I. Дизайн в современном мире Глава I. Общие понятия дизайна, его место в проектной культуре




НазваниеI. Дизайн в современном мире Глава I. Общие понятия дизайна, его место в проектной культуре
страница1/7
Дата18.12.2012
Размер1.26 Mb.
ТипУчебное пособие
  1   2   3   4   5   6   7
МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Негосударственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Институт моды, дизайна и технологий»

(ИМДТ)


Кафедра ______________________________


Шимко В.Т.


ОСНОВЫ ДИЗАЙНА И

СРЕДОВОЕ ПРОЕКТИРОВАНИЕ

Учебное пособие


для студентов _______ курса

спец. __________


Москва

2007


ОГЛАВЛЕНИЕ


Введение

Раздел I. Дизайн в современном мире

Глава I.Общие понятия дизайна, его место в проектной культуре

1.1.Дизайн как форма проектного сознания

Предпосылки возникновения и краткая история. Виды дизайна, место дизайна в проектном творчестве, связь с другими видами искусств

1.2.Жизненные истоки дизайнерского проектирования

Прагматическое и художественное начало в дизайнерском формооб­разовании, роль требований производства.

Тенденции развития


Глава 2. Средовой дизайн и интеграция форм дизайнерского творчества

2.1 Понятие о среде

Среда как объект проектирования, ее характеристики и слагаемые. Архитектурная среда, отличия от архитектуры.

Роль дизайна среды среди других видов дизайна, архитектурная среда и интерьер

2.2 Типология форм среды и задачи ее проектирования

Разнообразие видов и форм среды.

Критерии классификации средовых объектов и систем.

Типы среды — интерьеры, городская среда, «среда — событие»,

интегральные формы, особенности их формирования


Раздел 2. Особенности дизайнерского и средового проектирования

Глава 3. Цели и средства дизайнерского проектирования

3.1.Основные положения

Двойная природа целей дизайна, роль комплекса объективных факторов, его художественная интерпретация

3.2 Функция как объект и фактор дизайнерской деятельности

Многозначность связей «функция — форма». Основные типы связей: «отражение» действия, масштаб и масштабность, «инструментальные» и «результативные» функции, пространственные, объемные и плоскостные задачи

3.3 Визуализация целевых установок дизайнпроектирования

Элементарные слагаемые зрительных образов (форма, цвет, размер и пр.), их соединение в комплексные визуальные структуры (объем, пространство, масса, светоцветовая система, ансамбли произведений дизайна) и суммарные образные представления


Глава 4. Базовые категории дизайнерского проектирования

4.1.Интегральные слагаемые дизайнерского образа

Эмоциональная ориентация, масштабность и тектоническая структура, их роль в формировании образного содержания дизайн-объекта

4.2.Дизайн-форма как визуально-смысловая целостность

Понятие о композиции. Предпосылки и цели нормирования компози­ционных систем. Эмоционально-эстетическое содержание средств визуализации дизайнерских решений

4.3. Композиция как организационная и содержательная Категория

Элементы композиции, средства и приемы формирования композици­онных конструкций. Типы композиционных структур, их плоскостные, объемные и пространственные вариации

4.4. Проектный анализ и задачи гармонизации дизайнерского решения 121

Контроль за реализацией дизайнерской идеи в процессе проектиро­вания. Условные композиционные схемы как средство поиска отклонений от первоначального замысла. Принципы гармонизации (совершенствования) проектного решения

Глава 5. Композиция и гармонизация в средовом дизайне

5.1.Среда как объект проектирования

Комплексность разработки средового решения.

Композиционная роль предметного наполнения.

Функциональная динамика средовых композиций, развитие среды во

времени. Эмоциональная ориентация как конечный результат работы

5.2. Исправление и преобразование схемы визуальной организации

средового объекта

Варианты проектных деформаций средовой системы в процессе проектирования. Масштабная координация. Кардинальные изменения композиционной структуры. Взаимосвязь средств корректировки средового решения

5.3.Формирование эмоционального климата среды

Эмоциональная структура, ее виды и особенности формирования. Свобода и иерархия проектных действий. Технологии дизайна среды

Заключение

Литература


ВВЕДЕНИЕ


Современный этап развития проектного искусства, к которому в пол­ной мере принадлежат и дизайн и архитектура, интересен одной особенно­стью. Она носит достаточно узкий, как бы внутрипрофессиональный харак­тер и не всегда заметна даже специалистам. Речь идет об интеграции це­лей, методов и секретов мастерства у разных ветвей проектного творче­ства: архитекторы все время пробуют себя в дизайнерском плане, приду­мывая новые формы стульев, автомашин и нестандартные приемы благоус­тройства городских улиц и площадей, а дизайнеры активно занимаются интерьером и моделированием пространственных ситуаций — тем, что раньше целиком принадлежало зодчим.

Объяснение этому явлению довольно простое. Дело в том, что в дей­ствительности нам служат не архитектура и дизайн по отдельности, а их нераздельное единство. Современный город немыслим без машин, реклам и скамеек, а квартира — без бытового оборудования и средств информа­ции. И проектировать облик улицы или структуру здания без учета, причем досконального, их предметного наполнения безнадежно: абстрактная кра­сота «пустого» пространства будет искажена и даже изуродована незапла­нированным, но обязательным «по жизни» вторжением функционального дизайна. Единственный выход — проектировать комплексные предметно-пространственные композиции, синтезирующие архитектурные и дизайнер­ские начала обстоятельств нашего образа жизни.

Сращивание архитектуры и дизайна идет и по другим линиям. Так, считалось, что мир вещей изначально мобилен, динамичен и непрерывно обновляется, тогда как архитектурное пространство по идее неподвижно и вечно. Сегодня категоричность этого мнения под вопросом: городские ан­самбли и интерьеры зданий все время перестраиваются, преображаются — то новыми способами освещения, то сменой декоративного убранства, то новыми формами оборудования. А некоторые часто дизайнерские объекты или устройства, например, эскалаторные спуски в метро, не уступают архи­тектуре в монументальности. Причем нынче и дома, и посуду, и стиральные машины, и игрушки делают из металла, пластика или вообще неизвестных прошлому композитных материалов.

Все это означает сближение, взаимопроникновение закономернос­тей и приемов архитектурного и дизайнерского творчества. Причем част­ные случаи приложения этих закономерностей к специфике именно дизай­нерского или архитектурного формообразования только помогают проек­тировщикам понять суть общих принципов. Потому что и там и тут действу­ют одни и те же законы красоты, которые должен знать каждый художник: композиции и гармонизации как главной цели проектного формирования окружающих нас предметно-пространственных ансамблей, масштабности как непременного условия комфортного и осмысленного существования человека в их среде, тектоники как основы выразительной визуальной организации материалов и конструкций, и т.д.

Овладение этими законами — вопрос долгих лет целенаправленной учебы. В проектной сфере — многократно осложненный тем, что и архи­тектор и дизайнер, кроме умений художественных, должен освоить и мно­жество других — связанных с функциональным устройством архитектурно-дизайнерских объектов, их прочностью, экологичностью и т.д. Чего и доби­валось всегда специальное образование.

Нынешнее время добавило к этим привычным задачам профессио­нального обучения новую: учиться в архитектуре лучше одновременно. Это очень трудно — надо больше знать и уметь. Но возможно. Что автор и попытался показать на примере самой молодой на сегодняшний день про­ектной специальности — ДИЗАЙНА АРХИТЕКТУРНОЙ СРЕДЫ.

Понятие «дизайн» появилось в начале XX века, когда на помощь ремесленному декоративно-прикладному искусству, выборочно формиро­вавшему в течение тысячелетий предметный мир среды обитания человека, пришло массовое производство всего комплекса окружающих нас вещей. Оказалось, что веками бытовавшие методы создания мебели, одежды, посу­ды, инструментов и множества других изделий прикладного характера, ког­да один и тот же мастер придумывал, изготавливал и украшал свою про­дукцию, в новых условиях трансформировались. Потребовался особый от­ряд специалистов — дизайнеров, — занятых только проектированием бу­дущих вещей и приборов, потому что их непосредственное изготовление — на станках, в сборочных цехах — гораздо лучше получалось у специали­стов-производственников, инженеров и рабочих. В результате выпуск нуж­ных людям товаров и изделий увеличился тысячекратно, а сами они приоб­рели совершенно другой облик.

В переводе с английского «дизайн» (design) означает «проект», «ри­сунок», «эскиз», а также действия, связанные с появлением проекта или рисунка. Но прошедшее столетие придало этому термину значительно бо­лее емкий смысл.

В 1969 году ИКСИД, конгресс Международного совета дизайнерских организаций, обозначил «дизайн» как творческую деятельность, цель которой — определение формы и смысла предметов, производимых промышленностью. И относится это не только к внешнему виду, но и к функциональным особенностям (потребительским качествам) этих предме­тов, и к удобству и целесообразности их изготовления, ибо дизайн стре­мится охватить все аспекты формирования окружающей человека среды, обусловленные промышленным производством.

От промышленного производства сегодня зависят практически все стороны нашей жизни — от выпуска предметов обихода и орудий произ­водства до удобства и комплексного обустройства жилья, общественных зданий, площадей и улиц города, да и самих промышленных предприятий. Поэтому дизайн, который понимается нами и как сфера проектной дея­тельности общества, и как совокупность вещей и устройств, делающих наше существование удобнее и легче, и как особым образом сформиро­вавшаяся эстетическая концепция современного образа жизни, играет в сегодняшнем мире столь серьезную роль.

Все это делает курс «Основы дизайна и средовое проектирование» важнейшей частью обучения будущих архитекторов и дизайнеров любого профиля, а особенно тех из них, кто посвятил себя работе над интерьера­ми. Сегодня полноценный интерьер любого назначения немыслим без ин­тенсивного оснащения мебелью, оборудованием, разного рода украшения­ми, предметами быта, которые вместе с архитектурной основой должны составлять среду — эстетически завершенный, удобный, целесообраз­но организованный предметно-пространственный ансамбль. Или — по В. Гропиусу — «гармоничное пространство для жизни», невозможное без тесного взаимодействия двух искусств — архитектуры и дизайна, взаимо­действия, требующего определенного уровня знаний и умений в обеих сфе­рах проектной деятельности.


* * *


Настоящее пособие отвечает задачам обучения курсу «Архитектур­но-дизайнерское проектирование» в учебных заведениях архитектурного профиля и призвано ознакомить учащихся с предметом, методологией и особенностями художественного (дизайнерского) проектирования в раз­ных областях предметного и предметно-пространственного творчества.

Курс показывает роль и место дизайна в формировании интерьеров и городских ансамблей, раскрывает отличия работы дизайнеров от труда других проектировщиков, обучает навыкам подхода к решению архитек­турно-дизайнерских задач разного типа. Он включает теоретическую часть (общие положения технической эстетики, классификацию видов и форм дизайна, методы дизайнерского проектирования, в т.ч. в сфере архитек-турно-средового дизайна) и набор сведений, раскрывающих специфику ре­шения отдельных дизайнерских задач (графический дизайн, бытовой, ви­зуальные коммуникации, оборудование интерьера, комплексное формиро­вание средовых объектов и систем).

Дисциплина является базовой в структуре предметов специализа­ции 29021.05 «Дизайн интерьера» специальности «Архитектура», органи­чески дополняя ранее изученные проектные курсы, и служит основой пред­метов «Интерьер», «Колористика интерьера» и «Эргономика и оборудова­ние интерьера».

Пособие содержит сведения о характере и принципах работы специ­алистов, формирующих оборудование и предметное наполнение архитек­турной среды, об особенностях технологии средового дизайна как основы интерьерного (архитектурно-дизайнерского) проектирования, которые не­обходимы для успешного сотрудничества техников-архитекторов с други­ми проектировщиками, работающими в области интерьера.

Но главная задача пособия — научить студентов пониманию того, как отражаются смысл и формы организации нашей жизни на существе дизайнерских решений, показать, какие именно особенности нашего со­знания, мышления, восприятия окружающего нас мира лежат в основе эф­фективности приемов и результатов архитектурно-дизайнерского проекти­рования, подготовив их к сознательному творчеству.


РАЗДЕЛ I

ДИЗАЙН В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ


ГЛАВА I

Общие понятия дизайна, его место в проектной культуре

1.1. Дизайн как форма проектного сознания

Предпосылки возникновения и краткая история. Виды дизайна, место дизайна в проектном творчестве, связь с другими видами искусств

Становление дизайна, как особого вида проектного творчества, выз­вано не только переводом изготовления предметного мира на промышлен­ные рельсы. Этому способствовал и ряд других обстоятельств.

Во-первых, на рубеже XIX и XX столетий в результате колоссального развития средств и путей сообщения произошло своего рода сближение разделенных морями и океанами разных культур. Европа, чуть ли не свысо­ка воспринимавшая образы африканского или азиатского искусства как экзотические отклонения от собственных эстетических норм, начала орга­нически включать переставшие быть чуждыми ей формы в произведения своего творчества.

Во-вторых, в мировом культурном сообществе накопилась своеоб­разная «усталость» от прямолинейно трактованных рецептов реализма, опиравшихся на воспроизводство только «натуральных» форм окружающе­го мира. Началось движение к полновесному использованию всех доступ­ных художнику средств выразительности, в т.ч. «абстрактных» линий, объе­мов, пятен, рассчитанных на ассоциативное образное восприятие.

В-третьих, появились технические средства практически безукориз­ненного тиражирования любых произведений человеческих рук, сразу ли­шившие когда-то уникальные картины, скульптуры, ювелирные украшения великих мастеров прошлого ореола таинственной неповторимости — ва­жен стал не носитель образа, а сам акт творения.

Так три обстоятельства — отказ от региональных эстетических кано­нов, признание за абстрактными формами прав на самодостаточное отражение духовного мира и снятие с понятия «произведение искусства» пие­тета «единственности» — поставили плоды декоративно-прикладного твор­чества, рассчитанного на каждодневное потребление и восприятие, как бы в один ряд с продукцией «высокого искусства».

Определенные изменения произошли и в сфере материального про­изводства предметов быта и услуг.

Прежде всего — резко возросла номенклатура предлагаемых потре­бителю видов и форм нашего окружения: научно-технический прогресс моментально превращал любые достижения человеческой мысли в быто­вые приборы, полезные вещи и инструменты. И все эти автомобили, грам­мофоны, швейные машинки, электрические лампы тут же становились при­вычной частью образа жизни, обликом своим приучая человека к новым идеям и нормам видения мира. Причем эти нормы непрерывно трансфор­мировались вместе с техническим совершенствованием автомобилей и утю­гов, неизбежно отражавшемся на их облике. А кроме того, активно разви­вались собственно производственные технологии, сразу находившие от­клик в конкретике форм новых серий промышленной продукции.

Началось все это еще в середине XIX века. Именно тогда произошли три события, как бы предвосхитившие появление собственно дизайнерских принципов проектной деятельности.

Сначала американская фирма «Levi's» поставила на поток изготов­ление «blue jeans» — штанов из грубой хлопковой ткани, которые носили рабы южных плантаций. Раньше их шили «каждый себе», теперь процесс разделили на операции, перевели на скоростные машины — и сегодня джинсы, наверное, стали самой распространенной частью одежды нашего поколения.

Другое событие — сооружение на всемирной выставке в Лондоне знаменитого Хрустального Дворца. Эта постройка замечательного инженера Дж. Пекстона интересна двумя моментами. Соединение нового для того вре­мени строительного материала, стекла, с конструктивными возможностями большепролетных металлических покрытий породило совершенно новый тип пространства — пронизанного светом, просторного, как бы впустившего при­роду в свой внутренний мир. Но этого мало — конструкции были придуманы таким образом, что даже не очень квалифицированные рабочие, собиравшие Дворец из заранее изготовленных деталей, не могли ошибиться, и возвели огромное сооружение в рекордно короткий срок — 4 месяца.

И наконец — появление на мебельном рынке знаменитых стульев братьев Тонет. Эти австрийские мастера отказались от дедовских способов выстругивания из цельного куска дерева сложных по абрису и пластике деталей своих мебельных гарнитуров, коренным образом усовершенствовавав мало применявшийся метод выгибания прогретых паром заготовок в специальных формах-шаблонах. В результате в сотни раз возросла ско­рость изготовления мебельной продукции, многократно сократился беспо­лезный расход древесины, а мебель Тонета завоевала мир, заполнив жилые квартиры, кафе, административные помещения и даже театральные залы.

Так в реальной продукции воплотились основные принципы дизай­нерского отношения к ее производству. Теперь в облике вещей и их комп­лексов запечатлены не только идеи декоративной проработки, требования к пропорциям, выразительности силуэта и гармонии красок. В не меньшей сте­пени ценятся красота и целесообразность компоновки изделия, когда бе­зупречный ответ на утилитарно-практические требования сочетается с высо­кой технологичностью изготовления продукта, верным выбором материа­лов, рациональностью конструктивных предложений и, что немаловажно, — оригинальностью и новизной решения проектной задачи.

Иначе говоря, главный смысл слова «дизайн», означающего проект­ное создание (прогнозирование, продумывание) условий для появления высококачественных, радующих глаз вещей, образующих среду человечес­кого обитания, — превращение, преобразование нужного и полезного в прекрасное. И этот девиз стал идейным стержнем работы дизайнеров.

Официально история дизайна начинается в 1907 году, когда в Гер­мании по инициативе компании АЭГ был создан «Дойче Веркбунд» — про­изводственный союз передовых художников, инженеров, промышленников и коммерсантов, провозгласивших, что массовая стандартная продукция может и должна быть эталоном — во всех отношениях — качества потре­бительских товаров. И уже первые образцы такой продукции, созданные первыми мастерами дизайна Г. Мутезиусом и П. Беренсом, принципиально отличавшиеся рациональной простотой и изяществом от вычурных орна­ментальных форм традиционного предметного искусства, пришлись по вку­су широкому покупателю из «среднего класса».

В те годы общепринятого термина «дизайн» еще не существовало — для обозначения соответствующей деятельности употреблялись понятия «практическая эстетика», «производственное искусство», «художественное проектирование» (иногда — «конструирование»). Английский термин во­шел в международный обиход много позже. Но смысл и цели этой работы прекрасно понимались всеми.

После Первой мировой войны идеи родоначальников дизайна под­хватили две школы «производственного искусства», возникшие почти од­новременно: ВХУТЕМАС (Высшие художественно-технические мастерские) в Москве и БАУХАУЗ в Германии. Обе объединяли выдающихся художни­ков, архитекторов, мыслителей: В. Татлина, А. Родченко, Л. Попову, Эль Лисицкого — у нас, В. Гропиуса, Миса ван дер Роэ, В. Кандинского, П. Мон-дриана — за рубежом. Все они ратовали за острые, новаторские решения форм предметно-пространственной среды, максимально отвечающие по­требностям человека и возможностям промышленных технологий, справед­ливо полагая, что активное использование новых материалов, образов, ко­лористических композиций даст жизнь новой эстетике. И действительно, их влияние было всепроникающим — новые формы предметного мира, принимавшиеся поначалу с опаской, завоевали потребителя, утвердившего господство новых художественных течений в большинстве регионов пла­неты.

Первыми, еще до Второй мировой войны, подхватили эстафету ди­зайнерских представлений практичные американцы, активно внедрившие их в деятельность своих фирм и компаний, что позволило резко увеличить выпуск, качество и объем продаж различных потребительских товаров. С этим процессом тесно связаны имена Р. Лоуи, Ч. Имза, Б. Геддза, представ­лявших заокеанский дизайн на всех этапах его развития. В период между мировыми войнами и особенно во второй половине столетия эти представ­ления и методы взяла на вооружение сначала европейская, а затем японская промышленность. И произошло неожиданное — общий для 30-х—50-х го­дов XX века «усредненный» мировой стиль произведений дизайна, по пре­имуществу подчеркнуто рациональный, с 1960-х сменился калейдоскопом региональных местных течений, зачастую весьма далеких от разумной фун­кциональности.

И опять первыми были американские дизайнеры, быстро понявшие, что для массового покупателя не обязательно коренное изменение техноло­гического принципа или конструкции нового потребительского товара — чтобы привлечь его, часто хватает небольшой модернизации внешних при­знаков: расцветки, надписей, отдельных деталей. Так появился «стай­линг» — чисто оформительское движение, создавшее иллюзию перемен при отсутствии истинных изменений в реальных дизайнерских разработках.

Иначе подошли к проблеме завоевания рынка в Италии, обладавшей бесценным опытом ремесленного формирования облика предметной сре­ды. Воспитанный тысячелетней историей этой страны художественный вкус привел ее дизайнеров к принципиально новому пути исканий — экспери­ментальному переосмыслению, искажению, экстравагантному соединению уже привычных форм. Достижения итальянского авангарда — А. Мендини, Э. Соттсасса, Л. Колани — были тут же подхвачены и по-своему интерпре­тированы в других странах — началась череда самых неожиданных экспериментов — и художественных, и технических, и функциональных. Но чаще скорее формальных, довольно далеких от исходного принципа «полезное должно стать прекрасным» — стало казаться достаточным, если оно просто выглядит странно и непривычно и лишь бы было замечено в том море вещей и предложений, которое затопило торговлю.

А море это действительно безбрежно.

Даже беглый перебор вещей, товаров, услуг, средовых ситуаций, ко­торые предлагает сегодня человеку дизайн, показывает, что его влияние сказывается буквально на всех сферах нашей деятельности. Теория делит практически неохватный мир «большого дизайна» на несколько более представимых «малых дизайнов», специализирующихся в какой-либо од­ной области.

Первым среди них по праву считается промышленный, или инду­стриальный дизайн — проектирование, ориентированное на массовое производство изделий промышленности в самом широком смысле этого понятия — от станков и инструментов, нужных самой промышленности, до скрепок, заколок, расчесок и прочей мелочи для бытовых надобнос­тей. Некоторые виды промышленной продукции давно уже приобрели статус самостоятельных дизайнерских отраслей. Например, средства транспорта, посуда, радиоэлектроника. Особую группу дизайнерских уси­лий составляет связка «текстиль—одежда», образующая индустрию моды, существуют разделы промдиэайна, выпускающие бижутерию, ювелирные изделия, духи и другую парфюмерную продукцию. Прямой наследник де­коративно-прикладного искусства, промышленный дизайн значительно расширил его пределы и продолжает это делать, все время поставляя нам новые и новые виды услуг и форм деятельности, оборудованных резуль­татами его усилий.

Вплотную к индустриальному примыкает графический дизайн — печатные издания, плакаты, знаки, указатели — все изобразительные ре­шения, тиражируемые типографским или другим техническим способом, вплоть до телезаставок. Роль графического дизайна в наше время, целиком подчиненное различным средствам информации, возросла необыкновен­но. Наша жизнь пронизана его проявлениями — газетными страницами, визуальными коммуникациями, которые ориентируют нас в городском про­странстве, рекламой, направляющей наши шаги в торговле, бизнесе, на от­дыхе. Графический дизайн, опираясь на достижения изобразительного ис­кусства, дополнил арсенал его средств массой новых, от шрифтовых компо­зиций до мультипликации и компьютерной символики.

Гигантскую сферу дизайнерских работ составляет архитектурный дизайн, приватизировавший специфическую долю раньше безраздельно принадлежавшей архитектуре строительной сферы: объекты, которые и возводятся в массовом порядке призваны обеспечить прежде всего наши утилитарные запросы— стандартные жилые дома, типовые школы, больни­цы, большинство унифицированных по функциям, параметрам, видам обо­рудования «рядовых» магазинов, офисов, часто повторяющихся промыш­ленных и инженерных сооружений.

Существуют и другие разновидности дизайнерского проектирования. Например, ландшафтный дизайн, продолжатель дела садово-парковой ар­хитектуры, пользовавшейся для своих целей «натуральными» природными средствами — водой, формами земной поверхности, зелеными насаждениями. Сегодня, при общей нехватке природных ресурсов, особенно в горо­дах, главной заботой этого вида дизайна стала технология искусственного поддержания задуманных его специалистами экологических систем — в парках, дворах, интерьерах общественных зданий. Или — арт-дизайн, про­изведения которого специально подчеркивают художественный эффект любых объектов и сооружений, превращая их в «скульптуры», декоратив­ное панно и т.п. Но эти виды дизайнов еще не обрели той определенности целей и средств, как промышленный, графический и архитектурный, еще ищут свое лицо.

Наконец, начинает формироваться дизайн процессуальный, внося­щий эстетическое и даже образное начало в ту или иную функционально обусловленную последовательность действий — за счет «перестановки сла­гаемых» процесса, направленного оформления его «мизансцен», «режис­серской» трактовки и отдельных фаз и видов этих действий и их системы в целом. Диапазон такого рода объектов неисчерпаем: от «сценария» рабо­чего дня на производстве до распорядка спортивного праздника, презента­ции, семейного торжества — всех тех событий, где эстетическое усиливает эмоционально-практический результат.

Но одна область дизайнерской работы уже сегодня не только в со­стоянии соперничать с традиционно устоявшимися сферами дизайна, но и явно начинает главенствовать над ними, используя все их достижения для своих целей. Речь идет о средовом дизайне, получившем самостоятель­ность около полувека назад, когда и потребители, и проектировщики осоз­нали, что вся продукция отдельных дизайнов в натуре взаимодействует, создавая в целом уникальное по значимости и широте охвата явление — предметно-пространственную среду.

Возникновение, развитие и укрепление дизайнерских форм творче­ства — одно из весьма показательных проявлений специфического свойства человеческой сущности — проектного сознания. Большинство людей в ре­альной жизни, не задумываясь об этом, постоянно ставят и решают разного рода проектные задачи, т.е. проектирование является неотъемлемой чертой нашего менталитета и бытия. Проектирование, говорил английский теоретик дизайна Дж.К. Джонс, ставит целью предусмотреть, запланировать положи­тельные изменения в окружающей человека действительности. И охватывает оно не только творчество профессиональных проектировщиков, архитекто­ров и конструкторов, но и мысли, и чувства плановиков, экономистов, поли­тиков, простых граждан — всех тех, кто стремится изменить формы и содер­жание нашего мира, сделать его лучше, человечнее.

Так определяется одна из ценностей человеческого сообщества, его врожденная проектность, которая реализуется в современной деятельно­сти людей как особый тип мышления и практической направленности ра­боты по жизнеустройству — проектная культура. Иногда ее называют «Дизайном с большой буквы», полагая, что это профессиональное движе­ние к совершенному, прекрасному в нашей жизни есть результат взаимо­действия частных, или «малых», дизайнов.

Технологии и методики дизайнерского проектирования, базирую­щиеся на глобальном принципе преобразования функционально необхо­димого в эстетически совершенное, очень точно отвечают этой сверхза­даче. Ибо под функцией дизайнеры понимают не только утилитарный смысл какого-либо процесса, вещи, явления, не только облекающие его в реальности материалы, конструкции, технологии, но и эмоционально-об­разное, общественное содержание получившегося продукта, его участие

в интеллектуальной жизни, культуре, в духовной составляющей нашего сознания.

А используется для этого тот колоссальный арсенал воздействия на эмоционально-психологическое состояние человека, который накопило за тысячелетия своего существования искусство во всех его проявлениях: по­коряющую силу цвета и света в живописи, выразительность пластики и объемных построений в скульптуре, переплетение пространственных ощу­щений в архитектуре, даже — сопоставление художественного смысла раз­ных сцен театрального действия. Но дизайн добавляет к ним и собствен­ное оружие: профессионально осознанные и раскрытые в дизайнерской форме эмоциональные ценности и содержание тех функционально-техно­логических процессов и событий, которые овеществляются в его произве­дениях.

1.2. Жизненные истоки дизайнерского проектирования

Прагматическое и художественное начало в дизайнерском формообразовании, роль требований производства. Тенденции развития

Итак, в наши дни дизайн приобрел все признаки особого самостоя­тельного вида искусства: он имеет свой объект творчества, а именно — органичное соединение в конкретном произведении — вещи, процессе, предметно-пространственной целесообразности — утилитарно полезного и художественно необходимого. Обладает он и собственными средствами воздействия на духовный мир человека — через создание всестороннего комплекса комфортных условий жизни и деятельности, где под словом ком­форт понимаются не только благоприятные микроклиматические режимы, удобство работы, разнообразие форм отдыха, снятие усталости и т.д., но и гармоничный, рационально организованный, доставляющий эстетическое удовольствие облик предметов и форм, образующих этот комплекс.

Естественно, что для достижения этих результатов дизайн распола­гает и присущей только ему методологией. Она существенно отличается от методологии других видов искусства (хотя активно использует и их худо­жественные средства), т.к. в ее основе лежит принципиально другая систе­ма целеполаганий.

Живопись, архитектура и другие виды искусства конечной целью твор­ческого процесса имеют создание художественного образа — изображенное средствами данного искусства концентрированное, многослойное видение ав­тором «индивидуализированного обобщения, раскрывающего в конкретно-чувственной форме» нечто чрезвычайно существенное и для автора, и для изображаемых им явлений действительности. Художественный образ почти целиком лежит в сфере нематериальной, в мире бытия самого произведения искусства, лишь опосредованно воздействуя на психологию, чувства и линию поведения человека, «физически» воспринимающего художественное произ­ведение. В известном смысле это — внушение, навязывание зрителю, слуша­телю, читателю индивидуального мнения данного художника о событии, ха­рактере, природном или общественном явлении, попытка найти с зрителем общие точки ощущения смысла и содержания жизни.

Иначе видит задачи дизайнер. Его конечный продукт не столько ху­дожественный, сколько дизайнерский, т.е. материально-проектный об­раз, овеществленное представление об идеале реального бытия. Что не исключает в отдельных ситуациях перехода дизайнерского образа в художественный — если он будет доведен обстоятельствами до символа, интеллектуально-чувственного обобщения, в котором конкретика прагма­тических связей «разведена» с их эмоционально-психологическим отраже­нием в сознании зрителя. Но обычно дизайнер не ставит таких задач, огра­ничиваясь движением к формальному эстетическому идеалу — чувству кра­соты. Чувству, которое возникает у потребителя при созерцании объектов соразмерных, гармоничных, ясно выражающих свою собственную природу и отвечающих гуманной сути природы человеческой. Художник-конструк­тор стремится создать материальный мир, способный «по-человечески от­носиться к человеку».

Эти позиции раскрывают принципиальную связь прагматического и художественного в формообразовании результатов дизайнерского труда.

Обычно проектный путь начинается с осознания функционально-тех­нической базы будущего изделия, которая предопределяет его объектив­ные свойства. Причем в ходе проектирования автор обязательно выберет один из аспектов концентрации своих усилий: он сосредоточится либо на оптимальной организации широко понятых процессов жизнедеятельности (предметные комплексы, средовые ситуации, информационные системы), либо на максимально четком разрешении узко функциональных (конструк­тивных, технологических) задач, либо — на выявлении информационно-эмоциональной составляющей конечной работы.

Но в любом случае профессиональным результатом художественно­го проектирования будет форма дизайнерского решения или объекта, визуализация данного варианта ответа на поставленную задачу. Ибо имен­но форма, ее выразительность и совершенство являются критерием каче­ства работы дизайнера, средством ее оценки. Грамотную с точки зрения отклика на утилитарно-технические или конструктивные запросы вещь мо­жет придумать и просто инженер, технолог или конструктор. Но сделать ее осмысленно красивой, придать ей нужный в данном случае вид — а имен­но это интуитивно и в первую очередь отмечает потребитель — может только художник. Только он способен сообщить вещи ту убедительность подлинного и всестороннего качества, которая свойственна эстетически угаданной форме.

В дизайне механизм формообразования, в отличие от других видов искусства, предельно объективизирован. Конкретная жизненная задача или проблема — сварить кофе, преодолеть тысячу километров — порождает совокупность технических и организационных решений по их реализации. В кофеварке надо предусмотреть емкости для воды и кофе-порошка, обес­печить подогрев, придумать устройство для разливания готового напитка по чашкам. Со значительно большими затратами, через массу отдельных разработок решает проблему передвижения сложнейшая дизайнерская си­стема «экипаж—дорога». Каждый элемент этих комплексных устройств или систем обладает специфической формой, вызванной параметрами поро­дившей его функции. Которая, среди прочего, способна плодотворно со­трудничать с остальными формами системы.

А это означает, что главная часть работы дизайнера — не столько изобретение неких устройств и технологических цепочек, реализующих по­ставленную жизнью задачу, сколько компоновка форм разрабатываемых конструктивно-технических элементов в единый организм, целостность. При этом дизайнерская мысль проходит непростой путь от выработки ути­литарно-компоновочной схемы, сначала заслоняющей — по целям — ее потенциальную выразительность, до выявления ее художественного — сим­волического, информационного, эмоционального — содержания. «По до­роге» дизайнер привлекает массу эстетически обусловленных рабочих опе­раций: перебирает возможные материалы и конструкции (не только по при­знаку их функциональной пригодности, но и с прицелом на особенности зрительного восприятия), варианты их отделки (полировка, окраска, хро­мирование и т.п.), совершенствует начальную схему — уточняет габариты, добавляет детали, делающие конечную систему ярче, пропорциональнее и т.д. Иначе говоря, он делает колоссальный рывок от примитивно-условно­го, как бы «назывного» изображения функционального решения к созданию качественно нового объекта, который обладает свойствами эстетичес­кого идеала и сам по себе, и передавая глубинный, человеческий смысл решенной им функции.

Способствует популярности и ценности дизайнерских разработок еще один момент — почти всегда в их основе лежат новые организацион­но-технические предложения, принципиально меняющие потребительские качества изделия и требующие оригинальной дизайнерской компоновки. Некогда бытовая радиоаппаратура из-за акустических требований напоми­нала большие ящики из ценных пород дерева: несовершенство тогдашних динамиков искупалось эффектом резонанса. С разделение воспроизвод­ства звуковых частот по высоте и мощности, с появлением стереосистем надобность в «ящиках» отпала, компоновка аппаратуры приобрела про­странственный характер, ведущими материалами стали металл и пластмас­сы — аудиокомплексы получили совершенно другие формы, которые се­годня становятся все разнообразнее в зависимости от назначения акусти­ческих устройств, запросов потребителя и — в большей мере — от «моды» на ту или иную форму. Не случайно сейчас отмечают два направления их формообразования — «Hi-fi», подчеркивающее техногенную природу аудиоаппаратуры, и «зооморфное», рассчитанное на вкусы склонного к эк­стравагантности покупателя. Но в каждой новой модели дизайнер стремит­ся совершенной формой отразить ту или иную модификацию начальной функции: предельную чистоту звучания, эффект «звук вокруг», простоту пользования переносными устройствами и т.п.

Совершенно исключительную роль в дизайнерском формообразова­нии имеет связь художественного проектирования с производством произ­ведений дизайна. Как в никаком другом искусстве форма дизайнерских изделий зависит от способа их изготовления, что имеет много причин.

Во-первых, дизайн, в принципе, ориентирован на обязательную мас­совую реализацию, а стало быть, на высокую технологическую эффектив­ность и реалистичность производства — только так можно обеспечить дос­тупность цен, отвечающих потребительским качествам дизайнерских това­ров. Поэтому дизайнерская форма всегда рассчитана на максимально удоб­ное для производства решение, позволяющее с полной отдачей использо­вать существующее оборудование, экономить материалы, энергию и про­чие производственные ресурсы.

Во-вторых, произведения «промышленной эстетики» всегда предель­но привязаны к особенностям производственной базы, изготавливающей материальную основу данного дизайнерского предложения. Поэтому, когда меняются принципы технических решений, происходит почти полная смена и отвечающих им дизайнерских форм, и производящих их промыш­ленных мощностей.

Представьте себе электронную аппаратуру без абсолютно новой тех­нологии ее действия и изготовления: замены магнитной ленты дискетами, налаживания массового производства печатных плат, суперточной автома­тической сборки, появления новых композитных материалов и т.д. А ведь сегодня идет выпуск уже пятого, шестого поколения этих устройств. И за­пуск каждого, с его специфическими формами и принципами комплекта­ции, был обоснован соответствующими переменами в промышленности.

Правда, нельзя не отметить и оборотную сторону этих взаимосвязей: в большинстве случаев идеи дизайнеров содержат весьма перспективные спо­собы взаимодействия и пространственной организации инженерно-техничес­ких предложений, снижающие значительную часть затрат на их реализацию. Очень часто однажды найденная рациональная компоновка, удачная форма устройства снова и снова повторяются в новых ситуациях, претерпевая незна­чительные изменения в деталях и аксессуарах. Как, например, это происходит уже много лет с комплектацией офисных и бытовых компьютеров: их собира­ют из мало отличающихся внешне моделей процессоров, мониторов, стандарт­ной клавиатуры управления и развитой периферии — сканеров и других уз­коспециализированных для конкретных задач устройств и приспособлений.

Безусловна взаимосвязь дизайна и производственных технологий и в менее наукоемких сферах — вспомните гнутые деревянные заготовки стульев Тонета. Сейчас формы мебельных гарнитуров почти целиком зави­сят от материала — металла, снизившего их вес и увеличившего прочность, синтетики, обеспечивающей мягкость и фактуру покрытия диванов и кре­сел, клееных конструкций, изменивших наши представления о возможнос­тях дерева, лакокрасочной продукции, придающей разнообразие относи­тельно немногочисленным исходным моделям. И за каждым из этих мате­риалов стоят успехи химии, металлургии, станкостроения, систем управле­ния производством и т.д. и т.п. И каждому из этих материалов дизайнер ищет свое место в эстетической структуре изделия: поручает металлу несу­щие обязанности, в дереве использует его «теплоту» и декоративность тек­стуры, красителям передает задачи яркости, защиты от коррозии. А кроме того, использует визуальные характеристики материалов для получения столь важных эффектов неожиданности, экстравагантности, привлекающих внимание потребителя. Так появляются наборы, где плетеная лоза сочета­ется с прозрачными столешницами, изогнутые по причудливым лекалам металлические ножки соседствуют с мраморными. И все это создает неис­числимое разнообразие форм и предложений, которые можно использо­вать в любых задуманных потребителем ситуациях.

А в целом развитие дизайнерской мысли сегодня идет в двух на­правлениях: использование производственно-технологических условий и процессов для показа органичных для данного материала, данной конст­рукции тектонических и декоративных возможностей и, наоборот, прида­ние изделиям нетрадиционных, даже шокирующих дизайнерских форм, привлекающих любопытство и интерес нестандартного покупателя — по­скольку он изначально уверен в прочности и прагматической целесообраз­ности предлагаемых модификаций. В этом его уже убедила почти вековая история дизайна: «Они ничего не делают плохо или зря».

Разнонаправленность формотворчества исканий дизайнерской мыс­ли раскрывает еще одну особенность этой сферы проектной деятельности, по крайней мере, на ее современном этапе — она целиком зависит от рынка.

В отличие от стихов или рассказов, которые литератор может писать «в стол», или живописных полотен, которые могут десятилетиями хранить­ся в мастерской художника, продукция дизайна создается не как образ, невостребованная до поры идея, а как материальная необходимость, имею­щая смысл только при работе по назначению, т.е. когда она попала к лю­дям, иначе говоря — куплена.

Дело в том, что идеи основателей дизайнерского искусства о всеоб­щей перестройке образа жизни цивилизованного человечества через неук­лонное внедрение эстетического начала во все сферы нашего бытия наложились на реально существующую социально-экономическую ситуацию. Оказалось, что дизайнерское начало при массовом потреблении товаров и услуг возможно только при определенном уровне общественного достатка. Ибо дизайн, при всей его рациональности, для производства является все-таки своего рода «накладным расходом» на тот минимум средств, который может себе позволить на обустройство жизненного уклада относительно небогатое общество. Именно поэтому дизайн прежде всего и в наибольшей степени прижился там, где существовали экономические условия для его процветания: развитая и динамичная промышленность, высокие техноло­гии производства и, самое главное, высокая покупательная способность относительного большинства населения, которое могло себе позволить при­обретать не только насущно необходимое, но и обладающее признаками красоты, которая в этих условиях тоже является товаром.

Именно поэтому почти не действовали законы дизайна в нашей стра­не, на гигантских просторах азиатских регионов — там не было лишних денег на дизайн. Но зато он активнейшим образом внедрился в США и в ряде европейских стран, где исторически сложился достаточно высокий уровень жизни.

Если предельно обобщить эти положения, то можно сказать, что се­годня дизайн — это специфическое искусство общества потребления, со своими законами развития и представлениями об идеале, со своими огра­ничениями и противоречиями. Главное из них — абсолютная необходи­мость дизайнерского отношения и для населения, и для производственной деятельности и невозможность полноценной реализации этой необходи­мости как раз там, где она наиболее остра — в обществе с ограниченными ресурсами. Но самое важное в дизайне не только и не столько удовлетворение потребности каждого человека в эстетически целесообразной орга­низации вещей и явлений нашего окружения, сколько безусловная эффек­тивность такой организации и для самого производства, и для отвечающе­го ему образа жизни.

И только тогда в структуре, тектонике, декоративных решениях мас­совой продукции будет соблюдаться основной принцип дизайна — пре­красное в потреблении есть рациональным образом организованное необ­ходимое. Т.е. будут исключены тупиковые, непроизводственные расходы, вызванные ложно понятыми требованиями моды, амбициями отдельных за­казчиков, наконец, ошибками проектировщиков.

В этом случае осуществляются почти утопические представления мыслителей и художников, стоящих у колыбели дизайна — о справедли­вом распределении идеала красоты «на всех», что обеспечит дизайну, этой по всем показателям новой форме освоения действительности средствами и методами искусства — безграничные перспективы развития и совершен­ствования. Тем более что в запасе у дизайнерского творчества есть пока далеко не использованное свойство любой области человеческой деятель­ности — способность к синтезу, совместной работе с близкими видами общественного сознания. В данном случае — и с наукой, и с искусством и с большинством форм инженерного творчества — такова специфика ди­зайна.

Что такое — залитый разноцветными огнями ночной город? Архи­тектурный ансамбль, превращенный волшебством света и цвета в «живое» живописное полотно? Торжество материализованных идей оптической фи­зики, светотехники, ландшафтно-градостроительного проектирования? Или — воссоединение средствами дизайна вершин человеческого разума и чувства в нечто невиданное — шедевр нового вида искусства?


  1   2   3   4   5   6   7

Похожие:

I. Дизайн в современном мире Глава I. Общие понятия дизайна, его место в проектной культуре iconВ. Ю. Медведев арт-дизайн в мире дизайна
В статье рассматриваются место арт-дизайна в системе видов дизайна, его социально-культурные истоки, специфика художественной природы...
I. Дизайн в современном мире Глава I. Общие понятия дизайна, его место в проектной культуре iconВ. Ю. Медведев арт-дизайн в мире дизайна
В статье рассматриваются место арт-дизайна в системе видов дизайна, его социально-культурные истоки, специфика художественной природы...
I. Дизайн в современном мире Глава I. Общие понятия дизайна, его место в проектной культуре iconПрограмма учебной дисциплины «промышленный дизайн»
«Промышленный дизайн» является приобретение студентами знаний в области дизайна и истории его развития; изучение современного дизайна...
I. Дизайн в современном мире Глава I. Общие понятия дизайна, его место в проектной культуре iconПрограмма учебной дисциплины «история дизайна»
«История дизайна» является приобретение студентами знаний в области дизайна и истории его развития; изучение современного дизайна...
I. Дизайн в современном мире Глава I. Общие понятия дизайна, его место в проектной культуре iconМультимедийные технологии в проектной культуре дизайна: гуманитарный аспект
Охватывают рубеж XX-XI-Х веков (период становления компьютерных технологий проектирования). Исторические экскурсы предпринимаются...
I. Дизайн в современном мире Глава I. Общие понятия дизайна, его место в проектной культуре iconВопросы к билетам государственного экзамена
...
I. Дизайн в современном мире Глава I. Общие понятия дизайна, его место в проектной культуре iconПрограмма вступительного испытания для поступающих на основные образовательные программы магистратуры по направлению «Дизайн»
Графический дизайн (определение, место в системе проектной культуры, жанровое многообразие)
I. Дизайн в современном мире Глава I. Общие понятия дизайна, его место в проектной культуре iconКурс, журналистика, магистратура 9 семестр 2010-2011 уч г. История дизайна Список литературы Бхаскаран Л. Дизайн и время. Стили и направления в современном искусстве и архитектуре. М
Бхаскаран Л. Дизайн и время. Стили и направления в современном искусстве и архитектуре. М.: Арт-Родник, 2006
I. Дизайн в современном мире Глава I. Общие понятия дизайна, его место в проектной культуре iconАннотация рабочей программы «Дизайн-проектирование»
Дисциплина дизайн-проектирование является частью базового профессионального цикла дисциплин подготовки студентов по направлению подготовки...
I. Дизайн в современном мире Глава I. Общие понятия дизайна, его место в проектной культуре iconДизайн среды в проектной культуре постмодернизма конца хх-начала ХХI веков
Охватывается не панорамно, а близким или периферийным зрением
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница