История и современность информационно-аналитический бюллетень №12 уфа 2011 Информационно- аналитический




НазваниеИстория и современность информационно-аналитический бюллетень №12 уфа 2011 Информационно- аналитический
страница1/25
Дата27.01.2013
Размер4.57 Mb.
ТипБюллетень
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   25
АКАДЕМИЯ НАУК РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН

ИНСТИТУТ ГУМАНИТАРНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ


НАЦИОНАЛЬНЫЕ И ЯЗЫКОВЫЕ ПРОЦЕССЫ

В РЕСПУБЛИКЕ БАШКОРТОСТАН:

ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ


ИНФОРМАЦИОННО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ БЮЛЛЕТЕНЬ № 12


УФА 2011

Информационно-

аналитический бюллетень

ИГИ АН РБ

НАЦИОНАЛЬНЫЕ И ЯЗЫКОВЫЕ ПРОЦЕССЫ В РЕСПУБЛИКЕ БАШКОРТОСТАН: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ


12


Содержание


Абдрахимов Э.Ф. Межкультурное взаимодействие как фактор формирования интересов этнических общностей…………………………………………………………..5

Абдрахманов Д.М. Социальные девиации в современном мире и их влияние на общество……………………………………………………………………………………….14

Азаматова Г.Б. Национальный вопрос в свете земского самоуправления……….18

Асылгужин Р.Р. Башкиры – коренное население Оренбуржья……………………..25

Асылгужин Р.Р., Абдрахимов Э.Ф., Абдрахимова А.З. Диаспоры в Республике Башкортостан: региональная модель этнокультурного развития……………………28

Бакирова З.Х. Среднее профессиональное образование и образ жизни студентов педагогических колледжей………………………………………………………………….41

Бердин А.Т. Традиционализм в современной историософии Башкортостана…...44

Биканачева Р.И. Башҡортостан Республикаһының Үҙәк дәүләт тарих архивында ғалим Ж.Ғ.Кейекбаевтың (1911-1968) шәхси фонды.................................................54

Биканачева Р.И. Ж.Ғ.Кейекбаев – халыҡ-ара исеме булған мәшһүр башҡорт ғалимы............................................................................................................................73

Буранчин А.М. Политическая система Республики Башкортостан: аспект региональной идеологии..............................................................................................77

Вахитов Р.Р. Диссидентское движение в СССР.......................................................85

Вильданов Х.С., Сиргалина Л.Р. Специфика исследования национальных культур в свете ценностного подхода…………………………………………………….96

Воропанов В.А. Об особенностях судебно-юрисдикционных практик имперского государства в провинции (на примере римской и российской империй)…………...99

Гаврилов К.Г. Институт права на образование как фактор модернизации общества.....................................................................................................................109

Гаврилова Т.В. Проблемы внедрения ювенальной юстиции в российском обществе.....................................................................................................................113

Гарипова Ф.Х. II Международный симпозиум «Переводы в тюркских языках»…116

Демичев И.В. Инкорпорирование личности в общность как аспект устойчивости социальных систем: занятость и досуг…………………………………………………118

Зарипов М.А., Зарипов А.Я. Региональное многоуровневое образование: инновации и перспективы в условиях реформирования системы…………………122

Ильясова Г.Р. Толкование лексических различий произведений «Сабат ал-гаджизин» и «Рисала-и Газиза»………………………………………………………….126

Камалов Д.А. Традиции православной духовной музыки в творчестве композиторов Удмуртии……………………………………………………………………133

Каримов У.Я. Социально-экономическое положение башкирского населения и земельный вопрос в Башкортостане в конце XIX-начале XX вв……………………136

Курсеева О.А. Изучение предмета «История и культура Башкортостана» как фактор укрепления межнациональных отношений…………………………………...150

Кучуков Р.Р. Основные проблемы в трудах башкирских исследователей в начале ХХ в..…………………………………………………………………………………………..152

Кучуков Р.Р. Проблема сохранения культурного и историко-архитектурного наследия в эпоху глобализации………………………………………………………….154

Макарова В.Н. Служение на ниве общественного призрения……………………..156

Мичурин А.В. Проблема терпимости в отечественной философии.……………..164

Нугуманов М.М. Реформа органов местного самоуправления в Республике Башкортостан………………………………………………………………………………..168

Сиргалина Л.Р. Методологические особенности изучения «ценности» и «ценностных ориентаций»………………………………………………………………...171

Файзуллина А.И. Социальная значимость эффективного функционирования банковской системы Республики Башкортостан………………………………………174

Файзуллин Ф.С., Файзуллин Т.Ф., Каримова Р.В. Развитие человеческого капитала как стратегическая задача развития страны и региона………………….179

Хажиева Г.Ф. Фантастический рассказ «Сон смешного человека» как энциклопедия ведущих тем творчества Ф.М. Достоевского………………………...184

Шакиров И.А. Конвенциональность девиации как фактор адаптивности социума........................................................................................................................186

Шакурова Ш.Р. Анализ понимания феномена многоженства на Башкирском форуме (социологический анализ)………………………………………………………193

Шафиков М.Т. Научно-техническая интеллигенция в современной России…….201

Юсупов И.Ф. Роль национальной культуры и искусства в этнической идентификации челябинских башкир……………………………………………………203

Юсупов И.Ф. Ценностные ориентации личности как результат приобщения личности к национальной культуре……………………………………………………...206

Ямаева Л.А. О «старых» и «новых» концепциях в башкирской этнологии………208


Э.Ф. Абдрахимов


МЕЖКУЛЬТУРНОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ КАК ФАКТОР ФОРМИРОВАНИЯ ИНТЕРЕСОВ ЭТНИЧЕСКИХ ОБЩНОСТЕЙ


В переходном, трансформирующемся полиэтничном обществе особую актуальность получают политические факторы самовыражения и самоопределения этноса. В системе этнических интересов основополагающее место начинают занимать политическая независимость, безопасность, т.е. защищенность от возможного произвола со стороны центральных органов власти, соседних национально – государственных образований, доминирующего этноса в рамках федерации или данной конкретной республики.

Этнический интерес включает такие социальные компоненты: политическая, экономическая самостоятельность, реформирование экономики, обеспечение материального достатка, трудовой занятости, безопасность и др. Приоритетную роль в общественном мнении и социальных действиях обретает какой-то из этих элементов в зависимости от переживаемой ситуации. В последнее время яркое выражение получили следующие стороны этнического интереса – самостоятельность политическая, экономическая.

Наличие разнообразных этнических интересов в обществе является условием развития, ведь «именно различие интересов социальных общностей создает альтернативу исторического процесса» [1, с. 14]. Именно многообразие интересов заставляет искать всевозможные пути их реализации, только так общество, этнос развиваются. Общность людей выступает объективным носителем интересов, которые могут быть выражены с позиций различных классов, групп.

Нужно также помнить то, что каждая из этнических общностей является носителем определенного (в ряде случаев — двух и даже трех) языка, мировоззренческих установок, специфических символов, традиций и ценностей как в семейно-бытовой сфере, так и в социально-производственной деятельности, т. е. всего комплекса явлений, определяемых в качестве социокультурной самобытности. Каждый этнос является субъектом собственной культуры, культурно-цивилизационного пространства, специфика которого определяется сложившейся ориентацией и структурой хозяйственно-производственной и духовной деятельности в той или иной естественно-географической среде. Каждый этнос (крупный и малочисленный), независимо от уровня развитости, является определенной целостностью, специфической субсоциальной системой.

В полиэтнической структуре населения Российской Федерации как совокупности отличающихся друг от друга этнических общностей зафиксировано их существование в определенном пространственно-временном континууме и одновременно локализованы их особенности в духовной жизнедеятельности, определяющие культурно-историческую специфику, которую должны учитывать. На самом деле, этнические общности – это сложно дифференцированная и структурализованная система, в которой помимо собственно этнических компонентов того или иного народа (обычаи, традиции, язык, самосознание) содержится все многообразие ценностей материального и духовного производства. Их типологизация сопряжена не только с историческими, стадиальными параметрами развития конкретных этносов (народов), но и с выявлением компонентов межэтнического, возникающих в результате непрерывного процесса культурного слияния этносов. Каждая этническая культура, будучи системно-организованным выявлением потребностей народов в сохранении приобретенного опыта и знаний, синтезирует в себе социально-историческую уникальность того или иного народа в его непрерывно-историческом воспроизводстве.

В этнической культуре сконцентрирован весь комплекс субъектно-объектных отношений и связей их носителя: от социально-экономических и политических до эстетических и духовных идеалов, как социально-нормативных, так и природно-функциональных потребностей и интересов. В результате многовекового, перманентного развития каждая этническая культура включает в себя не только наиболее развитые прогрессивные способы и формы освоения действительности, охватывающие и производственную, и политическую деятельность, и науку, литературу и др., но и постоянно воспроизводит элементы архаичности как некоторых форм трудовой деятельности, так и проявлений в сфере обыденного сознания, в различных обрядах и верованиях, национальном фольклоре, в быту, семье и т. д.

В своем реальном существовании как общественный феномен этническая культура есть форма проявления содержания общечеловеческой культуры, соотносясь с ней как часть с целым. Развиваясь в иноэтническом окружении, каждая этноспецифическая культура, как бы она ни была развита структурно-содержательно, не обладала бы той или иной степенью информационной насыщенности, она восполняет свою относительную «неполноценность» усиливающейся интегрированностью с другими культурными целостностями.

В реальности взаимоотношения различных народов в рамках единого государства превращаются, что было и до недавнего времени в России, в мощное давление культуры одного этноса на культуру другого, в ломку традиционно-этнических структур более слабого этноса. А это в свою очередь может стать серьезной причиной разобщенности интересов этносов, и сыграть значительную роль в межэтнических отношениях.

Для того чтобы выявить общие и особенные моменты в интересах различных этнических общностей, следует проследить направленность этнических процессов происходящих в обществе, ведущих либо к сближению, интеграции и слиянию этносов, либо к разделению, дезинтеграции, отдалению этносов друг от друга. Как этнообъединительные, так и этноразделительные процессы имели место на всех этапах истории человечества. Этнообъединительные процессы хорошо прослеживаются при изучении формирования чехов, французов, болгар, туркмен и т.д. в сущности, все народы в ходе своего этногенеза и дальнейшего этнического бытия в той или иной мере включали в свой состав разные этнические группы, усваивая и перерабатывая разнообразные языковые, культурные, а также физико-антропологические (расовые) компоненты. Этноразделительные процессы тоже прослеживаются повсюду: древнерусская народность в ходе своей эволюции дала начало трем восточнославянским народам (белорусам, русским и украинцам); древние булгары, расселившись в Среднем Поволжье, стали исходной формой развития татар, чувашей, а отчасти и башкир.

Большое значение, при определении интересов этнических общностей, имеет уровень политической мобилизации этнического меньшинства в том или ином регионе; «неинституциональные» формы политической мобилизации, как наиболее опасные; отсутствие или наличие зарегистрированных в последние годы актов насилия, террора; существование нелегитимных вооруженных формирований.

Опыт СССР и Югославии, а также других федеративных государств, устройство которых полностью или частично основывалось на национальном принципе (Чехословакия, Индия, Нигерия, Бельгия), убедительно показал, какую роль играет формирование национально-территориальных образований для создания национальной политической элиты, интеллигенции, предпринимателей, у которых возникают специфические интересы. Здесь решающую роль играют политические лидеры. К сожалению, позиции политических лидеров часто бывают направлены не на достижение согласия, а на разобщение общества. Стремясь мобилизовать людей на коллективное действие, политики могут весьма искусно апеллировать к верованиям группы, к ее представлениям об общности происхождения и традициям, так как этничность обеспечивает тот набор символов, опираясь на которые легче всего мобилизовать сторонников в целях политической конкуренции. Политики в состоянии спровоцировать усиление межэтнической напряженности, используя культуру, ценности и обычаи этнических групп как оружие в борьбе за политическую власть и экономические привилегии. Чрезвычайно важным моментом для России является ситуация в русскоязычных ареалах ближнего зарубежья, мощнейших в Европе по численности населения и взрывоопасному потенциалу. Лишь сравнительно низкий уровень политической мобилизации предотвращает там опасное обострение ситуации. В бывших советских республиках наиболее велик конфликтный потенциал в ареале русскоязычного населения в Эстонии и в Крыму. Уровень политической мобилизации нетитульного большинства на северо-востоке Эстонии пока невелик, что позволяет надеяться на мирное разрешение конфликта в случае предоставления жителям некоренной национальности тех же политических прав, что и остальным гражданам. Потенциально опасна ситуация в ареалах русского населения в Латвии, Литве, Молдове. Высокий уровень этнической напряженности сохраняется в Чечне, Осетии и Ингушетии, наблюдается напряженность в Туве, Татарстане, Якутии. Северный Кавказ является сплошным этнополитическим конфликтогеном. В ареалах карачаевцев, черкесов, балкар, кабардинцев, дагестанских народов высокая напряженность сочетается с высоким уровнем политической мобилизации на национальной основе. Особую роль играет высокоорганизованный субэтнос казаков. Так, в отделе по работе с казачеством Ростовской областной администрации считают, что в случае, если «записываться в казаки» будет выгодно, то их численность в области возрастет до одного миллиона и более. Казачьи организации поддерживают дисциплину, и их атаманы могут за одну ночь организовать в сравнительно небольшом Новочеркасске 30-40-тысячную манифестацию серьезно настроенных мужчин в форме, лишь на первый взгляд кажущейся опереточной (так произошло в дни октябрьских событий 1993 года)[2].

По мнению профессора Л. Дробижевой (Институт этнологии и антропологии РАН) идея суверенитета национальных республик пользуется поддержкой большинства коренного населения, а не только местной элиты: при этом подавляющее большинство (девять десятых) не связывают идею суверенитета с отделением от России [3, с. 194]. Опасность сецессии, распада России, считает Л. Дробижева, проистекает не столько из регионов, сколько из непродуманных действий и решений центрального руководства [4]. «Никакая нация не может стать свободной, продолжая в то же время угнетать другие нации,» - утверждали классики марксизма. Возрождение одних наций не должно происходить за счет ущемления интересов других. Ведь, в конечном счете, нация, государство, общество есть не что иное, как продукт взаимодействия людей, продукт их общественных отношений. И уровень развития всех социальных структур зависит от уровня развития человека, условий его жизни, нравственности и культуры.

Однако в нестабильном государстве нет никакой гарантии, что в какой-либо республике или этническом ареале ни появится политический лидер, который захочет осчастливить людей путем политического самоопределения.

Особое внимание необходимо уделить Республики Башкортостан, здесь, несмотря на многонациональность, отношения между этническими общностями стабильно хорошие. В Башкортостане существует ряд факторов способствующих сохранению мирных отношений между различными этносами. Такими являются: наличие трех крупных взаимоуравновешивающих этносов (башкир, татар, русских); длительное совместное проживание различных этносов на одной территории; тесные постоянные контакты на бытовом уровне; высокий удельный вес межнациональных браков; сотрудничество и дружба между народами; взаимный опыт согласования возникающих проблем; многовековое общение в экономической, политической, социальной, культурной сферах и многие другие [5, с. 66].

Отдельной группой причин дестабилизации межэтнических отношений являются - этнопсихологические, которые синтезируют в себе сложные механизмы формирования этнического самосознания, выделения себя в качестве самостоятельного субъекта в полиэтническом окружении по принципу «мы — они». Ведь именно в ходе осознания различия и противоположностей общностей, их интересов, формируются позитивные или негативные отношения между взаимодействующими этносами. Поводом для возникновения межэтнического напряжения может стать любая нестабильная общественная ситуация, особенно в тех случаях, когда в одной «экологической нише», локальном социальном пространстве соприкасаются чуждые друг другу этносы с трудносовместимыми этническими полями взаимодействия.

Необходимо отметить, что острота межэтнических противоречий и конфликтов в большинстве случаев обусловлена уровнем и способностью осознания действительных интересов и возможностью их реализации в тех или иных сферах национального развития. Степень их осознания не всегда адекватна реальным социально-историческим условиям. Иллюзорные, искаженные формы, в которые зачастую облекаются этнонациональные интересы, превращаются в этническом сознании в самодовлеющую национальную идею. Массовое ослепление, убежденность в абсолютной значимости и самоценности ложно интерпретированной национальной идеи порождают агрессивные формы поведения, провоцируют различные группы людей определенной национальности на стремление доказать приоритет именно «своих» этнических интересов над всеми другими инонациональными интересами. То есть, это еще раз говорит о необходимости постоянного учета объективных условий существования этнических общностей и контроля за формированием этнических интересов.

В конечном счете, именно этнические различия могут оказаться главной причиной напряженности в обществе. По мнению П. Ковакса, этнически однородными признаются только те страны, в которых меньшинства составляют менее 10% населения. Однако число таких государств невелико: только 9% отвечают подобным критериям [6]. Это еще раз доказывает необходимость детального изучения межэтнических отношений. Ведь именно невозможность удовлетворения интересов этнических общностей, а также проявление любых форм «гражданского противостояния на внутригосударственном и трансгосударственном уровнях, при которых хотя бы одна из сторон мобилизуется, организуется и действует по этническому принципу или от имени этнической общности» [7, с. 12] - порождают этнические конфликты. Как известно, в этнически разделенных обществах, в которых сильны внутриэтнические связи, практически любой вопрос может стать источником подобного конфликта. Многие специалисты в области прав человека утверждают, что в большинстве случаев открытого этнического конфликта государство не остается беспристрастным наблюдателем или арбитром, а становится стороной в конфликте, поскольку либо контролируется, либо идентифицируется с доминирующей или крупнейшей этнической группой.

Недостаточно гибкая политика по отношению к национальным меньшинствам может осложнить отношения между странами и вызвать локальные вооруженные столкновения. Не случайно проблемы, связанные с правами национальных меньшинств, в настоящее время рассматриваются на Европейском континенте не только в контексте прав человека, но в первую очередь как проблемы безопасности. Исторически в Восточной Европе проблема меньшинств тесно переплетается с проблемой государственных границ между соседними странами. Кроме того, в новых условиях прослеживается взаимосвязь между нерешенными проблемами национальных меньшинств и торговлей наркотиками, терроризмом, распространением оружия массового уничтожения.

Большинству современных государств не удалось разработать эффективные способы урегулирования межэтнических проблем и разрешения споров, порожденных территориальной или экономической конкуренцией этнических групп, разногласиями в отношении базовых приоритетов и ценностей. К «классическим» очагам напряженности в Европе – конфликту в Ольстере, на Кипре, баскской проблеме, ситуации с курдами в Турции прибавились новые очаги после возникновения независимых государств в результате распада СССР и СФРЮ.

После распада Союза, значительным дестабилизирующим фактором, обостряющим межэтнические отношения, стали и усилившиеся этномиграционные процессы. При отсутствии необходимой культуры межнационального общения они способствуют, во-первых, спонтанному возникновению реакции неприятия среди аборигенов к мигрантам и, во-вторых, агрессивному отчуждению пришельцев от местных жителей. В условиях слабо выраженной социальной стабильности мигранты могут усилить этническую конфронтационность в различных регионах России.

Миграция разрушила иллюзию односторонности и завершености национального государства, так как большинство элементов культурного обмена транснациональны и подрывают национальные границы. На фоне настойчивого выдвижения коллективных требований со стороны маргинализованных и долгое время подавлявшихся национальным государством групп населения, роста региональных, этнокультурных, этнополитических движений, развивающихся в противовес глобальным структурным изменениям, крайне драматичными выглядят трансформации взаимосвязи между культурным плюрализмом и национальным государством.

Именно поэтому в некоторых обществах, таких как Канада, Мавритания, Австралия, этнические различия поощряются правительствами до того момента, пока они не противоречат интересам государств. Этот уровень социально-политической и этнокультурной практики охватывается мультикультурализмом. В отличие от концепций этничности, объясняющих механизмы взамной диференциации человеческих коллективов на основе их реальных или воображаемых этнокультурных признаков, мульткультурализм представляет собой опыт и технологию реализации “структурно-организационной деятельности”, направленной на интеграцию и внутреннюю стабилизации поликультурных и полиэтничных национальных обществ. В связи с разработкой идей мультикультурализма получила дальнейшее развитие идея признания и защиты этнокультурного плюрализма как черты многих современных национальных обществ. Поэтому на первом этапе формирования концепций мультикультурализма его главной задачей выдвигалось создание таких правовых и политических условий в пределах соответствующих национальных государств, которые обеспечивали бы равный статус меньшинств и национального большинства, равные шансы на сохранение и развитие их культур. Кроме того, подчеркивая процессуальный характер этнокультурных параметров национальных обществ, мультикультурализм позволил по-новому поставить проблемы этнической идентичности, сформулировать перспективные подходы к изучению нации и национализма, пространной мобильности населения, а также перевести исследование этих феноменов в транснациональных контекст. В этом плане мультикультурализм выступил не только как форма новейшей саморефлексии общества, не только как отражение процессуального характера этнокультурных и этносоциальных явлений, но, прежде всего, как конкретная идеология и политика, направленная на реализацию наиболее продуктивных правовых и политических механизмов стабилизации общества, развития его этно-культурного многообразия и социльной интеграции на основе оптимального баланса интересов и равенства прав национального большинства и этнических меньшинств. В осуществлении мульткультуральной перспективы ведущая роль принадлежит государству и его институтам. Мульткультурализм выступает при этом как особая политическая программа, система специальных политико-правовых, социальных и культурных мероприятий, инициируемых и осуществляемых государством по отношению к этническим, культурным, языковым и иным меньшинствам, а также по отношению к культуре и языку национального больщинства. Однако, чтобы ввести уровень государства в анализ проблем полиэтнических обществ, характера и перспектив их развития, государство, по мнению Ф. Барта, следует рассматривать не как символ или идею, но как актора. Это возможно осуществить лишь при условии использования таких аналитических процедур, которые дифференцируют понятие «государство» в терминах его структуры и моделях действия, которым оно следует. Необходимо анализировать политику каждого общества, связывая ее с чертами режима. Только после этого можно будет определить власть или силу государства как специфического «третьего игрока».

Это тем более важно, что вопрос о достижении реальных политических, социальных и экономических условий реализации межкультурной жизни, межкультурного согласия и взаимодействия волнует все многонациональные государства.

Под влиянием идеологии интернационализма и административной миграционной политики, резких темпов урбанизации и индустриализации многие народы, и русский в том числе, стали утрачивать черты традиционной этнической культуры и быта. Начавшийся в конце 80-х гг. процесс демократизации политической жизни вызвал тенденцию этнического возрождения, которая спроецировалась на проблему формирования национальной государственности и осмысления своего места в системе других народов бывшего СССР. Этническая интеллигенция практически всех народов также поставила проблему возрождения этнического самосознания и осмысления государственных форм защиты этнической культуры. В 1990 г. происходит институциализация этого процесса: все бывшие союзные республики приняли Декларации о государственном суверенитете. Свое завершение эта тенденция нашла в распаде СССР на ряд самостоятельных государств.

Суверенизация России сопровождалась обретением статуса республик бывшими российскими автономиями. Однако этнополитический процесс в целом по стране удалось перевести в русло федерализации. Ключевой в политической жизни страны в 90-х гг. ХХ века стала проблема выработки оптимальной модели федерального устройства, которая при необходимой мере централизации управления допускала бы и достаточно широкие автономные права различных народов и территорий. Этнокультурная специфика населения России определила и путь федерализации страны - асимметричную федерацию конституционно-договорного типа. В ней закладывается неравный объем прав таких субъектов Федерации, как республики и административные края и области. В основе конституирования республик лежит национально-территориальный принцип.

Федерализация страны, протекающая параллельно с возрождением этнокультурной регионализации, активным развитием языков титульных народов и их самосознанием углубляет сегментацию общественного самосознания, требует проведения активных мер по формированию общегражданского национального самосознания населения России. Общее состоит в том, что все согласны: на развитие Федерации оказывают влияние разные исторические, юридические, экономические, географические, этнонациональные условия формирования субъектов Федерации.

Но, как мы видели, в Центре доминировало представление: различия в статусе субъектов, связанные с разнообразием этих условий, - явление, которое надо нивелировать. В субъектах же Федерации, прежде всего, тех, которые задавали тон в диалоге с Центром, доминировало представление о естественности таких различий, объективных основаниях асимметричности федерации. Аргументы асимметричности федерации приводились как в целом для российского государства, так и для обоснования статуса конкретных субъектов Федерации.

Нам представляется, что перестройка национальной политики в сфере культуры должна исключить практику навязывания «сверху» духовных стандартов и критериев, выработанных без ведома и участия представителей всех больших и малочисленных народов. Идея национально-культурной автономии, отвергнутая в свое время как проявление «национализма», в нынешних условиях, учитывая, например, что на территории России дисперсно проживает свыше 9 млн. человек, представляющих собой диаспоры народов «ближнего зарубежья», приобретает значение одного из важнейших легитимных способов разрешения межэтнических конфликтов. Все эти этнические диаспоры, проживающие в иноэтнической среде и не имеющие своих государственных структур, могли бы с большей эффективностью использовать право на свободное пользование родным языком в личной и общественной жизни, создавать и поддерживать собственные культурные и образовательные учреждения, издавать газеты, книги и т. п.

Идея законодательной защиты прав национальных меньшинств к настоящему времени прочно утвердилась в большинстве демократических государств. Она продиктована как логикой жизни, так и логикой права. Нужно учитывать еще один важный момент. Особый статус коренных наций, оказавшихся в меньшинстве на своей исконной земле, не содержит в себе никакой дискриминации, имеет только защитный характер, ибо направлен на преодоление фактического неравенства, сложившегося в силу объективных и субъективных причин. Нельзя рассуждать по аналогии с Прибалтикой и Молдовой, где клад. С другой стороны, коренные нации Якутии по своей сути являются аборигенным населением: во-первых, у них имеется колониальное прошлое; во-вторых, национальная самобытность их образа жизни, языка, культуры, психологического склада связана только с этой землей, являющейся для них исконной. При этом среди субъектов федерации имеется немало дотационных. При наличии такой структуры разный статус прямо отражается на финансовом и экономическом положении отдельных политико-административных единиц, не говоря уже о группах, вовсе не имеющих своих автономий. Ведь и в нынешних условиях экономическое положение отдельных субъектов федерации зависит отчасти от распределительной системы: финансовая поддержка идет вначале в республику, край или область и уж от их руководства зависит, какую часть выделять на долю автономии или на удовлетворение культурных потребностей отдельных меньшинств. Более того, от руководства административной единицы любого уровня зависит, по каким каналам распределять финансовые вливания. Если же республика богата и добилась права самостоятельно использовать большую часть своих ресурсов, как это видно на примере Татарстана или Башкортостана, то их распределение в некоторых случаях зависит от этнических ориентаций чиновников, заправляющих властными структурами. Но в руководстве многих национальных республик и автономий преобладают представители титульных этносов, причем даже в том случае, если последние не составляют большинства населения этих субъектов федерации. Впрочем, имеются и другие примеры, где, как в Удмуртии, власть, напротив, находится в руках русских.

Взаимопереплетение процессов интеграции, взаимообогащения в сфере культурно-творческого освоения действительности и одновременно привнесение в него элементов национально-этнической специфики, этнокультурной самобытности способно создать необходимые гарантии как для прогресса полиэтнического социума в целом, так и для проявления каждой личностью своих способностей и дарований.

В последние годы едва ли не все национальные «лидеры» используют возможности демократии и свободы для обеспечения этнического развития в узконациональном, этнократическом его понимании, не видя нередко, что и в этническом процессе определяющую роль в конечном итоге играют многонациональные, интернациональные факторы. Надо отметить, что развал Советского Союза, потеря надэтнической идентичности, глубочайший кризис экономики, идеологии и политики, а значит, и состояния государственного строительства, законности и правопорядка взбудоражили, взорвали национальное сознание многих людей и целых народов. Отсюда и автоматический перевод проблем развития общества в сферу межнациональных отношений, что придает им, совершенно неоправданно, этнополитическую окраску. Такие подходы резко усиливают присущую нациям и национальным отношениям чувствительность и взрывоопасность вплоть до искажения их сути и перспектив развития. Усугубляют подобную ситуацию и разного рода крайние экстремистские проекты «обустройства народов», «обустройства России», поиск «национальной идеи» на основе диктата интересов одного этноса, воссоздания «имперской федерации» с неизбежной ассимиляцией всех культур и национальностей. Им противостоят узконациональные ориентации, направленные на разрыв единой государственной общности, вплоть до создания мелких этнократических государств. Подобные идеи «отмены национальностей» - с требованиями «забыть о нациях», «роспуска республик», как и господства идей суверенитета, его доведения до «национального суверенитета» - приводят к политизации этнического фактора, превращают национальные отношения и многонациональность из потенциала развития единой России в сферу бесконечных распрей и конфликтов.

Соответственно развитие социально-политических процессов в нашей стране, как в большинстве постсоциалистических государствах, и, прежде всего, политические спекуляции вокруг этнического фактора привели к кризисному состоянию общества, государства.

Возможно, что лучшим решением проблемы является национально-культурная автономия, ведь институт национально-культурной автономии направлен на саму суть этнических проблем национальных меньшинств, этнических групп – удовлетворение духовных, культурных потребностей народов, сохранение и развитие традиций, специфических черт образа жизни, языка, искусства, этнической идентичности. Национально-культурная автономия реализуется через самоорганизацию и общественную инициативу заинтересованных граждан, мобилизуя не только массовую волю, но и духовную поддержку общины. Осуществляя свою деятельность через общественную инициативу, национально-культурная автономия будет способствовать межэтническому согласию, реализации широко понимаемых интересов народов и их отдельных групп.

Нации-этносы хотя и самостоятельны, но не самодостаточны, что обусловливает их открытость и тяготение к другим народам и культурам, способность воспроизводства и обогащения своей самобытной культуры, системы своего естественного жизнеобеспечения и самосохранения именно через взаимодействие и общность с этими народами и культурами. Так, каждый народ нашей страны в силу названного взаимодействия созидает общий социально-духовный потенциал многонациональной России. Налицо непрерывный процесс сотворчества народов и культур. Основополагающее влияние на состояние наций, на межнациональное сотрудничество оказывает конкретно-историческая не только самобытность собственного опыта развития, но и общая для данной страны характеристика социальной, экономической и духовной жизни общества и государства.

Этническая, национальная специфика народов и культур пронизывает все стороны жизнедеятельности людей и их общностей. Соответственно, с этой спецификой надо считаться в деле общественного и государственного устройства единой страны. При этом следует исходить из того, что наша национальность и многонациональность находятся в эволюционном процессе своего развития в единой социальной и духовной общности, вытекая из исторически сложившихся форм общностей людей, самобытности их культур и традиций, образа жизни, психологии, характера и т.д. Национальное, как отдельное, самобытное явление России, дополняется исторически не менее богатой сущностью - многонациональностью. В своей гармонии они и составляют целостность России, социально-политическую общность - россиян, которая предполагает вовсе не одинаковость образующих частей, а единство многообразия. И только в единстве, согласованности интересов разных этнических общностей возможно дальнейшее стабильное развитие полиэтничного и поликонфессионального общества.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   25

Похожие:

История и современность информационно-аналитический бюллетень №12 уфа 2011 Информационно- аналитический iconПредисловие информационно-аналитический
Информационно-аналитический бюллетень по охране труда является периодическим изданием Координационного Совета по охране труда и проблемам...
История и современность информационно-аналитический бюллетень №12 уфа 2011 Информационно- аналитический iconПредисловие информационно-аналитический
Информационно-аналитический бюллетень по охране труда является периодическим изданием Координационного Совета по охране труда и проблемам...
История и современность информационно-аналитический бюллетень №12 уфа 2011 Информационно- аналитический iconПредисловие информационно-аналитический
Информационно-аналитический бюллетень по охране труда является периодическим изданием Координационного Совета по охране труда и проблемам...
История и современность информационно-аналитический бюллетень №12 уфа 2011 Информационно- аналитический iconПредисловие информационно-аналитический
Информационно-аналитический бюллетень по охране труда является периодическим изданием Координационного Совета по охране труда и проблемам...
История и современность информационно-аналитический бюллетень №12 уфа 2011 Информационно- аналитический iconИнформационно исследовательский центр
Информационно-аналитический обзор о положении русских соотечественников в казахстане 2007 год
История и современность информационно-аналитический бюллетень №12 уфа 2011 Информационно- аналитический iconБюллетень за 2010 год
Информационно-аналитический бюллетень представляет собой ежегодный сборник официальных статистических документов и аналитических...
История и современность информационно-аналитический бюллетень №12 уфа 2011 Информационно- аналитический iconИнформационно-методический бюллетень №2 Уфа, январь 2006 г.
Информационно-методический бюллетень составлен начальником научно-методической части (нмч) Даутовой Т. А
История и современность информационно-аналитический бюллетень №12 уфа 2011 Информационно- аналитический iconБюллетень информационно-аналитического центра ЦК скм РФ
О ситуации в молодежном движении России в декабре 2003 г. Аналитический обзор иац ЦК скм РФ
История и современность информационно-аналитический бюллетень №12 уфа 2011 Информационно- аналитический iconБюллетень за 2006 год
Информационно-аналитический бюллетень представляет собой ежегодный сборник официальных статистических документов и аналитических...
История и современность информационно-аналитический бюллетень №12 уфа 2011 Информационно- аналитический iconБюллетень за 2009 год
Информационно-аналитический бюллетень представляет собой ежегодный сборник официальных статистических документов и аналитических...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница