Балтийская педагогическая академия балтийский трансперсональный институт




НазваниеБалтийская педагогическая академия балтийский трансперсональный институт
страница14/16
Дата11.09.2012
Размер2.08 Mb.
ТипДокументы
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   16
ТЕРЁШКИН С. Н. (СПБ)

Символика ритуального действия в «заговоре»

Данная работа является продолжением исследования символики за­говора в поле трансперсональной психологии [1].

Поскольку обряды и ритуалы выступают объектом изучения семио­тики [2], рассмотрим, во-первых, символику ритуального действия в за­говоре с точки зрения семантики и прагматики, во-вторых, рассмотрим сам заговор как инструмент перевода предмета из одной семиотической (знаковой) системы в другую и, в третьих определим значение изменен­ного состояния сознания (ИСС) при проведении ритуалов и обрядов.

Возникнув на раннем этапе истории человечества, заговоры были связаны с важной особенностью человеческого сознания – способно­стью представлять мир в одушевленных образах. Так, по представлению древних людей болезни, тоска, любовь – живые существа, которые мог­ли проникать в организм и сосредотачиваться в какой-либо части тела. А повлиять на них можно было сильным выразительным словом, в со­вокупности с принудительным (подчас символическим) действием. Этим действием могли быть удар топором через веник, палкой, уколы стрелой, ножницами, толчок рукой в больное место, смывание водой, умывание росой, окуривание и пр. Исходя из вышеизложенного возможно уточ­нить определение заговора: заговор – это ритмически организованная словесная формула магического действа, имеющая целью оказать воз­действии на окружающий мир для достижения желаемого результата [3. C.252].

Исследователи заговоров отмечали, что словесный заговорный текст нередко дополняется магическими действиями, то есть акциональной магией. Самые распространенные магические действия – очищение во­дой и огнем [4. С. 16]. С точки зрения работы с энергиями природных стихий, в заговорах сохранились обращения за помощью ко всем при­родным стихиям: Земле, Воде, Огню и Ветру (Воздуху).

В целительских заговорах с просьбой часто встречается обращение к заре. С одной стороны, заря указывает на время работы с заговором. С другой – заря олицетворяет всесильную и разумную стихию, приоб­ретающую антропоморфные черты «красной девицы», что позволяет отнести данные заговоры к древнему архаическому пласту магической

–125–

культуры. К ней обращаются с теми же просьбами, с которыми позднее будут обращаться к Богородице, ангелам и другим христианским святым.

В качестве примера рассмотрим заговор по изгнанию (лечению) ли­хорадок: «Заря-зарница, красная девица! Избавь раба Божия (имярек) от матухи, от знобухи, от летучки, от гнетучки, от всех двенадцати девиц-трясовиц!». Этот заговор также сопровождается ритуальным действием: после его произнесения надо дунуть на лоб, подбородок, правую и левую щеки пациента [5. С 101.]. В чем смысл (семантика) этого действия? – Сдуть хворь. Как сдуть? Какая сила должна быть у сдувания, чтобы раз­рушить, изгнать хворь? Сдувание символизирует силу стихии Ветер. Целитель таким действием привлекает разрушительную силу энергии Ветра, помогающую поразить лихорадку и изгнать ее из тела.

С точки зрения прагматики при работе с заговором лихорадка пред­ставляется как некая одушевленная сущность (девица-трясовица), ре­акция которой на заговор (интерпретанта) будет заключаться в выходе из тела больного. В то же время реакция больного (интепретанта) на ритуальное действие как символ, будет вера в выздоровление.

Для достижения желаемого результата – выздоровления – и сам за­говор, и ритуальное действие – сдувание должны выполняться не фор­мально, а с соблюдением известных требований к символу с точки зре­ния прагматики: вера и искренность действия целителя, вера пациента (интерпретатара) в действия целителя.

Но, чтобы сдувание действительно несло силу разрушения, необхо­димо не формально дунуть, а наполнить его энергией нужного Ветра.

Вспомним, что символ в науке – то же что и знак – материальный, чувственно воспринимаемый предмет (явление, действие), который вы­ступает как представитель другого предмета, свойства или отношения [6.С.495]. В нашем случае символом разрушительной силы Ветра явля­ется сдувание хвори, как ритуальное действие.

Обращения к Ветру как к разрушительной и защитной силе встре­чается в древнейшем сборнике заклинаний – «Атхарваведе» [7]. В ин­дийской мифологии Богом Ветра был Бог Вайю. Поскольку санскрит и древнеславянские языки восходят к общему индоевропейскому прая­зыку, в русском языке проявление силы и энергии древнего Бога Вайю сохранилось в слове «завывает», когда говорится о буре и вьюге. Еще в конце XIX века в русской орфографии слово «ветер» писалось через букву «Ять». Позже в северорусских говорах буква «Ять» перешла

–126–

в «Е», а в южнорусских – в «И». Вспомним выражения «Ветер завы­вает, Буря воет, Вьюга вьется», в которых передается звучание и дви­жение разрушительной стихии ветра. В южнорусских говорах от глагола «виться» (о Ветре, Буре и Вьюге) появляется «Вий», также обладаю­щий разрушительной силой. В русских былинах разрушительная сила Ветра воплощена в свисте Соловья-разбойника.

Итак, завывание и свист – вот звуки, в которых проявляется энергия Стихии Ветер.

Во многих культурах жрецы, знахари, шаманы владели искусством управления Ветром. В кельтской мифологии Друиды свистом привлека­ли попутный ветер на море, а также могли напустить густой туман и мо­рок на берег, чтобы враги не заметили прибытия их кораблей и высадки войска [8]. Шаманы народов Севера свистом могли менять направление Ветра, чтобы он наполнял паруса, приносил грозовую тучу, если требо­вался дождь для урожая, или наоборот – отводил ее в сторону [9].

Умение работать с Ветром, управлять им означало умение воспри­нимать его не только как погодное явление, но и некую одухотворенную силу, с которой можно общаться сознательно. Но для этого требуется ИСС.

Отдельно необходимо сказать о предметах хозяйства, которые также использовались при работе со стихиями, в частности с Ветром и в других магических ритуалах.

В эзотерической (магической) стороне жизни предметы материаль­ной культуры могли переходить в предметы духовной культуры, приоб­ретая сакральный смысл. При этом менялась семиотическая (знаковая) система предмета. Например, метла – на материальном плане служит для подметания пола. А на духовном приобретает сакральное значе­ние – превращается в инструмент для полета. То же самое происходит и с ритуальнмм действием. В процессе заговора дыхание наделяется си­лой Ветра.

Часто перевод предмета из бытового уровня на духовный происходит посредством произнесения заговора. В народной медицине некоторые предметы быта использовались для целительства. Например, мама мне рассказывала, как ее дед «правил спины» в бане при помощи топора и заговора. Во время полевой страды можно было перенапрячься и «по­тянуть» спину. Бывало за одно посещение бани и такой целительской практики, крестьянин выходил здоровым. С точки зрения работы с энер-–127–

гиями стихий, топор является проводником стихии Металл [10] и выполня­ет функцию разрушения негатива у травмированной спины. Одновременно читается заговор, который переводит топор из бытового уровня, на уровень сакральный, превращая в инструмент целительской практики.

Вспомним еще один предмет из хозяйства крестьянина. Это бич, или плетка. На бытовом уровне это инструмент управления домашними животными. При ударе плеткой появляется свистящий звук, напоми­нающий свист ветра. Поэтому на сакральном уровне плетка становится символом ветра и приобретает свойства разрушительной энергии сти­хии Ветер.

Что же можно разрушить плеткой, как сакральным оружием? Разрушить можно негатив, который тянется от шейного отдела и плеч до низа позвоночника и называемый в народной медицине «черный ворот­ник» [10]. В народной медицине «черный воротник» – это сгусток нега­тивной энергии, который появляется сначала в виде «кляксы» в шейном отделе позвоночника вследствие сглаза, недоброго слова и завистливого взгляда. Постепенно негативы накапливаются, превращаясь в темное пятно, опускающееся вниз по позвоночнику в виде черного воротника или платка. Далее этот негатив становится таким большим, что тянется за человеком как хвост. Для разрушения и «отрубания» такого хвоста и используется работа с плеткой. Но плетка – это физический инстру­мент, а «черный воротник» или «негативный хвост» – это энергетиче­ские образования. Энергетические образования можно разрушить толь­ко энергетическим воздействием. Поэтому плетка из бытового инстру­мента должна быть переведена на уровень сакрального оружия и про­являть разрушительную энергию Стихии Ветер. Только тогда сбивается негатив, распрямляется спина и становится легко в плечах и шейном от­деле позвоночника. По многочисленным отзывам участников семинаров после сбивания такого негатива появляется ощущение, как будто с плеч сбросили рюкзак с кирпичами.

Возможно, мазохистские фантазии некоторых людей испытать ощу­щения от физических ударов плетки как раз и вызваны подсознательным желанием сбить с плеч груз негатива. Только эффект будет в том слу­чае, если работающий с плеткой умеет перевести инструмент (плетку) с одного уровня – бытового, на другой – сакральный. Для этого необ­ходимо знать нужный заговор и сознательно работать в измененных со­стояниях сознания.

–128–

Выводы.

Работа с заговорами является одним из самых эзотерических, са­кральных направлений народной медицины.

При работе с заговорами некоторые предметы материальной культу­ры могут быть переведены в предметы духовной культуры и приобретать новый сакральный смысл. При этом меняется семиотическая (знаковая) система предмета.

Ритуальные действия в некоторых целительских заговорах символи­зируют разрушительную или защитную силу природных стихий.

При работе с заговорами, и ритуальными действиями требуется из­мененное состояние сознания. Поэтому такое направление народной медицины входит в поле деятельности трансперсональной психологии.

Литература

  1. Терёшкин С. Н. Знак и символ в заговоре / Символ в трансперсо­нальном опыте. Вестник Балтийской педагогической академии, выпуск 93. Научное издание. – СПб. 2010, сс.84–88.

  2. Семиотика. М., 1983.




  1. Болонев Ф.Ф.,Мельников М. Н. Функция и поэтика загово­ров / Русский календарно-обрядовый фольклор Сибири и Дальнего Востока: Песни. Заговоры.Сост. Ф,Ф, Болонев, М,Н, Мельниеов, Н. В. Леонова. – Новосибирск: Наука. 1997, сс. 250–272.

  2. Традиционная русская магия в записях конца XX века. Вступит. статья, составление, примечания С. Б. Адоньева, О. А. Овчинникова. – СПб. 1993.

  3. Афанасьев А. Поэтические воззрения славян на природу. В трех то­мах, т. з. Репринт издания 1869 года. М.: Изд-во «Индрик», 1994.

  4. Большой энциклопедический словарь. М., 1999.

  5. Атхарваведа. Избранное. Перевод, комментарий и вступит. статья Т.Я Елизаренковой. 2-е изд. – М., Издательская фирма «Восточная ли­тература» РАН, 1995.

  6. Кельтская мифология: Энциклопедия. – М.: Изд-во Эксмо, 2002.

  7. Шаманизм народов Сибири. Этнографические материалы XVIII – ХХ вв.: Хрестоматия / Сост., вступ. ст., исслед., прилож., заключ., под­бор илл. Т. Ю. Сем. – СПб.: Филологический факультет СПбГУ, 2006.

10. Терёшкин С. Н. Стихии силы и здоровья. – СПб.: Вектор, 2009.

–129–

ХУСАИНОВА Н.Ю (КАЗАНЬ)


Архетипический профиль человека как его

непроявленная психологическая реальность

Известно, что архетипы, соответствуя динамической природе инстинкта, существуют у всех людей и располагают особой энергией, которая вызывает или подчиняет себе определённые импульсы или модели поведения человека. Обычно активизация архетипа происходит тогда, когда возникает ситуация ему соответствующая, но они могут активизироваться в любое время, в любом месте и даже без какого-либо внешнего влияния по имманентным законам своего функционирования. Они появляются в фантазиях, в состоянии пониженной интенсивности сознания и отсутствия концентрации и внимания, являются посредниками между сознанием и бессознательным; обозначают ту часть психического содержания, которая не прошла какой-либо сознательной обработки; их содержание невозможно пережить через вчуствование или восприятие, но оно может стать сознательным и воспринятым, ибо содержание архетипа может раскрыть себя сознанию человека в случае его архетипической грамотности с некоторым искажением, привносимым в непосредственное восприятие культурой и индивидуальными склонностями человека. То есть по своей природе архетипы склонны существовать как непроявленная психологическая реальность.

Сам К. Г. Юнг, задавая вопрос о том, каким образом можно обнаружить присутствие архетипа, писал, что для этого существуют такие методы его обнаружения, как анализ материала сновидений, активная имагинация (серии фантазий), анализ бредовых идей душевнобольных, фантазий в состоянии транса, сновидений раннего детства (3–5 лет). Предлагаемые К. Г. Юнгом методы чрезвычайно сложны. Поэтому необходимы проективные методики, которые не только исключают те мотивы, на основании которых испытуемый мог бы иметь какое-либо представление о символе, имеющем отношение к архетипу, и опросники, фиксирующие признаки архетипов, выделенные самим К. Г. Юнгом. Поскольку архетипические образы обнаруживают себя через определенные символы во снах, фантазиях и реальности, был разработан авторский опросник, составленный из символов, описанных К.Г Юнгом. Данный факт делает наш опросник очевидно валидным и предполагает

–130–

интерпретацию результатов любого архетипического эксперимента в контексте Юнгианского понимания символов, характерных для активизированных и пассивных архетипов. Исследовались архетипы жителей г. Казани. В эксперименте участвовали студенты разных факультетов Казанских ВУЗов (юноши и девушки; русские и татары; мусульмане и христиане); убийцы (мужчины и женщины, русские и татары); гомосексуалы (мужчины и женщины; русские и татары); ассертивные женщины-лидеры (русские и татары).

Первый этап исследования (Хусаинова Н.Ю., Гиниятуллина А.Р. 2003–2007 годы) обнаружил, что всем испытуемым (141 человек, из них – 57 мужчины и 84 – женщины) присущи архетипы. Данный факт находится в полном соответствии с юнгианским утверждением о том, что коллективное бессознательное универсально и имеет безличную природу идентичную у всех индивидуумов. Испытуемым предлагалось оценить символы, характерные для актуализированных архетипов, исходя из факта их встречаемости в жизни за последние три месяца. Период в три месяца был выбран исходя из Юнгианского утверждения, что активизированные архетипы, сделав свою работу, уходят в глубину бессознательного и находятся там в пассивном виде до того момента, пока не произойдет очередная активизация какого-либо архетипа за счет возникновения ситуации, ему соответствующей. Исследовалось 11 архетипов: «Самость», «Тень», «Эго», «Анима», «Анимус», «Персона», «Ребёнок», «Мать», «Кора», «Дух», «Мана-личность». Самым значимым архетипическим различием русских и татар оказалась иерархия символов, активизирующих исследуемые архетипы. Иерархический профиль архетипов испытуемых строился, основываясь на 20% разнице между различными уровнями актуализации архетипов. У русских на первом месте по уровню актуализированности находятся 9 архетипов, а у татар – 5. На втором месте в архетипическом профиле русских – всего 1 архетип, а у татар– 5. Отличаются архетипы испытуемых русских и татар и по числу активирующей их символики. Обнаружено 23 символа в 7 архетипах (всего 161 символ), актуализированных только у русских студентов, и не активизирующих те же архетипы у студентов татар, и 8 символов в 4 архетипах (всего 32символа), актуализированных только у татар, и не активизирующих те же архетипы у русских. Имеются архетипические символы, которые игнорируют и русские,

–131–

и татары, проживающие в одних и тех же условиях, что фиксирует не только различие испытуемых, но и определенное их сходство, вызванное типичными процессами и явлениями, происходящими в г. Казани в последние годы. Общий вывод по первой части эксперимента: все одиннадцать исследованных нами архетипов присутствуют у всех испытуемых, подтверждая утверждение Юнга К.Г об универсальности архетипов и их идентичности у всех индивидов. Большее число символов, активизирующих архетипы у русских студентов, по сравнению с татарами, может свидетельствовать, с позиции глубинной психологии:

1) о большем вкладе русских в возможные нежелательные (кризисные
или экстремальные) социальные явления в Татарстане, которые могут
остаться вне управления;

2) о повышенной внушаемости и подверженности психическим
эпидемиям татар (что можно квалифицировать как экстремальное
состояние) по сравнению с русскими.

Второй этап исследования (Хусаинова Н.Ю., Гиниятуллина А.Р. 2007– 2009г.г.) архетипических особенностей людей был связан с феноменом «коррупция», поскольку по данным международного центра Transparency International 2008 года, основанным на ежегодном исследовании коррупции в 180 странах, сделан вывод: в России – самый высокий уровень коррумпированности в госсекторе за последние восемь лет.

Согласно некоторым исследованиям, Россия захвачена негативным проявлением архетипа «Мать», ведущим людей к архаичности и инфантильности. Согласно другому подходу, причина – в исторически сложившейся в России «деревенской психологии», для которой характерна зависимость, «повязанность», невозможность критики, что граничит с отношениями в криминальном мире. В докладе подкомиссии Общественной палаты Российской Федерации по проблемам противодействия коррупции было отмечено также влияние нравственности на отношение людей к коррупции. Именно поэтому дополнительным способом архетипического анализа феномена коррупции было применение другого нашего авторского опросника, с помощью которого фиксировалось бессознательно-позитивное-негативное и нейтральное отношение субъекта к коррупции.

Поскольку американские экономисты из Федерального резервно­го банка Сент-Луиса опубликовали в июле 2008 г. ежеквартальный доклад, согласно которому страны, в которых люди верят в ад, менее

–132–

коррумпированы, то дальнейшая логика нашего экспериментального исследования реализована через архетипическое сопоставление моло­дёжи, стремящейся к властным структурам (где статистически самое большое количество коррупционеров), и религиозной молодёжи (по­скольку в странах, где большинство людей-верующие, коррупция мини­мальна). Мы сочли, что молодёжь, стремящаяся к властным структурам в основном сосредоточена на юридическом, экономическом факультетах и отделении международных отношений Казанского государственного университета, а молодежь, ориентированная на будущую религиозную деятельность, обучается в христианской семинарии и исламском уни­верситете г.Казани.

Иерархический профиль архетипов испытуемых строился, основываясь на 20% разнице между различными уровнями активизации архетипов. Это позволило выявить сходство и различия между семинаристами (20 человек) и студентами исламского университета (26 человек). Оказалось, что конфессиональная принадлежность не влияет на уровень активизированности архетипов «Персона» (функциональный комплекс, необходимый для адаптации в обществе), «Тень» (персонифицирует всё, что субъект не признаёт в себе, испытывая раздражение, если видит это в других людях), «Мана-личность» (обладающий повышенным знанием и волей и при осознании ведёт человека к его истинному «Я», «Самости»); однако студенты семинарии и РИУ отличаются по архетипам «Эго» (субъект сознания), «Мать» (архетип содержащий опыт человечества в отношении всего женского и материнского, который у мужчин наполнен образами латентного бессознательного и обладающий свойствами «Анимы»), «Кора» (архетип обозначающий возрождение и относящийся к «Аниме» у мужчин, и к типу верховная личность у женщин), «Ребёнок» (мотив возникающий в процессе индивидуации и подготавливающий будущее развитие личности), «Дух» (архетип, связанный с отцовским комплексом и определяющий отношение к отцу, закону, государству), которые более активизированы у студентов-мусульман. Достаточно низкий уровень активизированности архетипов «Мать», «Кора», «Анима» у испытуемых с бессознательно позитивным отношением к коррупции означает их большую внушаемость в сферах эмоциональной жизни, межличностных отношений и духовности по сравнению с испытуемыми с бессознательно негативным отношением к коррупции. Следовательно, именно по архетипу «Мать», который

–133–

присутствует как непроявленная психическая реальность во внутренней жизни человека, имеет смысл более углублённо исследовать явление коррупции.

Были выделены признаки архетипов, которые игнорируют испытуемые в зависимости от знака бессознательного отношения к коррупции. Большой процент игнорируемых позитивных и негативных символов, представляющих архетипы женственности, у студентов с бессознательно позитивным отношением к коррупции фиксирует пассивность архетипов «Мать», «Кора», «Анима». Данный факт психологически логичен, так как данные архетипы несут в себе позитивный опыт человечества, связанный с эмоциональностью, моралью, нравственностью, духовностью, религиозностью, уважением ко всему женскому, терпимостью, состраданием, добротой, возрождением, а также негативный, связанный с тщеславием, зловредностью, способностью окружать себя низменными людьми, греховностью.

Игнорирование любых символов, согласно К. Г. Юнгу, означает внушаемость человека по информации, которую они несут в себе. Невнимательность к архетипам «Мать», «Кора», «Анима» является следствием оторванности от содержания своего бессознательного и регуляции жизни, согласно закону, а не нравственности, основой которой являются отношения с матерью. Данное положение согласуется с теорией З.Фрейда о Супер-Эго, которое формируется через интернализацию родительских запретов. Мать в жизни каждого человека по-разному активизирует архетип «Мать» в зависимости от негативности или позитивности его проекции, который в свою очередь связан с «Корой» и относится к «Аниме» у мужчин, и к типу верховной личности, ведущей к «Самости», у женщин.

У студентов, ориентированных на власть (с потенциально бессознательно позитивным отношением к коррупции), все архетипы достоверно активизированы меньшим количеством символов, по сравнению с религиозными студентами (с потенциально бессознательно негативным отношением к коррупции) независимо от конфессиональной принадлежности. Архетипический профиль студентов, ориентированных на власть (с потенциально бессознательно позитивным отношением к коррупции), имеет свою специфику и в активных, и пассивных символах. Только эти испытуемые игнорируют символы:

–134–

связанные с религией («Иисус Христос», «спаситель», «пророк», «церковь», «освящённая вода», «Бог», Вифлеемская звезда», «рыба», «то жертва, то приносящий в жертву», «Ева», «Дева Мария», «святая», «духовное лицо», «священник», «голубь», «Царство Божие», «духовный отец», «святой», «друг Божий», «совесть»);

связанные с архетипами женственности («мать и дочь», «медведь», «сосуд», «церковь», «голубая поверхность воды», «дерево», «рыба», «змея», «ад/преисподняя», «русалка», «фея», «молодая женщина», «мать», «девочка», «подруга», «бабушка», «женщина, с которой человек находится в определённых отношениях», «представительница белой расы», «Царство Божие», «страна», «лес», «море», «сад», «дерево», «ящик», «бочонок», «Дева Мария», «Афродита», «пчёлы», «дорожное раздвоение», «могила», «дочь», «русалка», «медведь», «девушка, обладающая удивительными способностями, происхождением и внешностью», «девушка»);

связанные с целостностью («бог и богиня», «четверичность», «взаимодействие инь и янь», «единство противоположностей», «12», «кристалл», «колесо», «шар»);

связанные с трансформацией («бабочка», «философский камень») и т.д.

Только у студентов, ориентированных на власть минимально акти­визированы символы, связанные с инстинктивным началом «Самости» («рак» (25%), «тотем» (25%)); с начальным этапом развития «Анимы» («нимфа» (25%)), признаком архетипа «Дух» («гуру» (25%).

Поскольку, сравнительный анализ обнаружил достоверные разли­чия в большей частоте встречаемости символов активности архетипов у религиозной молодёжи с негативным отношением к коррупции независимо от конфессиональной принадлежности, то данный факт, с точки зрения К. Г. Юнга, свидетельствует о большей внушаемости студентов, ориентированных на власть (с потенциально бессозна­тельно позитивным отношением к коррупции), их отрыве от своего бессознательного, нарушении взаимосвязей с первозданной ин­стинктивной глубинной силой души, что может проявиться в ощу­щениях
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   16

Похожие:

Балтийская педагогическая академия балтийский трансперсональный институт iconБалтийская педагогическая академия балтийский трансперсональный институт
Регионального Северо-Западного отделения Ассоциации Трансперсональной Психологии и Психотерапии
Балтийская педагогическая академия балтийский трансперсональный институт iconБалтийская педагогическая академия балтийский трансперсональный институт
Печатается на средства авторов и взносы членов бпа по отделению трансперсональной психологии и педагогики и Регионального Северо-Западного...
Балтийская педагогическая академия балтийский трансперсональный институт iconБалтийская педагогическая академия
Регионального Северо-Западного отделения Ассоциации Трансперсональной Психологии и Психотерапии
Балтийская педагогическая академия балтийский трансперсональный институт iconБалтийская педагогическая академия
Регионального Северо-Западного отделения Ассоциации Трансперсональной Психологии и Психотерапии
Балтийская педагогическая академия балтийский трансперсональный институт iconБалтийская педагогическая академия
Ученый секретарь опп и ст, кандидат психологических наук, доцент кафедры практической психологии спбгасу артемьева В. А
Балтийская педагогическая академия балтийский трансперсональный институт iconБалтийская педагогическая академия
Теория и практика управления образованием и учебным процессом: педагогические, социальные и психологические проблемы/ Сборник научных...
Балтийская педагогическая академия балтийский трансперсональный институт iconБалтийская педагогическая академия центр непрерывной подготовки руководителей
Администрация и профессорско-преподавательский коллектив Центра непрерывной подготовки руководителей Балтийской педагогической академии...
Балтийская педагогическая академия балтийский трансперсональный институт iconКонцепция образовательной деятельности вуза в условиях модернизации высшего профессионального образования
Работа выполнена в фгбоу впо «Балтийская государственная академия рыбопромыслового флота». Институт профессиональной педагогики
Балтийская педагогическая академия балтийский трансперсональный институт iconБалтийская педагогическая академия центр непрерывной подготовки руководителей
Администрация и профессорско-преподавательский коллектив Центра непрерывной подготовки руководителей Балтийской педагогической академии...
Балтийская педагогическая академия балтийский трансперсональный институт iconБалтийская педагогическая академия центр непрерывной подготовки руководителей
Администрация и профессорско-преподавательский Центра непрерывной подготовки руководителей Балтийской педагогической академии свидетельствует...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница