Если с именем А. Смита связывают становление политической экономии как науки, то с именем Дж. Милля связано опубликование трактата Основы политической экономии




Скачать 217.87 Kb.
НазваниеЕсли с именем А. Смита связывают становление политической экономии как науки, то с именем Дж. Милля связано опубликование трактата Основы политической экономии
Дата01.02.2013
Размер217.87 Kb.
ТипДокументы
Джон Стюарт Милль.

Если с именем А.Смита связывают становление политической экономии как науки, то с именем Дж. Милля связано опубликование трактата "Основы политической экономии и некоторые аспекты их приложения к социальной философии" (1848), который явился своеобразным путеводителем для тех, кого интересовали проблемы политической экономии. Сам Милль в предисловии к свой работе пишет, что его задача заключается в том, чтобы написать обновленный вариант "Богатства народов" с учетом возросшего уровня экономических знаний и самых передовых идей современности.
Дж.С.Милль (1806-1873), английский философ и экономист, сын другого английского экономиста - Джеймса Милля, который был близким другом Д.Рикардо и влияние последнего очень заметно в работе Дж.С.Милля.
В соответствии с традициями классической политической экономии основные разделы "Основ политической экономии" посвящены производству, распределению, обмену, прогрессу капитализма и роли государства в экономике. Вслед за Рикардо, который считал, что главной задачей политической экономии является определение законов, которые управляют распределением продукта между классами, Милль также уделяет анализу этих законов центральное место. Однако, и в этом заключается его принципиальное отличие от А.Смита и Д.Рикардо, Милль разделяет законы производства и распределения, считая, что последние управляются законами и обычаями данного общества и являются результатом человеческих решений. Именно эта посылка Дж.Милля явилась основой его идеи о возможности реформирования отношений распределения на базе частной капиталистической собственности. В связи с этим он большое внимание уделил проблемам развития государственной системы социального обеспечения и проблемам налогообложения. Именно Милль сформулировал теорию равенства жертвы, в которой он обосновал принцип прогрессивного налогообложения. Наиболее подходящим объектом прогрессивного налогообложения Милль считал наследство, представляющее собой собственность, которая не приобретена трудом, и "незаработанный прирост" рент, которые являются следствием повышения цены земли.
В своих рассуждениях Милль сознательно или бессознательно допускает, что распределение никак не взаимодействует с ценовыми процессами, являясь продуктом исторической случайности. И действительно, проблемы ценообразования рассмотрены у Милля после анализа проблем распределения, где под стоимостью (ценностью) товара он понимает его покупательную способность по отношению к другим благам. Фактически Милль приходит к точке зрения, что меновая стоимость (и цена) товара устанавливается в точке, где уравниваются спрос и предложение. Примирить данную позицию с представлениями Классической политической экономии, где "естественные целы" определяются издержками производства, Милль пытается ссылкой на то, что это утверждение справедливо для ситуации с совершенно эластичным предложением. Идеи Милля о функциональных связях между рыночной ценой, спросом и предложением в дальнейшем вылились в исследование категории "ценовой эластичности" у А.Маршалла.
Если в трактовке природы стоимости Милль порывает с классической политической экономией, то в вопросах, касающихся концепции производительного труда, факторов накопления капитала, теории заработной платы, теории денег, теории ренты он целиком остается в рамках представлений данной экономической школы, хотя многие из них в трактовке Милля получили дальнейшее развитие. Это не в последнюю очередь касается концепции производительного труда. Милль соглашается с классиками, что производительный труд - это труд, создающий богатство. К богатству же прежде всего относятся инструменты, машины и квалификация рабочей силы, то что мы называем сегодня вещественным и человеческим капиталом. Следовательно, по мнению Милля, и труд, затрачиваемый на повышение качества рабочей силы является производительным, приводящим к росту богатства нации. Такая расширенная трактовка производительного труда получила развитие во взглядах представителей неоклассического направления, в частности, А. Маршалла. Разделяет Милль и взгляд на роль денег в экономике, подчеркивая, что рост денежной массы в обращение не может иметь другого следствия, кроме инфляции.
Но особенно ярко идентичность взглядов Милля и Рикардо видна в защите теории ренты последнего и во взглядах Милля на перспективы экономического роста. Вслед за Рикардо и Сэ-ем Милль считал, что при капитализме возможно бескризисное развитие производства. Однако, следуя логике Рикардо, у которого рост населения неизбежно приведет к росту цен на продукцию сельского хозяйства, росту ренты и уменьшению прибыли, Милль также полагал, что падение нормы прибыли в конечном счете приведет к экономическому застою. Отсрочить наступление этого состояния могут факторы, противодействующие уменьшению нормы прибыли, к которым он относил технический прогресс (особенно в сельском хозяйстве) и вывоз капитала в другие страны. Как и у Рикардо, возможность экономического прогресса у Милля рассматривалась с позиций противоборства между техническим прогрессом и убывающей доходностью сельского хозяйства.
При анализе заработной платы Милль исходит из того, что размер последней зависит в основном от спроса на рабочую силу и ее предложения, или, что то же самое, от соотношения между численностью населения и размерами капитала. Принимая совокупный спрос на труд совершенно неэластичным, Милль естественным образом встает на позиции "теории рабочего фонда", впервые высказанную английским экономистом Мак-Куллохом (1789-1864). Теория исходит из посылки, что общество всегда располагает очень жестким и фактически стабильным фондом жизненных средств, который запасают (сберегают) капиталисты, чтобы содержать своих рабочих. Предпосылка "теории рабочего фонда"-рассмотрение экономики как одной большой фирмы, которая должна платить рабочим за предоставленные им услуги по мере их выполнения до превращения их в потребительские товары. Иначе говоря, такая "фирма" должна иметь в запасе готовые потребительские товары, покупаемые рабочими на заработную плату. Придерживаясь точки зрения, что основной статьей потребления рабочих является хлеб, который является результатом годичного урожая, сторонники теории рабочего фонда считали, что он должен быть запасен как фонд до будущего урожая. И заработная плата, по "теории рабочего фонда", определяется просто делением этого фонда на число рабочих. Естественно, что при этом предположении рост предложения труда (в результате роста численности населения) не может привести к иному результату, чем уменьшение заработной платы. Это напоминает мальтузианский "железный закон заработной платы", и не случайно у Милля и теория народонаселения Мальтуса и теория рабочего фонда становятся решающими аргументами в пользу ограничения размеров семьи. Интересно отметить, что теория "рабочего фонда", не выдержав никакой критики как теория формирования заработной платы, сыграла очень важное значение в теориях капитала, где она дала возможность определить капитал как авансы рабочим Для поддержания их существования (в первоначальной трактовке - от посева до жатвы). В дальнейшем в теориях капитала, в частности у Бем-Баверка, он рассматривается под углом зрения временного промежутка между производством и потреблением.
В соответствии со своей задачей (написать работу с учетом возросшего уровня экономических знаний) Милль не мог оставить без внимания теорию процента английского экономиста Н.Сениора (1790-1864), высказанную им в работе "Основные начала политической экономии" (1836). Сениор рассматривает процент как вознаграждение за "жертву" капиталиста. Жертва же заключается в том, что капиталист воздерживается от потребления текущего дохода с собственности, обращая его в средства производства. Развивая это положение Милль утверждает, что труд не имеет права на полный продукт, поскольку "цена предложения на воздержание" в обществе представляет собой положительную величину. Прибыль (как компенсация за "воздержание") измеряется, по Миллю, текущей ставкой процента под наиболее выгодное обеспечение, а последняя определяется сравнительной ценностью, которая приписывается настоящему и будущему в данном обществе. Здесь у Милля явно звучит мотив временного предпочтения, в дальнейшем развитый представителями австрийской школы.

Экономическое учение Дж. С. Милля.

Джон Стюарт Милль (1806-1873гг.) - один из завершителей классической политической экономии. Главный труд «Основы политической экономии» в 5 книгах издан в 1848г.

В теоретико-методическом плане близок Д. Рикардо. Однако в области методологии не только повторил клас­сиков, но и добился несомненного прогресса.

Теоретическое наследие.

1) При определении предмета политической экономии на первый план выдвинул «законы производства» и «законы распределения», практически повторяя предшественников. Специфика Дж. С. Милля - в противопос­тавлении этих законов. Первые, как он полагает, неизменны и заданы техническими условиями подобно фи­зическим величинам естественных наук - «в них нет ничего, зависящего от воли». Вторыми управляет «че­ловеческая интуиция», они таковы, «какими их делают мнения и желания правящей части общества, и весьма различны в разные века и в разных странах». Именно законы и обычаи распределения данного об­щества и предопределяют персональное распределение собственности посредством распределения доходов между «тремя основными классами». Из этой методологической посылки Дж. С. Милль разработал свои реко­мендации социального реформирования общества.

2) Новый момент в методологии исследования Дж. С. Милля - попытка выявления различий в понятиях «статика» и «динамика». Он отмечает, что всем экономистам свойственно стремление познать законы экономики «общества стационарного и неизменного», теперь же следует добавить «динамику политической экономии к ее

статике»

3) В теории производительности труда Дж. С. Милль по сути целиком солидарен с А. Смитом - «только произ­водительный труд (т.е. результаты которого осязаемы) создает богатство - материальное благо» Новизна в том, что производительным он предлагает признать труд по приобретению квалификации, охране собственно­сти, которые позволяют наращивать накопление. А в остальном - «любые доходы от непроизводительного тру­да это простое перераспределение дохода, созданного производительным трудом».

4) По существу зарплаты Дж.С. Милль опирается на Д. Рикардо и Т. Мальтуса - это плата за труд, которая зави­сит от спроса и предложения на рабочую силу, минимальный размер оплаты труда рабочих неизбежен. Это стало основой его доктрины «рабочего фонда», по которой классовая борьба, профсоюзы не могут предотвратить формирование зарплаты на уровне прожиточного уровня. Интересна его мысль, что зарплата при прочих равных условиях более низкая, если труд менее привлекателен. В 1869г он признал возможности влияния профсоюзов на рост зарплаты.

5) В теории капитала Дж.С Милль делает вывод, что капитал - это «ранее- накопленный запас продуктов прошлого труда». Капиталообразование как основа инвестиций позволяет расширить масштабы занятости и может предотвратить безработицу, если, правда, не имеются в виду «непроизводительные расходы богатых»

6) В теории ренты у него общие позиции с Д. Рикардо - это «компенсация, уплачиваемая за пользование землей».

7) В теории распределения доходов он сторонник Т. Мальтуса. Теория народонаселения для него аксиома, тем более, что в Англии после переписи населения в 1821г. в течение 40 лет средства существования не опережали темпы роста населения.

8) В теории стоимости Дж.С. Милль повторяет Д. Рикардо - стоимость создается трудом, именно количество труда «имеет первостепенное значение» в случае изменения стоимости.

9) Теория денег Дж.С. Милля является количественной: изменение количества денег влияет на относи­тельное изменение цен товаров. При прочих равных условиях стоимость самих денег «меняется обратно пропорционально количеству денег: всякое увеличение количества понижает их стоимость, а всякое уменьшение повышает ее в совершенно одинаковой пропорции».

10) Первые суждения и трактовки социализма и социалистического устройства общества среди крупных представителей политической экономии принадлежат Дж.С. Миллю. Его доктрина социальных реформ бази­руется на том, что «нельзя изменить лишь законы производства, а не законы распределения». В этом прояв­ляется его непонимание того, что производство и распределение это не обособленные сферы, а всесторонне взаи­мопроникающие.

Главные положения доктрины не убедительны: уничтожение наемного труда при помощи кооперативной про­изводительной кооперации; социализация земельной ренты при помощи земельного налога; ограничение неравен­ства богатства при помощи ограничения прав наследования

При всей доброжелательности к «социализму» Дж.С. Милль принципиально отмежевывается от «социализма» в том, социальная несправедливость якобы связана с правами частной собственности как таковой. «Только в от­сталых странах мира увеличение производства является наиболее важной задачей - в более развитых стра­нах экономически необходимым считается усовершенствование распределения».

Главный вывод - решение практических проблем требует «распространения социалистического мировоззре­ния», но «общим принципом должно быть laisses faire, и каждое отступление от него, не продиктованное сообра­жениями какого-то высшего блага, есть явное зло». Государство должно активизировать свое участие в соци­ально-экономическом развитии общества и осуществлять связанные с этим реформы - путем регулирования банковского процента, снижения крупных государственных расходов, создания инфраструктуры, развития науки, развития прогрессивного законодательства.

Чтобы правительство не могло «лепить мнения и чувства людей, начиная с юного возраста», он рекомендует вместо общедоступного государственного образования систему частных школ или обязательное домашнее образо­вание до определенного возраста.

Джон Стюарт Милль


В 50—60-х годах XIX в. Англия достигла пика своего экономического и
политического могущества в мире. Буржуазия могла — и была вынуждена — слегка поделить­ся плодами процветания с рабочим классом, тем более что эмиграция несколько ослабляла давление относительного перенаселения в Англии. Это коснулось прежде всего выс­ших квалифицированных групп рабочего класса, так на­зываемой «рабочей аристократии». Но к концу столетия улучшились условия труда, повысился уровень жизни и рабочего класса в целом. Росло и классовое сознание про­летариата. Однако оно все более направлялось в сферу чи­сто экономических интересов, что в общем даже устраивало буржуазию. В известной мере она пошла навстречу рабо­чему классу: был принят целый ряд фабричных законов, легализованы профсоюзы, которые скоро выросли в значи­тельную силу. Все это достигалось не без борьбы. Более дальновидной, либеральной буржуазии приходилось пре­одолевать сопротивление косных толстосумов и лендлор­дов. В сущности, эта борьба велась, конечно, за подлинные интересы буржуазии — только более перспективные, широ­кие, гибкие. История показала, что с точки зрения англий­ской буржуазии это был разумный курс.

В сознании многих представителей либеральной буржу­азии эта идеология и борьба могли выглядеть совсем иначе. Им представлялось (причем, возможно, субъективно вполне честно), что речь идет о вечных идеалах гума­низма и прогресса, о равноправном сотрудничестве людей ради этого прогресса, о свободе и терпимости как абсолют­ных ценностях. Думается, таким образом надо объяснять психологию и научно-общественную деятельность Джона Стюарта Милля. Мир бессердечного чистогана вовсе не был ему приятен, но он надеялся, что постепенно самые мрачные стороны этого мира отойдут в прошлое. Он даже интересовался социализмом, разумеется, эволюционным, без потрясений, без классовой борьбы. Милль оказался, од­нако, в конечном счете носителем идей «презренной сере­дины», мастером компромиссов и эклектики. Он старался согласовать политическую экономию капитала с притяза­ниями рабочего класса, которые уже нельзя было игнори­ровать.

Личность Милля не лишена интереса. Он родился в Лондоне в 1806 г. и был старшим сыном Джемса Милля, философа и экономиста, друга Рикардо. Человек суровый до жестокости, принципиальный до догматизма, Джемс Милль имел свою систему воспитания и решил применить ее к сыну. «Рабочий день» ребенка был строго расписан. В три года отец начал учить его читать по-древнегречески, а когда он научился читать по-английски, Милль вообще не мог вспомнить. Список книг, которые мальчик прочел к восьми годам, приводит в изумление. Он не знал ни иг­рушек, ни сказок, ни игр со сверстниками. Прогулки с от­цом, во время которых он давал ему отчет о прочитанных книгах, а позже — занятия с маленькими братьями и сестрами заменяли все это. Ребенок превращается в настоя­щего вундеркинда, неизменно поражая своими познаниями друзей и знакомых Милля-отца. Привычка к чтению и ум­ственному труду становится уже частью его натуры. Он самостоятельно занимается высшей математикой, естест­вознанием. Но любимым его предметом остается история. Он пишет сочинения, пересказывая и порой критически комментируя древних и новых авторов. Строгость отца не только не уменьшается, но, скорее, усиливается. Джемс Милль требует от мальчика зрелого и самостоятельного мышления, он любит давать невыполнимые задания. Сын всегда должен думать, что он знает, умеет, понимает страшно мало. И сын думает так, потому что он почти лишен общества детей и подростков своего возраста. Лишь позже, выйдя в широкий мир, оп познает и свои преиму­щества и свои трагические недостатки...

В 13 лет младший Милль проходит с отцом курс полити­ческой экономии. Отец читает ему лекции, они детально обсуждают сложные вопросы, сын пишет рефераты. Джон Стюарт Милль позже рассказывал: «Поскольку я посто­янно участвовал в научной работе отца, я был знаком с са­мым близким из его друзей, Давидом Рикардо. Своим бла­гожелательным участием, своей добротой и снисходитель­ностью он очень привлекал к себе молодых людей. После того как я стал заниматься политической экономией, он приглашал меня к себе и во время совместных прогулок беседовал со мной о проблемах этой науки»1.

В 1822 г. 16-летний Милль опубликовал свои первые работы по политической экономии — две небольшие ста­тьи о теории стоимости. Он мечтал о политической карье­ре, но отец решил иначе. В следующем году он занял место самого низшего клерка в отделе Ост-Индской компа­нии, которым заведовал Джемс Милль, и начал восхожде­ние по служебной лестнице. В первые годы служба не очень мешала его кипучей интеллектуальной деятельно­сти. Привыкнув работать по 14 часов в сутки, он продол­жал читать и писать для себя и для печати, обучать бра­тьев и сестер. Милль сам называл себя мыслящей маши­ной. Но разреженная интеллектуальная атмосфера не могла заменить 20-летнему юноше всю сложность жизни, естественный мир чувств, желаний, впечатлений. Резуль­тат — нервный крах, разочарование, мысли о самоубий­стве...

В 1830 г. он знакомится с миссис Харриет Тэйлор, кра­сивой и умной 22-летней женой состоятельного лондон­ского купца и матерью двоих детей. Знакомство и дружба с миссис Тэйлор излечили Милля от его черной меланхо­лии. С помощью и участием Милля вокруг нее сложился кружок мыслящих и либерально настроенных людей. Хар­риет Тэйлор постепенно стала ближайшим сотрудником Милля, первым читателем и критиком его сочинений.

В 30-х годах Милль издавал политический журнал, ко­торый был рупором «философских радикалов» — самой левой группировки вигов в тогдашнем парламенте. В 1843 г. вышло его важнейшее философское сочинение — «Система логики», в 1844 г.— «Опыты о некоторых нерешенных во­просах политической экономии». В этой работе содержится в основном то новое, что Милль внес в науку, тогда как его объемистые «Принципы политической экономии» (1848 г.) представляют собой искусную компиляцию. Не­смотря на это — или, лучше сказать, именно благодаря это­му,— книга Милля имела у буржуазной публики невидан­ный успех, выдержала при его жизни семь изданий, была переведена на многие языки2.

Смерть мужа позволила X. Тэйлор и Миллю в 1851 г. вступить в брак. В течение восьми лет, которые ей еще ос­тавалось жить, миссис Милль была тяжело больна. Милль, сам имевший плохое здоровье, показал себя образцом са­моотверженности и стоицизма. Когда читаешь «Автобиог­рафию» и переписку Милля, воспоминания лично знавших его людей, то испытываешь противоречивые чувства. Он был слабым человеком; возможно, таким его сделало вос­питание и подавляющая личность отца. В сущности, вся его жизнь в течение 20 лет была непрерывным, порой тя­гостным и унизительным компромиссом. Он одновременно и бросал вызов правилам света и не хотел нарушать их слишком сильно. Это очень характерно для личности Милля. В личной жизни, как в науке и политике, Милль не умел идти навстречу трудностям, разрубать узлы одним ударом. Он предпочитал жить, спрятав, подобно страусу, голову под крыло. Он создал себе особый, изолированный интеллектуальный мир и умудрялся чувствовать себя в нем более или менее спокойно. Как однажды заметил Карлейль, это был несчастный человек, который сам себе ка­зался очень счастливым.

С другой стороны, моральный облик Милля не может не вызывать определенного уважения. Он был по-своему принципиален и последователен. Надо помнить, что Милль и Харриет Тэйлор принадлежали не к литературной богеме, а к респектабельному буржуазному обществу викториан­ской эпохи, не прощавшему нарушения «приличий».

В 1858 г. закончилась служба Милля в Ост-Индской компании, власть которой в Индии после восстания сипаев взяло на себя непосредственно английское правительство. Компания была ликвидирована. В последующие годы Милль опубликовал несколько политических и философ­ских сочинений, но политической экономией он больше, по существу, не занимался, если не считать новых изданий «Принципов». Он развивал идеи буржуазной демократии («О свободе»), выступал за права женщин («О подчине­нии женщин»). Несколько лет Милль был членом парла­мента. Потерпев поражение на очередных выборах, он уехал во Францию, и умер в 1873 г. в Авиньоне.

Политическая экономия компромиссов


Маркс и Чернышевский дали почти одновременно схожую общую характеристику Милля как политикоэконома. Цитируя место, где Милль говорит о несправедливости распределения при капитализме, Маркс в первом томе «Капитала» указывает: «Чтобы избежать недоразумения, замечу, что такие люди, как Дж. Ст. Милль и ему подобные, заслуживают, конечно, всяческого пори­цания за противоречия между их старыми экономическими догмами и их современными тенденциями, но было бы в высшей степени несправедливо сваливать этих людей в одну кучу с вульгарными экономистами-апологетами»3.

Чернышевский в своем предисловии к переводу «Прин­ципов» отмечает: «Милль пишет, как мыслитель, ищущий только истины, и читатель увидит, до какой степени раз­личен дух науки, им излагаемой, от направления тех изде­лий, которые выдаются у нас за науку»4. Дальше Черны­шевский пишет, что это вовсе не означает его полного со­гласия с Миллем; он намерен его критиковать.

Милль научен постольку, поскольку он стремится при­держиваться основ, заложенных Смитом и Рикардо, и по­скольку он сознательно не искажает действительные про­цессы в угоду буржуазии. Но Милль не развивает классиков, а, напротив, приспосабливает их к уже сложившемуся уровню вульгарной политической экономии, он находится под сильным влиянием Мальтуса, Сэя и Сениора. В связи с этим Маркс писал об эклектизме Милля, об отсутствии у него последовательно научной точки зрения и характери­зовал сочинения Милля как «банкротство буржуазной по­литической экономии». Милль придал развитую и четкую форму «компромиссной политической экономии», пытав­шейся согласовать интересы капитала с притязаниями ра­бочего класса.

Важная особенность «Принципов» Милля заключается в том, что это лучший для середины XIX в. образчик трак­тата, где наука политической экономии рассматривается в целом. Вплоть до «Принципов экономики» Маршалла, опубликованных в 1890 г., это было самое авторитетное из­ложение буржуазной политической экономии. Шумпетер восхищается свободным духом викторианской эпохи, когда сочинение, в котором выражаются известные симпатии к рабочему классу, порицается культ денег и не отвергается социализм, могло стать евангелием буржуазии. Дело не только в свободном духе. Главное в книге Милля было не то, что он критиковал капитализм, а то, что он видел в нем перспективы совершенствования и мирного врастания в какой-то неопасный для буржуазии эволюционный социа­лизм. Заслуги Джона Стюарта Милля перед буржуазией, вероятно, больше, чем заслуги множества твердолобых кон­серваторов и прямолинейных апологетов, которых всегда было достаточно. Милль — предшественник экономических и социальных идей английского лейборизма XX в.

Учитывая эту важную роль Милля, тем более странным представляется факт, что он, по существу, не фигурирует в советских курсах истории экономических учений. В луч­шем случае о нем вспоминают, рассматривая экономиче­ские взгляды Н. Г. Чернышевского5. Это объясняется, надо думать, тем, что авторы находятся в плену чрезмерно же­сткой схемы исторического развития экономической науки. Все развитие буржуазной политической экономии после Рикардо представляется им как непрерывный и «гладкий» процесс вульгаризации: в Англии это линия Рикардо — Мак-Куллох — Сениор; во Франции же линия физиократы (и влияние Адама Смита) — Сэй — Бастиа. Для Дж. Ст. Милля с его колебаниями и компромиссами в этой схеме просто нет места. Чтобы не путать студентов, его выбрасы­вают.

Однако, как хорошо известно, Маркс много раз возвра­щался к мысли, что после 20-х годов XIX в. буржуазная политическая экономия разделилась на два больших русла: с одной стороны, явная апологетика, с другой — попытки найти средний путь между «божественным правом капи­тала» и интересами рабочих. Оба направления к тому же не были однородными. Второе из них представляло изве­стные возможности объективного научного исследования. Такое исследование могло быть даже необходимо для обоснования реформистских программ.

Понятие «вульгарная политическая экономия» Маркс тесно связывал с теорией факторов производства (с пресло­вутой триадой) и с апологетической трактовкой доходов — заработной платы, прибыли и ренты — как естественного порождения и вознаграждения этих факторов, не имею­щего ничего общего с эксплуатацией капиталом наемного труда. Советские ученые, подготовившие новое издание «Теорий прибавочной стоимости», в связи с этим поместили части марксовой рукописи, посвященные этой проблеме, в конце трехтомного издания под заглавием «Доход и его источники. Вульгарная политическая экономия». Маркс, в частности, пишет: «Вульгарные экономисты — их надо строго отличать от экономистов-исследователей, являвших­ся предметом нашей критики (подчеркнуто мной.— А. А),— фактически переводят [на язык политической экономии] представления, мотивы и т. д. находящихся в плену у ка­питалистического производства носителей его, представле­ния и мотивы, в которых капиталистическое производство отражается лишь в своей поверхностной видимости»6. Но при всей решающей важности проблемы доходов и их источников политическая экономия ею не исчерпывается. Та­кие вопросы, как накопление и потребление, кризисы, эко­номическая роль государства, стали занимать все более важное место в науке. Потребовались конкретные исследования ряда областей экономической действительности. Милль в основном разделял вульгарную точку зрения на доходы, но опять-таки этим нельзя ограничивать его воз­зрения.

Главное экономическое сочинение Милля состоит из пяти книг (частей). Они соответственно посвящены произ­водству, распределению, обмену, прогрессу капитализма и роли государства в экономике. Написано все это отличным английским языком, четко, логично, гладко. Слишком глад­ко! Здесь нет и следа гениальных противоречий Рикардо, а есть попытка просто эклектически объединить разные точки зрения.

Теория стоимости, с которой начинались книги Рикардо и Смита, здесь отнесена в третью книгу. Это не случайно: у Милля трудовая теория стоимости вовсе не является ос­новой экономического учения, хотя формально он от нее не отказывается7. Стоимость у Милля имеет мало отноше­ния к производству как таковому, а представляет собой лишь явление сферы обмена, обращения. Стоимость есть только соотношение, характерное для обмена данного то­вара на другие товары, в частности на деньги. Это соотно­шение устанавливается на рынке.

Для буржуазных классиков от Петти до Рикардо воп­рос стоял в общем так: конечной основой меновых стоимо­стей и цен являются затраты труда, а действие всех про­чих факторов вызывает лишь те или иные отклонения от этой основы. Милль фактически устраняет конечную ос­нову цен. Рикардианская струя в его мышлении ощущает­ся в том, что он считает применимым для основной массы товаров определение цен издержками производства. Эти товары «естественным и постоянным образом обмени­ваются друг на друга соответственно сравнительным коли­чествам заработной платы, которые должны быть выпла­чены за их производство, и сравнительным количествам прибыли, которые должны быть получены капиталистами, выплачивающими эту заработную плату»8.

Однако, стремясь избежать тупика, в который попадали при подобной трактовке стоимости ближайшие ученики Рикардо, он фактически отходит от нее и приходит к точке зрения, что меновая стоимость (и цена) товара устанавли­вается просто-напросто в точке, где уравниваются спрос и предложение. Примирить оба подхода Милль пытался ука­занием на то, что издержки следует рассматривать как важнейший фактор, определяющий предложение товара.

Как уже говорилось, эклектическая трактовка стоимо­сти была усвоена в дальнейшем буржуазной политической экономией. Вопрос классиков о конечной основе цен был, в сущности, заменен другим вопросом: как определяются цены, соответствующие условиям равновесия экономиче­ской системы. Марксова концепция дает ответ на этот воп­рос, не отрывая, а, напротив, основывая его на твердом фундаменте трудовой стоимости (теория конкуренции и цены производства). Милль же сделал шаг к отрыву вто­рого вопроса от первого. Это было зародышем формального анализа ценообразования на основе спроса и предложения, который был развит в конце века другими буржуазными экономистами.

Теория стоимости Милля почти полностью лишена того социального содержания, какое она имеет у Смита и Рикардо. Это видно уже из того, что он излагает вопросы распределения и доходов до того, как рассмотрена стои­мость. Для Смита и Рикардо это было совершенно невоз­можно, так как речь шла именно о распределении создан­ной и измеряемой трудом стоимости. Именно поэтому они приближались к пониманию прибавочной стоимости как вычета из полной стоимости продукта в пользу капитали­ста и землевладельца.

Такой подход не вполне чужд Миллю. Он пишет вслед за Рикардо, что прибыль капиталиста проистекает из того, что труд производит больше стоимости, чем обходится его содержание. Но это опять-таки остается лишь словесной данью учителю. На деле он принимает объяснение прибыли воздержанием капиталиста. В результате с качественной точки зрения проблема распределения трактуется в духе триады факторов производства, и Милль оказывается го­раздо ближе к Сэю и особенно к Сениору, чем к Рикардо. Что касается количественной стороны распределения, до­лей каждого из трех факторов, т. е., в сущности, классов, то Милль вообще не имел в этом вопросе ясной концепции. Он стремился придерживаться рикардианских позиций и говорил, что доля ренты определяется законом убывающего плодородия земли и переходом к обработке худших земель, а потому имеет тенденцию к росту. Доля заработной платы практически стабильна, так как определяется так называе­мым рабочим фондом. Прибыль является, в сущности, ос­татком стоимости продукта, количественно весьма неопре­деленным.

Теория рабочего фонда господствовала во всей послерикардианской политэкономии вплоть до конца XIX в. На­родное хозяйство большой страны представлялось ее сто­ронникам как ферма, хозяин которой запасает на год про­дукты для прокорма своих батраков. Больше, чем он запас, он никак не может выдать им. Фермер не станет также за­пасать больше пищи, чем потребуется батракам, необходи­мым для работы на его участке. При перенесении этой мо­дели на общество получалось, что оно всегда располагает очень жестким и фактически стабильным фондом жизнен­ных припасов, который запасают («сберегают») капитали­сты, чтобы содержать своих рабочих. Заработная плата оп­ределяется просто делением этого фонда на число рабочих. Получалась картина, которая была сродни упоминавшемуся выше «железному закону заработной платы»: если рабочий фонд есть величина постоянная, то никакая борь­ба не может дать рабочему классу какое-либо улучшение его положения; в крайнем случае одна группа рабочих мо­жет выиграть только за счет другой. Как замечает автор статьи о рабочем фонде в «Словаре политической эконо­мии» Палгрейва (это солидное издание вышло в конце XIX в.), в этой теории надо видеть одну из причин враж­дебности английских рабочих к официальной науке.

Верный себе, Джон Стюарт Милль, на одной странице дав четкую формулировку теории рабочего фонда, на дру­гой говорил о возможности значительного повышения уровня жизни рабочего класса при капитализме. В 1869 г. в одной из своих статей он прямо отказался от этой теории, но в новом издании «Принципов» оставил в силе старую позицию.

Компромиссы, склонность к примирению непримири­мого до конца характеризовали этого человека.


1 J. St. Mill. Autobiography. L., 1944, p. 38.

2 Первый русский перевод, вышедший (частично) в 1860 г., был сделан Н. Г. Чернышевским. Великий русский ученый и ре­волюционер не просто перевел Милля, а написал в виде примеча­ний и комментариев к нему самостоятельную работу, в которой, как говорит Маркс, мастерски показал банкротство буржуазной поли­тической экономии. Перевод Милля Чернышевским и публикация его «Очерков по Миллю» сыграли заметную роль в развитии эконо­мической мысли в России.

3 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 23, стр. 624—625.

4 Н. Г. Чернышевский. Избранные экономические произведе­ния, т. III, ч. 1. М.: ОГИЗ, 1948, стр. 7.

5 Я обнаружил такую картину по меньшей мере в четырех книгах: в курсе Д. И. Розенберга (1940 г.), в учебнике МГУ под ре­дакцией И. И. Удальцова и Ф. Я. Полянского (1961 г.), в изданном Соцэкгизом курсе под редакцией Н. К. Каратаева (1963 г.) и в ана­логичном курсе под редакцией П. И. Заррина («Высшая школа», 1963 г.). В последней книге есть и такие трудно объяснимые вещи: в главе 11 («Возникновение вульгарной буржуазной политической экономии») в разделе по Германии отмечается, что Милль оказал сильное влияние на немецких буржуазных экономистов, но в числе английских экономистов он не фигурирует. Современную марк­систскую оценку Дж. Ст. Милля можно найти в книгах Л. В. Левшина «Критика теории стоимости английских буржуазных эконо­мистов» (Соцэкгиз, 1961 г.) и С. М. Никитина «Теории стоимости и их эволюция» («Мысль, 1970 г.).

6 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 26, ч. III, стр. 471.

7 Принятая Миллем структура изложения прослеживается вплоть до современных англо-американских учебников экономики. Учебник П. Самуэльсона построен таким образом, что в двух пер­вых частях дается общая «теория производства» и трактуются фак­торы его роста, а лишь в третьей части (как у Милля!) вводится проблема стоимости, которая скрывается за вывеской «ценообразо­вание». Разумеется, здесь нет и следа трудовой теории стоимости, но факторы ценообразования опять-таки исследуются, хоть и с при­менением развитой позже техники анализа, в духе Милля: путем отказа от поисков конечной основы цен и подмены ее рядом фак­торов, действующих со стороны спроса и предложения.

8 J. St. Mill. Principles of Political Economy with Some of their Applications to Social Philosophy. L., 1873, p. 291.

Похожие:

Если с именем А. Смита связывают становление политической экономии как науки, то с именем Дж. Милля связано опубликование трактата Основы политической экономии iconЭкономический факультет кафедра политической экономии
Тема Экономический рост как обобщающий показатель функционирования экономики (к э н доц. Н. А. Миклашевская )
Если с именем А. Смита связывают становление политической экономии как науки, то с именем Дж. Милля связано опубликование трактата Основы политической экономии icon«Правило экономии»
«Правило экономии», гласящее: «то или иное действие ни в коем случае нельзя интерпретировать как результат проявления какой-либо...
Если с именем А. Смита связывают становление политической экономии как науки, то с именем Дж. Милля связано опубликование трактата Основы политической экономии iconУправление муниципальным уровнем в современной России
Диссертация выполнена в Центре современной политической экономии Института экономики ран
Если с именем А. Смита связывают становление политической экономии как науки, то с именем Дж. Милля связано опубликование трактата Основы политической экономии iconЛитература : Дегтярев А. А. Основы политической теории. М. 1998
Основы политической науки. Учебное пособие. / под ред. В. П. Пугачева. Часть II. М. 1994
Если с именем А. Смита связывают становление политической экономии как науки, то с именем Дж. Милля связано опубликование трактата Основы политической экономии iconКритика экономической теории К. Маркса ”
Карл Маркс, как один из завершителей классичес­кой политической экономии оставил заметный след в истории эко­номической мысли. Его...
Если с именем А. Смита связывают становление политической экономии как науки, то с именем Дж. Милля связано опубликование трактата Основы политической экономии iconЭкономический факультет
Сборник научных статей, подготовленных по материалам мероприятий кафедры политической экономии, проведенных в рамках Четвертой международной...
Если с именем А. Смита связывают становление политической экономии как науки, то с именем Дж. Милля связано опубликование трактата Основы политической экономии iconПрограмма курса «Политическое управление»
Специфические свойства политики. Системный характер организации политической сферы. Механизмы функционирования политической системы....
Если с именем А. Смита связывают становление политической экономии как науки, то с именем Дж. Милля связано опубликование трактата Основы политической экономии iconКурсовая работа по кафедре политической экономии
Курсовая работа – это первый опыт самостоятельной научной работы студента по той или иной дисциплине. Изучение избранной проблемы...
Если с именем А. Смита связывают становление политической экономии как науки, то с именем Дж. Милля связано опубликование трактата Основы политической экономии iconНовая политическая экономия лектор – профессор Л. Полищук
Россию, стимулировало быстрое развитие политической экономии, где с успехом применяются методы теории игр, общественного выбора,...
Если с именем А. Смита связывают становление политической экономии как науки, то с именем Дж. Милля связано опубликование трактата Основы политической экономии iconПрограмма кандидатского экзамена по специальности 23. 00. 01 теория политики, история и методология политической науки
Особенности теоретического моделирования политики. Верификация политического знания и риск-рефлексии. Теоретическая таксономия и...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница