Лекция В. В. Бондаря «Этнические мотивы в архитектуре Краснодара»




НазваниеЛекция В. В. Бондаря «Этнические мотивы в архитектуре Краснодара»
страница1/5
Дата08.01.2013
Размер0.73 Mb.
ТипЛекция
  1   2   3   4   5



27.02.2008, Публичная лекция В. В. Бондаря «Этнические мотивы в архитектуре Краснодара»




Город – наиболее действенная, активная форма «культурной памяти» человечества. Он выражает и закрепляет, концентрирует в себе все процессы жизнедеятельности общества, выработанные им институты и нормы. Он совмещает в себе новое и старое, обновляясь постепенно. И образ прошлого, который несет в себе город, – не только память, но и опора, точка отсчета его будущего существования.

Современные процессы урбанизации характеризуются стремительным изменением пространственной структуры городов, образа жизни их обитателей. В этих условиях важнейшей проблемой становится регулирование и планирование развития городской среды, сохранения ее историко-культурного облика. Другой, не менее важной проблемой является преодоление стилистического несоответствия между старой и новой застройкой городов.

В решении этих задач не последнюю роль должны сыграть научный анализ характера исторической застройки городов, выявление особенностей процесса территориального роста, формирования планировочной основы, архитектурного содержания, процессов стилеобразования, фиксация и характеристика этнических, религиозных, сословных атрибутов в гражданской архитектуре.

Именно такие стратегические цели применительно к Краснодару преследуем мы, занимаясь исследованием истории екатеринодарской и краснодарской архитектуры. Хронологически мы простираем свои изыскания от 1793 года – времени основания города - до наших дней.

Предполагаемая практическая значимость исследования состоит в возможности использования его результатов в процессе формирования комплексной программы сохранения историко-культурного облика Екатеринодара-Краснодара, программы развития внутригородской среды на традиционной архитектурно-градостроительной основе, в решении проблем сочетания современной и исторической застройки.

АРХИТЕКТУРА ВОЙСКОВОГО ГОРОДА ЕКАТЕРИНОДАРА


1.1. Месторасположение города,

его первоначальная застройка и планировка


Каждое поселение является природно-социальным феноменом, не имеющим абсолютных аналогов. Отличительным элементом поселения выступает его историческое ядро, которое везде и всегда оптимально – по историческим критериям – вписывается в конструкцию местного ландшафта. В процессе жизнедеятельности людей и под воздействием природных факторов изначальный (к моменту возникновения поселения) ландшафт постепенно изменяется, но основные природно-климатические характеристики местности долгое время могут оставаться неизменными.

Екатеринодар основывался как военно-административный центр Земли Войска Черноморского, и поэтому главным критерием при выборе места была стратегическая целесообразность. Урочище Карасунский кут, образованное излученной излучиной Кубани и впадавшим в нее Карасуном, господствовавшее по высоте над левым кубанским берегом и имевшее в южной части широкую топкую пойму, имело высокие стратегические качества. Возникший здесь город был с трех сторон защищен естественной водной преградой.

Стратегические выгоды местности были по достоинству оценены обитавшими здесь еще в IV веке до нашей эры – III веке нашей эры меотскими племенами – об этом свидетельствует тот факт, что по обеим сторонам Карасуна при впадении его в Кубань находились два меотских городища. Слева от Карасуна располагалось городище, условно называемое археологами «Городище КРЭС» (по построенной здесь в 1927 году Краснодарской электростанции; ныне здесь находится управление Краснодарэнерго).1 Предположительно, валы древнего городища были использованы в 1778 году при строительстве Архангельского фельдшанца – пункта Кубанской укрепленной линии – тогда еще генерал-поручиком А. В. Суворовым2

Доподлинно известно, что на этом месте в конце ХVIII – середине XIX вв. находился Главный Екатеринодарский кордон Черноморской кордонной линии3, перенесенный сюда с Богоявленской пристани меновый двор с карантином и почтовая станция4

Второе городище (именуемое «Городищем горпарка», поскольку его остатки находились в южной части нынешнего городского парка культуры и отдыха им. М. Горького) располагалось в черте самого Карасунского куга. По мнению Н. В. и И. Н. Анфимовых, к началу XX вв. сохранилась лишь северная часть городища5 (остальная его часть была срыта при строительстве полотна железной дороги в 1885 году6, а также частично могла быть смыта Кубанью). Поскольку территория городища, хорошо прослеживаемая по более возвышенному рельефу, южным концом доходит до поворота террасы к западу, постольку, согласуясь с планами Екатеринодара7, можно сделать предположение, что западную оконечность северного вала городища могли использовать черноморские казаки при сооружении южного вала Екатеринодарской крепости в конце ХVIII в.

В эпоху Средневековья оседлых поселений на территории Карасунского кута и его окрестностей не было – об этом свидетельствует стратиграфия культурного слоя, прослеженного в исторической части города Краснодара. Однако встречается разнородный археологический материал VII-ХVI вв. (в разных местах), относящийся к различным археологическим культурам и временным отрезкам: к болгарскому варианту салтово-маяцкой культуры Прикубанья8, средневековой археологической культуре адыгов9 половецкому10 и раннему "ногайскому"11 периодам, что в целом позволяет сделать вывод о том, что естественную "закрытость" этой местности использовали для стоянок различные кочевые племена и здесь же находили временное пристанище земледельческие племена адыгов.12

Интересные сведения (к сожалению, без ссылки на источник) содержатся в статье В. В. Дроздовского “Катеринодар у минулому”: “На месте теперешнего Краснодара много веков тому назад было торгово-рыболовецкое поселение и крепость”13 (возможно, речь идет об одном из городищ - В. Б.). Дореволюционный историк П. Г. Бутков более конкретен: он сообщает, что в 1743 году в Карасунском куте располагался лагерем отряд, состоящий из донских казаков, драгун и калмыков, сдерживавших вытесненных за Кубань ногайцев.14

В “Истории Кубанского казачьего войска” Ф. А. Щербина приводит рассказ известного адыгского историка и общественного деятеля Султана Девлет (Довлет)-Гирея о том, что находившийся к северо-востоку от Карасунского кута лес Круглик был выращен князем Кушьмезуко - главой временно проживавшего здесь бжедугского аула. После водворения в Карасунском куге черноморцев большая часть населения аула выселилась в Кабарду.15 Кроме того, известен рапорт Черноморского войскового правительства Таврическому губернатору о том, что “сыскана казаками при реке Кубани в войсковой земле в лесах в Карасунском куте закубанского мурзы Гаджина Оглу Батых Гирея деревня, в двадцати хатах, с живущими в них черкесами, с их женами, детьми и имением, где и хлеба насеяно множество”. Далее говорится о том, что глава аула просил у Войскового правительства остаться с аулом на прежнем месте до окончания уборки урожая.16

Резюмируя приведенные сведения, отметим, что территория Карасунского кута своими естественными стратегическими достоинствами привлекала внимание людей на протяжении многих веков и, разумеется, этот полуостров, образованный крутой, приближающейся по форме к полуэллипсу, излучиной Кубани и впадавшим в нее Карасуном, ограничивавшим кут с востока, как нельзя лучше подходил для основания на нем пограничного поселения, каковым стал и долгое время был Екатеринодар. Большое значение имело также и то обстоятельство, что Карасунский кут находился в центре устраивавшейся Черноморской кордонной линии.

Пригодная для поселения часть урочища занимала вторую надпойменную террасу, выходящую за границы собственного урочища (полуострова), ограниченного линией от Ореховатого озера, находившегося в северо-западной части города, до восточного конца северной балки Карасуна (район Масложиркомбината). Вторая терраса была почти горизонтальной, и в ее небольших впадинах, не имевших стока, долго сохранялась вода, которая загнивала и отравляла воздух болотными испарениями.

Самой удобной частью урочища был правый берег Карасуна, перед которым не было поймы. Именно здесь в 1793-1794 годах возводились первые постройки. Из «Ведомости о живущих в городе Екатеринодаре старшинах и казаках…» от 11 ноября 1794 года, следует, что при 580 жителях, из которых 42 не имели собственного жилья, в городе было 154 «землянки», (глинобитное жилище, заглубленное в землю), 74 хаты «на верси» (то есть на поверхности земли) и 9 домов (видимо, деревянных)17. В этом документе не указаны войсковые постройки, но известно, что с лета 1793 года строили деревянные «покои для войскового правительства». Видимо, изначально строительным материалом служил лес (для его заготовки первым лицам в Войске даже отводились конкретные участки), но интенсивная его вырубка могла привести к обезлесению местности, и уже в марте 1794 года рубка леса была запрещена. С этого времени в Екатеринодаре стали возводить преимущественно турлучные и саманные жилища, как во всей Черномории.

Судя по ранним планам Екатеринодара, первоначально застройка велась хаотично, но уже в ноябре 1793 года, как свидетельствует «Ордер» атамана Чепеги городничему Волкорезу, в Войске был составлен план застройки Екатеринодара, руководясь которым, городничий должен был следить "дабы… во граде строили порядочно»18. Можно предположить, что этот план охватывал лишь южную часть поселения, поскольку позже Войсковое правительство просило Таврического губернатора прислать землемера для «разбивки к порядочному заселению города Екатеринодара».

Прибывший в апреле 1794 г. землемер Самбулов «снял местоположение на карту» для согласования с губернатором. План был утвержден, и 18 сентября того же года началось межевание города. С лета 1795 года, когда межевание было завершено, начался отвод плановых мест под строительство. Тогда город был распланировал до нынешней улицы им. Горького на севере.

В процессе межевания город получил регулярную ортогональную планировку, как большинство имевших военный характер поселений второй пол. XVIII - первой пол. XIX вв. Местность была разделена на прямоугольные кварталы, улицы были спланированы перпендикулярными и параллельными друг другу. Такая планировка исключала существование единого центра, но подразумевала главную ось – нынешнюю улицу Красную.

В прямолинейный планировочный рисунок Екатеринодара вписывалась крепость, сооруженная к 1797 году. Это не была крепость в полном смысле слова, поскольку в ней отсутствовал ряд обязательных фортификационных элементов. Статус крепости этому укреплению замкнутого типа с земляными валами придавали только размеры и расположение при войсковой столице.19 Крепость имела форму квадрата, внутри, по ее периметру, располагались курени (казармы). В центре площади, образованной куренями, строился войсковой собор.


  1. Развитие пространственной среды Екатеринодара в 1800-1870-х гг.

1.2.1.Территориальный рост и планировочная композиция.

Изначально площадь, занимаемая Екатеринодаром, была несоразмерно большой. Эта обширность территории предопределила, во-первых, «рассредоточенность» жилищ в пространстве города и, как следствие, возникновение крупных городских усадеб; во-вторых, значительную долю незастроенных или частично застроенных кварталов даже в 1810-1820-х годах. Французский путешественник Шарль Сикар, побывавший в Екатеринодаре в июле 1808 года, писал, что «…город в окружности столь же велик, как и Париж… Улицы в нем чрезвычайно широки, а места суть обширные равнины, которые дают хорошую пастьбу для лошадей и свиней. Домы строены в одно только жилье и крыты соломою; у каждого есть свой сад, а иногда и маленький в стороне лесок»20. Схожее представление о городе составил и некто Ст., посетивший столицу Черномории в 1809 году: «Город состоит большей частью из далеко отстоящих один от другого, соломой покрытых домом или изб, с садами, площадками, открытым дерном, и пашнями. На широких улицах и в больших промежутках между домами часто видишь пасущийся скот»21.

Как уже было сказано, изначально Екатеринодар был распланирован до нынешней улицы им. Горького на севере. К 1818 году, судя по «Генеральному плану крепости и города Екатеринодара», город вытянулся в северном направлении по всей ширине на два квартала, то есть до нынешней Длинной улицы. В 1819 году, по сведениям П. В. Миронова, Екатеринодар занимал площадь в 396,5 десятин (т.е. 381,5 га).

К середине века Екатеринодар несколько увеличился в территориальном отношении. Судя по плану, составленному в 1848 году, город к этому времени вырос, по сравнению с 1819 годом в северном и в северо-восточном направлениях, два новых квартала появилось в южной части, к западу от крепости. Под южным крепостным валом появилась (в 1830-х годах) Солдатская слободка, названная позже поселком Форштат. Всего в 1848 году в городе было 173 квартала при 480 десятинах общей площади (523,2 га). На этом территориальный рост Екатеринодара в «войсковой» период его истории остановился: с 1848 по 1867 год город не рос вообще22. По-видимому, это было связанно с чрезвычайно медленными темпами роста численности населения и некоторым уплотнением застройки.

В Екатеринодаре конца XVIII – 60-х гг. XIX вв. жилища возводились не фасадом на улицу, как это было принято в городах, а внутри плановых мест, вместе с другими дворовыми постройками. Такой тип застройки городских усадеб, в сочетании с обширностью дворов, занятых, в основном, садами, придавал городу неповторимый колорит. «Город Екатеринодар до того оригинален по своей наружности, что по всей вероятности, есть единственный в своем роде. Представьте себе плоскую местность, спланированную очень правильно на прямые и широкие улицы, пересекающихся под прямым углом. Но кварталы между улицами наполнены густым лесом… который составляют могучие густолиственные дубы… большие деревья белых акаций… и чаще фруктовых деревьев, между которыми нет ни дорожек, ни других признаков сада, но все пространство между ними, как в дремучем лесу, поросло высокой

травой и бурьяном. Под сенью дерев местами выступают красивые сельские домики в один этаж… . Около дома всегда большой двор с разными службами, пристройками, скирдой сена, а за двором – густой фруктовый сад. Местами такой лес занимает весь квартал, и только в одном углу его – дом хозяина этого леса»23.

И. Д. Попка о расположении хат внутри двора написал следующее: «Хаты стоят в таких положениях, как будто им скомандовано «вольно, ребята»: они стоят и лицом, и спиной, и боком на улицу, какая в каком расположении духа или как какой выпало по приметам домостроительной ворожбы, предшествовавшей ее постановке. Одни из них выглядывают из-за плетня, другие из-за частокола, третьи, и немногие, из-за дощатого забора, но ни одна не выставляется, открыто, в линию улицы.»24.

  1   2   3   4   5

Похожие:

Лекция В. В. Бондаря «Этнические мотивы в архитектуре Краснодара» iconСравнительно-правовой анализ закрепления этнических мотивов преступлений в уголовном законе зарубежных стран
Уголовное законодательство зарубежных стран принципиально отделяет этнические мотивы от иных видов мотивов – националистических,...
Лекция В. В. Бондаря «Этнические мотивы в архитектуре Краснодара» iconПримерная программа дисциплины «теоретико-методологические проблемы науки и научного творчества в архитектуре. Методика научной работы в архитектуре»
Методика научной работы в архитектуре” федерального компонента цикла опд (СД, дс) составлена в соответствии с государственным образовательным...
Лекция В. В. Бондаря «Этнические мотивы в архитектуре Краснодара» iconСамостоятельная работа 83
Теоретико-методологические проблемы науки и научного творчества в архитектуре. Методика научной работы в архитектуре
Лекция В. В. Бондаря «Этнические мотивы в архитектуре Краснодара» iconМ. В. Сурина Этнические процессы на Урале в преддверии перестройки
Первая половина ХХ века дополнила пеструю этническую картину региона немцами, евреями, коренными народами Кавказа и Средней Азии....
Лекция В. В. Бондаря «Этнические мотивы в архитектуре Краснодара» iconДоклад моу сош №24 г. Краснодара в 2009 2010 учебном году
Муниципальное общеобразовательное учреждение средняя общеобразовательная школа №24 г. Краснодара
Лекция В. В. Бондаря «Этнические мотивы в архитектуре Краснодара» iconУчебный план муниципального общеобразовательного учреждения средней общеобразовательной школы №37 г. Краснодара
Учебный план моу сош №37 г. Краснодара на 2010-2011 учебный год составлен на основе документов
Лекция В. В. Бондаря «Этнические мотивы в архитектуре Краснодара» iconМетодические указания по выполнению курсовой работы №1 по архитектуре для студентов специальностей 290300 «Промышленное и гражданское строительство»
Курсовая работа №1 по архитектуре является первой проектной работой по специальности. На примере проектирования малоэтажного жилого...
Лекция В. В. Бондаря «Этнические мотивы в архитектуре Краснодара» iconО проверке тетрадей моу сош №30 г. Краснодара
Размер оплаты педагогических работников, осуществляющих учебный процесс за проверку тетрадей устанавливается в соответствии с «Положением...
Лекция В. В. Бондаря «Этнические мотивы в архитектуре Краснодара» iconЛекция I и проблема языка и сознания лекция II 31 слово и его семантическое строение лекция III 51 развитие значения слов в онтогенезе лекция IV 67 развитие понятий и методы их исследования лекция V 91 «семантические поля»
Монография представляет собой изложение курса лекций, про* читанных автором на факультете психологии Московского государственного...
Лекция В. В. Бондаря «Этнические мотивы в архитектуре Краснодара» iconСистема нормативных документов в строительстве
Мсырье, ао "Лентисиз", Управления архитектуры и градостроительства Тверской области, Комитета по архитектуре и градостроительству...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница