмотивную суб- компетенции ЯЛ необходимо с детства вводить знания о лживых языковых знаках, структурах и приемах их опознания: «точечные бомбардировки», «лагерь беженцев», «зачистка», «восстановление порядка» и другие многочисленные случаи переноминации как средства лжи о войне в Чечне. Их семантическое разоблачение – это проблема социолингвистической, правовой и нравственной экологии.

Уже из имеющихся исследований по психологии и лингвистике лжи видно, что лживые РА - результат намеренного злоупотребления языком, а следовательно, такое использование языка является унижением и оскорблением человека, нарушением его прав (о возвышающей функции языка см. [Шаховский 1998 а]).

Ложь настолько глубоко пронизывает языковое сознание и речь homo sapiens, как метастазы, что у людей уже появилось новое заболевание – мифофобия – боязнь ненамеренно сказать неправду, и поэтому некоторые ЯЛ вообще избегают высказываться и общаться с другими ЯЛ. Молчание в таком случае действительно золото, оно спасительно, более спасительно, чем спасительная ложь. Кстати, чтобы скрыть правду (истину), лучше действительно меньше говорить: меньше скажешь – меньше выдашь то, что не хочешь выдать. Лжет в любом случае не язык, а homo fallens (mentiens), который использует кодированные языковые средства, а они – полуфункциональны. Это уже известно. Но в случае лживых РА homo fallens (mentiens) переформатирует их, т.е. перемещает те же самые слова, которые используются в искреннем дискурсе, в другое пространство во вновь заданные смысловые рамки с иной (смещенной) референцией. Так происходит овнешвление лжи для продуцента. Для реципиента это овнешвление, чаще всего, является истинной информацией (до поры до времени).

Слова – всегда жалкое отражение мыслей. Установлено, что мысль, изреченная в слове, теряет качество прежнего (внутреннего) измерения, т.к. переходит в мир других (внешних) измерений: временных и пространственных.

Мысли не тождественны словам, а значит, мысли врут меньше. Может быть, мысли вообще не врут? Изначально язык слов – это биологическое приспособление для передачи информации, ориентирующей человека в пространстве и во времени. Основным биологическим инстинктом человека, как известно, является его самосохранение, в том числе и с помощью лжи, а значит, с помощью дезинформации реципиентов (спасительной ложь, кстати, может быть для обоих коммуникантов в определенной эмоциональной ситуации).

Слова можно увидеть, услышать, а мысли – нет. То, о чём человек думает, можно узнать только из его высказываний, а они могут довольно часто расходиться с его мыслями, то есть быть намеренно неискренними (лживыми).

Вербальная ложь представляет собой систему скрытых смыслов, а они представлены на всех этажах языка: в лексике и в синтаксисе, в их семантике (скрытые для получателя смыслы), в интонации (см. [Биркенбил]).

По мнению А.А. Масленниковой, эти скрытые смыслы постоянно взаимодействуют со своей средой – системой явных смыслов, а также с миром людей [Масленникова: 4], т.е. миром говорящих, слушающих, наблюдающих языковых личностей. Ложь и сопровождающие ее смыслы всегда интенциональны, т.к. они создаются говорящим намеренно и все скрытые во лживых высказываниях (текстах, дискурсах) смыслы обусловлены индивидуальной или групповой стратегией. Следует согласиться с А.А. Масленниковой, что скрытые смыслы могут имманентно принадлежать уже некоторым языковым структурам (эвфемизмы, метонимия, метафора, гипербола, мейозис, и др.).

Причем все скрытые смыслы известны продуценту речи, а их получатель в момент общения, чаще всего, их еще не осмысляет, в то время как у продуцента лжи эти смыслы имеют иные референции и интерпретируются по манипулятивному пути, замышленному продуцентом лжи.

Общеизвестно, что можно объясняться с теми, кто говорит на другом языке, но только не с теми, кто в те же слова вкладывает совсем другой смысл (Жан Ростан). Явление это достаточно часто бывает представлено в реальной коммуникации и наглядно отражено в знаменитой «Алисе» Л.Кэрролла:

  • «Когда я беру слово, оно означает то, что я хочу, не больше и не меньше», - сказал Шалтай презрительно.

  • «Вопрос в том, подчиняется ли оно вам» - сказала Алиса (Л.Кэрролл).



С.Н. Плотникова в качестве одного из теоретических выводов своего исследования неискреннего дискурса приводит такой: «С семантической точки зрения неискренность представляет собой личностный смысл, состоящий в осознанном (выделено мной – В.Ш.) выражении ложных пропозиций взамен истинных» [Плотникова: 8]. В ее работе этот вывод убедительно раскрывается и аргументируется и поэтому не вызывает подозрений или сомнений. Истинные личностные смыслы в лживых РА всегда не выражены, скрыты, а те, что эксплицированы, являются ложными, манипулятивными, тенденциозными, дезинформирующими, т.е. неискренними.

Скрытым смыслом можно считать «всякий смысл, вербально не выраженный в тексте сообщения, но воспринимающийся адресатом как подразумеваемый и интерпретируемый им на основании языковой компетенции, знаний о мире и имеющихся в тексте сообщения показателей» [Масленникова: 6]. В компетенции лгущего всегда имеется детерминанта системы скрытых смыслов, в качестве которой является интенциональность, т.е. намеренное введение говорящим скрытого смысла в свое сообщение. Введение таких смыслов ведет к кардинальным изменениям как в объеме передаваемой информации, так и в самом ее характере [Масленникова: 6]. Иллюстрацией к словам А.А. Масленниковой является, например, длительное по временной протяженности манипулирование смыслами «может быть, еще живы», намеренно создаваемыми и транслируемыми в официальных интервью господина Клебанова по ТВ о подлодке «Курск». Аналогична ситуация и с официальными сообщениями о количестве заложников в средней школе №1 г. Беслана: «Из-под завалов извлекли 90 трупов…100…106…», - рапортовали каждый час «официальные вруны». Если постепенно, в час по чайной ложке, вроде и не так страшно…(МК, 8-15 сентября 2004, с.5).

Эти и другие вербальные примеры выдают правительственную методику дозированной подачи гражданам страны неприятной информации – щадящая ложь во имя преуменьшения своей вины в конкретной трагедии.

А. Меняйлов утверждает, и я с ним согласен, что человек доверяет больше своей догадке, незаметно для него спровоцированной иерархией или конкретным собеседником, больше, чем прямому тексту. Другими словами, он больше доверяет косвенным, скрытым смыслам, чем прямым. Это свойство догадки специалисты по вербальному управлению массами с помощью обманов всегда используют очень активно. И об этом лингвисты обязаны известить и предупредить эти самые массы, ибо плоды такой подсознательной догадки всегда впоследствии горьки и печальны. Как убедительно доказывает А. Меняйлов и как показывает жизнь, с её помощью эти «управленцы» превращают людей «в предречённую всепланетную стаю» [Меняйлов: 311]. Недавно с помощью трёх «да» (да, да, нет, да) нас уже в такую стаю обращали, и смысловые галлюцинации не позволили нам тогда сделать правильный выбор (о гипнабельности нескольких «да» см. [Меняйлов: 340]).

Психолингвисты уже давно заметили, что цель любого общения состоит в том, чтобы «некоторым образом изменить поведение или состояние реципиента (собеседника, читателя, слушателя), т.е. вызвать определенную вербальную, физическую, ментальную или эмоциональную (выделено мной – В.Ш.) реакцию» [Красных: 122].

Тем более, эту цель преследуют лживые высказывания в эмотивных РА [Труфанова] и, прежде всего, эмоциональную со стороны говорящего (он-то знает, что врет!) и эмоциогенную для реципиента, который еще не знает, но догадывается, или не верит, сомневается во внушенной ему лжи, или узнает о ней вскоре, или уже знает о ней и рефлектирует эту ложь внешне или внутренне (см. ниже примеры из «Театра» и «Раскрашенного занавеса» С. Моэма).

Ложь не только распространена в любой лингвокультуре, но и особенно популярна у власть предержащих. Как замечает А. Меняйлов, «на практике уничтожали (во все времена – В.Ш.) лишь не изощренных во вранье, притворстве, хитрости. Лживые же выживали, давали потомство и занимали ключевые посты во власти» (Меняйлов: 231). А раз лживые у власти, особенно если они двумя руками держатся за ложное мировоззрение, искоренить ложь в обществе и в быту невозможно (см. Дж. Оруэлл «1984»). С ней надо сосуществовать и учитывать ее в процессе коммуникации с этим обществом, ибо у него громадный генетический опыт лживости. Уже во времена Понтия Пилата верхом святости был обман [Меняйлов: 297], например, лживые клятвы и валютные махинации первопрестольного Храма [он же: 292-294].

Ложь широко используется ЯЛ. Приведу только несколько ее типов:

1. Эмоциональное поглаживание как ложь, например, при комплименте или лести: «Возможность в душу лестью влезть // Никак нельзя назвать растением // Мы бескорыстно ценим лесть // За совпаденье с нашим мнением» (И. Губерман).

Джулия (героиня романа С. Моэма) испытывает злость и ненависть к Долли, которая рассказала ее мужу про ее роман с Томом, но ей надо выведать у нее, что же все-таки ее знакомым известно про нее и Тома и что именно уже обсуждается за её спиной. Она обнимает Долли ласково и нежно (!) за талию и ведет к себе в спальню. Там она пытается расположить Долли лестью к себе: “I want advice and you’re the only person in the world whose advice I would have. I know I can trust you” (Maugham “Theatre”: 181).

Читатель романа знает всю фальшь этой лести, знает об истинном мнении Джулии о Долли (Old cow! Old cow! Old cow!). Джулия делает вид, что она доверяет Долли, так как хочет выпытать у неё детали того, что именно она рассказала Майклу. Она даже язык тела подключила к этой лести, чтобы «расколоть» Долли: “Though her eyes were charming and appealing look… she (Джулия - В.Ш.) watched her closely for a start or for some change in her expression”. Но Долли тоже была лживой подругой и поэтому тоже могла симулировать и имитировать ложные эмоции, скрывая свои настоящие.

2. С другой стороны ложь может использоваться и как эмоциональный удар (примеров в художественных произведениях множество: например, в «Сильве», в «Травиате», «Гамлете», «Отелло» и др.).

  1. Ложь широко применяется как притворство для сокрытия правды:

What have you written about Adrian?” said Eleanor.

Can’t you guess? My teenage idol who turned out to have feet of clay. The man who makes his family’s life a misery because of a bad review. The writer who had to get out of the kitchen because he couldn’t stand the heat, but pretended he’d lost interest in cooking” (Lodge. Thinks…).

Декодирование притворства - неискреннего (обманного) поведения писателя Андриана Лублоу – в этом примере осуществляется его поклонницей журналисткой Фэнни Тэррент. Декодирование обмана может производиться и с помощью прямой номинации притворства в собственном комментарии лжеца: «Im not going to Southwold till Saturday, however. I pretended to mummy And Daddy that I was tied up here tomorrow, but the rather shameful fact is that I don’t want to spend Good Friday with them. I never did like Good Friday, even as a child. It always seemed a queer uncomfortable day» (Lodge. Thinks…). Сама лгунья осознает свое притворство и признается со стыдом в настоящей причине своего вранья родителям, хотя угроза ее разоблачения в этой эмоциональной ситуации, в отличие от предыдущего примера, отсутствует.

4. Сотни тысяч страниц художественной литературы посвящены супружеским изменам - еще одной форме лжи: Ирэн изменила Сомсу Форсайту, Анна - Каренину, Китти - Уолтеру и т.д. до бесконечности, как и в реальной жизни.

Описаний в художественной литературе момента обнаружения таких измен множество: это одна из наиболее напряженных категориальных эмоциональных ситуаций. Ведут себя люди, оглушенные такой информацией, по-разному (см. например, гл.18 «Раскрашенного занавеса» С.Моэма), но всегда очень эмоционально. Вспомним Уолтера из «Раскрашенного занавеса» С.Моэма, шекспировского Отелло, миссис Флетчер (рассказа «Ярость» Ч. Барстоу), Хелен Рид (из романа Д.Лоджа «Думает») и др.

Приведу пример из последнего источника. Главная героиня этого романа Хелен Рид после смерти своего мужа узнает о том, что он изменял ей с ее теперешней студенткой (и не только с ней). Вот как сама Хелен описывает свое эмоциональное состояние сразу же после признания этой студентки: фактически ей хотелось в бешенстве от его предательства визжать и бросать в студентку всем, что попалось бы ей под руку, но реально она сохранила внешнее достоинство и профессиональную выдержку:

I felt dizzy and hardly able to breathe. The raw breeze-block walls of the poky little office seemed to swell and contract, the gross, meaty nude on the Lucian Freud poster, and the black burnished figure on the Mapplethorpe, seemed to ripple and move obscenely. I struggled to conceal my dismay, to retain some dignity and professional poise. When she said, ‘I hope this isn’t going to prejudice my mark for the course,’ I wanted to scream and throw things at her, but I just said coldly, ‘That’s what external examiners are for.’ Then I terminated the interview.” (Lodge. Thinks…)

Такое сокрытие истинных эмоций можно назвать самоконтролем, самообладанием и это - позитивное качество эмоциональной ЯЛ. С другой стороны, двуличие, т.е. внешнее выражение положительных эмоций при внутреннем испытывании резко отрицательного отношения к собеседнику – яркое свидетельство лживости: She gathered up her bag and they parted with mutual expressions of affection and good will.

Silly old bitch,” he said when the door was closed behind her.

Pompous old ass,” she hissed as she went down in the lift.

But when she got into her magnificent and very expensive car and drove back to Montagu Square she could not hold back the heavy, painful tears that filled her eyes. She felt old, lonely, unhappy, and desperately jealous» (Maugham. Theatre).

Внешне Майкл и Долли расстались приятелями, обменявшись добрыми словами взаимной симпатии, а оставшись наедине, они обозвали друг друга довольно злобно: «старая глупая б…» и «напыщенный старый осёл», - прошипела она. Это было уже искреннее вербальное выражение их эмоций, за которым у Долли последовал поток мучительных слез от осознания своей старости, одиночества, несчастья и отчаянной зависти.

Вся глава 17 этого романа представляет собой континуальную кластерно-эмоциональную ложь всех ее персонажей: Джулии Лэмперт, ее мужа Майкла, молодого любовника Джулии Тома и друга семьи Чарлза. Здесь представлена ложь и как языковая игра, и как подделка под юмор и шутку, и как теловая рефлексия (obvious; embarrassement; startled look; went scarlet; was alert and wishful; cried gaily; crowded with delight), как внешняя реакция Джулии на слова ее подруги о том, что ее компрометирует дружба с молодым парнем. А вот описание ее взбешенности и лексика её внутреннего монолога - воображаемого разговора с Долли, котoрая выдала ее мужу:

«You old cow!; How dare you?; It was unpardonable! Your rotten old money; I’ll never speak to you again. Never. Never…». Выше я уже упоминал среди лживых слов русского и английского языка это слово – никогда.

Джулия должна была узнать, чтό именно Долли сообщила ее мужу и выстроила такую поведенческую тактику: It would be much wiser not to have a row with her. Julia smiled as she thought of the scene she would wheedle it all out of her, and never give her an inkling that she was angry.”

Читателю ясно, что это тактика лжи (сокрытие настоящих эмоций), злости и ненависти.

5. Писатели не могли бы так мастерски описывать сцены сокрытия эмоций и борьбу внутренних вербально-ментальных эксплетивов и аффективов с их внешней рационализацией на фоне предательской или поддерживающей эту рационализацию авербалики их лживости, если бы не имели соответствующей, хотя бы пассивной, компетенции лжи. Рассмотрим один из эпизодов такой контраверзы: внутренняя искренность VS внешняя лживость. Актриса Джулия Лэмперт узнала, что ее подруга Долли рассказала Майклу – мужу актрисы - о ее связи с Томом, который был на 25 лет моложе её. Она этим возмущена и приглашает Долли на разговор.

В рассмотренной выше ситуации Джулия сразу, после того, как она узнала о «предательстве» подруги, была взбешена и выстроила тактику разговора с Долли в самых «горячих» тонах (см. выше), и это были истинные эмоции Джулии. Но реально состоялась другая, типично английская тактика. Далее С. Моэм со знанием всех деталей эмоциональной дуэли с помощью лжи слов и тела описывает ее репрезентанты. Долли не хочет с Джулией говорить, так как она оскорблена ее адюльтером, но соглашается, и они называют друг друга ласкательным, дружеским darling. И тут же автор сообщает читателю об их лживости: «Darling!». But when she rang off Julia through clenched teeth muttered: “The old cow” (вот это ее искренняя эмоция). Читатель из вертикального контекста уже знает об их истинных, скрытых за внешним вежливым этикетом взаимоотношениях. В этой эмоционально напряженной ситуации задействованы четверо англичан, и все они с пеленок научены скрывать свои истинные эмоции (такова английская культура эмоций): Роджеру было неинтересно, что ему говорила Долли, но он Listened politely и отвечал ей suitably (был вежлив и корректен, хотя и не очень внимателен). Джулия считывала с лица своего сына, что he was occupied with thought of his own,” и в тоже время он наблюдал за всеми взрослыми с таким любопытством, с каким обычно рассматривают зверей в зоопарке.

Следующий лживый вербальный шаг совершает Джулия, замаскировав свое приближающееся свидание с молодым любовником под сообщение сыну, что у нее есть два билета в театр и что Том до начала спектакля приглашает его в кафе. Это сообщение Джулия делает намеренно при муже и при Долли. Для Майкла, который уже знает о ее связи с Томом, и об этом Джулия тоже знает и знает, что именно Долли «просветила» его, это сообщение имеет скрытый смысл. Все участники этой эмоциональной сцены принимают доброжелательный вид, тем самым участвуя в лживой игре. Особенно лицемерны слова самого Майкла. После обмена многозначительным взглядом с Долли, он с особым блеском в глазах произносит фальшивую фразу: Tom is a very decent sort of boy. He won’t let Roger get into any mischief.”

Далее эмоциональная ситуация их общения становится еще более фальшивой для Джулии и Долли, которые уединились в спальне для «дружеской» беседы. На протяжении всей этой льстивой «доверенной» беседы двух подружек-лгуней читатель (наблюдатель) присутствует на спектакле – дуэли их вербальной и авербальной эмоциональной лжи. В ряде сцен язык тела выдает Долли (Dolly’s features at this slightly relaxed…; This time she was certain Dolly was disconcerted…).

Джулия была высоко профессиональной актрисой, поэтому, когда ей было надо, она могла управлять и вербаликой, и авербаликой своих эмоций. Julia liked neither the words Dolly spoke nor the way she said them. But she gave no sign of her uneasiness. Her heart stood stillИстинные эмоции – её внутренняя речь в авторских комментариях: «The Fool. The blasted fool!». После этого автор замечает: But recovering herself at once she laughed lightely (ее внешние эмоции – симулянтные, предназначенные для Долли). И далее – верх лживости Джулии - Julia, smiling good naturedly, looked at her with ingenuous eyesThey looked at each steadily, their hearts were black with hatred; but Julia still smiled. Их настоящие отношения в этот момент, наконец, названы: ненависть. Но внешне – взаимное дружелюбие и невинность.

Данная категориальная ситуация (выяснение отношений на интеллектуальном уровне, т.е. без внешних оскорблений, криков, плача и т.д.) вскрывает глубинные бурлящие эмоции, сопровождающие ложь обоих коммуникантов, игру этих эмоций, их многократное, вербальное и теловое переодевание (даже клятвы идут в ход как средство лжи). И всё-таки обе героини знают, что Джулия лжет, и поэтому они расстаются холодно (They parted coldly).

Приведенная в качестве иллюстрации внешней и внутренней лжи сцена иллюстрирует очень неприятный вид лжи, поскольку обе стороны это понимают и продолжают ещё некоторое время своё общение, внутренне переживая ложь, но внешне этого не обнаруживая и не выражая. Этот вид лжи неприятен для ее продуцентов и реципиентов, независимо от ее вида (бытовой или политической), и от того, лгут ли обе стороны или только одна.

Обман и ложь как его разновидность в громадном разнообразии широко практикуются в повседневной жизни людей, и поэтому в языке так много слов, фразеологических единиц, устойчивых словосочетаний – клише для номинации этих практик лжи. Художественная литература по праву может быть названа депозитарием человеческой лжи. У В. Шукшина есть рассказ «Правда», который на самом деле повествует о хитрости, ловкачестве одного из председателей колхоза Аксенове. В своем выступлении на общем собрании он скрыл факт гибели свиней в его хозяйстве по его халатности и говорил критически в свой адрес только по мелочам (умолчание правды как вид лжи). Потом в разговоре с другим председателем он еще раз соврал, уже прямо дезинформировал его о том, что он якобы вызвал комиссию на пересмотр акта о гибели свиней. В первом эпизоде ложь Аксенова прошла незамеченной на собрании, которое не знало о существовании такого акта, но не прошла мимо коллеги, который об акте знал. А во втором эпизоде Аксенов все же обманул и коллегу, частично реабилитируя себя (ложь во спасение лица своего). Оправдываясь во лжи, Аксенов просит новичка-коллегу: «Как только первый раз где-нибудь словчишь, скажи мне. Только по-честному. Мне охота узнать: проживешь ли ты без этого (без вранья – В.Ш.) или нет?» (В. Шукшин)

Фактически ложь, как субъективно-волевая истина, вошла в жизнь людей неотъемлемым ее компонентом, и в каждом художественном произведении она присутствует во всем многообразии ее функций: регуляция, глорификация, дезинформация, манипуляция, (само)защита (спасение), дефамация, фатика и др. Ложь бывает и милой, и красивой, и доброй (ср.: мне ложь твоя мила; сладкая ложь), но во всех таких случаях homo fallens (mentiens) шагает по розам босиком. И она, в конечном счете, всегда портит воздух взаимоотношений. Речь, зараженная ложью, обладает огромной долговременной инерцией («единожды солгавши, кто тебе поверит?»). Солгавший навсегда остается в эмоциональной памяти людей лжецом.

Психологи утверждают, что общение без истины невозможно. Но роман Дж. Оруэлла «1984» опровергает это мнение. Речевая жизнь общества показывает, что именно без лжи общение (и вертикальное, и горизонтальное) становится все более и более невозможным. И это в то время, как ложь объявляется грехом в Нагорной проповеди!?

Поскольку уже неоспорим факт, что художественная (виртуальная) коммуникация (текст) является слепком реальной коммуникации, реального языка homo loquens и его реального поведения, то презентация в ней лживых коммуникативных (речевых) актов – достаточно объективный эмпирический материал для лингвистики лжи. Достаточно извлечь из этнокультурной памяти самого исследователя видовые знания в форме классических образцов вербальной лжи.

Уже только эти факты позволяют категоризовывать типы лживых речевых актов, типы самой лжи и ее функции, типы лживых (а)вербем и способов считывания, обнаружения лживых сообщений. Приведу несколько примеров:

Лука из пьесы М.Горького «На дне» всем жителям ночлежки упоенно врал о таких странах, где живут счастливо, и о том, что все скоро выберутся из ночлежки и тоже будут жить хорошо. При этом он знал, что врет, а ночлежники ему внимали, верили и пассивно ждали, не боролись с социальным злом, опустившим их на дно жизни. Такая ложь была губительной (Актер повесился, не дождавшись этого хорошего времени, а Лука так же таинственно исчез после этого, как и появился в ночлежке). Образ Луки вошел в речевой оборот под нарицательным именем (прозвищем) «Лука-утешитель».

Чеховский «хамелеон» (городовой) – образ человека, на глазах у всех изменяющий свое поведение, в том числе и вербальное, и теловое, в зависимости от определения хозяина собачонки, укусившей мещанина Хрюкина за палец: боль в пальце то пропадала, то появлялась, и лживая лексика, синтаксис, просодия мгновенно меняли свои оценочные знаки на прямо противоположные (оценочная реверсия как лживое прикрытие настоящего переживания говорящего). Этот образ и его имя тоже получили в русском языке нарицательное обозначение, а слово хамелеон – уничижительную семантику.

Гоголевский Хлестаков – враль неудержимый, любующийся и наслаждающийся своим враньем (лжец – гедонист). Цель его вранья – повышение самооценки в глазах речевых партнеров: еду ему поставляют «прямо из Парижу», с Пушкиным он «на короткой ноге» и т.п. Из роли лжеца Хлестаков выйти уже не мог. Этот тип вербальной лжи тоже получил нарицательное обозначение – хлестаковщина с яркой пейоративной коннотацией. И вранье Луки, и вранье Хлестакова далеко социально не безопасно и небезобидно. Не зря аналогичный стиль коммуникативного поведения сразу же стал оценочным понятием.

Еще один тип лжи – фатический – небылицы барона Мюнхаузена. Этот тип лжи развлекательный, социально не опасный, безобидный. Имя этого лжеца тоже имеет нарицательную семантику, но скорее ироничную, в отличие от имен Хамелеона, Хлестакова и Луки.

Можно привести еще много классических примеров коммуникативного и фатического вранья: Василий Тёркин А. Твардовского, Милый лжец Б. Шоу, Маргарита М. Булгакова и др., а их вербалика и авербалика, зафиксированные в художественной литературе, поставляют лингвистике яркие образцы кодированного фонда лжи и лживых новообразований как результат креативности врущей языковой личности или врущего правительства (как в случае с новоязом обратных смыслов в «1984 г.» Дж. Оруэлла).

Полагаю, что уже этих примеров из русской и английской классики достаточно, чтобы убедиться в бесконечной эмотивной валентности вербальной и авербальной лжи. Все виды эмоциональной лжи, все вербальные средства,

репрезентанты ее манифестации, и писателям и лингвистам известны, равно как и теловые ее разоблачения. Поэтому мировая литература и является незаменимым «учебным пособием» по формированию компетенции распознавания лживого эмоционального поведения коммуникантов.

Тем не менее, лингвистикой лжи ее эмоциональный аспект изучен еще крайне слабо. Остается белым пятном в теории эмоциональной лжи большой список проблем.
  1   2   3

Похожие:

Исследование ряда теоретических работ по лингвистике лжи и собственный эмпирический материал, включающий факты реальной и художественной коммуникации, позволяют утверждать, icon"Кто подобен зверю, и кто может сразиться с ним?"
Настоящая "Энциклопедия" призвана восстановить баланс ч собранные в ней факты, биографии лидеров нацизма, богатый иллюстративный...
Исследование ряда теоретических работ по лингвистике лжи и собственный эмпирический материал, включающий факты реальной и художественной коммуникации, позволяют утверждать, iconТретьего Рейха "Кто подобен зверю, и кто может сразиться с ним?"
Настоящая «Энциклопедия» призвана восстановить баланс ч собранные в ней факты, биографии лидеров нацизма, богатый иллюстративный...
Исследование ряда теоретических работ по лингвистике лжи и собственный эмпирический материал, включающий факты реальной и художественной коммуникации, позволяют утверждать, iconФедеральное агентство по образованию
Конференция посвящена обсуждению теоретических проблем художественной культуры, истории искусства и художественной критики, методологии...
Исследование ряда теоретических работ по лингвистике лжи и собственный эмпирический материал, включающий факты реальной и художественной коммуникации, позволяют утверждать, iconИсследование горных пород
Методы зондирования позволяют получать необходимые данные для проектирования и оценки условий строительства свайных фундаментов,...
Исследование ряда теоретических работ по лингвистике лжи и собственный эмпирический материал, включающий факты реальной и художественной коммуникации, позволяют утверждать, iconМетодические рекомендации для студентов по изучению курса «Информатика»
Данный курс предусматривает изучение теоретических вопросов, в соответствии с рабочей программой, а также самостоятельное изучение...
Исследование ряда теоретических работ по лингвистике лжи и собственный эмпирический материал, включающий факты реальной и художественной коммуникации, позволяют утверждать, iconКак успешно написать эссе на егэ по обществознанию
Критерий К2 представление и аргументация своей позиции (с опорой на положения курса, факты из истории и современной жизни общества,...
Исследование ряда теоретических работ по лингвистике лжи и собственный эмпирический материал, включающий факты реальной и художественной коммуникации, позволяют утверждать, iconЛабораторная работа №5 тема: “Исследование корпоративных информационных систем на реализацию функции расчёта реальной себестоимости” Чичев А. А
Исследование корпоративных информационных систем на реализацию функции расчёта реальной себестоимости”
Исследование ряда теоретических работ по лингвистике лжи и собственный эмпирический материал, включающий факты реальной и художественной коммуникации, позволяют утверждать, iconРадаев В. В. Р 15 Социология рынков: к формированию нового направления
В ней приводится также эмпирический материал, полученный в ходе реализации нескольких проектов по изучению российских рынков потребительских...
Исследование ряда теоретических работ по лингвистике лжи и собственный эмпирический материал, включающий факты реальной и художественной коммуникации, позволяют утверждать, iconКнига предлагает Вашему вниманию очередной каталог книжных новинок по художественной литературе, филологии
Лингвистике, философии, социологии, политике и праву, психологии, экономике, научно-техническим дисциплинам и пр
Исследование ряда теоретических работ по лингвистике лжи и собственный эмпирический материал, включающий факты реальной и художественной коммуникации, позволяют утверждать, iconКнига предлагает Вашему вниманию очередной каталог книжных новинок по художественной литературе, филологии
Лингвистике, философии, социологии, политике и праву, психологии, экономике, научно-техническим дисциплинам и пр
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница