«Кодекс профессиональной этики российского библиотекаря»: пять лет формирования нового профессионального




Название«Кодекс профессиональной этики российского библиотекаря»: пять лет формирования нового профессионального
страница1/19
Дата09.09.2012
Размер2.91 Mb.
ТипКодекс
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19


Международная Федерация библиотечных ассоциаций и учреждений,

Комитет по свободе доступа к информации и свободе выражения


Российская библиотечная ассоциация


Современные проблемы библиотечной и информационной этики


Санкт-Петербург

2005

International Federation of Library Associations and Institutions

Committee on Free Access to Information and Freedom of Expression

(IFLA/FAIFE)


Russian Library Association


Modern Problems of Library and Information Ethics


Saint-Petersburg

2005


Современные проблемы библиотечной и информационной этики/ Сост. Ю. П. Мелентьева, И. А. Трушина; Науч. редактор В.Р.Фирсов. — СПб.: Издательство «Российская национальная библиотека», 2005.


Сборник научных статей посвящен пятилетию принятия «Кодекса профессиональной этики российского библиотекаря» Российской библиотечной ассоциации.

Издание подготовлено ведущими специалистами из различных стран мира.


Перевод на русский язык выполнен сотрудниками ОВО ФГУ «Российская национальная библиотека»


© Российская библиотечная ассоциация, 2005

© Издательство «Российская национальная библиотека»

Содержание

В. Н. Зайцев. Предисловие 8

П. Старжес. Предисловие 9

Ю. П. Мелентьева. «Кодекс профессиональной этики российского

библиотекаря»: пять лет формирования нового профессионального

сознания 12

У. Кёхлер. Национальные библиотечные ассоциации: различия в целях,

как они отражены в кодексах этики 22

С. Фергюсон, Р. Салмонд. Кодексы этики для библиотечно-информационных

специалистов: руководство к действию или основы морали 36

О. Л. Кабачек. Как разрабатывался «Кодекс профессиональной этики

российского библиотекаря» и для чего он нужен 52

Г. А. Алтухова. Этический кодекс библиотекаря в восприятии

российских специалистов 63

И. А. Трушина. «Кодекс профессиональной этики российского библиотекаря»

и кодексы библиотечной этики других стран: сравнительный анализ 77

П. Старжес. Это не крикет: законы игры или руководство по этическому

мышлению для информационных специалистов Западной Европы 91

Р. Вааган. Конфиденциальность информационной деятельности,

достоверность, интеллектуальная собственность и свобода доступа: четыре

ключевых вопроса для библиотечно-информационной деятельности в XXI

веке 101

С. Хамильтон. Война с терроризмом – ограничение доступа к ресурсам

Интернета в библиотеках 110

И. Л. Линден. Фильтрация в Интернете: сравнительный обзор зарубежной

практики 125

Э. М. Шрадер. Интернет-фильтры: доступ библиотек в киберпространство 136

Т. Е. Коробкина. «Кодекс профессиональной этики российского

библиотекаря» и организация библиотечного обслуживания в публичной

библиотеке 173

О. Ф. Бойкова. Кодекс этики библиотекаря и авторское право 192

Р. Бейкер. Этические кодексы: страницы истории 200

Б.-М. Хеггстрем. Ключевое слово — этика 205

В. М. Хоффман. Разработка этического кодекса компании 212

К. Макдональд. Как создать кодекс этики в Вашей организации: некоторые

общие принципы 217

Приложения 222

1. Декларация принципов Всемирного саммита по информационному

обществу [Извлечения] 223

2. План действий Всемирного саммита по информационному

обществу [Извлечения] 225

3. Декларация о библиотеках, информационных службах и

интеллектуальной свободе, принятая в Глазго 226

4. Манифест ИФЛА об Интернете 228

5. Библиотеки и интеллектуальная свобода (ИФЛА) 231

6. Руководство ИФЛА/ЮНЕСКО по развитию службы публичных

библиотек [Извлечение] 233

7. Александрийский манифест ИФЛА 234

Коротко об авторах 236

CONTENT

Vladimir Zaitsev. Foreword 8

Paul Sturges. Foreword 9

Y. P. Melentieva. «The Code of professional ethics of Russian Librarian»:

five years of formation the professional mind 12

W. Koehler. National library associations: variations in purpose as reflected

in their codes of ethics – three codes examined 22

S. Ferguson, R. Salmond. Codes of ethics for the library and information

professions: guidelines for the workplace or motherhood statements? 36

O. L. Kabachek. How «The Code of professional ethics of Russian Librarian»

was created and what its use 52

G. A. Altuhova. The librarian’s code of ethics as it is seemed by Russian

librarians 63

I. A. Trushina. «The Code of professional ethics of Russian Librarian» and

codes of library ethics of national associations of different countries: the

comparative analysis 77

P. Sturges. It’s not cricket: laws of the game, or guidance in ethical reflection

for information professionals in Western Europe 91

R. Vaagan. Privacy, accuracy, property and access: four key ethical issues for

library and information science in the 21st century 101

S. Hamilton. The War on Terrorism – Towards a «less free, less choice»

Internet for Library Users? 110

I. L. Linden Internet Filtration: the comparative survey of different countries

practice 125

A. M. Schrader. Internet Filters: Library Access issues in a cyberspace world 136

T. E. Korobkina. «The Code of professional ethics of Russian Librarian» and

public libraries service 173

O. F. Boikova. The librarian’s code of ethics and copyright issues 192

R. Baker. Codes of ethics: some history 200

B. M. Häggström. Nyckelord etik 205

W. M. Hoffman. Writing a company's code of ethics 212

C. MacDonald. Creating a code of ethics for your organization 217

Appendix 222

1. Declaration of principles. World Summit on Information Society [Ethical

aspects] 223

2. Plan of actions. World Summit on Information Society [Ethical aspects] 225

3. The Glasgow declaration on libraries, information services and intellectual

freedom 226

4. The IFLA Internet Manifesto 228

5. IFLA Statement on libraries and intellectual freedom 231

6. The public libraries service: the IFLA/UNESCO guidelines for development

[Ethical aspects] 233

7. The Alexandria Manifesto. IFLA 234

About the authors 236


ПРЕДИСЛОВИЕ

В.Н.Зайцев

Президент

Российской библиотечной ассоциации,

Генеральный директор

Российской национальной библиотеки


ПРЕДИСЛОВИЕ

П. Старжес,

председатель Комитета по свободному доступу

и свободе выражения ИФЛА (IFLA FAIFE)


Поскольку миссия FAIFE по сути своей носит этический характер, для нас большая честь принять участие в данном проекте. И хотя обычная работа комитета — это поддержка и распространение международных соглашений, конвенций, национальных актов, кодексов, для нас также большой интерес представляет и работа подобного рода — узнать, что думают о современных проблемах этики специалисты библиотечной и информационной сферы. Поэтому, если представляется возможность сделать вклад в распространение знаний об этике и высоких стандартах профессии, мы считаем, что близки к выполнению своей миссии.

Формирование информационного общества в первые годы XXI в. дает нам как преимущества в выполнении нашей миссии, так и ощутимые преграды в ее достижении. С одной стороны, создается впечатление, что профессионалы библиотечно-информационной сфер уже готовы к новому этапу развития общества. На ежегодный Всемирный конгресс библиотечных и информационных работников регулярно выносится множество докладов, презентаций и обсуждений в поддержку свободного доступа к информации, свободы выражения. Во многих странах проходят конференции, семинары по вопросам библиотечной и информационной этики. С другой стороны, происходящие в мире события затрудняют следование этическим принципам для информационных специалистов. Теракты 11 сентября 2001 г. в США, 1 сентября 2004 г. в Беслане, взрывы в Лондоне в 2005 г. делают популярными государственные меры подавления гражданских свобод — свободы информации и конфиденциальности информационной деятельности.

В рамках Всемирного Конгресса ИФЛА в Осло в августе 2005 г. Комитет FAIFE провел ряд открытых семинаров, показавших, какое значение придают профессионалы поставленным FAIFE проблемам. Они услышали доклад Джудит Краг о борьбе ALA с последствиями USA PATRIOT Act, повлиявшими на деятельность библиотек, доклад Марион Корен о сходном положении в Нидерландах, где так же, как и в США, библиотечные записи подвергаются проверке со стороны официальных властей. Кроме того, FAIFE подготовил и представил на Конгрессе ИФЛА ежегодный Всемирный доклад 2005 (заказ по адресу: faife@ifla.org), где также содержатся сведения об антитерорристическом законодательстве принятом в различных странах.

Последствия введения подобных законодательных актов можно проиллюстрировать на примере Великобритании. Идеи свободы самовыражения были раздавлены после взрывов в Лондоне 7 июля 2005 г. В общегосударственном масштабе начались дебаты о том, допустимо ли придерживаться идей свободы, которые могут быть истолкованы как поддержка и поощрение терроризма. Правительство объявило о внесении изменений в государственное законодательство, которые должны объявить различные формы свободы самовыражения противозаконными и придать большие полномочия для депортации подозреваемых. Это противоречит сложившимся традициям Британского законодательства. Маркс и Энгельс, так же как и другие революционеры, не только имели свободу мысли, но и свободу слова в Британии XIX в.

Возможно, это несколько потревожило некоторых людей из структур власти, но в целом наше общество наткнулось на высокомерное пренебрежение Британских властей в этом вопросе. Многие из них считают такие традиции более не жизнеспособными. В опубликованном в «Guardian ICM» от 22 августа 2005 г. опросе сообщалось, что 73 % участников опроса ценят безопасность от терактов больше, чем гражданские свободы. Это не только угрожает новым ограничениями свободы самовыражения, но и подвергает сомнению сферу «privacy» (частной жизни).

Насколько точен информационный профессионал в ответе на это? Должен ли он принять патриотическое настроение и исключить из фонда библиотеки утверждения экстремистов, сделать доступной для служб безопасности информацию о пользователях, их информационных запросах и поисках в Интернете для идентификации возможных террористов? Может быть, это тщательно взвешенная защита гражданских свобод? Если мы выбираем защиту гражданских свобод в библиотеке, делаем ли мы это от того, что так написано в кодексе этики? Найти ответ на эти вопросы достаточно сложно, однако, могу предположить, что книга, которая лежит сейчас перед вами, содержит ответ. Как бы то ни было, не существует простой формулы для разрешения этических дилемм. И книга не имеет такой формулы. Однако материалы сборника дадут нам ту пищу для размышлений, которую каждый конкретный специалист сможет использовать в создании своего подхода к этическим ситуациям.

Этический подход почти неизбежно ведет к поощрению и защите свободы доступа к информации и свободе самовыражения. В свою очередь такое этическое содержание профессии библиотекаря выдвигают ее на передний план в жизни общества. Интеллектуальная свобода и этика нашей профессии взаимно поддерживают друг друга. Знание профессиональных этических норм, их понимание ведет к чему-то большему, чем принятие положений и решений в соответствии с этическими стандартами.

Устойчивая приверженность к интеллектуальной свободе приводит к появлению профессий, которые могут внести свой вклад в общество разными способами. Это список может включать борьбу против коррупции, поддержку независимой печати и СМИ, защиту культурного самовыражения различных меньшинств, а также защиту права на образование и других прав детей.

Все это — те выгоды, которые несет осведомленность об этических аспектах профессии информационного и библиотечного работника. Думая об этом, я рекомендую данную книгу Вам, а также выражаю благодарность авторам и составителям за их ценный вклад и стремление донести до Вас свои идеи.


«КОДЕКС ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ЭТИКИ РОССИЙСКОГО БИБЛИОТЕКАРЯ»: ПЯТЬ ЛЕТ ФОРМИРОВАНИЯ НОВОГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО СОЗНАНИЯ

Ю.П. Мелентьева

Необходимость в разработке кодекса профессиональной этики как одного из основных документов возникла сразу же после создания Российской библиотечной ассоциации (РБА). В Основном документе, подготовленном участниками Круглого стола по управлению библиотечными ассоциациями ИФЛА в помощь формирующимся профессиональным объединениям библиотекарей было сказано: «Все профессиональные ассоциации должны иметь четко определенный набор правил и процедур, чтобы успешно работать как внутри организации, так и вне ее. Библиотечные ассоциации должны создать необходимые рамки установок и процедур, которые предусматривали бы возможность консенсуса, согласованности, приемлемого коллективного подхода к внутренним и внешним вопросам, решению проблем, которые могут возникнуть. Эти установки и процедуры обеспечивают инфраструктуру, которая поддерживает деятельность ассоциации и должна быть тщательно сформулирована, принята и внедрена. Поэтому ассоциации должны разработать конституцию/устав, регламент, правила и кодекс поведения/этики» [1].

Непосредственно о кодексе этики говорилось следующее: «Для ассоциации важно разрабатывать специальные руководящие принципы, которые управляют взаимоотношениями между членами и обществом. Это может быть достигнуто при помощи кодекса поведения/этики, который обусловливает отношения между членами и их ассоциацией; между пользователем и профессионалом; между профессионалом и его работодателем, а также основные принципы обслуживания. Фактически, кодекс поведения/этики является инструментом, который передает общественности и правительству значимость и ответственность профессии. Следовательно, кодекс может:

а) побуждать членов соблюдать правила и положения ассоциации;

б) инструктировать членов относительно выполнения национальных законов и политики и воздерживаться от какой-либо деятельности, которая может повредить репутации профессии;

в) побуждать членов поддерживать высокие стандарты обслуживания,

держаться на уровне новых разработок в своей области и нести ответственность за воспитание и подготовку новых профессионалов;

г) подчеркивать обязанность профессионала содействовать свободному потоку информации и идей;

д) подчеркивать обязанность членов защищать и поддерживать права каждого индивидуума на свободный и равный доступ к источникам информации без дискриминации и в рамках закона;

е) предусматривать ряд принципов, которые обеспечат указания по таким общественным вопросам как цензура и авторское право» [1].

Именно на этих, принятых международным профессиональным сообществом, постулатах основывалась деятельность авторского коллектива, разрабатывавшего «Кодекс профессиональной этики российского библиотекаря».

22 апреля 1999 г. Конференцией Российской библиотечной ассоциации (4-й ежегодной сессией) «Кодекс профессиональной этики российского библиотекаря» был принят.

Окончательный вариант этого документа был подготовлен Круглым столом «Общение и профессиональная этика библиотекаря» (председатель Ю. П. Мелентьева), который начал работать в рамках РБА в ноябре 1995 г. Однако инициатива обращения к идее создания «Кодекса» принадлежит Московской библиотечной ассоциации (МБА), во главе которой в то время стояла Т. Е. Коробкина. В 1990-е гг., в период перемен, когда демократические основы общества только устанавливались, когда во все сферы российской жизни, в том числе и в библиотеки, стали активно проникать новые технологии, несущие с собой такие ценности, как свободный доступ к информации, интеллектуальная свобода, свободное развитие личности, библиотекари как профессиональная группа оказались перед необходимостью заново осмыслить миссию библиотеки как социального института, освобожденного от жестких рамок идеологии.

В 1993 г. в МБА сложилась инициативная группа, куда вошли библиотекари, библиотековеды, психологи и другие специалисты, силами которой было проведено несколько дискуссий и семинаров, где были проанализированы и уточнены такие понятия, как «профессиональные ценности библиотекаря», «профессиональные этические нормы», рассмотрен механизм возникновения этического конфликта на профессиональной почве и т. п. На этом подготовительном этапе значительный вклад в осмысление проблемы внесли такие специалисты, как Г. А. Алтухова, Е. М. Гриб, Г. П. Диянская, М. Я. Дворкина, С. Г. Матлина, О. Л. Кабачек, Л. М. Степачев, Э. Р. Сукиасян, Р. С. Гиляревский и др. Особенно надо отметить роль выдающегося современного российского философа Ю. А. Шрейдера [2], который был приглашен как консультант, и общение с которым постоянно давало обильную пищу уму и работу душе.

В этот период силами инициативной группы МБА были проведены конференция «Профессиональное сознание библиотекарей» (1993 г.), семинары «Профессиональная этика и этикет библиотекаря» (1995 г.), «Профессиональные ценности библиотекаря как основа его профессиональной этики» (1996 г., совместно с РБА). Эти мероприятия позволили уточнить позиции специалистов по ряду аспектов проблемы. Параллельно шло глубокое изучение документов, имеющих отношение к теме исследования. Были проанализированы этические кодексы других, в какой-то мере близких по роду деятельности профессиональных сообществ: журналистов, издателей, юристов, бизнесменов и др.

Одновременно были переведены и изучены этические кодексы библиотекарей, принятые в других странах (как известно, кодексы библиотечной этики были приняты многими развитыми странами): США (изменения в кодексе Американской библиотечной ассоциации были прослежены более, чем за сто лет), Великобритании, Франции, позже — Украины (принят в 1996 г.) и др.

Кроме того, были изучены ставшие доступными международные законодательные документы, такие, как «Билль о правах библиотек»; «Постановление о свободе чтения»; «Закон об авторском праве» и т. д. Был переведен и изучен первый «Кодекс этики работы в Интернете», полученный из Университета г. Мемфис (США).

Вся эта творческая и одновременно кропотливая работа позволила представить в 1997 г. первый вариант «Кодекса». В этот период он широко обсуждался на разных уровнях: на собрании МБА, конференциях (Тюмень, Санкт-Петербург, Дмитров, Краснодар и др.). Разработчиками «Кодекса» была организована его экспертиза, в качестве экспертов выступили известные специалисты: Ю. А. Гриханов, М. В. Левнер, В. Р. Фирсов. По их замечаниям, а также с учетом отзывов о нем в печати (журналы «Библиотека», «Информационный вестник РБА» и др.) и писем с мест, первоначальный текст был отредактирован и в 1998 г. проект «Кодекса» был издан (на средства РБА) в виде буклета тиражом 1000 экземпляров.

Проект «Кодекса» представлял собой довольно подробный документ, снабженный введением (преамбулой) и комментариями к каждой статье.

Такая детализация представлялась в тот момент оправданной, т.к. сам «жанр» кодекса был непривычен для российского библиотекаря. Основной текст – собственно сам кодекс — состоял из 8 статей, которые регламентировали отношения библиотекаря с социумом, пользователями, коллегами.

Проект «Кодекса» обсуждался многократно1. Основную дискуссию вызывал статус «Кодекса»: насколько обязательно выполнение его положений? Делались предложения о введении в структуру РБА Совета по этике, как это сделано в других странах. Однако от этой мысли отказались, т.к. деятельность подобной структуры может способствовать развитию нежелательных явлений, от которых наше общество недавно с трудом избавилось.

Высказывались также пожелания об усилении национального характера «Кодекса», значения просветительской функции библиотеки. Наиболее значительной в этом смысле стала статья С. Г. Матлиной [3].

В целом, результаты обсуждения привели к известной трансформации документа: он стал более лаконичен, исчезли комментарии к статьям, однако были добавлены еще три статьи, изменилась их модальность.

Третья редакция проекта «Кодекса этики российского библиотекаря» была одобрена, т.к. вполне отвечала требованиям, предъявляемым к документам такого рода.

В 1999 г. «Кодекс» был единогласно принят РБА, его текст был издан (на средства Библиотеки-читальни им. И. С. Тургенева и кафедры библиотековедения МГУКИ) в виде постера в количестве 3000 экземпляров и роздан библиотекам на сессии РБА в 2000 г. [4].

«Кодекс профессиональной этики российского библиотекаря» был очень хорошо принят зарубежными коллегами, получил доброжелательные рецензии, представлен в зарубежных изданиях, на международных профессиональных форумах (ИФЛА, АБДОС и др.).

Несмотря на официальный статус «Кодекса», он остается «открытым» документом, позиции которого нуждаются время от времени в некоторой корректировке, обусловленной быстро развивающейся ситуацией. Это международная практика: так, «Кодекс профессиональной этики» США редактировался несколько раз в течение ХХ столетия. В связи с этим представляется естественным, что и после принятия «Кодекса» профессиональная общественность продолжает его осмысливать.

На последней по времени сессии РБА в Новосибирске «юбилею» — пятилетию со дня принятия — «Кодекса этики российского библиотекаря» было посвящено совместное заседание Круглого стола «Библиотечное общение и профессиональная этика» (руководитель Ю.П.Мелентьева), Секции по библиотечной политике и законодательству (руководитель В.Р.Фирсов) и Секции публичных библиотек (руководитель С.Ф.Бартова). Это мероприятие вызвало живой интерес — присутствовало более 100 человек. Особый интерес вызвали два доклада И.А.Трушиной, старшего научного сотрудника РНБ, постоянного члена комитета Круглого стола «Общение и профессиональная этика библиотекаря» и Т.Е.Коробкиной, директора Библиотеки-читальни им. И.С.Тургенева, председателя Московской Библиотечной ассоциации в 90-е годы.

И.А.Трушина дала глубокий анализ «Кодексу» сравнив его с более 30 кодексами профессиональной этики, принятыми в других странах. Основными параметрами сравнения были: статус документа, рекомендованное документом отношение к таким проблемам, как свобода доступа к информации, права интеллектуальной собственности, профессиональное поведение и т.п. Автор делает вывод, что при всех различиях ментального характера и социальных условий жизни специалистов-библиотекарей, эти документы весьма близки. Все кодексы, в силу специфики самой формы, весьма лаконичны (исключение составляет «Кодекс профессионального поведения», принятый в Великобритании»), для всех кодексов характерно уважение к личности пользователя, все кодексы содержат понятие «свобода доступа к информации», «равноправный доступ» и т.п. Автор делает вывод о том, что «Кодекс этики российского библиотекаря» вполне «вписывается» в общий контекст2. При этом И.А.Трушина ссылается на мировой опыт: этические кодексы в большинстве стран, где есть развитые профессиональные библиотечные объединения, отражают зрелость профессионального сознания, ответственность профессионала.

Доклад Т.Е.Коробкиной был посвящен анализу «Кодекса» как первого документа, принятого профессиональным сообществом. Автор подчеркивает, что в нем впервые в качестве приоритетной деятельности библиотекаря утверждается удовлетворение и защита интересов и потребностей пользователя. Этот документ впервые рассматривает свободный доступ к информации как неотъемлемое право личности, видит важнейшей задачей библиотекаря обеспечение получения полной и оперативной информации, призывает строить отношения с пользователем на основе уважения к личности и ее информационным потребностям. «Кодекс» впервые говорит о недопустимости цензуры библиотечных материалов, необходимости соблюдения конфиденциальности в отношении информационных запросов пользователей (если это не противоречит закону). Впервые в этом документе говорится и о необходимости признания библиотеками авторских прав на интеллектуальную собственности и невозможности использования в своих фондах контрафактной продукции.

Значение «Кодекса», по мнению докладчика, состоит еще и в том, что с него началось создание совершенно нового типа нормативных документов – профессиональных стандартов, разрабатываемых и принимаемых библиотечным сообществом в лице Российской библиотечной ассоциации. Вслед за «Кодексом профессиональной этики российского библиотекаря» появились на свет «Модельный стандарт деятельности публичной библиотеки» (2001 г.) и «Манифест РБА о публичной библиотеке» (2003 г.). Во всех трех названных документах нашли отражение глубокие изменения, которые произошли в деятельности публичных библиотек России за последние 10—15 лет. Они построены на общих идейных позициях, отражающих представления самого библиотечного сообщества о современной публичной библиотеке и путях ее развития.

Особо докладчик подчеркнул ту мысль, что «Кодекс…» опередил уровень профессионального сознания российского библиотекаря. В ходе одного из обсуждений в печати прозвучало, что «в нынешнем виде Кодекс выполняет скорее деструктивную, нежели конструктивную, функцию» [7]. В определенной мере это так: Кодекс выполнил деструктивную функцию по отношению к профессиональному сознанию ушедшей — советской эпохи, которое уже не отвечало современности.

Повышенный интерес вызывало положение о свободе информации. Необходимо сказать, что этот принцип принят сейчас на государственном уровне, о чем сказал президент России В. В. Путин в своем выступлении на Форуме представителей СМИ (ноябрь 2004 г.), а также на заседании Правительства 21 декабря с.г., где еще раз предостерег от ограничения свободы слова и информации.

«Кодекс профессиональной этики российской библиотекаря» как документ, вместе с Федеральным законом «О библиотечном деле» заложил на новом историческом этапе развития нашей страны основы нового профессионального сознания библиотекарей России. Эти основы были подхвачены и развиты в последующих профессиональных документах (стандартах) РБА. Развитие библиотечного дела в последнее десятилетие показало правильность и жизненность изложенной в нем идейной позиции. Эта позиция, сформулированная на этапе создания «Кодекса» как позиция относительного меньшинства библиотечных профессионалов, сегодня стала идейной платформой всего библиотечного дела в России.

Принятие «Кодекса профессиональной этики российского библиотекаря», его обсуждение инициировало появление таких документов, как «Кодекс этики школьных библиотекарей России» (проект), «Кодекс профессиональной этики исследователя библиотечной отрасли» (проект), «Профессиональный кодекс библиографа» и др. Понимая, что данные проекты лишь детализируют положения, заложенные в основном документе, нельзя не видеть в них отражение сложных процессов, которые происходят в профессиональном сознании современных библиотекарей.

Проведенные на местах исследования, показывают, что интерес к этическим проблемам обслуживания, к самому «Кодексу» весьма значителен. Так, 80% опрошенных библиотекарей серьезно интересуются вопросами профессиональной этики; только 5% опрошенных считают, что «Кодекс» не нужен; 73% опрошенных видят возможность развития духовной жизни читателя в предоставлении ему свободного доступа к информации; у многих библиотекарей появилась гордость за свою профессию [8].

«Кодекс этики российского библиотекаря» сегодня активно используется в библиотечной практике: он вывешивается на информационных стендах библиотек, печатается на обложке читательских билетов, демонстрируется читателям во время экскурсий по библиотеке, используется как индикатор при приеме на работу новых сотрудников, при отстаивании своей профессиональной позиции в различных конфликтных ситуациях.

Таким образом, «Кодекс профессиональной этики российского библиотекаря» активно воздействует на профессиональное сознание специалистов. На сегодняшний день он вполне отвечает требованиям российского профессионального сообщества и профессиональным международным стандартам. Задача сегодняшнего дня – освоить его положения на практике, сделать их достоянием профессионального сознания каждого российского библиотекаря.

Это требует целенаправленной работы Российской библиотечной ассоциации и, конечно, интеллектуальных и моральных усилий каждого библиотекаря, ответственно относящегося к своим профессиональным обязанностям и понимающего миссию библиотеки в сложном современном мире.

ПРИЛОЖЕНИЕ

Список мероприятий, посвященных обсуждению положений и текста «Кодекса этики российского библиотекаря» (1995—2004 гг.)

1

Семинар «Профессиональная этика и этикет библиотекаря»

март 1995

2

Круглый стол «Библиотечное общение и профессиональная этика библиотекаря» РБА

1996

3

Обсуждение первого варианта «Кодекса» на Совете МБА

1996

4

Семинар «Профессиональные ценности библиотекаря как основа его профессиональной деятельности»

май 1996

5

Семинар «Основы этики в библиотечном деле»

январь 1997

6

Обсуждение «Кодекса» совместно с ИНКО центром г. Москвы

1997

7

Вторичное обсуждение «Кодекса», отредактированного по замечаниям, на МБА

1997

8

Обсуждение на конференции в Тюмени

1997

9

Обсуждение нового варианта «Кодекса» на Круглом столе РБА

май 1997

10

Обсуждение «Кодекса» в библиотеках Москвы (им. Толстого, РГЮБ и др.)

1997

11

Методический семинар в г. Дмитрове, обсуждение «Кодекса»

1997

12

Семинар в Санкт-Петербурге (РНБ) «Философские основы библиотечного дела» — представление «Кодекса»

1997

13

Обсуждение «Кодекса» на заседании Тверского библиотечного общества

1997

14

Обсуждение «Кодекса» на Всероссийском совещании руководителей федеральных и региональных библиотек»

1999

15

Представление «Кодекса…» на Крымской конференции

июнь, 1999

16

Семинар «Роль библиотечных общественных объединений в демократическом обществе», представление «Кодекса»

ноябрь 1999

17

Обсуждение «Кодекса» на сессии РБА в Санкт-Петербурге

1998

18

Конференции МГУКИ «Библиотечное дело»

1996, 1997, 1998

19

Заочная конференция, разослана анкета по поводу «Кодекса»

март 1999

20

«Кодекс профессиональной этики российского библиотекаря» принят на 4-й сессии Конференции РБА.

22 апреля 1999

21

Обсуждение вопроса о внедрении «Кодекса» на Совете РБА

7 октября 1999

22

Обсуждение «Кодекса» на сессии РБА в Твери

март 2000

23

Обсуждение «Кодекса» на Круглом столе «Молодежь, Родина, национальная культура», Улан-Удэ

1999

24

Обсуждение «Кодекса» на сессии РБА в Ярославле

2001

25

Обсуждения «Кодекса» на местах (Тульская обл. б-ка; Брянская обл. б-ка; Волгоградская обл. б-ка; Ульяновская обл. б-ка)

1999—2000.

26

Обсуждение «Кодекса» на сессии РБА в Новосибирске

2004

27

Дискуссия на страницах журнала «Научно-технические библиотеки»

2002—2003

Текст «Кодекса» опубликован в журналах «Библиотека», «Библиотековедение», «Информационный бюллетень РБА» (трижды), «Юношеская библиотека», «НТБ», газета «Первое сентября», «Ставропольская правда», «Мир библиотечных изданий». Вышел отдельным изданием: в 1998 г. (1000 экз.) и 2000 г. (3000 экз.).

Представлен за рубежом:

- стендовый доклад на ИФЛА 1997 г. (Копенгаген);

- доклад на семинаре АБДОС –1999 г. (Хорватия);

- на конференции ИФЛА —2000 г. (Израиль);

- на семинаре АБДОС –2001 г. (Германия);

- на конференции ИФЛА, на заседании Комитета FAIFE – 2002 (Шотландия);

- на конференции ИФЛА, на заседании Комитета FAIFE – 2004 г. (Аргентина).

Текст «Кодекса» включен в сборник аналогичных документов, подготовленных членом комитета FAIFE ИФЛА д-ром Вааганом (Норвегия) на английском языке.

Более 15 статей, посвященных «Кодексу» опубликовано Ю.П.Мелентьевой (см. например «Информационный бюллетень РБА» № 7, 8, 9, 14 и др.)

Текст «Кодекса» и анкета для его оценки размещены в Интернет на сайте РБА http://www.rba.ru

Источники

1. Разработка политики и процедур для библиотечной ассоциации // Нормативно-правовое обеспечение деятельности общественно-профессиональных библиотечных ассоциаций в зарубежных странах / Сост. Е.И.Кузьмин, В.Р.Фирсов. М.: Либерея, 2003. С.13—16.

2. Шрейдер Ю.А. Лекции по этике. М., МИРОС, 1994.

3. Матлина С.Г. Библиотечная этика в аспекте национальных просветительских традиций (постановка вопроса) // Библиотековедение. 2000. №3. С.23—30.

4. Кодекс профессиональной этики российского библиотекаря // Библиотечная этика в странах мира / Сост. В.Р.Фирсов, И.А.Трушина. СПб.: Рос. нац. б-ка, 2002. С.64;

См. также третью страницу обложки любого номера «Информационного бюллетеня РБА» начиная с 2002 г.

5.Столяров Ю.Н. О бедном ученом замолвите слово/ Ю.Н. Столяров // Науч. и техн. б-ки. 2003. № 7. С.85—88.

6. Столяров Ю.Н. Размышления о библиотечной этике год спустя / Ю.Н. Столяров // Науч. и техн. б-ки. 2003. № 4. С.123—142.

7. Столяров Ю.Н. Размышления по поводу этического кодекса библиотекаря/ Ю.Н. Столяров // Науч. и техн. б-ки. 2001. №12. C. 48—61.

8. Езова С.А. Культура общения библиотекарей. М.: Либерея, 2004.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19

Похожие:

«Кодекс профессиональной этики российского библиотекаря»: пять лет формирования нового профессионального iconСовместное издание рба и faife/ ifla
«Кодекс профессиональной этики российского библиотекаря»: пять лет формирования нового профессионального
«Кодекс профессиональной этики российского библиотекаря»: пять лет формирования нового профессионального iconИ. А. Трушина «кодекс профессиональной этики российского библиотекаря» первый общественно
Основные тенденции социального развития России последних пяти лет показывают
«Кодекс профессиональной этики российского библиотекаря»: пять лет формирования нового профессионального iconА. Ю. Кузьмина Орловский государственный институт искусств и культуры
С момента принятия Кодекса профессиональной этики российского библиотекаря прошло 10 лет – немалый
«Кодекс профессиональной этики российского библиотекаря»: пять лет формирования нового профессионального iconИнформационный бюллетень по высшему образованию
Кодекс профессиональной этики российского библиотекаря (проект новой редакции) // Научные и технические библиотеки : Сборник по вопросам...
«Кодекс профессиональной этики российского библиотекаря»: пять лет формирования нового профессионального iconКодекс профессиональной этики
Алтухова, Г. А. Профессиональная этика библиотекаря : учеб пособие / Г. А. Алтухова. 2-е изд., испр и доп. – М. Изд-во мгуки, 2000....
«Кодекс профессиональной этики российского библиотекаря»: пять лет формирования нового профессионального iconХроника Московской Хельсинкской группы ежемесячный информационный бюллетень №4 (208) апрель 2012
В общественную коллегию по жалобам на прессу подано заявление. Нтв обвиняется в том, что в фильме «Анатомия протеста» нарушен Кодекс...
«Кодекс профессиональной этики российского библиотекаря»: пять лет формирования нового профессионального iconКодекс корпоративной этики работников угату
Мы, работники угату исходя из Преданности делу образования, науки и миссии Университета, Уважения к человеку и личности, Открытости...
«Кодекс профессиональной этики российского библиотекаря»: пять лет формирования нового профессионального iconКодекс корпоративной этики Открытого акционерного общества банк «Инвестиционный капитал»
Кодекс содержит основные правила взаимодействия руководителей и персонала, правила поведения, требования к сотрудникам Банка. Данные...
«Кодекс профессиональной этики российского библиотекаря»: пять лет формирования нового профессионального icon1. Цели профессиональной этики юриста как ее категория и их соотношение с целями юридической деятельности 5
Принципы профессиональной этики юриста и их соотношение с универсальными этическими принципами 9
«Кодекс профессиональной этики российского библиотекаря»: пять лет формирования нового профессионального iconКодекс формулирует профессиональные и морально-этические стандарты нотариальной деятельности и личного поведения нотариуса
Правлением Федеральной нотариальной палаты проект Профессионального кодекса нотариусов Российской Федерации, в целях повышения стандартов...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница