Балтийская педагогическая академия балтийский трансперсональный институт




НазваниеБалтийская педагогическая академия балтийский трансперсональный институт
страница4/16
Дата11.09.2012
Размер2.08 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16
всё имеет значение: от местоположения его в доме самурая (в т. ч. в зале для тренировок) до направления клинка и рукояти в то время, когда он лежит на стойке. То или иное положение меча показывает, находится ли клан в военном положении или переживает мирное время. Так же и передача меча яв­ляется целым ритуалом, в котором можно продемонстрировать от без­граничной преданности и уважения к собеседнику до ненависти и пре­зрения.

В японской мифологии он (меч) является одним из трёх священных предметов, полученных далёкими предками императорского рода непо­средственно от богов. К этим предметам относятся: бронзовое зеркало (символ знаний), яшмовые подвески (символ искусства) и волшеб­ный меч, извлечённый из хвоста дракона (символ доблести). Поэтому в японской культуре, в том числе и современной, он (меч) выполняет ещё определённую сакральную функцию.

В доме самурая, а также в традиционных залах боевых искусств (дод-зё), мечу отводится самое видное и почётное место. Обычно он хранится в горизонтальном положении на специальной подставке.

–34–

В старые времена гость, входя в дом к самураю, становился для приветствия на колени, непременно снимал свой меч и клал его рядом с собой с правой стороны. Таким способом он символизировал свою от­крытость и полное доверие к хозяину. Именно такое положение меча не давало возможности быстро извлечь оружие из ножен в случае недобро­желательного умысла. Если же гость располагал свой меч около себя на полу слева, то это был явный знак хозяину, что визитёр не доверяет ему, и беседа мало обещает быть вполне доброжелательной.

С другой стороны хозяин так же точно «языком меча» мог выразить своё личное отношение к визитёру, положив собственное оружие каким-то особым способом. Например, символом полного пренебрежения к фехтовальной подготовке гостя было расположение меча рукоятью по направлению к собеседнику. Поэтому для демонстрации дружественного отношения друг к другу обе стороны укладывали мечи в ножнах рукоя­тью к себе, а клинком в сторону собеседника. Существует много других строжайших правил в обращении с самурайским мечом и неосторожное или преднамеренное пренебрежение к любому из них могло однознач­но стоить жизни нарушителю.

На фоне сложных и неоднозначных отношений между отдельными со­циальными группами, между отдельными самураями и их кланами, а так­же с учётом именно всех мелких нюансов в знаковой (символической) системе поклонов и обращения с мечом в старой Японии появились от­дельные виды единоборств (иайдо), позволяющие буквально в мгнове­ние ока «решить возникшую проблему». Также в уже имеющихся видах боевых искусств были разработаны и доведены до филигранного испол­нения специальные техники, как с разными видами оружия, так и без него.

Описанный выше символический ритуал приветствия (поклоны), присущий древнему закону чести (гири), а также корректное обраще­ние с оружием (самурайским мечом) – это не только дань традиции. На практике это ещё и оригинальный, или магический, способ установле­ния необходимых для исполнителя взаимоотношений с другим человеком или с группой лиц, а также один из эффективных способов взятия под своё управление, в пределах возможного, сложившуюся ситуацию (осо­знанная и ненавязчивая подстройка в резонанс с дальнейшим переводом инициативы «на себя»). В современной интерпретации – это как раз то, чего желают достичь в своей переговорной или другой коммуникативной

–35–

деятельности лидеры любого уровня. Практика показывает, что подоб­ные манипуляции лучше всего проводить, во-первых, при определённой степени релаксации с сохранением внимания за происходящим и, во-вторых, находясь «слегка» в изменённом состоянии сознания (ИСС). Почти как в практике боевых искусств, где опытный боец во время пое­динка находится, по сути, в состоянии «медитации в движении».

Таким образом, усложнённый этикет, связанный с культом меча и требующий особой расшифровки, а также ритуал покло­на, относящийся к кодексу чести (гири), являются основой для получения и передачи особого вида информации.

КУРИС И.В. (С-ПБ)

Роль символа в трансперсональных психотелесных практиках

Психотелесные практики (ПТП)– это особый вид двигательной дея­тельности, в которой в равной степени представлены собственно двига­тельная или телесная деятельность и психическая (ментальная деятель­ность), развивающая уровень осознанности, а значит концентрацию внимания – представление, самонаблюдение и т.д.

В этих практиках, в отличие от других трансперсональных техник гла­венствующее место занимает двигательная деятельность, развивающая осознанность, обучающая релаксации и создающая условия для выхода и работы в измененных и расширенных состояниях сознания.

Психотелесная практика включает в себя несколько составляющих: – собственно двигательную практику (динамические упражнения) – собственно ментальную практику (статические упражнения) – взаимодействие двигательной и ментальной практики в единицу времени.

В отличие от телесно-ориентированных, психотелесная практика – это осознанная двигательная деятельность, приводящая к релаксации, как способности управлять процессами возбуждения и торможения коры больших полушарий головного мозга. Она характеризуется сле­дующими особенностями:

• направленностью на достижение релаксации посредством и дви­гательных и ментальных практик

–36–

  • ярко выраженной биоэнергетической составляющей

  • активным использованием традиций древних культур с последую­щим выходом на архетипы.

  • способом достижения трансового состояния.

В телесно-ориентированной психотерапии – это, как правило, воз­действие на пациента. В психотелесных практиках – это – либо резуль­тат осознанного двигательного действия, либо релаксация в статическом положении после оного, либо соединение особым образом ментальной и двигательной практики. В любом случае – это самостоятельная рабо­та, при которой пациент (клиент) является активным участником про­цесса.

Все составляющие ПТП имеют ярко выраженный энергетический аспект. Упражнения, входящие в банк ПТП называются психофизиче­скими (ПФУ). Для различных направлений психо-телесных практик ха­рактерны определенные ПФУ и соответствующие им графические сим­волы, в которых выполняются упражнения. Например, в СЦД это так называемые «восьмерки» и прямые линии. Они также характерны и для восточных единоборств. В системе восточных славян много упражне­ний на «столб» и «волну». Для системы «Кривич» работа с символами является преимущественно ментальной деятельностью в сочетании со специфичекими дыхательными практиками.

Каждый тип упражнений (а они в каждом виде ПТП свои) оказывает определенное воздействие на энергетические центры и соответствую­щие им органы. Энергетические центры – это своего рода символы, каждый из которых имеет свой цвет, графический рисунок (биджу янтру) и звук (биджу мантру).

Все сказанное позволяет говорить о доминирующей роли символа в ПТП, как инструменте работы с трансовыми состояниями. Поэтому, вернемся к символу как понятию.

Один из известных исследователей-этнографов А. Шнейдер, рас­сматривая значение символов писал: «Символ есть идеологическая манифестация мистического ритма творения, и степень истинности, приписываемая символу, является выражением того почтения, какое человек способен уделить этому мистическому ритуалу. …Все феномены вселенной могут быть сведены к немногим основным ритмическим фор­мам, группирующимся и упорядочиваемым потоком времени». (Цит. по Г. Адамовичу, 2001).

–37–

Эрих Фромм отмечает наличие трех видов символов, разграничиваю­щихся по степени символичности: конвенциональные, случайные, уни­версальные (Э.Фромм, 1990):

  1. Конвенциональные – охватывают простое признание постоянной смежности, выводимой на какой–либо зрительной или естественной основе. Например: символы, используемые в математике, бытовой тех­нике, производстве и т.д.

  2. Случайные – возникают в бесспорно преходящих условиях и обя­заны своим существованием ассоциациям, создаваемых случайными контактами.

  3. Универсальные – определяются, как наличие внутренней связи между символом и тем, что представлено благодаря ему.

Психологическая интерпретация указывает срединный путь между объективной истиной символа, конкретными обстоятельствами, повли­явшими на индивида, имевшего опыт переживания символа. При этом следует, учитывать и предрассудки интерпретатора: зачастую ему труд­но бывает отвлечься от своих личных симпатий и антипатий. Возможно, это является основной причиной трудности классификации символов с должной точностью.

Символ можно представить в виде воды, которая сама находит для себя нужный уровень, и этот уровень будет уровнем интерпретирующего ума. Поэтому возникает большая доля скептицизма в отношении симво­лизма из-за смешивания двух весьма различных аспектов его функций: манифестации подлинного символического объекта и манифестации ис­каженного значения, наложенного на него индивидуальным умом, пред­убежденными обстоятельствами, или психологическими факторами.

Символы, в какой бы форме они не появлялись, обычно не бывают изолированными; они являются группами, порождая символические композиции, которые могут развертываться во времени (как в повество­вании), в пространстве (произведения искусства, эмблемы, графические композиции) или одновременно и в пространстве и во времени (сновиде­ния, драматические произведения). Символизм представляет собой не­что, что может быть названо магнетической силой, притягивающей друг к другу феномены, обладающие одним и тем же ритмом (вибрацией), и даже дающие им возможность вступать в отношения обмена.

Анализ основных рисунков, или универсальных графических симво­лов, широко известных во всех мировых культурах, позволил выделить

–38–

из громадного числа шесть главных, которые непосредственно связан­ны как с энергетическими центрами, так и с их психо-эмоциональным воздействием. Так, например, один из самых «рабочих» рисунков – «круг» – символизирует красоту и силу, исходящую из чувства еди­нения. (Например, круговые танцы, желание посидеть в кругу). Ощущение силы исходит также из осознания силы Солнца, силы Земли и т. д. Примеров и ассоциаций можно приводить очень много. (Н.Дуглас и П.Слингер, 1998; Мэнли П. Холл, 1993; А.Голан, 1993;). «Прямой крест» символизирует силу и защиту; «Андреевский крест» – гармонию между мужским и женским началом и защиту, исходящую из чувства гар­монии. «Треугольник» – символ равновесия. Это прежде всего связано с психо-эмоциональной сферой. Рисование этих символов в процессе выполнения даже самого простого движения оказывают соответствую­щий эффект и на человека, и на окружающее пространство. Многие из этих символов использовались с древних времен в системах психофи­зической подготовки. Например, треугольник – в йоге «Триконасана» (Б. К. С. Айенгар, 1992, 1998; М.Бхандари, 1986 и др.); круг и его про­изводные – восьмерки, практически во всех системах восточных едино­борств, прямая линия – это основа работы над осанкой (Г.Адамович, 2000; Н. И. Кудряшов, 1997; Т.Эндрюс, 1996 и др.). Круги (в том чис­ле, повороты вокруг себя) – основа суфийских вращений. С них начина­ются широко известные тибетские упражнения, описанные П.Кэлдером (2003).

В символизме все обладает неким значением, все имеет цель, иногда более, иногда менее очевидную, и все оставляет след, открытый для ис­следования и интерпретации.

В том, что касается соотношений между его отдельными элементами, символический синтаксис может функционировать четырьмя различны­ми способам:

а) последовательным способом, когда один символ помещается
за другим. Их значения, однако, не комбинируются и даже не со­
относятся друг с другом;


б) прогрессирующим способом, когда символы не взаимодей­
ствуют, но представляют различные ступени символического
процесса;


в) составным способом, когда соседство символов влечет за со­
бой изменения и создает сложные значения;


–39–

г) драматическим способом, когда между группами имеется взаимодействие и все возможности предшествующих групп син­тезируются.

Это особенно ярко проявляется в одном из современных направлений ПТП – Йога-Данс или Биоэнергопластике и касается, прежде всего, графических символов, которые пронизывают Йога-Данс по вертикали и горизонтали. Это исходит из её содержания, в которую входят: практи­ка йоги (асаны и ментально-медитативная работа), мудры и хасты, как специфические виды практики йоги, а так же использование древних графических символов – рун.

Хаста – фиксированное положение пальцев рук – может иметь до 30 значений. Важность хаст отражена в изображениях богов и святых. Существует огромное количество скульптурных, живописных и графи­ческих изображений, которые нужно уметь читать. Например, у изобра­жений Будды существует не менее 12 основных мудр и хаст (С. Тюляев, 1988). Созерцание каждого из них оказывает совершенно определённое психоэмоциональное воздействие: успокаивающее или активизирую­щего; приобщающего к мыслям о вечности и помогающего подняться над повседневными проблемами. Их воздействие сродни русской иконе. И дело не только в том, что это произведения искусства. За каждым зна­чением хасты стоит целый пласт информации: стихия или протостихия, атрибут какого-либо божества, соответствующая ему женская ипостась, цвет, графический символ и т.д., которые имеют свои психофизические характеристики. Хастам и мудрам (особым положениям тела и рук) уде­лено внимание в знаменитых “Натья-шастрах” – основополагающем труде, содержащем законы пения, музыки и танца, который считается 5-й Ведой и “Абхинайя Дарпана” – “Зеркало жестов”, подробно опи­сывающем технику движения и его интерпретацию. (К. Гагеман, 1923; М. Н. Котовская, 1982, M.Sarabhay, 1984; Н. Ф. Рукавишникова, 1990; С. Ф. Ольденбург, 1991). Являясь обязательной составной ча­стью танца, который почти всегда посвящался какому-либо божеству, мудры и хасты стали известны, “как священные позы, очищающие дух” (К. Гагеман, 1923). Они помогали настроиться, войти в определённое медитативное состояние, сопровождающееся максимально возможной расслабленностью. Поэтому, сам танец является средством овладения релаксацией в движении и включение его элементов в занятия релакса­ционной пластикой вполне оправдано.

–40–

Руны являются примером древних традиций, которые не толь­ко используются, но и приобретают в психотелесных практиках но­вое рождение, развиваясь в очень интересных, даже неожиданных формах, значительно обогащая содержание и расширяя возможности Биоэнергопластики. Их применение в Биоэнергопластике носит вы­раженный функциональный характер, совершенно отличающийся от обычного (мантического).

Многолетний эмпирический опыт занятий Биоэнергопластикой, как телесно-энергетической практикой позволил выделить 4 обязатель­ных этапа, которые необходимо учитывать при выполнении различных упражнений (ПФУ): очищение, активизация, распределение и ста­билизация. Это касается как занятия в целом, так и его отдельных со­ставляющих – двигательной, ментальной и релаксационной практики, в том числе и работой в трансовых состояниях. В этом контексте мы вы­деляем: энергетические характеристики урока; типы упражнений; исхо­дное положение при их выполнении; виды упражнений, отдельные ком­плексы; отдельные упражнения – асаны и вьяя; графические символы. Например, широко известная поза «Треугольник» – ТРИКОНАСАНА оказывает совершенно определенный энергетический эффект – балан­сировку, исходящую из типа – упражнения на растягивание и скручи­вание. Это соответствует состоянию активного спокойствия и эмоцио­нального равновесия. Другая, не менее известная, «Поза кобры» – (БХУДЖАНГ АСАНА)– оказывает мощное воздействие на опреде­ленный энергетический центр – эмоциональный, объединяющий три чакры – свадхистану, анахату, вишуддху. Чакры, проецирующиеся соответственно на нижнюю часть живота и пояснично-крестцовый от­дел, сердечный центр (грудной отдел) и шейный отдел. Кроме того, это упражнение укрепляет мышцы спины и помогает удерживать позвоноч­ник в прямом положении, формируя правильную осанку и способствуя естественному распределению биоэнергии в организме.

Исследуя психотелесные практики с позиции трансперсональной, мы просто не можем обойти стороной вопрос о символах, так как выход на архетипы, на глубинное бесссознательное – не что иное, как выход в ин­формационные структуры, проявляемые через символы. Для различных направлений психо-телесных практик характерны определенные ПФУ и соответствующие им графические символы, в которых выполняются

–41–

упражнения. Кроме того, осознанная работа с конкретными чакрами и соответствующими им символами позволяет выходить на проблемы и успешно решать их в трансовых состояниях.

Развитие геометрических очертаний привело к возникновению сим­волов, которые стали одновременно универсальными и специфически­ми средствами выражения определенных понятий (М. Холл, 1992, М. Элиаде, 1998, Энциклопедия Тантры, 1997). К. Юнг в своих работах пользуется словом «архетип» для обозначения тех универсальных сим­волов, которые обладают наибольшим постоянством и действенностью, максимальным потенциалом для эволюции в направлении от низшего к высшему. В работе «О психической энергии» Юнг конкретно назы­вает это: «Психологическим механизмом, преобразующим энергию в символ» (К. Г. Юнг, 1991). В своей работе «К вопросу о подсозна­нии» (К. Г. Юнг, 1994) различает два вида символов: «естественные» символы и привнесенные культурой. Первые возникают из подсозна­тельного содержимого психики и представляют собой бесчисленные ва­риации основных архетипических (символических образов). Во многих случаях можно проследить их развитие вплоть до пракорней, то есть, идей и образов, встречающихся в древнейших источниках, дошедших от первобытных обществ. С другой стороны, символы культуры обычно ис­пользовались для выражения «вечных истин» и до сих пор используются подобным образом во многих религиях. Пройдя через множество пре­вращений и даже через долгий этап более или менее сознательной леп­ки, они стали коллективными образами, принятыми цивилизацией» – архетипами (1995, 1997).

Исследования известных во всем мире мегалитических структур (Стоун Хедж, мантровые колеса Тибета и Непала) отечественным уче­ным Е.Файдышем с помощью специально разработанного автором электронного датчика, фиксирующего изменения энтропийных характе­ристик физического поля подтверждают предположение о том, что гео­метрические фигуры и создаваемые ими формы в пространстве способ­ны активно воздействовать как на окружающую среду в целом, так и на живые существа, обитающие в этой среде (Е. А. Файдыш, 2002).

Рассматривая роль символа с этой позиции, мы можем утверждать, что работа с символами в осознанном движении позволяет:

– создавать пластический образ;

– трансформировать внешнее и внутреннее пространства

–42–

– создавать условия для выхода в измененные и расширенные со­стояния сознания;

– создавать условия для выхода в энерго-информационное поле и по­лучать вполне конкретную информацию в зашифрованном виде.

Психотелесные трансперсональные практики отличает символич­ность, пронизывающая как ментальную, так и двигательную деятель­ность. Она проявлена в позах тела и отдельных его частей, рисунках движения, движении, как образа, и т. д. В ментальной и двигательной практике системы «Кривич» изучение и работа с символами носит опре­деленный ритуальный характер, а так же служит развитию концентра­ции внимания и раскрытию резервных сил организма. В психотелесной практике «Биоэнергопластика» символы являются обязательными объ­ектами концентрации внимания. Они лежит в основе рисунка движе­ния, отражая его психоэмоциональную или энергетическую доминанту. Нередко заданный символ является отправной точкой для спонтанного танца или работы в трансовых состояниях.

С этой точки зрения можно сказать, что если произведения архитек­туры и культовые мегалитические сооружения, имеющие сакральный смысл, создаются на века, то психотелесные практики – это один из ин­струментов, «который всегда с тобой». В повседневной жизни каждый из нас формирует свое пространство с помощью материальных предме­тов – иногда осознанно, на основании законов Фэншуй (М. Ю. Лимонад, 1997; Е. А. Файдыш, 1997), иногда интуитивно.

Психотелесные практики в этом отношении резко отличаются от дея­тельности этого рода. Они не создают материальные объекты, но актив­но влияют на состояние человека и в определенной степени окружаю­щую среду.

Любое движение обязательно характеризуется набором универсаль­ных графических символов. Наиболее рабочими являются: столб (вер­тикальное положение тела); спин (как при фронтальном положении тела, так и при вращении его отдельных частей в пространстве); волна (как поперечная, так и продольная) (Цит. По В. В. Петрашу, 2003). Кроме того, в групповой работе мы, как правило, используем круг, который играет роль организующего начала и, соответственно, акти­визирует снижение энтропии. (А.Голан, 1993; К. Г. Коротков, 2001; О. Е. Кодола и В. Н. Сочеванов, 2001 и др.). Этого уже достаточно, чтобы говорить о том, что в процессе занятий происходит естественное

–43–

создание мест позитивного воздействия (не говоря уже о психофизиче­ском и психоэмоциональном воздействии собственно упражнений, как двигательных действий).

В трансперсональной психотехнологии «Биоэнергопластике» этих возможностей еще больше. Во-первых, в связи с большим банком упражнений и активной ментальной деятельностью, которая, как прави­ло, перетекает в двигательную и обратно. Во-вторых, в связи со специ­фикой биоэнергопластики, как направленной телесно-духовной работы с энергией. Фактически, это означает, что: и двигательные, и менталь­ные действия по отдельности и вместе имеют биоэнергетическую на­правленность. Ритмический рисунок, имеющий свою энергетическую и эмоциональную характеристики, отражается в пластике тела, а рису­нок конкретных двигательных действий повторяется в дальнейшем в раз­личных формах и режимах. (Это относится, в том числе, и к ментальной практике, сочетаемой обычно с мышечной релаксацией и дыхательными упражнениями).

В процесс групповой работы в кругу выполняются не просто раз-ноуравневые в двигательном отношении движения, но происходит по­стоянное выстраивание энергетических структур – мандал, которые символизируют 3 мира Вселенной: нижний средний и верхний в их по­стоянном взаимодействии. При этом, в качестве «строительного мате­риала» выступают движения ног, туловища, рук кистей и т.д., рисующие линии, создающие объемы, преобразуя и трансформируя пространство таким образом, что в прямом смысле меняется его восприятие, меняется ментальное, психоэмоциональное и, как результат, психофизическое со­стояние. (Рис.1)



Рис. 1-а Рис. 1-б Рис. 1-в Рис. 1-г

В заключение можно сказать следующее:

Графические символы имеют в психотелесной практике особую зна­чимость. Они распределяются на универсальные и специфические; тес-–44–

но связаны с пространственной разноуровневой координацией и явля­ются, при определенных условиях, инструментами выхода в измененное состояние сознание. В этом контексте графические характеристики как символы: характеризуют урок; тип упражнений; исходное положение при их выполнении; виды упражнений, отдельные комплексы; отдель­ные упражнения – асаны и вьяя.

Учитывание этой информации, позволяет грамотно выстраивать весь процесс занятий, не допуская энергетических перегрузов и обеспечивая безопасность на всех уровнях.

4 этапа работы с энергетикой, которые включены в процесс занятий Биоэнергопластикой – очищение, активизация, распределение и стаби­лизация, можно изобразить символически и выразить пластически. Это касается как занятия в целом, так и его отдельных составляющих двига­тельной, ментальной и релаксационной практики, в том числе, и рабо­той в трансовых состояниях.

Таким образом, символ в ПТП играет очень важную роль: как от­правная точка какого-либо упражнения или рисунка движения он мо­жет быть одним из инструментов расширения психофизической устой­чивости. В сочетании с различными видами ПФУ, особенно, силовыми и скручиваниями, он моделирует ИСС или ACC, с одной стороны, спо­собствуя состоянию расширенного сознания, с другой, увеличивая ро-вень комфортности и способность оставаться вполне адекватным (здесь и сейчас). Мы почти не коснулись роли символа в духовном и личностном и интеллектуальном развитии. Здесь же можно сказать только одно: чем выше уровень, тем богаче и шире наши возможности познания и транс­персонального переживания. Но это тема требует отдельного рассмо­трения.

–45–

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16

Похожие:

Балтийская педагогическая академия балтийский трансперсональный институт iconБалтийская педагогическая академия балтийский трансперсональный институт
Регионального Северо-Западного отделения Ассоциации Трансперсональной Психологии и Психотерапии
Балтийская педагогическая академия балтийский трансперсональный институт iconБалтийская педагогическая академия балтийский трансперсональный институт
Печатается на средства авторов и взносы членов бпа по отделению трансперсональной психологии и педагогики и Регионального Северо-Западного...
Балтийская педагогическая академия балтийский трансперсональный институт iconБалтийская педагогическая академия
Регионального Северо-Западного отделения Ассоциации Трансперсональной Психологии и Психотерапии
Балтийская педагогическая академия балтийский трансперсональный институт iconБалтийская педагогическая академия
Регионального Северо-Западного отделения Ассоциации Трансперсональной Психологии и Психотерапии
Балтийская педагогическая академия балтийский трансперсональный институт iconБалтийская педагогическая академия
Ученый секретарь опп и ст, кандидат психологических наук, доцент кафедры практической психологии спбгасу артемьева В. А
Балтийская педагогическая академия балтийский трансперсональный институт iconБалтийская педагогическая академия
Теория и практика управления образованием и учебным процессом: педагогические, социальные и психологические проблемы/ Сборник научных...
Балтийская педагогическая академия балтийский трансперсональный институт iconБалтийская педагогическая академия центр непрерывной подготовки руководителей
Администрация и профессорско-преподавательский коллектив Центра непрерывной подготовки руководителей Балтийской педагогической академии...
Балтийская педагогическая академия балтийский трансперсональный институт iconКонцепция образовательной деятельности вуза в условиях модернизации высшего профессионального образования
Работа выполнена в фгбоу впо «Балтийская государственная академия рыбопромыслового флота». Институт профессиональной педагогики
Балтийская педагогическая академия балтийский трансперсональный институт iconБалтийская педагогическая академия центр непрерывной подготовки руководителей
Администрация и профессорско-преподавательский коллектив Центра непрерывной подготовки руководителей Балтийской педагогической академии...
Балтийская педагогическая академия балтийский трансперсональный институт iconБалтийская педагогическая академия центр непрерывной подготовки руководителей
Администрация и профессорско-преподавательский Центра непрерывной подготовки руководителей Балтийской педагогической академии свидетельствует...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница