Учебное пособие Рекомендовано Министерством общего и профессионального образования РФ в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений, обучающихся по гуманитарным специальностям университет




НазваниеУчебное пособие Рекомендовано Министерством общего и профессионального образования РФ в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений, обучающихся по гуманитарным специальностям университет
страница8/20
Дата14.01.2013
Размер3.14 Mb.
ТипУчебное пособие
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   20
§ 5. АКТИВНЫЕ И АВТОМАТИЧЕСКИЕ ДЕЙСТВИЯ


В той мере, в какой действие опирается на готовые ме­ханизмы, включая и механизмы его регуляции, оно является автоматическим. Если же действие следует таким отношениям наличной ситуации, путем ориентировки в плане образа, то оно является активным.

Однако выделение этих «новых» отношений само предполагает какие-то уже готовые механизмы. Таким образом, соотношение активных и автоматических дей­ствий вовсе не всегда является таким антагонистическим, каким оно выступает в классических лабораторных опы­тах И. П. Павлова и каким оно иногда оказывается в не­которых житейских ситуациях.

Замечательные станковые опыты Павлова и его шко­лы были специально организованы так, чтобы отчетливо разделить эти два типа реагирования, и в этих опытах они действительно четко сменяют друг друга; в «камерах мол­чания», куда не проникают никакие другие раздражители, кроме намеченных экспериментатором, проблемные ситуации четко отделяются от непроблемных, вполне (т. е. почти вполне) стереотипных. Но в свободном поведении животного (хотя бы и в лабораторных условиях) дело об­стоит уже не так: животное двигается, предметы окружаю­щей среды непрерывно меняют относительно него свое положение, а, следовательно, в некоторой мере и функ­циональное ориентировочное значение. Эти изменения большей частью небольшие, но их достаточно, чтобы сде­лать безуспешными действия, по общей схеме вполне при­годные для данной ситуации. Здесь необходимы мелкие приспособления к однократным изменениям обстановки, и это приспособление достигается тем, что «в общем пра­вильное действие» примеривается в плане восприятия; по результатам этого примеривания в него вносятся поправ­ки, с которыми оно и выполняется уже «на самом деле».

Словом, благодаря соотнесениям в плане образа пред­меты на пути к цели получают или подтверждение преж­него ориентировочного значения, или несколько меняют его, соответственно чему меняются и реакции на эти ори­ентиры. Реакции эти выполняются с помощью готовых нервных механизмов, т. е. автоматизирование. Это требу­ет лишь замедленного исполнения действий, но и только: сложившиеся автоматизмы включаются в активную дея­тельность благодаря выделению таких отрезков ее траек­тории, на протяжении которых эти готовые механизмы могут успешно применяться. Новое действие делится на посильные «шаги», и лишь на их стыках субъект снова пе­реходит к активной ориентировке в объектах. Таким путем автоматические механизмы включаются в ответ на знако­мые раздражители, которые обнаруживаются в ситуации благодаря ориентировочно-исследовательской деятельно­сти. В плане образа эти раздражители выступают как пред­метные условия действия, которое субъект сначала при­меривает в плане образа и лишь после этого выполняет несколько замедленно, сохраняя контроль за его ходом. Ориентировка в плане образа составляет условие не толь­ко активных реакций, но и увязки их с реакциями автома­тическими или автоматизированными.

Активные и автоматизированные действия вовсе не противоположны по природе, но могут становиться та­кими при определенных условиях. Если действия воспи­тываются в стереотипных условиях, когда ориентировка в ситуации вскоре начинает ограничиваться узнаванием по немногим характерным признакам, то стереотипны­ми становятся и действия; в этих случаях, при неожидан­ном изменении ситуации, нередко случается, что дейст­вия начинают выполняться по отдельным условным раздражителям, без учета фактического положения в це­лом. Тогда говорят, что автоматизмы действуют вопреки пониманию. Но это означает, что не автоматизация сама по себе, а ослабление ориентировки в ситуации вызывает реализацию отдельных действий в несоответствии с обшей структурой этой ситуации. Если же общая ориентировка в ситуации сохраняется, то действия с отдельными ее час­тями могут и должны достигать высокой автоматизации, как это и наблюдается у всех виртуозов своего дела. Жи­тейское противоречие «стереотипного* и «творческого» выражает не противоречие активного и автоматического в самих действиях, а противоречие «ориентировки на ча­стное» и «ориентировки на целое».

Автоматические механизмы включаются в состав ак­тивных целенаправленных действий там, где в их составе выделяются и узнаются знакомые части. Но и эти части требуют ориентировки: соотнесения отдельных звеньев друг с другом и с их ориентирами. Здесь нет исследова­ния и даже обследования, нет даже примеривания — со­храняется только нацеливание и контроль за исполнени­ем. В меру необходимости такого руководства в действии меняется соотношение его активной и автоматизирован­ной части. И это одинаково касается не только действия, но и образа, в плане которого оно выполняется, и самого побуждения к действию. Реальная форма всех компонен­тов, всей психической деятельности меняется в зависимо­сти от необходимости в активной ориентировке поведения.


§ 6. ОРИЕНТИРОВКА АКТИВНАЯ И ПАССИВНАЯ


Слова «ориентировочно», «ориентировать», «ориенти­ровочная» применяются в разных значениях, и нужно уточнить тот смысл этого термина, каким мы будем пользоваться.

Иногда говорят «ориентировочно» в смысле прибли­зительно, примерно, предварительно. Из этих значений слова мы сохраним только последнее. Ориентировка всегда забегает вперед и предваряет исполнение, иначе она не имела бы смысла. Но это ни и какой мере не обязывает ее быть неточной, приблизительной. Ориентировка мо­жет быть и точной и неточной, она может значительно опережать исполнение, а может лишь немного забегать вперед и как бы непосредственно вести за собой действие.

Второе значение слова «ориентировать» — это направлять. Ориентированные движения — направленные, неориентированные движения — беспорядочные, лишен­ные определенного направления. В этом смысле терми­ны «ориентировка», «ориентирующие механизмы» при­меняются как в биологии, так и в технике. В биологии известны многие механизмы, которые помогают живот­ным ориентировать положение своего тела в пространст­ве или ориентироваться в направлениях пространства. Так, например, у рыб имеется специальный аппарат, по­зволяющий им сохранять «правильное положение» (спи­ной кверху) при плавании. Этот аппарат представляет собой маленькую полость, в которой находится камешек и в которой имеются окончания особого нерва. В нор­мальном положении камешек, подчиняясь силе тяжести, оказывает давление на нижнюю часть полости и это раз­дражение сигнализирует о том, что рыба плавает спиною кверху. Эта полость находится под самой кожей и отделе­на от внешнего пространства тонкой пленочкой. Если ос­торожно разрезать ее и вместо камешка положить желез­ную дробинку, то потом с этой рыбой можно проделать такой опыт. Дробинка, как и камешек, в обычных условиях давит на нижнюю половину камеры и рыба плавает, как и всегда, спиною кверху. Но если сверху поднести маг­нит, который подтягивает дробинку, то это вызывает раз­дражение окончаний нерва в верхней половине камеры, что для рыбы является сигналом неправильного положе­ния (брюхом кверху). Тогда, восстанавливая нормальное положение, рыба переворачивается вверх брюхом, дро­бинка под действием магнита начинает давить на ниж­нюю половину камеры, и рыба плавает в этом неестест­венном положении («считая», что теперь «ведет себя правильно»). Есть маленькие рачки, креветки, которые сами запихивают себе в такие камеры (у них они частич­но открыты) маленькие камешки, помогающие им сохра­нять нормальное положение.

Во всех случаях процесс совершается так, что собст­венно не животное ориентируется, а его ориентирует фи­зиологический аппарат, безусловно рефлекторным обра­зом определяющий его положение в пространстве. Разница между «сам ориентируется» и «тебя ориентиру­ют» очень хорошо выступает у человека. У человека тоже есть сходный физиологический аппарат, который служит для сохранения определенного положения по отношению к центру тяжести земли. Но если человек попадает в со­вершенно особые условия, например, при развороте на скоростных самолетах, то этот аппарат, не приспособлен­ный к таким исключительным условиям, начинает давать неправильные показания, и летчик в такой ситуации пе­рестает замечать, каково его положение по отношению к земле, летит ли он на боку или даже вверх ногами; поэто­му летчиков приходится специально приучать к тому, что­бы в этих ситуациях они ориентировались не по своим ощущениям, а по показаниям приборов.

С психологической точки зрения это самое важное: человек может научиться не пользоваться своими непо­средственными ощущениями, а руководствоваться в сво­ей ориентировке показаниями приборов. Это и свидетель­ствует о том, что здесь не приборы управляют поведением человека, а человек по показаниям приборов управляет своим поведением. В одном случае механизм автомати­чески управляет исполнительным действием, в другом — механизм только поставляет информацию, а человек при­нимает решение, как ему действовать.

В настоящее время в технике широко применяются механизмы, которые называются ориентирующими. И в самом деле, они устроены так, что определенные их со­стояния (и показания) ведут к изменению работы испол­нительных механизмов. Таковы всякого рода следящие устройства на станках, всякого рода самонаводящие при­боры в астрономии, навигации и т. д. Если присмотреть­ся к работе этих приборов, то в ней мы найдем велико­лепное подтверждение того, что Гегель когда-то назвал «хитростью разума», так направляющего одну вещь на другую, что заставляют их служить своим целям. В сущ­ности, и здесь, в этих ориентирующих механизмах, ис­пользуются природные силы, действующие по своим за­конам, которые сами по себе не имеют отношения к нашим намерениям. Но в технических искусственных уст­ройствах эти природные силы человеком сочетаются так, что они в конце концов оказывают на исполнительный механизм желательное для нас действие. Они опре­деленным образом направляют работу исполнительного механизма и в этом смысле, действительно, его ориенти­руют. Но легко понять, что они ориентируют так, как любая физическая сила ориентирует тело, на которое она действует.

Насколько эти ориентирующие механизмы безразлич­ны к ориентации исполнительных механизмов, лучше всего свидетельствует то обстоятельство, что в процессе работы эти приборы, естественно, разлаживаются, сна­шиваются и начинают работать неправильно, давать «сбой»; если оператор не вмешается и не наладит их, они начнут так ориентировать исполнительный механизм, что с человеческой точки зрения это будет настоящая дезори­ентация. Вспомогательные приборы являются ориенти­рующими лишь постольку, поскольку они включены в систему человеческой деятельности и выполняют какую-то часть направляющей работы человека. Сами по себе, вне человеческой деятельности, они являются ориенти­рующими не более чем всякий другой механизм и даже просто любая физическая сила. Со стороны того устрой­ства или тела, которые эти механизмы ориентируют, имеет место пассивная ориентировка в результате физического воздействия; это ориентирование становится частью ори­ентировочной деятельности лишь тогда, когда включает­ся в человеческую деятельность.

Психологическая ориентировка начинает действовать в тех ситуациях, когда нет готового механизма для успеш­ного решения их задач. Так, например, когда человек на­ходится в летящем самолете, в условиях, к которым его естественная физиологическая организация и наземные навыки не приспособлены, то полагаться на свои ощу­щения уже не приходится. Более того, здесь естествен­ный аппарат начинает вводить в заблуждение. Авторы ин­тересного сообщения «О пространственных иллюзиях летчиков», рассказывают, например, как «при полете над водной поверхностью летчик увидел внизу звезды. У него возникла иллюзия перевернутого полета и он «положил свой самолет на спину», чем немало удивил других лет­чиков»; в другом случае «летчик увидел кромку облаков, наклоненную справа вниз налево. Он принял ее за гори­зонт и у него возникла иллюзия правого крыла»1. Для этих особых ситуаций нет готового аппарата управления и здесь человеку необходимо полагаться на приборы, их показания и самому активно ориентироваться по ним.

Но, может быть, самое важное заключается в том, что такие, казалось бы, исключительные положения оказыва­ются вовсе не исключительными. По существу такой яв­ляется всякая ситуация, где есть хотя бы небольшое изменение привычных условий, которое требует такого же небольшого, соответствующего изменения действия. Это изменение может быть совсем невелико и все-таки если его не выполнить, действие окажется неудачным. Готовые механизмы оказываются недостаточными в лю­бом положении, где появляется нечто новое; причем это могут быть не только новые объекты или отношения ме­жду ними, это может быть и просто нестрого стандартное и только в этом смысле новое положение субъекта в зна­комой обстановке. Везде, где стереотипное действие не­достаточно, для его приспособления к новым условиям нужна не автоматическая, пассивная, а активная психо­логическая ориентировка.

Особенность такой психологической ориентировки за­ключается прежде всего в том, что объекты поля открыва­ются перед субъектом, но непосредственно, автоматиче­ски реакцию не вызывают. Такая реакция блокируется тем, что физиологи называют рассогласованием сигналов (поступающих из ситуации) с так называемой нервной моделью стимула, уже имеющейся в организме, т. е. не­соответствием наличной ситуации и прошлого опыта в таких же или подобных ситуациях. Рассогласование вы­зывает задержку привычной, автоматизированной реак­ции и одновременно — оживление ориентировочно-ис­следовательской деятельности.

Эта ориентировочная деятельность заключается в том, что субъект производит обследование ситуации, содержа­щей в себе элемент новизны, подтверждает или изменяет смысловое и функциональные значения ее объектов, примеривает и видоизменяет свои действия, намечает для них новый или подновленный путь; далее, в процессе исполнения, приходится активно регулировать ход дей­ствий по этим несколько измененным и, следовательно, несколько обновленным, но условно еще не закреплен­ным значениям объектов.

Когда такая ситуация, значения ее отдельных объек­тов и действия в этой ситуации получают подкрепление и закрепляются, наступает автоматизация поведения: ситуация узнается по характерным признакам, действия вызываются пусковыми раздражителями, а контроль за ними осуществляется по «чувству» того, как выполняет­ся динамический стереотип и насколько исполнение «со­гласуется» с его нервной моделью, с «акцептором дейст­вия». Ориентировочная деятельность резко сокращается, а ее остаточная часть так меняется, что внешне процесс ориентировки как бы совсем угасает. И действительно, по мере стереотипизации (как распознавания обстанов­ки, так и реакций в ней) управление этими действиями в той или иной мере передается на готовое устройство, ка­ким является или воспитанный условно-рефлекторный механизм, или какое-нибудь техническое устройство (на­пример, автопилот, ведущий самолет по заданному курсу).

Субъект прибегает к ориентировочной деятельности именно в тех случаях, когда в наличной ситуации отсут­ствуют условия, которые автоматически обеспечивают успех поведения, когда нужно обеспечить этот успех иным путем, иногда вопреки сбивающим влияниям внешней среды или прежде усвоенных привычек.

Ориентировочная деятельность субъекта есть средство приспособления к ситуациям, которые отличаются от ус­ловий работы механизмов, управляющих автоматически­ми реакциями. Все такие ситуации характеризуются од­ним общим признаком, точно указанным И. П, Павловым, признаком новизны. Этот признак, как своеобразный раз­дражитель, вызывает рассогласование с нервной моделью прошлого опыта, рассогласование выключает механизмы автоматического реагирования и включает механизмы дея­тельности по ориентировке в ситуации на основе ее пси­хического отражения.

В этом существо различия между психологической ори­ентировкой и ориентирующими механизмами в технике и биологии.


§ 7. ОРИЕНТИРОВОЧНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ КАК ПРЕДМЕТ ПСИХОЛОГИИ


Теперь нам предстоит уточнить представление об ори­ентировочной деятельности субъекта в ее собственно пси­хологическом содержании.

1. Мы обязаны И. П. Павлову выделением ориентиро­вочно-исследовательского рефлекса из всех остальных, указанием на его фундаментальное значение в жизни животных и человека и, наконец, указанием на его роль в образовании условных связей. Но сейчас нас интересует само понятие об этом ориентировочно-исследователь­ском рефлексе.

В настоящее время многие ученики И. П. Павлова считают, что необходимо различать ориентировочный рефлекс и ориентировочно-исследовательскую деятель­ность1. Ориентировочный рефлекс -- это система физио­логических компонентов ориентировки: поворот на но­вый раздражитель и настройка органов чувств на лучшее его восприятие; к этому можно добавить разнообразные вегетативные изменения организма, которые содейству­ют этому рефлексу или его сопровождают. Словом, ори­ентировочный рефлекс — это чисто физиологический процесс.

Другое дело — ориентировочно-исследовательская де­ятельность, исследование обстановки, то, что Павлов на­зывал «рефлекс что такое». Эта исследовательская деятельность во внешней среде лежит уже за границами физиологии. По существу ориентировочно-исследова­тельская деятельность совпадает с тем, что мы называем просто ориентировочной деятельностью. Но прибавление «исследования» к «ориентировке» (что нисколько не меша­ло в опытах Павлова) для нас становится уже помехой, по­тому что ориентировка не ограничивается исследованием познавательной деятельностью, а исследование может вы­растать в самостоятельную деятельность, которая сама ну­ждается в ориентировке.

Даже у животных ориентировка не ограничивается ис­следованием ситуации; за ним следуют оценка ее различ­ных объектов (по их значению для актуальных потребнос­тей животного), выяснение путей возможного движения, примеривание своих действий к намеченным объектам и наконец, управление исполнением этих действий. Все это входит в ориентировочную деятельность, но выходит за границы исследования в собственном смысле слова.

С другой стороны, чрезмерно широкое применение термина «исследовательская деятельность* к самым ран­ним, простым формам ориентировки стирает существен­ные различия между обследованием (ситуации и ее от­дельных объектов), ограниченным элементарными интересами ознакомления собственно теоретической дея­тельностью, которая выделяется и приобретает новое и ценнейшее качество только у человека, да и у него лишь с определенного уровня развития и только при определен­ных общественных условиях. Неучет этого качественного различия ведет к такому представлению, будто мы всегда имеем дело с одной и той же познавательной деятельно­стью, которая у разных живых существ и на разных уров­нях индивидуального развития отличается лишь количе­ственно, лишь по степени, а это, конечно, совершенно неверно даже в отношении животных и тем более в отно­шении человека.

Ориентировка — это не только исследование, а со­держащийся в ней элемент исследования гораздо чаще составляет обследование, чем собственно исследование. Но даже на ранних уровнях развития ориентировочная дея­тельность всегда гораздо шире, чем только обследование. В субъективной оценке объектов, выборе путей и в кон­троле за действиями ориентировка и практическое дей­ствие еще неразделены и не только переплетаются, но и определяют друг друга по характеру своих задач.

Поэтому лучше говорить не «ориентировочно-иссле­довательская» и не «исследовательская деятельность», а именно «ориентировочная деятельность».

2. Ориентировочная деятельность не ограничивается одними интеллектуальными функциями, даже во всем их диапазоне —- от восприятия до мышления включительно. И потребности, и чувства, и воля не только нуждаются в ориентировке, нос психологической стороны представля­ют не что иное, как разные формы ориентировочной дея­тельности субъекта в различных проблемных ситуациях, разных задачах и с разными средствами их решения.

Потребности означают не только побуждения к дей­ствию во внешней среде, они предопределяют избиратель­ное отношение к ее объектам и намечают общее направле­ние действий на то, чего субъекту не достает и в чем он испытывает потребность. В этом смысле потребности являются исходным и основным началом ориентировки в ситуациях. Известно, что воспитать условные рефлек­сы на пищевом подкреплении можно только у голодного животного, сытое животное не будет ориентироваться на пищевое подкрепление, сколько бы его ни предлагали. Потребности являются чрезвычайно важным моментом ориентировки в ситуации, и эта сторона потребностей, их отношение к определенным объектам и условиям, ко­торые удовлетворяют эти потребности, составляет важ­ную психологическую сторону потребностей — предмет их собственно психологического изучения.

Чувства тоже представляют собой не просто субъек­тивное отражение большей или меньшей физиологической взволнованности. Появление чувства означает резкое из­менение оценки предмета, на котором сосредоточивается чувство, а в связи с этим изменение в оценке остальных предметов и, следовательно, ситуации в целом. Созревая и оформившись, чувства становятся могучим средством переориентировки в ситуации и, собственно, эта сторона чувства и составляет их психологический аспект. Конеч­но, возникает много вопросов о различии между ориенти­ровкой познавательного и аффективного характера, но это уже дальнейшие вопросы. Первое и главное заключается в том, что чувства интересуют психолога не просто как «пе­реживания», наоборот, сами переживания составляют предмет психологии как особый способ ориентировки в жизненных условиях, новый по сравнению с интеллекту­альной деятельностью.

То же самое мы должны сказать о воле. И воля пред­ставляет собой особую форму ориентировки субъекта в таких положениях, где ни интеллектуальной, ни аффек­тивной оценки уже недостаточно. Воля, собственно, по­тому и выделяется как особая форма душевной жизни, что представляет новый способ решения задач об общем на­правлении своего поведения в особых, своеобразных и специфически человеческих ситуациях.

Таким образом, все формы психической деятельности, а не только познавательные, интеллектуальные представ­ляют собой различные формы ориентировки субъекта в проблемных ситуациях. Эти различные формы возника­ют потому, что существенно различны обстоятельства, в которых оказывается субъект, различны встающие перед ним задачи и средства, с помощью которых решаются эти задачи.

Мы должны еще раз подчеркнуть, что ориентировоч­ная деятельность, несмотря на постоянную связь с исследовательской деятельностью, никогда не ограничивается ею. С психологической стороны активная ориентировка харак­теризует все формы душевной деятельности: они представ­ляют собой разные формы ориентировки субъекта в различ­ных жизненных ситуациях.

3. Если все формы душевной жизни представляют со­бой разные формы ориентировочной деятельности, то дру­гая сторона этого положения заключается в том, что психо­логия во всех так называемых психических процессах или функциях изучает именно эту их ориентировочную сторо­ну. Это значит, что неправильно было бы сказать, что пси­хология изучает мышление, чувства, воображение, волю и т. д., неправильно прежде всего потому, что психология изу­чает вовсе не все стороны (аспекты) мышления, чувства, воли и других психических функций.

В самом деле, разве мышление изучает только психоло­гия? Мышлением занимается и логика, и теория познания; можно изучать развитие мышления в истории человеческого общества, особенности мышления в разных общественных формациях, развитие мышления ребенка, патологию мыш­ления при разных локальных поражениях головного мозга и различных душевных заболеваниях. Мышлением зани­мается также педагогика, и, конечно, можно и должно изу­чать те процессы высшей нервной деятельности, которые составляют физиологическую основу мышления. Суще­ствуют проблемы этики мышления и мышления в этике, эстетики мышления и роли мышления в искусстве и мно­гие другие проблемы мышления, которыми интересуются разные науки. Поэтому нельзя, неправильно указать на мышление и сказать: вот предмет психологии, как будто все мышление составляет предмет одной только психологии. Постоянные споры между разными науками по вопросу о мышлении, в частности, столь оживленные в последнее время споры о мышлении машин и их отношении к человеческому мышлению, вопросы о применении прин­ципов кибернетики к человеческому мышлению, все та­кого рода споры возникают именно из-за того, что не раз­граничиваются разные аспекты изучения этого реального процесса, действительно обладающего многими и разны­ми сторонами. И если мы хотим построить научную пси­хологию мышления, то прежде всего должны выделить то, что в процессе мышления может и должна изучать психо­логия, в отличие от всех других наук, которые тоже изуча­ют мышление. На этот вопрос, в соответствии с тем, что изложено выше, мы отвечаем: психология изучает не про­сто мышление и не все мышление, а только процесс ори­ентировки субъекта при решении интеллектуальных задач, задач на мышление. Психология изучает ориентировку субъекта в интеллектуальных задачах на основе того, как содержание этих задач открывается субъекту и какими средствами может воспользоваться субъект для обеспече­ния продуктивной ориентировки в такого рода задачах, для ориентировки в процессе мышления.

То же самое, даже в еще большей степени, следует ска­зать в отношении чувств. В чувствах так значительна роль физиологических изменений организма, что последние сто лет исследование чувств сосредоточивалось главным обра­зом на этих физиологических изменениях. Чувства нача­ли рассматривать как субъективные переживания этих фи­зиологических изменений и совсем отодвинули на задний план то важнейшее обстоятельство, что возникновение чув­ства означает качественное изменение прежней ориенти­ровки субъекта в жизненно важных ситуациях. В послед­нее время открытие так называемых центров основных эмоциональных состояний и вызывание этих состояний пу­тем электрического раздражения соответствующих нервных центров в еще большей степени подчеркнули значение фи­зиологических механизмов чувств1. Эти открытия, дейст­вительно, интересны и важны, но, собственно говоря, они ничего не меняют в том принципиальном положении, что, во-первых, всякое психологическое явление возникает и существует только на определенном физиологическом ос­новании и, во-вторых, что эти физиологические механиз­мы объясняют только реализацию этих психических про­цессов, но ничего не говорят об их роли в поведении, а следовательно, об их происхождении и формировании, их внутренней структуре и возможностях рационального вос­питания. Для психологии самое важное заключается в том, что чувства представляют собой очень своеобразные и при­том могущественные способы ориентировки в жизненно важных обстоятельствах, что этого рода ориентировку нель­зя заменить ни интеллектуальным решением, ни волевым усилием и что глубокие физиологические изменения (при остром возникновении чувств) и нервные механизмы, обес­печивающие эти изменения, генетически сложились и в нормальных условиях служат для сохранения этой ориен­тировки и успешного выполнения последующей деятель­ности. Именно эта ориентировочная сторона чувств и толь­ко она составляет собственный предмет психологии чувств. Кратко мы должны повторить то же и о волевых про­цессах. Усилие, которое связано с волевым решением, пред­полагает известные энергетические затраты, и они, конеч­но, подлежат физиологическому расчету. Не приходится и говорить, что общественные соображения, в частности, этические взгляды и мера их усвоения (что относится уже к вопросам воспитания), имеют огромное значение при изу­чении проблем воли. Но что же составляет собственно психологическую сторону этой проблемы? И мы опять при­ходим к заключению, что той особенной стороной, кото­рую изучает психология воли и которая одна только и со­ставляет ее предмет, этой особенной стороной является ориентировка субъекта в таких обстоятельствах, в которых одного только разума или чувства, или того и другого вме­сте недостаточно. Характерная и своеобразная ориентировка субъекта в ситуациях моральной ответственности, ориен­тировка, ведущая к принятию того или другого решения, — вот что, собственно, и составляет предмет психологии воли. Если, следовательно, все психологические функции представляют собой разные формы ориентировочной деятельности субъекта, то, с другой стороны, только ори­ентировочная деятельность и составляет предмет психо­логии в каждой из; этих функций. Предмет психологии должен быть решительно ограничен. Психология не мо­жет и не должна изучать всю психическую деятельность и все стороны каждой из ее форм. Другие науки не мень­ше психологии имеют право на их изучение. Претензии психологии оправданы лишь в том смысле, что процесс ориентировки составляет главную сторону каждой формы психической деятельности и всей психической жизни в це­лом; что именно эта функция оправдывает все другие ее стороны, которые Поэтому практически подчинены этой функции. Потому что самое важное в жизни — правиль­но сориентироваться в ситуации, требующей действия, и правильно ориентировать его исполнение1.


§ 8. ПСИХОЛОГИЯ И СМЕЖНЫЕ НАУКИ


Ориентировочная деятельность представляет собой ре­альный процесс, в котором тоже имеется .много сторон ив отношении которого можно снова повторить вопрос: что же в ней самой составляет предмет психологии? Этот воп­рос становится особенно настоятельным, когда ориентиро­вочная деятельность выступает в материальной форме как самостоятельный участок внешней деятельности, предше­ствующий исполнению.

Мне приходилось видеть великолепную демонстра­цию А. В. Дуровой процесса обучения лисы умению про­ходить по узенькой дощечке, по средней линии которой был прочно установлен ряд вертикальных стержней. Что­бы пройти по такой доске, лиса должна была делать бы­стрые извивающиеся движения туловища, проходя меж­ду этими вертикальными прутьями с одной стороны доски на другую. Когда лиса впервые пытается сделать шаг с широкой тумбы на эту дощечку, она осторожно поднима­ет и ставит переднюю лапу на дощечку, сначала чуть ка­саясь ее, а затем отдельными толчками усиливая нажим на доску. Так лиса пробует устойчивость доски и, только убедившись, что доска лежит прочно, переносит на эту ногу тяжесть передней половины тела. Таким образом, первое опробование доски внешне представляет собой как бы шаг, однако совершаемый еще не полностью, шаг, назначение которого — обследовать устойчивость опоры (доски). Этот шаг есть, собственно, ориентировочное движение, функ­ция которого вначале — не передвижение, а только выяс­нение возможности совершить такое передвижение.

А. В. Запорожец рассказывал мне, что во время путе­шествия по Горному Алтаю, когда приходилось пробирать­ся на лошадях через опасные горные осыпи, проводник давал команду: «Бросить поводья» Лошади, предоставлен­ные своему большому опыту переходов по таким опасным местам, начинали двигаться очень характерным образом: они ставили сначала одну переднюю ногу очень осторож­но, затем слегка нажимали на нее, затем нажимали силь­нее, но еще не передвигая туловища, только убедившись в прочности опоры, лошадь переносила на эту ногу тя­жесть туловища и совершала очередной шаг. В этих слу­чаях лошади, как и лиса при описанной дрессировке, со­вершали движение, которое внешне похоже на элемент походки, передвижения, но движение это задержанное, осторожное и сначала имеющее своим назначением не перемещение тела, а выяснение того, насколько опора может его выдержать.

В этих случаях мы имеем наглядные примеры ориентировочно-исследовательских действий материального, физического порядка, действий, которые явственно име­ют назначение выяснить свойства объектов предстояще­го исполнительного движения. При такой форме ориен­тировочного действия в нем явственно выступает много разных сторон, и в отношении его становится законным вопрос: что же в этом действии составляет предмет пси­хологии? Однако и здесь совершенно отчетливо на пе­редний план выступает назначение такого ориентировоч­ного действия: выяснить интересующее свойство объекта. Конечно, это действие осуществляется с помо­щью ряда биомеханических, физиологических механиз­мов; в нем, несомненно, участвует прошлый опыт жи­вотного; в нем можно выделить и много других, может быть, не столь важных, но все-таки наличных «сторон». Но также очевидно, что все эти «стороны» были бы не нужны, если бы не было главного, чему все они служат и чего заменить не могут, — выяснения интересующего свойства объекта, в данном случае — устойчивости опо­ры. А мера ее устойчивости — это не просто условный раздражитель последующей реакции; таким раздражите­лем устойчивость должна еще стать. Опора и в дальней­шем сохраняет опасную неустойчивость, все время жи­вотное должно настороженно следить, чтобы «в случае чего» компенсирующее действие отвечало особенностям обстановки. А это требует ориентировки в плане психи­ческого отражения, образа, что и составляет в этом пове­дении предмет психологического исследования. В этих случаях материальное действие называется ориентиро­вочным по господствующей и выражаемой в нем актив­ной ориентировке животного.

Рассматривая проблему в более общей форме, можно сказать, что с того момента, когда возникают живые су­щества, а с ними и функции самосохранения, самообес­печения, самовоспроизведения, для всех этих функций выделяются сначала функциональные структуры, кото­рые затем превращаются в органеллы и, далее, в органы и целые системы. Каждый такой орган имеет главное на­значение, основную функцию, которую он обеспечивает. Например, для сердца такой функцией является началь­ный и основной толчок к движению крови по сосудам тела. Но для того, чтобы сердце могло выполнить эту ра­боту, оно должно обладать определенным строением и обеспечиваться рядом других систем: системой его соб­ственного кровоснабжения, системой нервной регуляции его деятельности и т. д. Каждая из этих систем необходима для того, чтобы сердце могло нормально работать. Но все эти системы, так же как их функции, являются вспомога­тельными по отношению к основной функции сердца как органа системы кровообращения. То же самое относится к мозгу. Это центральная станция по управлению как внутренними процессами организма, так и его реакция­ми во внешней среде и, наконец, по связи между обеими этими системами. Но все-таки главная задача мозга и его основная функция — это управление реакциями во внеш­ней среде. Чтобы мозг мог успешно выполнить эту зада­чу, он должен располагать и обильной системой крово­снабжения, и механизмами для отвода отработанных жидкостей и регуляции своей собственной деятельности, которые предохраняли бы его от истощения и обеспечи­вали восстановление истраченных ресурсов и т. д. Но все это нужно для того и оправдывается тем, что мозг выпол­няет свое основное назначение — центральной станции управления реакциями организма во внешней среде1.

Таким образом, в отношении каждого организма и каж­дого процесса в живом организме мы не только имеем пра­во, но даже обязаны выделить его основную функцию и вспомогательные системы, а также их свойства и харак­теристики, которые позволяют этому органу осуществить его главную функцию. Соответственно этому выделяются и науки, которые изучают разные стороны деятельности ор­гана и которые делятся поэтому на главную науку о нем, о его основной деятельности и другие науки, поставляющие для нее необходимый вспомогательный материал.

Принципиально такое же положение с ориентировочной деятельностью субъекта. Как и во всякой другой его деятель­ности, независимо от того, является ли она материальной или идеальной, в ней можно различить много разных сто­рон, и все эти стороны надо учесть, чтобы понять все усло­вия ее выполнения. Тем не менее нужно различать основное содержание этой деятельности и ее вспомогательные про­цессы; и хотя для них имеются специальные науки, должна существовать прежде всего наука о главном содержании ори­ентировочной деятельности, основная наука о ней. Есть нау­ка, которая изучает содержание и строение процесса ориен­тировки субъекта в разных ситуациях, и есть другие науки, которые изучают различные условия, от которых зависит общая возможность осуществить такую деятельность. Пси­хология является наукой, которая изучает формирование, строение и динамику ориентировочной деятельности, от которых непосредственно зависит ее основное качество. Она есть главная наука об ориентировочной деятельности. Дру­гие стороны этой деятельности исследуются многими нау­ками, которые для психологии являются вспомогательны­ми (поскольку речь идет о том, как субъект ориентируется в различных более или менее трудных условиях поведения).

Соотношение основной задачи деятельности и ее раз­личных условий позволяет ответить на последний из труд­ных вопросов психологии — об ее отношениях с другими и прежде всего смежными науками. Здесь мы снова долж­ны обратиться к указанию В. И. Ленина, которое дано в заключительной части уже цитированного выступления на «Дискуссии о профсоюзах». Указывая на ошибочность эклектической позиции, которая заключалась в том, что профсоюзы, с одной стороны, школа, с другой стороны, аппарат управления, В. И. Ленин поясняет: «Неправиль­ность состоит в непонимании того, что... не "с одной сто­роны, школа, с другой — нечто иное", а со всех сторон, при данном споре, при данной постановке вопроса... профсоюзы суть школа, школа объединения, школа солидарности, школа защиты своих интересов, школа хо­зяйничанья, школа управления»1.

Это замечательное разъяснение Ленина служит путевод­ной нитью и в решении вопроса об отношениях психоло­гии с другими науками, изучающими тот же самый процесс ориентировки субъекта в проблемных ситуациях. Все эти науки доставляют психологии сведения о разных условиях, 8 которых совершается ориентировочная деятельность.

Условия и законы нормальной или патологически измененной высшей нервной деятельности говорят о том, что делает возможным правильное выполнение ориен­тировочной деятельности или обусловливает ее нарушения. Конечно, без высшей нервной деятельности ориентировочная деятельность субъекта была бы вообще невозможна, но процессы и законы высшей нервной деятельности не раскрывают строения и динамики самой ориентировки субъекта в ситуации, не объясняют того, сак будет происходить и какой результат принесет исследование обстановки, оценка ее отдельных частей, выбор 1ути и контроль за исполнением намеченного. Но если пути и, так сказать, внутренние возможности ориентировочной деятельности уже сложились в прошлом опыте, то знание нарушений высшей нервной деятельности дает (важнейшие указания на источник характерных и не всегда легко распознаваемых искажений внешнего поведения. Нужно знать законы высшей нервной деятельности, е нормального и патологического функционирования ;ак условия осуществления или нарушения ориентировки субъекта в окружающем. Но повторяем, процессы и законы высшей нервной деятельности не раскрывают условий и законов ориентировочной деятельности в окружающем мире, а значит, и не могут объяснить эту деятельность и ее результаты.

Законы логики, этические нормы имеют значение важнейших образцов, на которые человек ориентируется в различных видах своего поведения. Носами по себе они не действуют и поведения не объясняют; все зависит от того, как усвоены эти логические или этические прави­ла, как они используются в разных ситуациях и на фоне разных интересов субъекта. Логика, этика, кибернетика, эстетика, педагогика — все они разрабатывают, изучают и указывают важнейшие требования, с которыми должен считаться субъект в своей ориентировочной деятельности. Но как он будет с ними считаться, почему так и всегда ли «так, а не иначе», это зависит уже не только от содержания этих наук, но еще больше от того, как будет использовано это содержание, как сложились у данной личности струк­тура и динамика самой ориентировочной деятельности. Даже там, где в поведении субъекта наблюдается как бы автоматическое действие законов логики, этики, эстети­ки, педагогики и т. д., на самом деле имеет место одна из форм использования этих законов в процессе ориенти­ровки — автоматизированная форма деятельности. По­следняя сама должна получить объяснение из условий об­разования и применения ориентировочной деятельности субъекта, истории его развития.

Особый вопрос — отношение психологии к матема­тике, поскольку математика является формой и орудием всякой науки, достигшей определенного уровня развития. Совершенно очевидно, что для оправданного примене­ния математики в психологии сама психология должна подняться на такой уровень познания своих объектов — процессов ориентировочной деятельности, — на котором открылась бы возможность приложения к ним методов математического исследования. А пока этого нет, попыт­ки математизации психологии опираются или на безот­ветственные аналогии, или на подмену процессов ориен­тировки ее результатами. Очевидно, такое неправомерное применение математики не может дать положительных результатов и только отвлекает силы на бесплодные попыт­ки. К сожалению, их бесплодность и ошибочность разо­блачается практически их непродуктивностью, а такое ра­зоблачение требует более или менее длительного времени.

Итак, в качестве общего заключения нужно сказать, что психология изучает «овсе не всю психику, не все ее «сто­роны», но вместе с тем и не только психику; психология изучает и поведение, но и в нем — не все его «стороны». Психология изучает деятельность субъекта по решению задач ориентировки в ситуациях на основе их психического отражения. Не «явления сознания* служат ее предметом, но процесс активной ориентировки, в частности, с использованием того, что называется «явлениями созна­ния»; только эта ориентировочная функция и составляет психологическую сторону «явлений сознания». Психоло­гия изучает не поведение, а только активную «ориентиров­ку поведения»; но именно в ориентировке и заключается психологическая сторона поведения.

Процесс ориентировки субъекта в ситуации, которая открывается в психическом отражении, формирование, структура и динамика этой ориентировочной деятельности, определяющие ее качество, характер и возможности, — вот что составляет предмет психологии. Только это, но это во всех формах психической жизни и связанной с ней внеш­ней деятельности, на всех уровнях ее развития. Деятель­ность, направленная на решение многообразных задач ори­ентировки, и составляет жизненную роль того, что называется психикой, можно сказать, сущность психики, без которой она, говоря словами великого мыслителя, «не может ни существовать, ни быть представляема»1.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   20

Похожие:

Учебное пособие Рекомендовано Министерством общего и профессионального образования РФ в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений, обучающихся по гуманитарным специальностям университет iconУчебное пособие Рекомендовано Учебно-методическим советом Академии «Кокше» в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений экономических специальностей
Учебное пособие предназначено для студентов высших учебных заведений, обучающихся по экономическим специальностям, магистрантов,...
Учебное пособие Рекомендовано Министерством общего и профессионального образования РФ в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений, обучающихся по гуманитарным специальностям университет iconДорошев В. И. Введение в теорию маркетинга: Учеб пособие
Рекомендовано Министерством общего и профессионального образования Российской Федерации в качестве учебного пособия для студентов...
Учебное пособие Рекомендовано Министерством общего и профессионального образования РФ в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений, обучающихся по гуманитарным специальностям университет iconО. А. Кривцун эстетика Рекомендовано Министерством общего и профессионального образования РФ в качестве
Рекомендовано Министерством общего и профессионального образования РФ в качестве учебника для студентов высших учебных заведений,...
Учебное пособие Рекомендовано Министерством общего и профессионального образования РФ в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений, обучающихся по гуманитарным специальностям университет iconФилософия культуры
Рекомендовано Министерством общего и профессионального образования Российской Федерации в качестве учебного пособия для студентов...
Учебное пособие Рекомендовано Министерством общего и профессионального образования РФ в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений, обучающихся по гуманитарным специальностям университет iconУчебное пособие Редактор Е. А. Лебедев Корректор А. Н иванова
Допущено Министерством образования и науки Российской Федерации в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений,...
Учебное пособие Рекомендовано Министерством общего и профессионального образования РФ в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений, обучающихся по гуманитарным специальностям университет iconДмитриев А. В. Конфликтология: Учебное пособие
Рекомендовано Министерством образования Российской Федерации в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений
Учебное пособие Рекомендовано Министерством общего и профессионального образования РФ в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений, обучающихся по гуманитарным специальностям университет iconЯковлев Е. Г. Я47 Эстетика: Учебное пособие
Рекомендовано Министерством образования Российской Федерации в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений
Учебное пособие Рекомендовано Министерством общего и профессионального образования РФ в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений, обучающихся по гуманитарным специальностям университет iconУчебное пособие подготовлено в соответствии с действующим государственным стандартом высшего профессионального образования по дисциплине «Финансы»
Рекомендовано умо по образованию в области экономики и экономической теории в качестве учебного пособия для студентов высших учебных...
Учебное пособие Рекомендовано Министерством общего и профессионального образования РФ в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений, обучающихся по гуманитарным специальностям университет iconУчебное пособие для вузов
Рекомендовано Министерством образования Российской Федерации в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений
Учебное пособие Рекомендовано Министерством общего и профессионального образования РФ в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений, обучающихся по гуманитарным специальностям университет iconУчебник ж. Т. Тощенко социология
...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница