Проблема смысла с




НазваниеПроблема смысла с
страница8/27
Дата26.01.2013
Размер4.01 Mb.
ТипРешение
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   27
63

фрагмента естественного языка на формальный язык. При этом выбирается достаточно богатый, представительный фрагмент этого языка в том отношении, чтобы он, например, содержал квантификацию в экстенсиональном и интенсиональном контекстах, референцию посредством собственных имен и определенных дескрипций, неоднозначные языковые выражения и др.

Увеличение степени адекватности формальной модели естественного языка, внесение в нее характеристик, во все большей степени охватывающих реалии этого языка, рассматриваются как то, что принципиально достижимо путем дальнейшей разработки концептуального и технического аппарата модели.

Базисная синтаксическая абстрактная структура выражений рассматриваемых фрагментов естественного языка, как правило, задается в терминах «категориальной грамматики» в духе идей К. Айдукевича ' (см. 74). Синтаксическая категория выражения считается базисной либо выводной (производной, составной) и определяется тем, какое новое выражение оно образует, вступая в комбинацию с другими выражениями естественного языка. Так, если а, а\, ..., ап являются любыми (базисными или выводными) категориями, то (a/ai...an) является выводной категорией. Таким образом, вид категориального символа показывает, с выражением какой категории сочетается рассматриваемое выражение и к какой категории оно принадлежит. Так, а/й1 означает, что речь идет о выражении, которое принимает выражение категории а\ и дает выражение категории а. Множество выводных категорий, очевидно, является бесконечным.

Базисные структуры преобразуются в поверхностные структуры посредством ряда формальных синтаксических .операций — «базисных правил» и «правил трансформации» 'в грамматике Льюиса, «правил элиминации логической

1 Строго говоря, имеется разница в определении категориального языка у разных исследователей. Например, Монтегю определяет его алгебраически, Льюис — в терминах грамматики «фразо-ввдх структур», Крессвелл — в теоретико-множественных терминах. Вообще «категориальная грамматика» рассматривается как «распознающая» грамматика. Речь в ней идет о такой процедуре анализа предложения, которая начинается с лексического уровня и завершается символом предложения. Однако в синтаксической метатеории «распознающие» грамматики формально эквивалентны «порождающим» грамматикам, предполагающим обратную процедуру синтаксического анализа предложения (см. 83).

64

символики» в грамматике Крессвелла. Базисная структура, будучи задана в терминах категориальной грамматики, особенно удобна в качестве объекта семантической интерпретации: синтаксические правила грамматики указывают ход применения семантических операций (правил). Тем самым обеспечивается осуществление фрегевского принципа функциональности: выражение (его значение и смысл) выступает как функция, принимающая в качестве своих аргументов другие выражения (их значения и смыслы) и производящая новое выражение (его значение и смысл) в качестве своего значения.

Перейдем к общей характеристике собственно семантического компонента в концепциях референтной семантики естественного языка.

3. СМЫСЛ КАК ФУНКЦИЯ:

СЕМАНТИЧЕСКИЕ КОНЦЕПЦИИ

Д. ЛЬЮИСА, Р. МОНТЕГЮ, М. КРЕССВЕЛЛА

В концепции Д. Льюиса ' (201) смысл рассматривается как конструкт, построенный из элементов, принадлежащих разным онтологическим категориям. Смысл предложения — это то, что определяет его истинностное значение (экстенсию предложения) в различных возможных положениях вещей (возможных мирах), в различное время, в различных местах, для различных носителей языка и т. д. Смысл имени, согласно этой концепции, определяет, какой предмет (экстенсия имени) именуется в различных положениях вещей, в различное время и т. д. К категории предметов относятся как те, которые существуют в действительном мире, так и те, которые могли бы существовать в положениях вещей, отличных от действительного. Смысл общего существительного определяет, к какому множеству (возможных или действительных) предметов (как его экстенсии) оно относится в различных положениях вещей и т. д. Таким образом, смысл в данной концепции — это функция в наиболее общем теоретико-множественном понимании этого слова, при котором область аргументов, как и область значений функции, может состоять из любых сущностей.

1 Мы начинаем наше рассмотрение именно с этой концепции лишь в долях простоты построения изложения: теоретическп и исторически заслуга эксплицитного рассмотрения смысла выражений как функции принадлежит Монтегю.

5
65
Заказ № 679



5*
Любая функция от индексов к соответствующим экстенсиям базисных категорий называется интенсией. В качестве интенсий выводных синтаксических категорий рассматриваются «композиционные интенсий», образование которых подсказывается соответствующими категориальными индексами синтаксических категорий. Если а, а\, ..., ап базисные или выводные синтаксические категории, интенсией категории (a/ai ... ап) является и-нарная функция от ai-интенсий, ..., ап-интенсий в качестве аргументов к а-интенсии в качестве значения функции. Иными словами, результатом конкатенации {а]а\ ... ап) с интенсией со, а\ с интенсией си ..., ап с интенсией сп является а с интенсией с0 {с\ ... сп). Так, в грамматике Льюиса, где в качестве базисных выступают категории предложения S, имени N и общего существительного С, интенсия прилагательного С/С рассматривается как любая функция от интенсий для С к интенсий для С, т. е. функция, область аргументов и область значений которой состоит из функций от индексов к множествам предметов.

Интенсией категории наречия (S/N)/(S/N) является функция от интенсий глагольных фраз к интенсиям глагольных фраз, т. е. функция от функции, которая является функцией от функции, которая является функцией от индексов к предметам, к функции от индексов к истинностным значениям, к функции от функции, которая является функцией от индексов к предметам, к функции от индексов к истинностным значениям (!). Не трудно представить, как громоздок конструкт, представляющий интенсию для наречий, модифицирующих другие наречия, т. е. для категории ((S/N) (S/N)/(S/N)/(S/N)) и т. д. Однако за 'сложностью таких конструктов нельзя не видеть простоты принципов их строения. В этой связи можно провести аналогию с ситуацией, имеющей место при теоретико-множественной реконструкции, или экспликации, понятия действительного числа, интуитивно довольно простого, хотя теоретически описываемого не менее сложно.

Смысл в рассматриваемой модели, однако, не всегда тождествен интенсий, ибо возможны различия в смысле, не сопровождаемые различием интенсий. Так, о логических тавтологиях (всегда истинных предложениях) можно сказать, что они имеют одну и ту же интенсию, а именно постоянную функцию, имеющую при любом индексе истинностное значение Истина, но нельзя сказать (исключая тривиальный случай, когда речь идет об одной и той же

66

тавтологии), что они в этом случае имеют один и тот же смысл.

Так, семантическое отличив предложения «Трава является зеленой или трава не является зеленой» от «Снег является белым или снег не является белым» состоит в различии интенсий, составляющих соответственно выражения «Трава является зеленой» и «Снег является белым». Следовательно, только тогда, когда рассматриваются интенсиц составляющих и т. д. (т. е. когда достигается уровень простых лексических составляющих как составляющих терминальной цепочки базисной структуры), тождество интенсий можно рассматривать как необходимое и достаточное условие тождества смыслов.

Согласно Льюису, «различия в интенсий дают нам грубые различия в смысле. Тонких различий в смысле мы должны искать в анализе сложного выражения на его составляющие и в интенсиях этих составляющих» (201, с. 182). Поэтому смысл у Льюиса отождествляется с семантически интерпретированным фразовым маркером (фразовой структурой) без его терминальных узлов (вершин). Смысл определяется как такое дерево, каждый узел которого занят упорядоченной парой <а, с>, состоящей из категории и соответствующей интенсий для этой категории, и непосредственно под каждым нетерминальным узлом, занятым такой парой, имеются два или более узла, занятые парами 0, со>, , ..., <аи, си> такими, что ао является (a/ai ... а„), а с является с„ (ci ... сп) (201, с. 184).

Таким образом, поскольку смысл в концепции Льюиса отождествляется с семантически интерпретированными фразовыми маркерами, синтаксические правила фразовой структуры категориальной грамматики вместе с соответствующими семантическими правилами проекции являют собой условия правильности построения смыслов, или правила осмысленности, языковых выражений.

Если смысл является деревом с единственным узлом, то он полагается простым, а все другие смыслы — сложными. Последние образуются из простых смыслов, представленных в лексиконе естественного языка (как инвентаре простых смыслов) посредством процедуры, согласно которой несколько смыслов (простых или сложных) соединяются в качестве субдеревьев под новым узлом. Смысл тп' называется составляющей смысла тп, если и только если га' является субдеревом тп; говорится, что тп порождается

67

множеством простых смыслов, если и только если каждая простая составляющая т' принадлежит этому множеству. Располагая в качестве фундаментального определением истинности предложения при определенном индексе, Льюис может перейти к определению других важных выводных семантических отношений и свойств языковых выражений, таких, как логическая истинность (как истинность выражения во всех возможных мирах), аналитичность (как истинность при любом индексе), логическое следствие (5" полагается логическим следствием S, если и только если S' является истинным во всех тех мирах, в которых истинно S; тогда S' логически следует из S, или Алогически имплицирует S') и др.

Семантическая концепция Льюиса является одной из наиболее простых референтных концепций, использующих семантику «возможных миров». Ее можно рассматривать в качестве классического примера использования концептуального аппарата интенсиональной логики для анализа (несложных) реалий естественного языка, в качестве «введения» в такое применение интенсиональной логики. Существенным в этой концепции, как, впрочем, и в других ниже характеризуемых ее аналогах, является понимание смысла как интенсиональной функции, а аспекта осмысленности выражений естественного языка как аспекта их интерпретации на определенном множестве интенсиональных объектов аналогично интерпретации выражений формального языка. В этой концепции (как и в рассматриваемых далее концепциях Монтегю и Крессвелла) в отличие 1 от интерпретативной теории положительным является то, что именно посредством функционального рассмотрения смысла уже устанавливается связь между естественным языком и миром, вернее, между «семантикой языка» как теоретическим конструктом и миром. При этом осуществляется минимальная, но конструктивная попытка формально (т. е. средствами теории) учесть самого носителя языка в качестве одного из прагматических факторов, именно как референта индексного выражения. Такая попытка, несмотря на ее ограниченность, представляет собой шаг в расширении возможностей логического описания языка, в расширении понимания самой проблематики смысла.

Перейдем к характеристике семантической концепции Р. Монтегю, одного из наиболее видных представителей референтного направления анализа естественного языка.

68

Цель его исследований — построение семантической теории естественного языка как теории логической формы его выражений, которая на основе придания этим выражениям определенной формы, или структуры, делала бы возможным построение теории истины для данного языка. Согласно Монтегю, если основная цель синтаксической теории состоит в том, чтобы охарактеризовать (строго определить) различные синтаксические категории языка, то основная цель построения теории семантики — охарактеризовать понятие истинного предложения и понятие следования. Термин «грамматика Монтегю» относят, как правило, к идеям, изложенным в двух работах (223, 224), составляющих ныне основу определенной школы формального анализа естественного языка.

Как принято в работах Монтегю, вслед за рекурсивным определением синтаксически правильно построенного выражения, принадлежащего к определенной — базисной или выводной — категории, вслед за введением синтаксического понятия дерева анализа предложения (являющегося, скорее, аналогом «трансформационных», нежели фразовых, структур трансформационной-генеративной грамматики) демонстрируется синтаксический способ построения выражения, содержащий информацию о последовательности и содержании синтаксических операций, определяющих его строение.

Соответственно синтаксическим вводятся семантические — базисные и выводные — категории: определяется понятие модели как непустого множества Е («модельной структуры») и /—функции приписывания базисным выражениям соответствующих сущностей из множества Е. Определение модели обусловливает объекты, которые должны соотноситься с базисными выражениями в качестве их семантических значений (values), в качестве их возможных денотаций. Вводя соответствующие синтаксическим семантические операции, получают экспликацию в терминах рассматриваемого подхода понятие истины предложения относительно определенной точки референции и определенной интерпретации, понятие неоднозначности !, логической истинности, логического следования и др.

1 Так, истинность неоднозначного предложения определяется относительно определенного разрешения его неоднозначности посредством представления разных деревьев его анализа; таким образом, истинность определяется для пар, состоящих из предложения

69

d схематизированном виде семантические идеи теории Монтегю можно представить следующим образом.

Семантические категории вводятся посредством указания (строго говоря, посредством рекурсивного определения) множества возможных денотаций D соответствующих синтаксических категорий относительно модельной структуры. Каждая из них соотносится с определенной семантической категорией, или типом, по терминологии Монтегю, как типом определенных денотаций.

Типы в семантической теории играют роль, аналогичную роли синтаксических категорий в синтаксической теории, причем какой именно тип должен быть приписан данной синтаксической категории — дело интуитивного, дотеоретического понимания языка. Строго говоря, модель языка приписывает семантические значения только базисным выражениям естественного языка. Приписывание определенных значений выводным выражениям осуществляется посредством семантических правил, формулировка которых не является проблематичной, так как они являются семантическим аналогом соответствующих синтаксических правил: для каждого синтаксического правила имеется соответствующее семантическое правило. Так, множество возможных денотаций индивидуальных выражений относительно модельной структуры Е принадлежит типу е сущностей множества Е, т. е. De,E=E, или f(«a»)^E, где «а» — индивидуальное выражение, т. е. функция / соотносит с каждым индивидуальным выражением (например, собственным именем) один и только один элемент Е.

Множество возможных денотаций повествовательных предложений относится к типу t и является множеством истинностных значений бинарной логики {0, 1}, т. е. DttE= {0, 1}; множество денотаций непереходных глаголов (одноместных предикатов — в логической терминологии) относится к типу <е, t>, т. е. D<e!t>=Df\E, или f(«P») — {0, 1}Е, где «Р»— непереходный глагол. Вообще множество денотаций других синтаксических категорий относительно модельной структуры Е определимо рекурсивно и может быть выражено формулой: На, в, e=Dва^, или Doed'x ■ ■ -xDn,Tjip А, В — синтаксические категории, а под XY, как обычно, понимается множество всех функций

и определенного анализа его структуры. Только относительно разрешающего неоднозначность предложения анализа определяется и понятие логического следования.

1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   27

Похожие:

Проблема смысла с iconВ. П. Зинченко Смысл есть жизнь
Проблема смысла одна из самых трудных и неопределенных в психологии. В то же время смысл — самое реальное в человеческом бытии, возможно,...
Проблема смысла с iconСоциальные коммуникации
Обыденное и научное понимание коммуникации. Социальная коммуникация как движение смыслов в социальном времени и пространстве. Проблема...
Проблема смысла с iconПроблема смысла жизни в современной философии
Работа выполнена на кафедре философии Пермского государственного университета им. А. М. Горького
Проблема смысла с iconЛ. Ионин Проблема некросоциологии
Вопрошающий историк рано или поздно получает ответ из прошлого. Как писал Бахтин: нет ничего абсолютно мертвого: у каждого смысла...
Проблема смысла с iconВ семи томах том Информатика смысла Машинная лингвистика
Семантическая и распознающая грамматики связаны между собой как алгоритм и средства его реализации. Основой для контроля правильности...
Проблема смысла с iconВ. М. Пивоев философия смысла, или телеология
П32 Философия смысла, или Телеология / В. М. Пивоев; ПетрГУ. — Петрозаводск, 2004. — 114 с
Проблема смысла с iconПроблема природы и сущности человека в философии
Проблема происхождения человека. Религиозная, эволюционная и космическая концепции
Проблема смысла с icon4 Проблема знаний центральная проблема ии метод представления знаний
Искусственный интеллект – Севастополь – День 07, лекции №21, №22, №23 и №24
Проблема смысла с iconПроблема времени в современной науке
...
Проблема смысла с iconРеферат Управление качеством образования как педагогическая проблема
Проблема качества образования – одна из центральных проблем современной школы. От решения этой проблемы зависит качество жизни человека...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница