Составлено дени олье перевод с французского Ю. Б. Бессоновой, И. С. Вдовиной, Н. В. Вдовиной, В. М. Володина Под редакцией В. Ю. Быстрова санкт-петербург «наука» 2004




НазваниеСоставлено дени олье перевод с французского Ю. Б. Бессоновой, И. С. Вдовиной, Н. В. Вдовиной, В. М. Володина Под редакцией В. Ю. Быстрова санкт-петербург «наука» 2004
страница1/63
Дата08.01.2013
Размер8.98 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   63
LE COLLÈGE

DE SOCIOLOGIE

1937-1939

Textes de

Georges Bataille, Roger Caillois,

Georges Duthuit, René M. Guastalla,

Pierre Klossowski, Alexandre Kojève,

Michel Leiris, Anatole Lewitzky,

Hans Mayer, Jean Paulhan,

Denis de Rougemont, Jean Wahl, etc.

PRESENTES PAR DENIS HOLLIER

GALLIMARD


КОЛЛЕЖ СОЦИОЛОГИИ

1937-1939

Тексты

Жоржа Батая, Роже Кайуа,

Жоржа Дютуи, Рене Гуасталла,

Пьера Клоссовски, Александра Кожева,

Мишеля Лейриса, Анатоля Левицкого,

Ганса Майера, Жана Полана,

Дени де Ружмона, Жана Валя и др.

Составлено ДЕНИ ОЛЬЕ

Перевод с французского Ю. Б. Бессоновой, И. С. Вдовиной, Н. В. Вдовиной, В. М. Володина

Под редакцией В. Ю. Быстрова

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

«НАУКА»

2004



УДК 008 ББК 60.5 К 60


Редакционная коллегия серии «Классика социологии»

Н. А. Головин (председатель), С. И. Голод, А. В. Дука, О. И. Иванов,

Н. Г. Скворцов, X. Тюрель (Билефельд, Германия), А. Ф. Филиппов,

Р. П. Шпакова


©Editions Gallimard, 1979 et 1995 pour la présente édition

© Издание на русском языке, перевод на
ISBN 5-02-026870-4 («Наука») русский язык, оформление. Издательство

IBSN 2-07-032763-9 (Gallimard) «Наука», 2004

ОБЕЗГЛАВЛЕННЫЙ МИФ


Представляемая вниманию читателя книга Дени Олье является самым полным на сегодняшний день сводом материалов, имеющих отношение к Коллежу Социологии. Под таким именем приобрел из­вестность уникальный кружок, существовавший в Париже немногим более двух лет — с июня 1937 по июль 1939 г. Несмотря на кратко­временность своего функционирования, Коллеж оставил после себя яркий след в интеллектуальной истории Европы XX столетия.

Название этого кружка может легко ввести отечественного чи­тателя в заблуждение. Однако, познакомившись уже с первыми текстами основателей Коллежа, он сразу поймет, что оба слова в этом названии употребляются в не совсем обычном значении. «Коллеж» — это не учебное заведение, хотя на первый взгляд про­грамма его деятельности близка программе какого-нибудь длитель­ного университетского семинара. Скорее, это «Коллегиум» — экс­пертное сообщество ученых, обсуждающих сложнейшие проблемы какой-либо научной дисциплины. Возможна и другая ассоциация, восходящая к древнейшей этимологии слова «Коллеж» — высший совет жрецов-друидов, принимающий важнейшие решения по всем вопросам общественной жизни, аналог сословию мудрецов в Рес­публике Платона. Что касается слова «социология», то и здесь сра­зу же становится ясно, что деятельность участников кружка имела очень отдаленное отношение к любой из существовавших тогда со­циологических школ. Но об этом чуть позже.

Признанными лидерами кружка были Жорж Батай, Роже Кайуа и Мишель Лейрис. Роль последнего в представленных Дени Олье текстах не бросается в глаза, однако стоит напомнить, что именно его позиция в конечном счете и привела к распаду Коллежа Социо­логии. Заметную роль в истории Коллежа сыграли и такие извест­ные личности, как философы гегельянского толка Александр Кожев

и Жан Валь, эллинист Рене Гуасталла, этнолог Анатоль Левицкий, лидеры персоналистского движения Дени де Ружмон и Пьер Клоссов­ски, искусствовед Жорж Дютуи, лингвист Жан Полан и др. Существу­ют косвенные свидетельства и об участии в работе кружка Вальтера Беньямина, Дриё ла Рошеля, Жюльена Бенда... Одно только пере­числение имен сразу же должно вызывать вопрос: что могло объеди­нять этих столь разных по взглядам и интересам людей?

Этому вопросу можно придать и форму популярного историче­ского анекдота. Роже Кайуа вспоминает о том, как рождался замы­сел кружка: «Мы пытались заручиться поддержкой Кожева, кото­рый, как вы знаете, был главным экзегетом Гегеля во Франции. Ко­жев оказывал необычайно сильное интеллектуальное влияние на наше поколение. Я должен сказать, что наш проект не нашел в его глазах благосклонности. Я это помню. Именно у Батая, на улице Реннс, мы показали наш проект Кожеву [...] Кожев выслушал нас, но отклонил наши идеи. С его точки зрения мы ставили себя в положе­ние фокусника, который сам себя, при помощи своих фокусов, пы­тается заставить поверить в магию...»1 Что вызвало у Кожева столь яркое сравнение? И в чем старались убедить его Батай и Кайуа?

Можно предложить по меньшей мере три различных ответа на этот вопрос и соответственно три версии деятельности Коллежа. Вероятно, все эти три версии не являются взаимоисключающими и только дополняют друг друга. Тогда тем более их следует привес­ти, чтобы избежать возможной односторонности.

1. Коллеж Социологии как страница в истории западноев­ропейской социологии. Эта версия лежит на поверхности, и имен­но к ней следует обратиться в первую очередь. Деятельность Кол­лежа можно рассматривать в русле достижений французской со­циологической школы, как продолжение работы Э. Дюркгейма, М. Мосса, Л. Леви-Брюля и др. Социологические методы Батай и Кайуа пытаются использовать для анализа особого ряда социаль­ных явлений, связанных с переживанием сакрального, с архаиче­скими мифами и религиозными ритуалами, и в таком устремлении нет ничего необычного для самой социологической науки. С точки зрения Дюркгейма, религия выполняет важнейшую социальную функцию обеспечения солидарности в обществе, его целостности. В этом отношении источник любой религии — само общество. Дюркгейм обращается к элементарным формам религиозной жизни, чтобы выделить в религии главное и постоянное во всех ее модифи­кациях, выявить ее функции в общественной жизни. Он определяет религию как «целостную систему верований и обрядов, относя­щуюся к священным, т. е. отделенным (от обычных), запретным вещам, — верований и обрядов, которые объединяют в одну мо­ральную общину, называемую церковью, всех, кто им следует».2

1 La Quinzaine littéraire 1970, 16—30 июня. № 70.

2 Durkheim E. Les formes élémentaires de la vie religieuse. Paris, 1912. P. 65.

Поэтому вопрос об истинности или ложности религиозных пред­ставлений отходит на второй план. Социолог должен рассматривать религию не как ложную или истинную, не в категориях познаватель­ной деятельности человека, а как социальный феномен, как выраже­ние его социальной жизни. Сущность религии выражена в делении жизни на сакральную и профанную: участвуя в ритуале, человек вступает в общение со «священным», ощущает причастность к «выс­шему», чему-то отличному от привычной повседневной жизни.

В этих установках читатель может обнаружить много созвучно­го исходным декларациям Коллежа. Более того, заслугой его участ­ников можно считать принципиальную постановку и своеобразное решение некоторых важнейших проблем социологической науки.

Первой из этих проблем является проблема сакрального. Преж­де всего следует заметить, что в связи с интересом к сакральному Батай и его коллеги обращаются к анализу всевозможных закры­тых, инициатических обществ (тайных организаций, религиозных орденов, армии, политических партий тоталитарного характера и т. д.). Социальный эзотеризм, безусловно, заслуживает самого серь­езного внимания со стороны социальных наук, и Коллежу Социо­логии следует отдать должное (а может быть, и приоритет) в этом вопросе. Однако в текстах, собранных в книге Олье, можно обна­ружить не только интерес к деятельности организаций, функцио­нирующих на основе сакральных принципов, но и определенным образом артикулированные концепции самого сакрального. Здесь между основателями кружка не было единодушия. Достаточно об­ратиться к двум текстам — к «Сакральному в повседневной жизни» Лейриса и к состоящему из двух частей тексту доклада Батая «Вле­чение и отвращение», чтобы понять, насколько разными были представления основателей Коллежа о природе сакрального. Воз­можно, и недоумение Олье по поводу того, «что единственный лек­тор Коллежа, способный ссылаться на опыт полевых исследова­ний... отодвинул его в своем сообщении на второй план в пользу воспоминаний раннего детства...», покажется неуместным, если мы примем во внимание стоявшие перед Лейрисом задачи концеп­туального характера. С точки зрения статуса сакрального все сооб­щества могут быть поделены на три группы: 1) сообщества, где еще нет сакрального, т. е. сообщества животных; 2) сообщества, где са­кральное занимает подобающее ему место; 3) сообщества, где са­кральное оказывается на пути к исчезновению, т. е. современные общества. Эту элементарную классификацию поддерживают все докладчики Коллежа, однако она же позволяет им по-разному ин­терпретировать содержание понятия сакрального и, как следствие, обращаться к различным методам его исследования. Лейрис выд­вигает идею подробного описания мест, событий, объектов, обстоя­тельств, которые формируют в нашем повседневном опыте свободное от профанного измерения пространство. Оно становится эквива­лентным тому пространству, в котором в древности располагались

ритуалы, игры и праздники. В современном мире сакральное не исче­зает полностью, но существенно меняет свой статус, оно теряет кол­лективный и осознанный характер и перемещается в сферу индивиду­ального и бессознательного. Примерно то же самое имеет в виду и Кайуа, когда говорит «об интериоризации сакрального». Но если ин­троспекция оказывается главным методом исследования сакрального, то тогда следует обращаться не к социологии, а к психологии.

Фактически об ограниченности социологических методов изу­чения сакрального говорит и Батай. Отталкиваясь, как и Лейрис, от двойственной природы сакрального, Батай саму эту двойствен­ность понимает не как следствие ограниченности познавательных способностей человека, а как адекватное выражение противоречи­вой природы самих сакральных феноменов. Сакральное одновре­менно характеризуется как возвышенное и как низменное, как чис­тое и как отталкивающее, с одной стороны, запретное, с другой — извращенное. Sacer переводится с латыни и как святой, и как про­клятый, и это не случайно. Когда какой-либо объект желания ста­новится сакральным, то само желание подпадает под воздействие противоречивых предписаний. Сакральное конституируется таким образом, что объект желания (полюс притяжения, влечения) пред­ставляет собой в то же время и препятствие для его удовлетворения (полюс отторжения, отвращения). Сакральные феномены являются, согласно представлениям Батая, результатом табуирования самого главного, центрального в общественной жизни. «Социальное ядро действительно табуировано, то есть неприкосновенно и к тому же чудовищно; оно в первую очередь относится к природе трупов, менструальной крови и париев, отверженных изгоев. Различные не­пристойности не представляют собой в сравнении с этой реально­стью ничего, кроме силы деградировавшего отвращения: эти не­пристойности уже не вполне неприкосновенны и не в полной мере чудовищны. Все наводит на мысль, что люди первых времен были объединены общим ужасом и отвращением, непреодолимым стра­хом перед тем, что на самом было притягательным центром их союза». Сами по себе эти феномены вызывают ужас и отвращение, и их сакрализация должна трансформировать депрессию в энергию. Социальная связь разворачивается вокруг «признания человеком того факта, что он преклоняется перед объектом, вызывающим са­мый сильный ужас в его душе».

Однако сами по себе сакральные феномены лишены смысла без соответствующего к ним отношения со стороны объединяющихся в сообщество индивидов. Исключительно важное значение для Батая имеет тот факт, что эти феномены переживаются нами. Поэтому Батай отдает предпочтение феноменологии как технике описания этих переживаний перед социальной наукой, имеющей дело с объ­ективными фактами.

Вторая важнейшая проблема — это проблема связи природного и общественного мира. Декларации Коллежа отталкиваются от ут-

верждения, что между природой и обществом нет резкого перехо­да, качественного скачка, и поэтому, с одной стороны, определен­ные формы социального могут быть обнаружены у животных, а с другой — малейшие регрессии социального приводят к воспроиз­водству органических форм в человеческом мире, подобно тому как в животном мире регрессия органического ведет к воспроиз­водству неорганических форм. Эвристическую ценность таких ус­тановок для социологии вряд ли можно определить однозначно, хотя, например, в переводившейся уже на русский язык работе Р. Кайуа «Мимикрия и легендарная психастения»1 явления мимик­рии в животном мире удачно соотносятся не только с психастени­ческими переживаниями у людей, но даже и с некоторыми явле­ниями современного искусства. Заметим, что эти установки Колле­жа в целом созвучны пафосу магистрального поиска в социальных науках довоенной поры и могут быть с этой точки зрения сопостав­лены, например, с идеей «коллективных представлений» у перво­бытных людей у Л. Леви-Брюля, или с идеей «тотальности классо­вого сознания» у Г. Лукача и т. д.

Однако, несмотря на то, что любой социолог найдет в материа­лах Коллежа Социологии немало для себя интересного, привержен­ность участников кружка духу ортодоксальной социологии может быть поставлена под сомнение. Обратим внимание, что свою дис­циплину основатели Коллежа называют не «социологией сакраль­ного», а «сакральной социологией». Этот факт имеет принципиаль­ное значение, и сам Олье проходит мимо него лишь потому, что для него всякая социология уже является аномалией, и если Батай, Кайуа и Лейрис планировали «заразить» своей сакральной социо­логией все интеллектуальное сословие Франции (а если получится, то и всей Европы), то они тем самым лишь вскрывали подлинную природу социологического знания вообще. Но такое представление о социологии не было свойственно всем участникам Коллежа, что в конце концов и привело к распаду кружка.

Как позже вспоминал Р. Кайуа, задачей основателей Коллежа было не столько исследование сакральных феноменов, сколько их «регенерация» в современном мире. Об этом же пишет и Лейрис, фактически подводя черту под итогами работы Коллежа: «...хотя я ни в коей мере не хочу недооценивать значение сакрального в со­циальных явлениях, я все же полагаю, что подчеркивание его зна­чимости, до такой степени настойчивое, что сакральное становится почти единственным принципом объяснения, стоит в явном проти­воречии с достижениями современной социологии... Я далек от мысли, что Коллеж надо превратить в научное общество, где все было бы подчинено чисто социологическим изысканиям. Но в кон­це концов необходимо выбирать, и если уж мы заявили о себе как о

1 См.: Кайуа Р. Мимикрия и легендарная психастения // Новое литератур­ное обозрение. 1996. № 13.

сторонниках социологической науки, такой, как она создавалась людьми типа Дюркгейма, Мосса или Робера Герца, то элементарно обязаны строго придерживаться методов этой науки. В противном случае надо перестать называть себя „социологами", дабы устра­нить всякую двусмысленность». Согласно Лейрису, Коллеж так и не смог сделать этот выбор между исследованием сакральных фено­менов и их созиданием. Проект «сакральной социологии» так и ос­тался нереализованным: если это социология, то она, как соглашают­ся между собой и Батай, и Лейрис, не может заниматься изучением сакрального и должна уступить место либо психологии, либо фено­менологии. Если же изучению сакрального следует предпочесть его творение, то речь, возможно, уже должна идти не о науке, а об ис­кусстве. Возможно, именно это противоречие и увидел сразу Кожев, оценивший проект основателей Коллежа как стремление фокусника заставить себя восхищаться своими собственными трюками. И здесь следует вспомнить, что не только основатели Коллежа, но и многие его участники оставили заметный след не только в истории науки, но и в истории сюрреализма. Поэтому заслуживает внимания и соот­ветствующая интерпретация истории Коллежа.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   63

Похожие:

Составлено дени олье перевод с французского Ю. Б. Бессоновой, И. С. Вдовиной, Н. В. Вдовиной, В. М. Володина Под редакцией В. Ю. Быстрова санкт-петербург «наука» 2004 iconСтратегический маркетинг европейская перспектива Перевод с французского Санкт-Петербург "Наука" 1996
Ламбен Жан-Жак. Стратегический маркетинг. Европейская перспектива. Пер с французского. Спб. Наука, 1996. Xv+589 с
Составлено дени олье перевод с французского Ю. Б. Бессоновой, И. С. Вдовиной, Н. В. Вдовиной, В. М. Володина Под редакцией В. Ю. Быстрова санкт-петербург «наука» 2004 iconЛагерлёф С. Перстень Лёвеншёльдов.//Предисловие
Москва), Станислава Мереминского (Москва), команду «мур-лэти» (Санкт-Петербург), команду «Salvatore» (Санкт-Петербург), Александра...
Составлено дени олье перевод с французского Ю. Б. Бессоновой, И. С. Вдовиной, Н. В. Вдовиной, В. М. Володина Под редакцией В. Ю. Быстрова санкт-петербург «наука» 2004 iconПод редакцией В. Кандинского и Ф. Марка Мюнхен, 1912
По кн.: Синий всадник / Под редакцией В. Кандинского и Ф. Марка. Перевод, комментарии и статьи З. С. Пышновской. М.: Изобраз искусство,...
Составлено дени олье перевод с французского Ю. Б. Бессоновой, И. С. Вдовиной, Н. В. Вдовиной, В. М. Володина Под редакцией В. Ю. Быстрова санкт-петербург «наука» 2004 iconУчебное пособие Санкт-Петербург 2008 Авторы : Кокин В. Г., кандидат военных наук, доцент; Абликов В. И. Под общей редакцией
Учебное пособие предназначено для должностных лиц и специалистов го и рсчс организаций, преподавателей умц гочс и пб
Составлено дени олье перевод с французского Ю. Б. Бессоновой, И. С. Вдовиной, Н. В. Вдовиной, В. М. Володина Под редакцией В. Ю. Быстрова санкт-петербург «наука» 2004 iconКалендарно-тематическое планирование уроков литературы в 10 классе
Тематическое планирование составлено на основе «Стандарта основного общего образования по литературе / Сборник приказов министерства...
Составлено дени олье перевод с французского Ю. Б. Бессоновой, И. С. Вдовиной, Н. В. Вдовиной, В. М. Володина Под редакцией В. Ю. Быстрова санкт-петербург «наука» 2004 iconПроблемы здоровья и экологии problems of health and ecology
В. В. Нечаев (Санкт-Петербург), Д. К. Новиков (Витебск), П. И. Огарков (Санкт-Петербург), Р. И. Сепиашвили (Москва), В. В. Семенова...
Составлено дени олье перевод с французского Ю. Б. Бессоновой, И. С. Вдовиной, Н. В. Вдовиной, В. М. Володина Под редакцией В. Ю. Быстрова санкт-петербург «наука» 2004 iconРабочая программа по литературе класс
Планирование составлено на основе программы литературного образования под редакцией Коровиной В. Я
Составлено дени олье перевод с французского Ю. Б. Бессоновой, И. С. Вдовиной, Н. В. Вдовиной, В. М. Володина Под редакцией В. Ю. Быстрова санкт-петербург «наука» 2004 iconРабочая программа по литературе класс
Планирование составлено на основе программы литературного образования под редакцией Коровиной В. Я
Составлено дени олье перевод с французского Ю. Б. Бессоновой, И. С. Вдовиной, Н. В. Вдовиной, В. М. Володина Под редакцией В. Ю. Быстрова санкт-петербург «наука» 2004 iconРабочая программа по литературе класс
Планирование составлено на основе программы литературного образования под редакцией В. Я. Коровиной
Составлено дени олье перевод с французского Ю. Б. Бессоновой, И. С. Вдовиной, Н. В. Вдовиной, В. М. Володина Под редакцией В. Ю. Быстрова санкт-петербург «наука» 2004 iconУстройство, модернизация, ремонт ibm pc санкт-Петербург «бхв-петербург» 2004 удк 681 06
Устройство, модернизация, ремонт ibm pc. — Спб.: Бхв-петербург, 2004. — 608 с: ил
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница