Философское мировоззрение эйнштейна




Скачать 474.58 Kb.
НазваниеФилософское мировоззрение эйнштейна
страница1/3
Дата18.01.2013
Размер474.58 Kb.
ТипДокументы
  1   2   3
Д. П. ГРИБАНОВ


ФИЛОСОФСКОЕ МИРОВОЗЗРЕНИЕ ЭЙНШТЕЙНА

Среди достижений передовой творческой мысли теория от-носительности по праву заняла достойное место. Она дала возможность пересмотреть традиционные взгляды и пред-ставления о структуре материального мира, глубоко вскры-ла теснейшие связи между философией и естествознанием. Поэтому к творениям Эйнштейна не остались беспристра-стными ни физики, ни философы. И тех и других они привлекли своей особой новизной. Естествоиспытатели уви-дели в содержании теории относительности разрешение внутренных противоречий между классической механикой и электродинамикой, диалектические материалисты - естественнонаучное подтверждение тех идей о материи и ее атрибутах, которые ранее были отражены в учении классиков марксизма.

Трудности, с которыми столкнулась физика при объяс-нении ряда «диковинных» свойств природы, вызвали при-стальное внимание и у философов-идеалистов. Они дали им повод по-своему интерпретировать новые данные науки, связывая эти интерпретации с именами отдельных круп-ных естествоиспытателей. За это их впервые наиболее ос-новательно подверг критике В. И. Ленин. Анализируя при-чины кризиса в физике, он указал на особый интерес различного рода «школ и школок» идеализма к естество-знанию, и прежде всего к наиболее популярным ученым-естествоиспытателям. Так, В. И. Ленин писал: «Г. Коген старается завербовать себе в союзники знаменитого физика Генриха Герца. Герц наш, он кантианец, у него попада-ется допущение априори! Герц наш, он махист,- спорит махист Клейнпетер,- ибо у Герца проглядывает „тот же

8


Д. П. ГРИБАНОВ

субъективистский взгляд, как и у Маха, на сущность наших понятий"» [1, т. 18, с. 300].

В 1922 г. В. И. Ленин вновь обратил внимание на «сим-патию» идеалистов к физикам, но теперь уже конкретно к Эйнштейну в связи с его теорией относительности. Он под-черкнул, что если за эту теорию «ухватилась уже громад-ная масса представителей буржуазной интеллигенции всех стран, то это относится не к одному Эйнштейну, а к целому ряду, если ни к большинству великих преобразователей естествознания, начиная с конца XIX века» [1, т. 45, с. 29]. Идеалисты всяк по-своему использовали популярнейшие теории, как и наиболее видных представителей науки, для борьбы с материализмом, для подкрепления своего пошат-нувшегося под напором развивающейся науки авторитета.

Вопросы мировоззрения Эйнштейна являются предме-том дискуссий уже несколько десятков лет. В многочис-ленной философской литературе, посвященной этой проб-леме, можно увидеть самые противоречивые выводы о его философских взглядах. Эйнштейна представляли берклиан-цем, махистом, кантианцем, позитивистом, приверженцем конвенционализма, эмпириком, рационалистом и т. п. Не-которые философы причисляли его к сторонникам диалек-тического материализма.

Верно, однако, лишь одно: Эйнштейн всегда относился к философии с большой симпатией. Он отчетливо сознавал, что его абстрактную физическую теорию пространства, времени и тяготения нельзя было бы создать, опираясь лишь на данные физики, как таковые. По Эйнштейну, «критический ум физика не может ограничиваться рассмот-рением понятий только его собственной области» [СНТ, т. IV, с. 200]. И он неоднократно подчеркивал, что совре-менная физика не может обойтись без привлечения фило-софских знаний: «В наше время физик вынужден зани-маться философскими проблемами в гораздо большей степени, чем это приходилось делать физикам предыдущих поколений» [СНТ, т. IV, с. 248].

В статьях Эйнштейна анализируются самые различные философские направления. Он читал работы Аристотеля. Платона, Демокрита, Ламеттри, Спинозы, Беркли, Юма, Маха, Канта, Рассела и др. Но идеи, которые интересовали Эйнштейна в этих работах, в какой-то мере отражали


ФИЛОСОФСКОЕ МИРОВОЗЗРЕНИЕ ЭЙНШТЕЙНА

протекающие в природе и нашем сознании процессы. При этом он не разделял ни одного из положений, составляющих основу какой-либо из изучаемых им систем идеалистиче-ской философии.

Эйнштейн понимал, что методы классической физики, как и общая философская материалистическая методоло-гия, господствовавшая в естествознании XVIII-XIX вв., не могут быть перенесены в новую физику. Английский фи-зик Г. Бонди, автор ряда трудов по теории относительности, следующим образом передает обстановку, которая царила среди физиков в начале XX в. «Исторически случилось так,- отмечает он,- что мощь, достаточную для того, чтобы помочь нам вырваться за рамки применимости здра-вого смысла, физические приборы обрели к концу XIX и в первые годы XX в. Тогда впервые были получены резуль-таты, явно противоречащие нашему повседневному опыту, приобретенному в иных, прежних условиях, и это привело к мучительным поискам и сомнениям» [3, с. 65]. Враждеб-ное отношение буржуазных правительств к марксизму не давало возможности многим естествоиспытателям, в том числе и Эйнштейну, обратиться к диалектическому мате-риализму, который, как показал В. И. Ленин, мог бы по-мочь успешно разрешить все трудные проблемы, связан-ные с новой физикой. Поэтому-то Эйнштейн вынужден был искать ответ на поставленные наукой вопросы в до-ступных ему философских системах.

Однако было бы ошибкой считать, что философские взгляды Эйнштейна формировались исключительно под вли-янием идеалистической философии, с которой он был зна-ком. Он глубоко усвоил достижения естествознания, распо-лагал богатыми наблюдениями не только за природой, но и за многими общественными явлениями, впитал в себя передовую науку и культуру своего времени. К нему в пол-ной мере можно отнести слова Гегеля, который писал, что «для опыта имеет существенное значение, какой ум при-ступает к изучению действительности. Великий ум делает великие наблюдения и усматривает в пестрой игре явле-ний то, что имеет значение» (цит. по [2, с. 520]). Под влия-нием окружающей действительности Эйнштейн выработал свое определенное естественнонаучное и философское ми-ровоззрение, которое нередко возвышалось над идеями,


10


Д. П. ГРИБАНОВ

ФИЛОСОФСКОЕ МИРОВОЗЗРЕНИЕ ЭЙНШТЕЙНА

11


извлекаемыми из той или иной философской системы. Обращение к отдельным философам было необходимо ему большей частью для того, чтобы убедиться в правильности своих ранее сформировавшихся взглядов на окружающий мир и методы его познания.

1.

ОТНОШЕНИЕ К ИДЕАЛИЗМУ

И ПОЗИТИВИЗМУ:

СООТНОШЕНИЕ ОПЫТА И ТЕОРИИ

Эйнштейна интересовали, например, следующие гносео-логические вопросы: «Что может дать познанию чистое мышление независимо от чувственного восприятия. Воз-можно ли познание, основанное на чистом мышлении? Если же нет, то каково соотношение между познанием и тем сырым материалом, которым являются наши ощуще-ния» [СНТ, т. IV, с. 248].

В многочисленной философской литературе он находил на этот счет самые противоречивые ответы. Ему импони-ровал все «возрастающий скептицизм» по отношению к попыткам получить знание о внешнем мире с помощью одного лишь чистого мышления. Но Эйнштейн не разделял идеи тех философов, которые придерживались позиций на-ивного реализма. «Аристократическая иллюзия о неогра-ниченной проницательности чистого мышления,- писал он,- имеет своего двойника - значительно более плебей-скую иллюзию наивного реализма, согласно которому все вещи «существуют» в том виде, в каком их воспринимают наши чувства» [СНТ, т. IV, с. 249].

Чтобы преодолеть эти «две иллюзии», Эйнштейн апел-лирует к некоторым положениям Беркли, Юма и Канта. Его интерес к названным философам был вызван вовсе не тем, чтобы, опираясь на их авторитет, делать нападки на материализм, на понятие материи, свести объективный мир к восприятиям или отказаться от идеи о познаваемости мира и т. д. Философские идеи Беркли, Юма и Канта, составляв-шие сущность их идеалистических систем, были Эйнштей-ном отброшены. Он отверг их концепции пространства и времени, не принял агностического учения Юма [СНТ,

т. IV, с 250-252], а основной принцип философии Беркли «существовать - значит быть воспринимаемым» назвал несостоятельным [СНТ, т. IV, с. 298]. Работы Беркли, Юма и Канта привлекли внимание Эйнштейна той своей стороной, которая выражала определенное отступление от общепринятой метафизической гносеологии, господст-вовавшей в классической физике.

В учении Беркли, например, Эйнштейн нашел поло-жение о том, что наши чувства воспринимают непосред-ственно не предметы внешнего мира, на что делали упор эмпирики, а лишь процессы. Но если для Беркли предме-ты внешнего мира представлялись комплексами идей (ощущений), то материалистическая интуиция Эйнштей-на подсказывала ему, что процессы, воспринимаемые на-шими органами чувств, причинно связаны с предметами, существующими объективно, независимо от восприятий субъекта.

Изучение работ Юма подсказало Эйнштейну, что такие общие и наиболее существенные понятия, как, например, причинность, нельзя непосредственно, однозначным об-разом получить из чувственных данных. Но если Юм на этом основании сделал агностический вывод - «все в по-знании, что имеет эмпирическое происхождение, недостоверно», то Эйнштейн, отбросив агностицизм Юма, исполь-зовал его идею против крайнего эмпиризма: наше знание о вещах «состоит исключительно из переработанного сы-рья, доставляемого нашими органами чувств» [СНТ, т. IV, с. 250].

Обрыв в цепи познания по вине Юма должен быть вос-становлен. Это Эйнштейн понимал. Некоторый выход из создавшейся трудности он нашел у Канта. Кант считал, что если эмпирические данные не могут привести к досто-верному знанию (позиция Юма), а без таких понятий, как причинность, время, пространство и пр., мыслитель-ная деятельность невозможна (они, по Канту, являются предпосылкой всякого мышления), то, следовательно, до-стоверное знание основано на чистом мышлении, имеет априорный характер. Но не этот вывод Канта привлек внимание Эйнштейна.

То положительное, что Эйнштейн заимствовал у Канта, он сформулировал следующим образом: «Идеи Канта я

12


Д. П. ГРИБАНОВ

ФИЛОСОФСКОЕ МИРОВОЗЗРЕНИЕ ЭЙНШТЕЙНА

13


воспринял не сразу. То действительно ценное, что наряду с совершенно очевидными ныне ошибками содержится в его учении, стало мне понятно лишь очень поздно. Сущ-ность идей Канта можно было бы сформулировать так: «Реальность не дана нам, а задана (так же, как задают загадки)». Очевидно, это означает следующее: понять то, что происходит вне нас, можно с помощью построения понятий, значимость которых целиком основана на их подтверждении» [СНТ, т. IV, с. 307]. Эйнштейн видел, что Кант сделал «шаг вперед в решении юмовской дилеммы». Но в отличие от Канта он пришел к выводу, что наши знания о внешнем мире черпаются из действительности благодаря умственной переработке чувственных данных. Эйнштейн не разделял положения Канта о существовании априорных понятий. Причины априоризма он видел в том, что Кант «был введен в заблуждение ошибочным мнением... будто эвклидова геометрия необходима для мышления и дает достоверное (т. е. независящее от чув-ственного опыта) знание относительно объектов «внеш-него» воспринимаемого мира. Из этой ошибки, которую нетрудно понять, он сделал вывод о существовании синте-тических априорных суждений, диктуемых одним лишь разумом и претендующим, следовательно, на абсолютную значимость» [СНТ, т. IV, с. 306].

Таким образом, обращение Эйнштейна к работам Беркли, Юма и Канта не привело его в лоно того идеали-стического направления в философии, с которым связы-вают их имена. Эйнштейн прочитал работы названных философов-идеалистов как стихийный материалист и диа-лектик. Определенные их идеи он направил в целом про-тив идеализма, агностицизма и метафизики, в частности против вышеназванных двух «иллюзий» метафизическо-го и идеалистического взглядов на источник нашего знания.

Эйнштейн часто апеллирует к трудам Маха. Следует, конечно, отличать естественнонаучные работы Маха от его философских. Что касается его философии, то Эйн-штейна привлекало не ее подлинное содержание. Ему нравилось прежде всего влечение Маха к гносеологиче-ским вопросам. И хотя поначалу Эйнштейн глубоко не вникал в суть гносеологии Маха, сама эта сторона в дея-


тельности австрийского физика импонировала ему. Эйн-штейн в своих работах также уделял много внимания гно-сеологическим вопросам. Поэтому статью-некролог, по-священную памяти Маха (1916 г.), он начинает с часто задававшихся ему вопросов о внимании Маха к теории познания: «Как вообще могло случиться, что столь ода-ренный естествоиспытатель вынужден был заботиться о теории познания? Разве по его собственной специальности ему не осталось достойной работы?» [СНТ, т. IV, с. 27]. И отвечает: «Я не могу разделять таких убеждений... Если я посвятил себя науке, руководствуясь не такими чисто внешними мотивами, как добывание денег или удов-летворение своего честолюбия, и не потому (по край-ней мере не только потому), что считаю ее спортом, гим-настикой ума, доставляющей мне удовольствие, то один вопрос должен представлять для меня как приверженца науки жгучий интерес: какую цель должна и может ста-вить перед собой наука, которой я себя посвятил? На-сколько «истинны» ее основные результаты? Что в них существенно и что зависит лишь от случайностей ее раз-вития» [СНТ, т. IV, с. 27-28].

Содержание философских идей Маха не стало для Эйнштейна той основой, на которой формировалось его мировоззрение. Оно не вошло также и в ткань его физи-ческих идей. Идеализм Маха повлиял скорее на «окраску выражения» в творчестве Эйнштейна по отдельным про-блемам гносеологии и физики. Так, в своих «Автобиогра-фических заметках» Эйнштейн писал по поводу теории познания Маха, что она «представляется мне в сущест-венных пунктах несостоятельной» [СНТ, т. IV, с. 266]. Более конкретно свое отношение к идеям, выражающим основное содержание махистской философии, он высказал в беседе с Рабиндранатом Тагором. Тагор настаивал: «Этот мир - мир человека. Научные представления о нем - представления ученого. Поэтому мир отдельно от нас не существует. Наш мир относителен, его реальность зависит от нашего сознания» [СНТ, т. IV, с. 130]. Эйн-штейн категорически возразил Тагору: «Даже в нашей повседневной жизни мы вынуждены приписывать исполь-зуемым нами предметам реальность, не зависящую от че-ловека... Например, этот стол останется на своем месте

Д. П. ГРИБАНОВ

ФИЛОСОФСКОЕ МИРОВОЗЗРЕНИЕ ЭЙНШТЕЙНА

15


даже в том случае, если в доме никого не будет» [СНТ, т. IV, с. 132].

Столь ясный ответ Эйнштейна философии субъек-тивного идеализма, а значит, и махистской философии избавляет нас от комментариев. Можно поэтому допус-тить, что молодой Эйнштейн отнесся к философии Маха формально, не вникнул в ее сущность. Это допущение тем более оправданно, что он в отличие от Маха за ощущения-ми видел всегда объективный мир. Для него ощущения представлялись образами этого мира.

Вместе с тем Эйнштейн далеко не формально отнесся к историко-критическим естественнонаучным статьям Маха, в которых Мах, как говорил В. И. Ленин, «рассуж-дает попросту, без идеалистических выкрутас». Извест-но, что Мах-естествоиспытатель провел большую работу по изучению истории развития классической физики. Он одним из первых среди физиков низверг абсолюты клас-сической механики, указал на ее относительный харак-тер в целом и на относительность ряда ее понятий и прин-ципов, считавшихся окончательными, подчеркнул всеоб-щую связь явлений природы. Но если на основании сво-ей идеи об относительном характере научных знаний Мах пришел к отрицанию их объективности, то Эйнштейну изучение «Механики» Маха дало возможность посмотреть на природу глазами стихийного диалектика и материали-ста. «...Физики прошлого века,- писал Эйнштейн,- ви-дели в классической механике незыблемое основание для всей физики и даже для всего естествознания... Эрнст Мах в своей истории механики потряс эту догматическую веру; на меня - студента - эта книга оказала глубокое влия-ние именно в этом отношении» [СНТ, т. IV, с. 266].

Мировоззрение Эйнштейна нередко связывали с пози-тивизмом. Такой точки зрения придерживались позити-висты М. Шлик, Ф. Франк, Л. Барнетт, Г. У. Кар и др. Мы уже говорили, что Эйнштейн не разделял основных идей одной из разновидностей позитивизма - философии Маха. И чтобы более полно показать несостоятельность утверждения о тождественности мировоззрения Эйнштей-на позитивизму, посмотрим, что писал по этому вопросу сам Эйнштейн.

Философы-позитивисты враждебно относятся к «мета-

физике» (философии) и ее проблематике. Коренные по-нятия «традиционной» философии, по их мнению, не име-ют научного смысла, от них философию нужно очистить. У Эйнштейна такая позитивистская установка вызывала беспокойство, которое он проявлял неоднократно. Он счи-тал, что уже Юм породил опасность для философии, за-ключающуюся в «роковой «боязни метафизики», ставшей какой-то болезнью современного эмпирического философ-ствования» [СНТ, т. IV, с. 252]. В замечаниях на книгу Б. Рассела «Смысл и истина» Эйнштейн показал, к каким парадоксам может привести попытка позитивистов из-гнать философию из науки. «...Мне кажется,-писал он,- что этот страх вынудил рассматривать «вещи» как «набо-ры качеств», причем сами «качества» должны браться из чувственных восприятий. Далее, тот факт, что две вещи считают одной и той же вещью, если все их качества сов-падают, заставляет рассматривать геометрические соотно-шения между вещами как отношения, определяемые их качествами. (В противном случае придется считать, что Эйфелева башня в Париже и в Нью-Йорке представляют собой «одну и ту же вещь».)» [СНТ, т. IV, с. 252].

Эйнштейн понимал, что призыв позитивистов к сведе-нию задач философии исключительно к операциям с чув-ственными данными, их пренебрежение к изучению сущ-ности явлений внешнего мира являются глубоким за-блуждением и чреваты непоправимыми последствиями. Обращаясь к студентам Калифорнийского университета, он специально подчеркнул: «...все сходятся на том, что наука должна устанавливать связь между опытными фак-тами с тем, чтобы на основании уже имеющегося опыта мы могли предсказывать дальнейшее развитие событий. В самом деле, по мнению многих позитивистов, единст-венная цель науки состоит в как можно более полном ре-шении этой задачи.

Однако я не уверен, что столь примитивный идеал мог бы зажечь такую сильную исследовательскую страсть, которая и явилась причиной подлинно великих достиже-ний. Имеется еще одна тенденция, более сильная, хотя и более загадочная, замаскированная неустанными усилия-ми исследователя: стремление познать действительность, реальность» [СНТ, т. IV, с. 171].

16

Д. П. ГРИБАНОВ

ФИЛОСОФСКОЕ МИРОВОЗЗРЕНИЕ ЭЙНШТЕЙНА

17


Еще более категорично Эйнштейн критикует позити-визм в письме к своему другу М. Соловину. «...В наши дни, - пишет он, - преобладает субъективная и позити-вистская точка зрения. Сторонники этой точки зрения провозглашают, что рассмотрение природы как объектив-ной реальности - это устаревший предрассудок. Именно это ставят себе в заслугу теоретики, занимающиеся кван-товой механикой. Люди также поддаются дрессировке, как и лошади, и в любую эпоху господствует какая-ни-будь одна мода, причем большая часть людей даже не за-мечает господствующего тирана» [СНТ, т. IV, с. 555].

Эйнштейн обратил внимание на то, что позитивизм своими корнями уходит в философию Беркли, основные положения которой он отвергал: «...мне не нравится не-состоятельная, на мой взгляд, основная позитивистская установка, которая, как мне кажется, совпадает с прин-ципами Беркли («чувствую-значит существую»)» [СНТ. т. IV, с. 298].

Исключительно за счет позитивизма он относил то заблуждение, которое выразилось в пренебрежении к атомной теории со стороны ряда ученых. «Это - интерес-ный пример того, - писал он, - как философские преду-беждения мешают правильной интерпретации фактов даже ученым со смелым мышлением и с тонкой интуи-цией. Предрассудок, который сохранился и до сих пор, заключается в убеждении, будто факты сами по себе, без свободного теоретического построения, могут и должны привести к научному познанию» [СНТ, т. IV, с. 276]. По Эйнштейну, «сущее» является продуктом наших умозри-тельных построений, хотя знания и не есть результат чи-стого мышления. Они черпаются из чувственных данных, которые сами по себе, без их понятийной обработки еще не дают представления о сущем.

2.

ОТНОШЕНИЕ К РЕЛИГИИ

Эйнштейн иногда говорил о религии. Но есть ли основания делать вывод о религиозности Эйнштейна, который так часто пытались обосновать различного рода философству-ющие теологи? Посмотрим, как относился, что говорил,

как понимал Эйнштейн религию. В своей биографии он признает, что в юные годы, как и многие его сверстники, он действительно «пришел к глубокой религиозности», которая, однако, уже в двенадцатилетнем возрасте «резко оборвалась»: «Чтение научно-популярных книжек приве-ло меня вскоре к убеждению, что в библейских рассказах многое не может быть верным, следствием этого было пря-мо-таки фантастическое свободомыслие...» [СНТ, т. IV, с. 259-260].

В статье «Религия и наука» Эйнштейн пытается най-ти причины, которые приводят к религиозным идеям, к вере в сверхъестественные силы и т. п. Он считает, что религия имеет исторический характер. Она возникла на определенном этапе развития общества. У каждого наро-да на разной ступени его развития религиозные идеи порождаются разными причинами. По Эйнштейну, «веч-ный человек - это воплощение сущности человека» [СНТ, т. IV, с. 131].

Эйнштейн при объяснении загадочных явлений при-роды не видел необходимости прибегать к помощи рели-гиозных догм. «Для того, кто всецело убежден в универ-сальности действия закона причинности, - писал он, - идея о существе, способном вмешиваться в ход мировых событий, абсолютно невозможна. Разумеется, если прини-мать гипотезу причинности всерьез. Такой человек ничуть не нуждается в религии страха. Социальная, или мораль-ная, религия также не нужна ему. Для него бог, воз-награждающий за заслуги и карающий за грехи, немыс-лим по той простой причине, что поступки людей опреде-ляются внешней и внутренней необходимостью, вследст-вие чего перед богом люди могут отвечать за свои деяния не более, чем неодушевленный предмет за то движение, в которое он оказывается вовлеченным» [СНТ, т. IV, с. 128]. Однако, несмотря на резко отрицательное отноше-ние Эйнштейна к религии, идее бога, он тем не менее обра-щается к так называемой «космической религии». Что же представляет из себя такого рода религиозное чувство? Разочарование в господствовавшей «официальной» рели-гии, в той социальной обстановке, которые внушали ему смирение и указывали путь к вечному раю, вызвало у Эйнштейна обратное - интерес к тому большому миру,

18

Д. П. ГРИБАНОВ

ФИЛОСОФСКОЕ МИРОВОЗЗРЕНИЕ ЭЙНШТЕЙНА

19


который существует независимо от человека. «Изучение этого мира,- говорил он,- манило как освобождение, и я скоро убедился, что многие из тех, кого я научился це-нить и уважать, нашли свою внутреннюю свободу и уве-ренность, отдавшись целиком этому занятию... Дорога к этому раю была не так удобна и завлекательна, как до-рога к религиозному раю, но она оказалась надежной, и я никогда не жалел, что по ней пошел» [СНТ, т. IV, с. 260].

Таинственность мироздания пленила Эйнштейна. В столкновении с неизвестностью он ощущал наиболее глу-бокие и прекрасные переживания. «Я довольствуюсь тем,- писал он, - что с изумлением строю догадки об этих тай-нах и смиренно пытаюсь мысленно создать далеко не полную картину совершенной структуры всего сущего» [СНТ, т. IV, с. 176].

Эйнштейн верил в силу человеческого разума, в его способность раскрыть скрытые тайны Вселенной. Но он считал, что к достижению этой цели можно прийти лишь тогда, когда сумеешь освободиться от пут «только личного», от привычек, которые порождают господство примитивных чувств. Только отрешение от земных слабостей, только научный фанатизм дает возможность открыть и осмыслить структуру Вселенной. Способность «воспринимать то непо-стижимое для нашего разума, что скрыто под непосредст-венными переживаниями, чья красота и совершенство до-ходят до нас лишь в виде косвенного слабого отзвука,- это и есть религиозность. В этом смысле я религиозен» [СНТ, т. IV, с. 176]. Космическое религиозное чувство, по Эйнштейну, «не приводит ни к сколько-нибудь завершен-ной концепции бога, ни к теологии» [СНТ, т. IV, с. 128]. Оно лишь вдохновляет ученого понять возвышенность и чудесный порядок мироздания.

  1   2   3

Похожие:

Философское мировоззрение эйнштейна iconФилософское мировоззрение эйнштейна
Так, В. И. Ленин писал: Г. Коген старается завербовать себе в союзники знаменитого физика Генриха Герца. Герц наш, он кантианец,...
Философское мировоззрение эйнштейна iconФилософское мировоззрение гёте
Печатается по решению ученого совета Института философии и права ан армянской сср
Философское мировоззрение эйнштейна icon1. философия ее предмет и место в культуре человечества
Мировоззрение и его основные исторические типы: мифологическое, религиозное, философское, научное
Философское мировоззрение эйнштейна iconОдесская национальная юридическая академия
...
Философское мировоззрение эйнштейна icon1. Мировоззрение, его виды. Научное мировоззрение. Адекватность понятия Мировоззрение
Мировоззрение система взглядов на мир и место в нем человека, на отношение человека к окружающей его действительности и к самому...
Философское мировоззрение эйнштейна iconБилет №1 Философия и мировоззрение: отношение «человек-мир». Роль знаний и ценностей в мировоззрении
Их убеждения, чувства и идеалы, определяющие жизненную позицию человека, принципы его поведения и ценностные ориентации. Всякое философия...
Философское мировоззрение эйнштейна iconКнига содержит анализ теории относительности и творчества Эйнштейна другими великими физиками ХХ века Вернером Гейзенбергом и Максом Борном. Книга снабжена блоком иллюстраций на мелованной бумаге из жизни Эйнштейна, портретами его коллег-физиков
В частности, приводится статья Эйнштейна, посвященная физике полета, говорящая о его внимании к самолетостроению, и статья об образовании...
Философское мировоззрение эйнштейна iconИ. Г. Сорокин к настоящему времени вопросы состояния сплавов, в частности затвердевания, остаются одними из труднейших проблем
А. Эйнштейна. Влияние, оказанное этими факторами времени на мое мировоззрение, несомненно большое. Однако уловить связь различных...
Философское мировоззрение эйнштейна iconГоу впо «магнитогорский государственный университет» Стандарт организации «Рабочая учебная программа»
Цель курса: развивать в сознании студентов научное представление обо всех физических понятиях курса физики «Механика», раскрывая...
Философское мировоззрение эйнштейна iconЯсперс Философское ориентирование в мире doc \002\
Ясперс Карл. Философия. Книга первая. Философское ориентирование в мире/ К. Ясперс//пер. А. К. Судакова. — М.: «Канон+» роои – «Реабилитация»,...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница