V. M. Korjakin. J. A. Shurygina. The concept of the safety of military service and its place in the system national security of the Russian Federation




Скачать 454.36 Kb.
НазваниеV. M. Korjakin. J. A. Shurygina. The concept of the safety of military service and its place in the system national security of the Russian Federation
страница1/4
Дата01.01.2013
Размер454.36 Kb.
ТипДокументы
  1   2   3   4


ПОНЯТИЕ БЕЗОПАСНОСТИ ВОЕННОЙ СЛУЖБЫ И ЕЕ МЕСТО В ОБЩЕЙ СИСТЕМЕ ОБЕСПЕЧЕНИЯ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

В.М. Корякин, доктор юридических наук

Ю.А.Шурыгина, юрист


Аннотация: в статье рассматриваются теоретические аспекты понятия «безопасность военной службы», анализируются различные точки зрения на данное явление, дается научное определение указанного понятия

Ключевые слова: безопасность; безопасность человека; безопасность военной службы; опасные факторы военной службы.

V.M.Korjakin. J.A.Shurygina. The concept of the safety of military service and its place in the system national security of the Russian Federation

Abstract: the article considers the theoretical aspects of the concept «security of military service», analyses the various points of view on this phenomenon, given the scientific definition of the concept of.

Keywords: security; security of the person; the safety of military service; the hazards of military service.

_________________________________________________________________

Военнослужащие реализуют конституционное право на труд посредством прохождения военной службы (п. 1 ст. 10 Федерального закона от 27 мая 1998 г. № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих»). В соответствии со ст. 37 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены. Данное положение соответствует нормам и принципам международно-правовых актов, например, ст. 7 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах и др.

Право военнослужащих на здоровые и безопасные условия воинского труда является составной частью более широкого конституционного права граждан на охрану здоровья, гарантированного ч. 2 ст. 7 Конституции Российской Федерации. Данное право военнослужащих конкретизируется в Федеральном законе «О статусе военнослужащих», в п. 1 ст. 16 которого говорится: «Охрана здоровья военнослужащих обеспечивается созданием благоприятных условий военной службы, быта и системой мер по ограничению опасных факторов военной службы, проводимой командирами во взаимодействии с органами государственной власти».

Охрана здоровья военнослужащих является составной частью системы более высокого уровня – охраны здоровья граждан, под которой понимается система мер политического, экономического, правового, социального, научного, медицинского, в том числе санитарно-противоэпидемического (профилактического), характера, осуществляемых органами государственной власти Российской Федерации, органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, организациями, их должностными лицами и иными лицами, гражданами в целях профилактики заболеваний, сохранения и укрепления физического и психического здоровья каждого человека, поддержания его долголетней активной жизни, предоставления ему медицинской помощи1.

Жизнедеятельность в воинских коллективах в значительной степени отличается насыщенностью и динамичностью происходящих процессов (боевое дежурство, полеты, учения, караулы и т.д.). При этом уровень гибели и травматизма военнослужащих и высокая опасность для населения аварий и катастроф, происходящих в сфере военной деятельности государства, даже в мирное время остается достаточно высоким. О неблагополучном состоянии безопасности воинской деятельности свидетельствуют нередкие случаи пожаров на базах хранения вооружения и военной техники, оружия и боеприпасов, аварии надводных кораблей и подводных лодок, пилотируемых летательных аппаратов, унося жизни десятков военнослужащих и иных лиц, снижая обороноспособность страны и боеготовность войск, а также морально-психологическое состояние личного состава, подрывая при этом и престиж военной службы. Наносится весьма значительный материальный, экономический и экологический ущерб государству.

Состояние защищенности жизни и здоровья военнослужащих от воздействия неблагоприятных факторов, возникающих в ходе повседневной жизнедеятельности воинских частей, получила в теории и практике название «безопасность военной службы». Для четкого уяснения того, что же представляет собой данное социально-правовое явление, представляется целесообразным первоначально уточнить этимологию самого понятия «безопасность».

Понятие «безопасность» трактуется в отечественной литературе весьма многозначно. В общем смысле единого подхода к определению данной категории на современном этапе развития еще не выработано. Понятие «безопасность», носящее интегральный характер, отсутствует. На практике такая ситуация приводит к тому, что говоря о безопасности, мы чаще всего оперируем конкретными прикладными понятиями, например: государственная, экономическая, информационная, пограничная, военная безопасность, безопасность труда, безопасность полетов и т.д.

В.И.Даль определяет безопасность как «отсутствие опасности, сохранность, надежность»2. Там же: «безопасный – значит не угрожающий, не могущий причинить зла или вреда, безвредный, сохранный, верный, надежный». Трактовка данного понятия согласно словарю С.И.Ожегова несколько иная: безопасность рассматривается как «положение, при котором не угрожает опасность кому-нибудь или чему-нибудь»3.

Военно-юридический энциклопедический словарь определяет безопасность как состояние защищенности от возможного нанесения политического, экономического, информационного, продовольственного ущерба, способность к сдерживанию или отражению опасных воздействий заблаговременно либо к быстрой компенсации ущерба. Безопасность означает сохранение системой стабильности, устойчивости и возможности саморазвития, вне зависимости от внешних и внутренних негативных факторов4.

Рассматривать безопасность как систему некоторые авторы, в частности, А.И.Лобачев, предлагают с нескольких точек зрения. Во-первых, анализ с точки зрения активного существования данной системы предполагает понимание безопасности как состояние деятельности, при которой с приемлемой вероятностью исключено проявление различного рода опасностей и угроз. Во-вторых, с точки зрения сохранения устойчивости системы безопасность – это динамическое равновесие, состоящее в поддержании важных для существования системы параметров в допустимых пределах нормы. В-третьих, с точки зрения состояния объектов системы безопасность – это непревышение допустимых значений воздействия на объекты защиты потоков вещества, энергии и информации5.

Что же касается правовой основы обеспечения безопасности в Российской Федерации, то здесь мы сталкиваемся еще с одной проблемой: отсутствием законодательно закрепленного понятия «безопасность». В действующем Федеральном законе от 28 декабря 2010 г. № 390-ФЗ «О безопасности» законодатель по каким-то причинам не предусмотрел раскрытие понятия безопасности, а между тем оно является базовым как в определении понятий национальной, общественной, личной безопасности, так и рассматриваемого нами понятия безопасности военной службы.

До принятия вышеуказанного закона основу обеспечения безопасности составлял Закон Российской Федерации от 5 марта 1992 г. № 2446-1 «О безопасности», который не только закреплял правовые основы обеспечения безопасности личности, общества и государства, но и определял систему безопасности и ее функции, устанавливал порядок организации и финансирования органов обеспечения безопасности, а также контроля и надзора за законностью их деятельности. Указанный Закон определял безопасность как состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз. Вместе с тем остается не совсем ясным, из чего исходил законодатель при формулировании приведенного определения. Какое толкование безопасности, принятое в русском языке, легло в основу определения данного термина?

Дефиниция, предложенная в старой редакции закона, подвергалась обоснованной критике. В частности, Б.П.Кондрашов отмечал, что «… такое определение безопасности слишком абстрактно, а, следовательно, его теоретическая и практическая значимость невелика. В этом понятии отсутствуют его сущностные элементы: объекты безопасности, обстоятельства, угрожающие безопасности, субъекты обеспечения безопасности, силы и средства субъектов обеспечения безопасности»6. Следует согласиться с выводом о том, что данное определение не раскрывало правовое содержание феномена безопасности, не раскрывало структуру явления, не выявляло его междисциплинарный характер и средства обеспечения. Более того, не представлялось возможным определить и саму сущность безопасности. Согласно указанной норме, безопасность рассматривалась как состояние. Но не стоит забывать о спорности вопроса по поводу сущности этого феномена: представляет ли он собой состояние или свойство системы, или деятельность по достижению этого состояния, или же состояние самой деятельности человека?

А.И.Землин указывал, что официальная трактовка понятия «безопасность» является недостаточно полной в силу того, что отражает лишь ее качественную определенность, т.е. «состояние защищенности»; если его нет, то нет и безопасности. Такое определение, по мнению данного автора, отражает понимание безопасности, которое можно было бы назвать охранительным, в предельно широком смысле этого слова, т.е. предполагает наличие возможности и способности сохранить, оборонить, защитить. Однако безопасность обеспечивается не только и не столько за счет охранительства, но и за счет жизнеспособности определенного объекта, его возможности в конкурентной борьбе с себе подобными выжить и развиваться. Последнее, в свою очередь, требует создания необходимых оптимальных политических, социально-экономических, правовых и иных условий для его сохранения и развития7.

Стратегия национальной безопасности Российской Федерации на период до 2020 года, утвержденная Указом Президента Российской Федерации от 12 мая 2009 г. № 537, определяет национальную безопасность как состояние защищенности личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз, которое позволяет обеспечить конституционные права, свободы, достойные качество и уровень жизни граждан, суверенитет, территориальную целостность и устойчивое развитие Российской Федерации, оборону и безопасность государства.

Аккумулируя существующие точки зрения на трактовку явления безопасности, С.З.Павленко предлагает разделить их на следующие группы:

1) определения, характеризующие безопасность как состояние защищенности интересов личности, общества и государства;

2) определения, где безопасность является свойством системы;

3) понятия, характеризующие безопасность как специфическую деятельность государственных органов;

4) дефиниции, обозначающие безопасность как определенное состояние8.

Как видится авторам настоящей статьи, первая группа определений, отражающая законодательно закрепленное понятие безопасности, представляет собой несколько размытое трактование данного явления, поскольку суждения о состоянии защищенности интересов личности весьма затрудняются ввиду их субъективности. На современном этапе вообще не сформированы критерии, по которым можно было бы оценить степень безопасности личности, общества, государства. Соответственно, не представляется возможным говорить о достижении состояния безопасности, так как невозможно определить, по каким позициям мы приходим к такому выводу. Кроме того, нужно иметь в виду, что не все интересы личности должны находиться в состоянии безопасности, а только те, которые не противоречат нормам права и требованиям морали.

Допустим, что безопасность есть свойство системы. Видится, что при таком подходе свойство, представляющее некую характеристику, присуще системе как неотъемлемый ее атрибут, качество, признак, составляющий отличительную особенность системы. При таком подходе система должна обладать безопасностью как свойством перманентно, а это невозможно, ибо на безопасность как феномен постоянно оказывают влияние определенные факторы, выводя при этом ее из состояния равновесия.

Что же принято в военном праве понимать под безопасностью военной службы?

Сразу стоит заметить, что определение безопасности военной службы почему-то отсутствует в таком авторитетном энциклопедическом издании, каковым является 8-томная Военная энциклопедия, изданная в нашей стране в 1997 – 2003 гг. Нет данного понятия и в военно-юридическом энциклопедическом словаре, изданном в 2008 г.9

Не нашел своего официального закрепления данный термин и в законодательстве. Согласно ст. 317 Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации безопасность военной службы заключается в поддержании в воинской части (подразделении) условий военной службы и порядка ее несения, обеспечивающих защищенность личного состава и каждого военнослужащего в отдельности, а также местного населения, его имущества и окружающей среды от воздействия опасных факторов военной службы, возникающих в ходе повседневной деятельности подразделения.

Исходя из содержания данной статьи, можно лишь полагать, что под понятием «безопасность военной службы» подразумевается состояние защищенности личного состава и каждого военнослужащего в отдельности, а также местного населения, его имущества и окружающей среды от воздействия опасных факторов военной службы, возникающих в ходе повседневной деятельности воинской части (подразделения). Вместе с тем нельзя оставить незамеченным тот факт, что законодатель не дает четкого определения рассматриваемого правового явления, предоставляя возможность его выведения из положений статьи, раскрывающей лишь содержание деятельности по обеспечению безопасности военной службы, а не само это понятие. В связи с этим возникает необходимость четкого закрепления в нормах права данной категории с целью формирования целостного представления о ней во избежание непонимания, различного толкования, а также неточности в трактовке этого понятия.

Существует точка зрения на безопасность военной службы, которая, на наш взгляд, связана с незнанием концептуальных теоретических основ в данной области общественных отношений. Согласно этой позиции безопасность военной службы ограничивается понятием «соблюдение требований безопасности при проведении учений, стрельб и иных мероприятий боевой подготовки и обеспечение на этой основе защищенности личного состава, местного населения и окружающей природной среды». При данном подходе объектами обеспечения безопасности военной службы становятся не только сами военнослужащие (как это следует из определения «военная служба»), но и окружающая природная среда, а также местное население (в плане обеспечения защиты его жизни, здоровья и имущества от воздействия опасных факторов военной службы, возникающих в ходе повседневной деятельности войск). Такой подход к определению безопасности военной службы видится не только ограниченным, но и неоправданным, так как не представляется возможным в такой ситуации провести дифференциацию понятий безопасности военной службы и соблюдения мер безопасности при выполнении различного рода работ.

Следует отметить, что согласно ныне утратившей силу Концепции безопасности военной службы, утвержденной директивой Министра обороны Российской Федерации от 12 июля 1997 г. № Д-10, под безопасностью военной службы предлагалось понимать такое состояние военной службы, которое обеспечивает защищенность военнослужащих, местного населения и окружающей природной среды от угроз, возникающих при осуществлении деятельности Вооруженных Сил Российской Федерации10.

Данное определение представляется нам несколько ущербным по нескольким причинам:

– во-первых, некорректным является само словосочетание «состояние военной службы». Военная служба – это устойчивое институциональное явление, поэтому исходя из этимологического значения термина «состояние»11 как атрибута динамических систем, более правильным было бы говорить не о состоянии военной службы как таковой, а о состоянии ее организации, об условиях исполнения военнослужащими обязанностей военной службы и т.п.;

– во-вторых, в этом определении излишне широко трактуется круг объектов обеспечения безопасности военной службы. Представляется нецелесообразным включение в их число защищенность окружающей природной среды, поскольку этот элемент охватывается самостоятельным понятием «экологическая безопасность воинской деятельности»12;

– в-третьих, неоправданно широко и расплывчато трактуются угрозы, на защиту от которых нацелено обеспечение безопасности военной службы: таковыми являются угрозы, возникающие «при осуществлении деятельности Вооруженных Сил». Однако, как известно, далеко не все угрозы, вытекающие из деятельности военной организации государства, непосредственно связаны с военной службой, со служебной деятельностью военнослужащих.

Существует и другой подход к определению термина «безопасность военной службы», согласно которому безопасность военной службы рассматривается как некий синоним понятия «внутренняя безопасность». В частности, такого подхода придерживается Н.А.Чесноков, который утверждает, что «анализ безопасности военной службы необходимо рассматривать по направлениям: нарушение правил обращения с вооружением и военной техникой; нарушения техники безопасности в ходе занятий и повседневной деятельности; дорожно-транспортные происшествия; самоубийства военнослужащих; убийства, в том числе на почве неуставных взаимоотношений; заболевания»13. Действующий Стратегический план повышения безопасности прохождения военной службы в Вооруженных Силах Российской Федерации14, утвержденный в 2009 г., предусматривает включение в число показателей уровня безопасности военной службы уровень гибели военнослужащих в результате суицидальных происшествий, а также уровень гибели военнослужащих в результате дорожно-транспортных происшествий, несчастных случаев и нарушения требований безопасности.

Такая трактовка безопасности военной службы вбирает в себя понятия и воинской дисциплины, и морально-психологического состояния личного состава, и экологической безопасности, и санитарно-эпидемиологического благополучия войск (сил), и многих иных понятий, имеющих в той или иной степени какое-либо (зачастую – косвенное) отношение к отдельным аспектам решения проблемы обеспечения безопасности военнослужащих. По нашему мнению, такой подход определяет безопасность военной службы излишне широко, охватывая весьма значительный круг объектов.

Между тем все перечисленные выше понятия – внутренняя безопасность и соблюдение мер безопасности – являются самостоятельными терминами соответствующих законодательных и иных нормативных актов и несут вполне определенную смысловую нагрузку, имея при этом иную окраску по сравнению с понятием безопасности военной службы. Иными словами, произвольное их толкование и придание им более широкого смысла с научной и правовой позиций следует считать не вполне корректным. Допустим, что безопасность военной службы вбирает в себя эти понятия. В таком случае, критериями оценки безопасности военной службы в воинской части объективно будут выступать весьма большое число самых различных показателей, в том числе убийства, суицидальные происшествия, повреждения здоровья, полученные вследствие несчастных случаев, не связанных с прохождением военной службы и исполнением служебных обязанностей, и т.д., что вряд ли имеет прямое отношение к понятию безопасности военной службы.

При определении сущности безопасности военной службы многие авторы предлагают исходить из более широких понятий, таких как «безопасность человека». В частности, профессор А.А.Тер-Акопов указывает, что безопасность человека – категория, отражающая сложное социальное явление, которое характеризуется органической взаимосвязью человека, находящегося в опасности, с социальной средой, обществом15. По мнению О.А.Борисова, под безопасностью человека можно понимать социальную защищенность человека, которая обеспечивает сохранность самого человека и его отдельных жизненно важных функций в соответствии с наибольшими возможностями общества16. Безопасность военной службы представляется указанному автору одной из важнейших составляющих безопасности военнослужащего.

Как указывает Б.Ф.Старов, безопасность человека представляет собой сложное системное образование, которое включает несколько блоков. Одним из элементов данного системного образования является безопасность военной службы17.

Становится очевидным, что виды безопасности тесно связаны с объектами правовой охраны и, соответственно, выделяя такие объекты от общих к частным, мы сможем четко определить, что понимается под безопасностью военной службы и защищенностью каких элементов правоотношений она характеризуется.

В этой связи следует обратиться, прежде всего, к содержанию правового статуса военнослужащих, так как именно эта правовая категория определяет и содержит в себе первостепенный и особо важный объект правовой охраны – права и свободы личности, в том числе – право на охрану здоровья. По нашему мнению, исходя из концепции правового статуса военнослужащих предложенной Н.В.Артамоновым18, когда правовой статус военнослужащего рассматривается в четырех аспектах: правовой статус человека, правовой статус гражданина, правовой статус военнослужащего и индивидуальный правовой статус, можно определить и признаки, необходимые для квалификации и определения безопасности военной службы.

Однако для правильного и объективного определения следует также учесть и определение понятия военной службы. Указанное определение содержится в Федеральном законе от 28 марта 1998 г. № 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе», однако данное определение указывает лишь на особый вид военной службы и на федеральные органы исполнительной власти, где предусмотрено ее прохождение, а этого явно недостаточно для определения всех необходимых ее особенностей. Кроме того, определение военной службы содержится и в другом нормативном правовом акте – Федеральном законе от 27 мая 2003 г. № 58-ФЗ «О системе государственной службы», где под военной службой понимается «вид федеральной государственной службы, представляющей собой профессиональную служебную деятельность граждан на воинских должностях в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках, воинских (специальных) формированиях и органах, осуществляющих функции по обеспечению обороны и безопасности государства».

Д.Н.Бахрах называет военную службу разновидностью милитаризованной службы, которая, в свою очередь, является разновидностью федеральной государственной службы. К милитаризованной службе он также относит службы: милицейскую, таможенную, внутреннюю службу в системе МВД России, военизированную охрану МПС, горноспасательную службу и др.19

Г.В.Атаманчук, считающий государственную службу целостным социально-правовым институтом, т.е. не суммой служб на различных уровнях и в различных подсистемах государственного аппарата, а единой государственной службой одному государству, его создавшему, с соответствующим объемом инфраструктуры, условно делит ее на гражданскую государственную службу (в органах представительной, исполнительной и судебной власти), военную государственную службу (в армии и приравненных к ней структурах) и специальную государственную службу (в административных органах)20.

А.В.Кудашкин отмечает, что посредством исполнения военной службы реализуются функции отдельных государственных органов и организаций. В то же время особенность военной службы заключается в том, что заранее определить алгоритм действий военнослужащих не всегда представляется возможным из-за специфики их деятельности, имеющей подчас исключительно динамичный характер, что особенно характерно при ведении боевых действий. В то же время формализованные в виде актов военного управления они приобретают свойство правового акта соответствующего органа военного управления, который имеет следующие характерные черты: подзаконность, правовой характер, авторитарность, императивность21.

А.В.Кудашкин отмечает, что особенность военной службы отражает ее существенные отличия от всех других видов государственной службы, которыми является:

1) ее предназначенность, т.е. возможность применения специальных (военных) методов для решения поставленных задач, использование для этого средств вооруженной борьбы оружия и вооружения как индивидуального, так и коллективного применения. Такая возможность не предоставляется любым другим видам государственной службы;

2) исполнение военной службы не только в добровольном порядке, но и по призыву как форме военной обязанности, являющейся юридической обязанностью части населения государства, что также не присуще другим видам государственной службы, и ряд других особенностей22.

Таким образом, на основе анализа норм военного права и научных трудов мы можем говорить о том, что военная служба есть профессиональная служебная деятельность лиц, находящихся на воинских должностях, по обеспечению исполнения полномочий войск, воинских (специальных) формирований и органов, осуществляющих функции по обеспечению обороны и военной безопасности государства.

Согласно п. 2 ст. 1 Положения о порядке прохождения военной службы, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 г. № 1237, прохождение военной службы включает в себя назначение на воинскую должность, присвоение воинского звания, аттестацию, увольнение с военной службы, а также другие обстоятельства (события), которыми в соответствии с законодательством определяется служебно-правовое положение военнослужащих. В период прохождения военной службы военнослужащие исполняют общие, должностные и специальные обязанности. На военнослужащих возлагаются обязанности по подготовке к вооруженной защите и вооруженная защита Российской Федерации, которые связаны с необходимостью беспрекословного выполнения поставленных задач в любых условиях, в том числе с риском для жизни. В связи с особым характером обязанностей, возложенных на военнослужащих, им предоставляются социальные гарантии и компенсации (п. 1 ст. 2 Федерального закона «О статусе военнослужащих»).

Исходя из изложенного, становится очевидным, что содержание безопасности военной службы составляют, главным образом, права военнослужащих, непосредственно связанные с их жизнью и здоровьем (право на жизнь23; право на труд в условиях, отвечающим требованиям безопасности и гигиены24; право на охрану здоровья и медицинскую помощь25; право на благоприятную окружающую среду26 и др.).

В связи с этим нельзя не согласиться с мнением В.М.Калинина, который выделяет несколько групп правовых гарантий охраны жизни и здоровья военнослужащих:

1) нормы о воинской обязанности и военной службе, устанавливающие как принципы и порядок прохождения военной службы, так и гарантии безопасности военной службы;

2) нормы, запрещающие под угрозой наказания любые посягательства на жизнь и здоровье военнослужащего;

3) нормы о социальных гарантиях и льготах, включая заботу о сохранении здоровья военнослужащих и обеспечении уровня жизни;

4) нормы о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью военнослужащих при исполнении ими обязанностей военной службы27.

Однако не следует забывать о том, что особый правовой статус военнослужащих содержит не только права, но и обязанности (общие, должностные и специальные). Исполнение этих обязанностей сопряжено с повышенной опасностью для их жизни и здоровья. В связи с этим весьма интересным представляется понимание безопасности военной службы К.В.Фатеевым, который одной из ее основных составных частей видит физическую (личную) безопасность военнослужащего28. Физическую или личную безопасность, в свою очередь, данный автор представляет в виде трех составляющих систем (см. рис. 1).

К первой системе К.В.Фатеев справедливо относит систему обеспечения биологического существования военнослужащего, включающую в себя подсистемы предоставления жилья; обеспечения питанием; обеспечения предметами и услугами, которые жизненно необходимы; поддержки жизни и здоровья; обеспечения качества окружающей среды, т.е. условия, способствующие удовлетворению элементарных жизненно важных потребностей человека и военнослужащего в частности.



  1   2   3   4

Похожие:

V. M. Korjakin. J. A. Shurygina. The concept of the safety of military service and its place in the system national security of the Russian Federation iconThe constitutionally-legal doctrine of the russian federation about a category «national safety»
...
V. M. Korjakin. J. A. Shurygina. The concept of the safety of military service and its place in the system national security of the Russian Federation iconThe Place and Role of Official Statistics within the National System of Health Monitoring

V. M. Korjakin. J. A. Shurygina. The concept of the safety of military service and its place in the system national security of the Russian Federation iconAcademic and Applied Research in Military Science An International Journal of Security, Strategic, Defense Studies and Military Technology

V. M. Korjakin. J. A. Shurygina. The concept of the safety of military service and its place in the system national security of the Russian Federation iconThe fear of theft and burglary always annoys many people. When lock and keys become less safe, one can seek help of electronic security systems. Such a portable security system is described here

V. M. Korjakin. J. A. Shurygina. The concept of the safety of military service and its place in the system national security of the Russian Federation iconMilitary Conflict and International Security

V. M. Korjakin. J. A. Shurygina. The concept of the safety of military service and its place in the system national security of the Russian Federation iconStudie úČinnosti světelné terapie 1981 2008 pramen: PubMed – service of the U. S. National Library of Medicine and the National Institutes of Health

V. M. Korjakin. J. A. Shurygina. The concept of the safety of military service and its place in the system national security of the Russian Federation iconI. Bilingualism and Language Shift in the Russian Federation

V. M. Korjakin. J. A. Shurygina. The concept of the safety of military service and its place in the system national security of the Russian Federation iconThere is no national science just as there is no national multiplication table; what is national is no longer science
А. Kozhevnikova, Assoc. Prof of the Department of English for Humanities (Samara State University), Member of Board of Experts for...
V. M. Korjakin. J. A. Shurygina. The concept of the safety of military service and its place in the system national security of the Russian Federation icon4/2 Glukharev lane, Moscow, 129090 Russian Federation

V. M. Korjakin. J. A. Shurygina. The concept of the safety of military service and its place in the system national security of the Russian Federation iconArctic Network for the Support of the Indigenous Peoples of the Russian Arctic (ansipra) Сеть Арктических Организаций в Поддержку Коренных Народов Российского Севера
Мир коренных народов” (Indigenous Peoples’ World), the official periodical of raipon (Russian Association of Indigenous Peoples of...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница