Первая секция денис васильев против россии




НазваниеПервая секция денис васильев против россии
страница1/5
Дата16.12.2012
Размер0.59 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4   5





ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ


ДЕНИС ВАСИЛЬЕВ ПРОТИВ РОССИИ


(Жалоба № 32704/04)


ПОСТАНОВЛЕНИЕ


Страсбург


17 декабря 2009 года


Настоящее постановление окончательно вступит в силу при наступлении обстоятельств, указанных в п. 2 Статьи 44 Конвенции. Настоящее постановление может подвергаться редакторской правке.

По делу Дениса Васильева против России

Европейский суд по правам человека (Первая секция), заседая Палатой в следующем составе:

Христос Розакис (Christos Rozakis) Председатель;
Нина Важич (Nina Vajić),
Анатолий Ковлер (Anatoly Kovler),
Элизабет Штейнер (Elisabeth Steiner),
Дин Шпильман (Dean Spielmann),
Джиорджио Малинверни (Giorgio Malinverni),
Джордж Николау (George Nicolaou) судьи;
и Сорен Нильсен (Søren Nielsen), Секретарь Секции;

после совещания при закрытых дверях 26 ноября 2009 года,

выносит нижеследующее постановление, принятое в вышеуказанный день:

ПРОЦЕДУРА

1. Дело инициировано жалобой (№ 32704/04) против Российской Федерации, поданной в Суд по Статье 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее – «Конвенция») российским гражданином Денисом Владимировичем Васильевым (далее – «заявитель») 23 июля 2004 года.

2. Интересы заявителя, воспользовавшегося юридической помощью, представляла г-жа М. Воскобитова – юрист, работающая в Москве. Интересы российских Властей (далее – «Власти») представлял г-н П. Лаптев, бывший Представитель Российской Федерации в Европейском суде по правам человека.

3. Заявитель сослался, в частности, на то, что нападение на него не было надлежащим образом расследовано, что он стал жертвой жестокого обращения со стороны сотрудников милиции и медицинских работников, что также не было расследовано, и что ему не был предоставлен статус гражданского истца в уголовном процессе.

4. 4 апреля 2006 года Председатель Первой Секции принял решение уведомить Власти о данной жалобе. Было также решено рассмотреть данную жалобу по существу одновременно с рассмотрением вопроса об ее приемлемости (п. 3 Статьи 29 Конвенции).

5. Власти возражали против одновременного рассмотрения жалобы на предмет приемлемости и по существу. Изучив возражения Властей, Суд их отклонил. Проведя консультации со сторонами, Суд решил, что слушание по данному делу не требуется (п. 3 Правила 59, в конце).

ФАКТЫ

I. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

6. Заявитель родился в 1983 году и проживает в Москве.

A. Нападение на заявителя и медицинское лечение

1. Нападение на заявителя и его друга

7. 29 июня 2001 года заявитель и его школьный друг г-н Н. совместно проводили вечернее время. Около 11.30 вечера они направились домой к г-ну Н., так как г-ну Н., страдающему диабетом, был нужен укол инсулина. Чтобы доехать, они взяли такси.

8. Когда они проходили по двору у дома № 16/18 по Щербаковской ул. в Восточном административном округе Москвы, на них было совершено нападение. Нападавший окликнул их сзади, и они, не успев обернуться, получили сильные удары по головам и упали на землю, потеряв сознание. У них забрали значительную сумму денег, золотой браслет и сотовый телефон.

9. Соседи позвонили в отделение милиции района Соколиная Гора. В 1.40 утра 30 июня 2001 года на место преступления прибыли сотрудники милиции г-н Жаров и г-н Волков. Они служат во 2-м батальоне милиции Восточного административного округа Москвы, главной задачей которого является обеспечение безопасности бизнеса и частной собственности по коммерческим договорам. Кроме того, они исполняли обязанности патрульных на данном участке.

10. По их словам, они увидели на дороге двух мужчин, которые, по их мнению, были пьяны. Один из этих мужчин сидел, другой лежал без движения. Были видны рвотные массы. Милиционеры утверждали, что доложили об этой ситуации сотруднику отделения милиции района Соколиная Гора, сказав ему, что нужно вызвать скорую помощь или работников вытрезвителя.

11. Затем милиционеры оттащили заявителя, который был без сознания, а также его друга с дороги во двор дома № 16/18. По утверждению Властей, милиционеры оставили заявителя и Н. «на газоне»; заявитель же утверждает, что их положили «в мусорный контейнер». В тот момент дежурный по отделу вневедомственной сообщил милиционерам о срабатывании тревоги и дал указание провести проверку. Они доложили об этом сотруднику отделения милиции и покинули место происшествия.

12. Около 7 утра дворники Е. и Б. заметили двух молодых людей в трех-четырех метрах от мусорных баков и попытались их разбудить. Но оба были без сознания, а темноволосый (г-н Н.) нечленораздельно бормотал. Дворники вызвали скорую помощь.

13. В 8 утра на первой машине скорой помощи приехал врач П. Увидев двух пострадавших, он вызвал еще одну машину скорой помощи и начал оказывать помощь г-ну Н., у которого имелись ссадина и гематома на левой щеке. Когда г-н Н. пришел в себя, врач П. помог ему забраться в автомобиль скорой помощи и отвез в московскую городскую больницу № 1.

14. В это время на второй машине скорой помощи приехал врач Ч. Он поместил находящегося без сознания заявителя в автомобиль и отвез в московскую городскую больницу № 33.

2. Лечение в больнице № 33

15. По прибытии в больницу в 9.05 утра заявителю был поставлен диагноз алкогольная интоксикация. Обнаружены раны и ссадины на запястьях и на лбу. Через два часа заявителя осмотрел нейрохирург.

16. До 5 вечера 1 июля 2001 года заявитель лежал без сознания, раздетый, на тележке в больничном коридоре.

17. В 6.30 вечера ему была сделана срочная операция – двусторонняя трепанация черепа.

18. 8 июля 2001 года матери заявителя пригласила частного врача для его осмотра. Врач установил наличие угрозы жизни заявителя. Скорая помощь доставила заявителя в состоянии комы в военный госпиталь им. Бурденко в Москве.

3. Лечение в госпитале им. Бурденко и частичное выздоровление

19. С 9 июля по 27 июля 2001 года заявитель был в коме. 25 июля 2001 года ему была сделана трахеотомия (обеспечение доступа воздуха в шейный отдел трахеи хирургическим путем) и введена канюля.

20. После того как заявитель очнулся от комы, его перевели в нейрохирургическое отделение, где он оставался до 10 августа, будучи в критическом состоянии.

21. До удаления канюли в октябре 2001 года, а затем в декабре 2002 года, заявителю было сделано несколько операций с целью лечения остеомиелита черепа.

22. 1 октября 2001 года медицинская комиссия присвоила заявителю II группу инвалидности.

23. В 2002 году у заявителя развился посттравматический судорожный синдром. 13 июня 2003 года у него случился приступ, и он потерял сознание. Его отвезли в госпиталь им. Бурденко и прооперировали с целью лечения гнойного абсцесса в черепе.

B. Расследования и судебные разбирательства

1. Расследование нападения (дело № 073041)

24. 30 июня и 1 июля 2001 года в отделение милиции района Соколиная Гора поступили сообщения из больниц №№ 1 и 33 о телесных повреждениях, полученных заявителем и г-ном Н. Начальник следственного отдела отделения милиции попросил оперативного сотрудника Ермакова проверить данные сообщения. Впоследствии внутреннее расследование (см. ниже) показало, что г-н Ермаков не принял никаких мер с целью проверки места преступления, установления свидетелей или опроса пострадавших.

25. 6 июля 2001 года г-н Ермаков направил материалы в следственный отдел, где ведение данного дела было поручено оперативному сотруднику Абдряеву. Г-н Абдряевым до 17 июля не было принято никакого процессуального решения по полученным материалам.

26. 18 июля 2001 года начальник отделения милиции района Соколиная Гора возбудил внутреннее расследование, которое показало, что в связи с сообщениями о получении телесных повреждений, не было сделано ничего. И г-н Ермаков, и г-н Абдряев были подвергнуты дисциплинарному взысканию. В тот же день в первой раз было осмотрено место преступления. 20 июля 2001 года было возбуждено уголовное дело по факту нападения на заявителя и г-на Н.

27. 20 сентября 2001 года следователь Дроздов вынес постановление о прекращении дела медицинского обслуживания невозможности установления лица, совершившего преступление. Единственными доказательствами, на которые имелись ссылки в вынесенном постановлении, были заявления сотрудников милиции Волкова и Жаров, врача скорой помощи и г-на Н.

28. 16 октября 2001 года следователь Соломкин принял решение о возобновлении дела.

29. В письме от 29 октября 2001 года заместитель Представителя Президента в Центральном федеральном округе написал матери заявителя, что ее жалоба на чрезмерную длительность расследования была рассмотрена Департаментом собственной безопасности Министерства внутренних дел. Установлено, что расследование было проведено ненадлежащим образом, что никто не посещал и не осматривал место преступления и что никакие другие следственные действия не производились. Оперативные сотрудники милиции г-н Ермаков и г-н Абрамов получили выговоры.

30. 16 ноября 2001 года, 6 января, 19 апреля, 13 июня и 15 августа 2002 года выносились постановления о приостановлении уголовного дела медицинского обслуживания невозможности установления лица (лиц), совершивших преступление. Прокуратурой эти постановления были отменены в порядке надзора и даны указания следователю о проведении дополнительных следственных мероприятий, таких как опрос уборщиков соседних зданий и ночного сторожа кафе «Корона», а также проверка списка звонков с украденного сотового телефона.

31. 12 сентября 2003 года дело было передано в Главный следственный департамент милиции г. Москвы.

32. В письме от 27 февраля 2004 года Следственный комитет Министерства внутренних дел подтвердил, что следствие по делам №№ 073041 и 1056 (см. ниже) было проведено ненадлежащим образом, указав следующее:

«Так, было установлено, что на первоначальном этапе расследование дела № 73041 было проведено на низком профессиональном уровне и в нарушение норм уголовного процесса. Много раз дело расследование преждевременно приостанавливалось за невозможностью установления виновных. Некоторые сотрудники отделения милиции района Соколиная Гора Восточного административного округа Москвы были подвергнуты мерам дисциплинарного воздействия за уголовно-процессуальные нарушения и неадекватное проведение расследования. Расследование дела № 1056 [медицинская халатность] было также приостановлено в связи со значительными нарушениями.

В связи с имеющимися в расследовании недостатками, а также в соответствии с указаниями прокуратуры г. Москвы в настоящее время по вышеуказанным делам проводятся дополнительные следственные действия и оперативные мероприятия с целью изучения соответствующих событий полным и тщательным образом и установления уголовной ответственности виновных лиц.»

33. 2 апреля и 13 мая 2004 года прокуратурой были отменены последующие постановления милиции о приостановлении расследования и даны указания о проведении конкретных следственных мероприятий.

34. 4 июня 2004 года дело передано в прокуратуру Восточного административного округа, и расследование поручено следователю по особо важным делам Волку. 20 июля 2004 года, 30 января, 18 августа и 5 октября 2005 года и 27 марта 2006 года г-н Волк приостанавливал расследование медицинского обслуживания невозможностью установления лиц, совершивших нападение. Соответствующие постановления были отменены прокуратурой в порядке надзора.

35. Последнее из представленных Суду постановлений следователя Волка о приостановлении расследования датировано 17 июля 2006 года. В нем дается оценка доказательств, собранным по данному делу.

36. В данных постановлениях указано, что показания были взяты у обоих пострадавших – у заявителя и у Н. – оказавшихся не в состоянии вспомнить нападавшего, у их друзей, не являвшихся очевидцами нападения, а также у сотрудников милиции, дворников и врачей, видевших пострадавших после нападения. Судебно-медицинские эксперты установили, что заявителю были причинены «тяжкие телесные повреждения», а Н. – «легкие телесные повреждения».

37. Мать заявителя сообщила следователю, что вскоре после преступления она приходила в отделение милиции района Соколиная Гора. Сотрудник милиции с кудрявыми волосами, которого называли «Пушкин», рассказал ей, что пострадавших обнаружили около кафе «Корона». Мать заявителя сходила в это кафе и побеседовала с работниками, которые сообщили ей, что в ночь с 29 на 30 июля 2001 года три сотрудника милиции, которых называли «Саша», «Сидор», и «Костя» интенсивно употребляли спиртное в данном кафе и вели себя агрессивно, вплоть до провоцирования драки с барменом. Тем не менее, работники кафе не видели драки между сотрудниками милиции и ее сыном или г-ном Н. Следователь также взял показания у семерых сотрудников отделения милиции района Соколиная Гора, которые утверждали, что не помнят, что в тот вечер посещали кафе, и не знают людей, которых называют «Сидор» или «Пушкин». Трое сказали, что никогда не были в кафе «Корона», а остальные четверо – что посещали его время от времени.

38. Мать г-на Н. сообщила следователю, что в больнице ее сын, находясь в полусознательном состоянии, нечленораздельно бормотал о том, как по голове. Когда она пришла его навестить через два дня, то у кровати ее сына наткнулась на двух людей в гражданской одежде, один из которых тряс ее сына и спрашивал его, помнит ли он «ментов», которые его били. Она громко запротестовала, и они вышли в коридор, где эти двое предъявили удостоверения и представились сотрудниками отделения милиции района Соколиная Гора Дрожжиным и Коноваленко. Между собой они называли друг друга «Пушкин» и «Димон». Они сказали, что расследуют нападение на ее сына. Следователь допросил г-на Дрожжина, отрицавшего, что он навещал г-на Н. в больнице. Г-н Коноваленко был недоступен для допроса.

39. Следователь постановил, что установить виновных в нападении невозможно. 30 ноября 2006 года прокурора в порядке надзора отменила соответствующее постановление и дала г-ну Волку указания устранить противоречия в показаниях путем проведения очных ставок, а также найти и допросить бывших сотрудников отделения милиции района Соколиная Гора.

2. Расследование действий сотрудников милиции Жарова и Волкова (дело № 229337)

40. 6 января 2002 года по жалобе матери заявителя о ненадлежащем исполнении обязанностей сотрудниками милиции Жаровым и Волковым, а также врачом К., не оказавшим заявителю помощь, соответствующую состоянию последнего, определенные материалы были выделены из основного уголовного дела в отдельное производство.

41. 13 марта 2002 года на основании заявлений г-на Н., матери заявителя, врачей П., Ч. и К. и сотрудников милиции Жарова и Волкова следователь прокуратуры Измайловского района принял постановление о том, что указания на состав преступления отсутствуют, так как врач К. правильно поставил диагноз заявителю и принял все необходимые меры и так как сотрудники милиции «добросовестно заблуждались относительно способности г-на Васильева и г-на Н. позаботиться о себе».

42. 15 марта 2002 года прокурор в порядке надзора отменил это постановление. Ею было установлено, что вывод о добросовестном заблуждении сотрудников милиции противоречит обстоятельствам дела, так как в момент их прибытия заявитель находился без сознания. Она приняла постановление о возбуждении уголовного дела по ч. 2 статьи 293 УК РФ (преступная халатность, повлекшая причинение тяжкого вреда здоровью или смерть человека). Расследование было поручено прокурору Измайловского района.

43. 15 июня и 26 июля 2002 года расследование приостанавливалось за отсутствием состава преступления. Соответствующие постановления были отменены вышестоящими прокурорами.

44. В неуказанную дату сотрудникам милиции Жаров и Волков было формально предъявлено обвинение в оставлении в опасности заявителя и г-на Н., что является преступлением по статье 125 УК РФ.

45. 5 сентября 2002 года заявителю был присвоен статус потерпевшего в уголовном деле.

46. 27 ноября 2002 года заявитель просил следователя внести изменения в юридическую квалификацию действий сотрудников милиции. Заявитель указал, что сотрудники милиции находились при исполнении служебных обязанностей и действовали в нарушение требований Закона «О милиции». По этой причине им должно было быть предъявлено обвинение в преступной халатности, повлекшей тяжкие последствия, что является преступлением по ч. 2 статьи 293 УК РФ. В тот же день заявитель просил следователя признать его статус гражданского истца в уголовном процессе. На соответствующем ходатайстве имелась рукописное подтверждение о принятии следователем от 28 ноября 2002 года. Остается неясным, ответил ли следователь на ходатайства заявителя.

47. 29 ноября 2002 года в отношении г-на Волкова и г-на Жарова был вынесен приговор. Позиция обвинения, основанная на статье 125 УК РФ, состояла в том, что сотрудники милиции осуществляли патрулирование и находились при исполнении служебных обязанностей, когда прибыли на место происшествия и обнаружили двух мужчин, находившихся без сознания. Зная, что эти люди пребывали в беспомощном состоянии и были неспособны позаботиться о себе, Волков и Жаров не выполнили своих юридических обязанностей предписанных Законом «О милиции», Уставом патрульно-постовой службы и внутренними инструкциями и состоящих в защите лиц, пострадавших от правонарушений или несчастных случаев; лиц, находящихся в состоянии опьянения и неспособных к передвижению, и других уязвимых лиц. Несмотря на наличие реальной возможности оказать помощь, они не осмотрели и не установили личности пострадавших, не вызвали скорую помощь, не оказали первую медицинскую помощь и не отвезли пострадавших в больницу, не установили свидетелей и не приняли мер по обеспечению сохранности места происшествия. Вместо этого, они передвинули пострадавших в сторону и доложили сотруднику в отделении милиции района Соколиная Гора о принятии ими всех необходимых мер, что не соответствовало действительности.

48. 24 января 2003 года Измайловский районный суд Москвы назначил первое заседание по делу на 7 февраля 2003 года. Предположительно, судья сказал заявителю, что его ходатайство об участии в процессе в качестве гражданского истца будет рассмотрено на более позднем этапе слушаний.

49. Слушания проводились 20 февраля, 25 марта, 30 апреля, 23 июня, 28 июля и 24 сентября 2003 года.

50. В ходе судебного расследования были взяты показания у лица, проживающего вблизи места преступления, у дворников Е. и Б., у врачей скорой помощи П. и Ч., описавших обстоятельства, при которых они обнаружили заявителя и г-на Н. Старший оперативный сотрудник К., находившийся при исполнении служебных обязанностей в отделении милиции района Соколиная Гора в ночь с 29 на 30 июня 2001 года, заявил, что в журнале не было зарегистрировано никаких телефонных звонков о двух молодых людях на Щербаковской ул. Однако его на час заменял сотрудник милиции Ванчарин. Он также показал, что сотрудники отдела вневедомственной охраны должны отдавать приоритет распоряжениям диспетчера по безопасности, а не дежурного по отделению милиции.

51. Сотрудник милиции Ванчарин подтвердил, что принял звонок о двух молодых людях, но не записал в журнал, так как звонок поступил не по линии экстренной связи. Он по радиосвязи передал сообщение патрульным вневедомственной охраны и поручил им проверить данную информацию. Те доложили, что нашли двух пьяных и что ситуация под контролем. В ответ он дал им указание продолжать патрулирование. Диспетчер вневедомственной охраны показал суду, что в 1.44 утра получил тревожный сигнал и направил сотрудников Волкова и Жарова для проверки.

52. 29 сентября 2003 года районный суд оправдал обоих сотрудников милиции, оценив доказательства следующим образом:

«...[С]уд считает недоказанным, что подсудимые Волков и Жаров действовали со знанием того, что [заявитель и его друг] пребывали в состоянии, опасном для их жизни и здоровья, так как они не могли об этом знать, поскольку находились на месте происшествия всего несколько минут в ночное время и никакие телесные повреждения не были видны. Они решили, что [заявитель и его друг] были в состоянии алкогольного или наркотического опьянения...

В доказательство того, что г-н Волков и г-н Жаров доложили ложную информацию [дежурному], обвинение ссылается только на показания свидетеля Ванчарина, который являлся сотрудником милиции, но не был уполномочен принимать сообщения. Однако при этом он заменял дежурного в нарушение правил отделения милиции района Соколиная Гора...

Получив подобную информацию, дежурный обязан зафиксировать ее в журнале регистрации, проверить и записать результаты проверки. Суд считает, что дежурный, получив информацию от Волкова и Жарова о том, что ситуация находилась под контролем, должен был проверить это и получить достоверные сведения о ситуации. Г-н Ванчарин, тем не менее, не сделал этого, а также не передал эту информацию либо результаты ее проверки фактическому дежурному... В связи с этим суд доверяет показаниям г-на Волкова и г-на Жарова..., так как в данных обстоятельствах г-н Ванчарин не был заинтересован в сообщении правдивых сведений.»

53. 17 февраля 2004 года Московский городской суд, рассмотрев соответствующую жалобу, в целом оставил данное постановление без изменений.

3. Расследование медицинская халатность (дело № 1056)

54. 14 августа 2001 года старший медработник реанимационного отделения сообщил матери заявителя, что внутреннее расследование установило, что врач скорой помощи поставил диагноз заявителю на основании объяснений его друга. В результате этого он недооценил серьезность состояния пациента. Врач был подвергнут строгому дисциплинарному воздействию.

55. 8 ноября 2001 года и 8 февраля и 2 августа 2002 года прокурорские работники различных уровней сообщили матери заявителя, что в действиях врачей больницы № 33 не было состава преступления, и отказались возбудить уголовное дело.

56. В письме от 4 января 2002 года заместитель начальника Комитета здравоохранения г. Москвы подтвердил, что проверка оказания заявителю медицинской помощи в больнице № 33 не выявила никаких нарушений или недочетов.

57. Затем по жалобе матери заявителя 5 марта 2003 года первый заместитель прокурора Москвы отменил постановление от 2 августа 2002 года, содержащее отказ в возбуждении уголовного дела, и дал указание прокурору Преображенского района возбудить уголовное дело по факту совершения преступления, предусмотренного ч. 2 статьи 124 УК РФ (неоказание медицинской помощи пациенту, повлекшее причинение тяжкого вреда его здоровью).

58. 15 июня 2003 года была проведена комплексная медицинская проверка, чтобы определить, мог ли быть причинен вред здоровью заявителя вследствие запоздалого и неадекватного медицинского лечения в больнице № 33.

59. 7 июля 2003 года начала работу комиссия из шести экспертов 111-го Центра судебной медицины Министерства обороны.

60. 4 сентября 2003 года следователь Киричевский приостановил следствие по делу за невозможностью установления виновных.

61. 1 декабря 2003 года экспертная комиссия дала свое заключение, основываясь на медицинской карте заявителя (№ 23304) из больницы № 33, материалах уголовного дела и информации, полученной от лечащих врачей. В частности, эксперты установили, что неполнота и противоречивость описания телесных повреждений заявителя в момент его поступления в больницу № 33 привели к невозможности определения источника, времени и причины их происхождения. Можно было только установить, что его ударили по голове тупым тяжелым предметом. Кроме того, в ходе последующего осмотра в госпитале им. Бурденко было выявлено два перелома грудных позвонков, которые остались незамеченными в больнице № 33, где пациенту было назначено рентгеновское обследование, но не проведено.

62. Эксперты установили, что, с учетом тяжести состояния, в котором заявитель поступил в больницу, его незамедлительно должны были осмотреть нейрохирург и другие специалисты, для того чтобы устранить противоречия диагностирования черепно-мозговой травмы и интоксикации, а также для принятия решения о срочном лечении. Однако нейрохирург осмотрел заявителя более чем через два часа после его поступления, и в течение последующих тридцати двух часов никакие специалисты заявителя не осматривали и не проводились никакие медицинские обследования, даже общие анализы мочи и крови. Не измерялась даже температура заявителя. Эксперты установили следующее:

«С момента прибытия (в 9.05 утра 30 июня 2001 года) и до начала подготовки к операции (в 5.30 вечера 1 июля 2001 года) не был проведен адекватный и объективный осмотр [заявителя], не было поставлено реального клинического диагноза... и не было назначено соответствующее лечение... Продолжительное пассивное наблюдение [заявителя], не сопровождавшееся клиническим осмотром, повлекло за собой значительное ухудшение его состояния и, как следствие, запоздалое хирургическое вмешательство, не основывавшееся на клинических и лабораторных анализах, что привело к появлению [у заявителя] выраженных негативных посттравматических и послеоперационных осложнений...

В послеоперационный период было назначено антибактериальное лечение, но проводилось оно непоследовательно и без соответствующего наблюдения, что, вероятнее всего, и предопределило последующее развитие гнойного воспаления послеоперационных травм, оболочки головного мозга и мозгового вещества, остеомиелит правой теменной кости и т.д...»

63. Эксперты также указали, что не имелось объективных оснований для диагностирования у заявителя алкогольной интоксикации. Ни врач скорой помощи в своих записях, ни его коллеги в последующих записях в медицинской карте не упоминали запах алкоголя. Подобное упоминание впервые появилось в частично нечитаемом и неполном отчете о медосмотре от 30 июня 2001 года. Однако этот медосмотр был проведен в нарушение соответствующих правил. Не было назначено лечение от интоксикации, и диагноз интоксикация не фигурирует ни в каких других документах. Верность диагноза интоксикация была еще больше поставлена под сомнение тем обстоятельством, что количество алкоголя, якобы обнаруженное в крови заявителя, было смертельным.

64. Эксперты заключили следующее:

«Невозможно в полной мере определить степень вреда здоровью, причиненного [заявителю] в результате его длительного пребывания в медицинском учреждении без адекватной медицинской помощи. Можно только утверждать, что его состояние в течение этого периода значительно ухудшилось и что необратимые изменения в его мозге развивались до того момента, пока по соображениям сохранения его жизни не потребовалось срочная хирургическая операция...

Настоящая экспертиза выявила ряд недостатков в медицинском обслуживании, предоставленном [заявителю] в больнице № 33 г. Москвы – в частности, необоснованное консервативное лечение, неполный медосмотр, запоздалое и неполное диагностирование, запоздалое хирургическое вмешательство, неадекватные меры медицинского характера – что не позволило остановить развитие серьезного посттравматического процесса, способствовало наступлению неблагоприятных последствий и привело к инвалидности [заявителя]. Однако медицинского обслуживания отсутствия соответствующих методов невозможно измерить степень, в которой упомянутые недостатки повлияли на конечный результат.»

65. В определенный момент в 2003 году стало известно, что медицинская карта заявителя из больницы № 33 была утеряна. Она была изъята из больницы следователем Соломкиным в 2001 году и предоставлена экспертам для анализа. Затем ее вернули следователям, которые после этого так и не смогли ее найти.

66. 12 января 2004 года заместитель прокурора г. Москвы отменил постановление о приостановлении следствия и просил принять меры дисциплинарного воздействия к лицам, ответственным за проволочки и процессуальные нарушения. 17 февраля 2004 года внутреннее расследование установило, что следователь Киричевский незаконно принял решение о прекращении следствия до завершения медосмотра. Следователь получил выговор, а его начальник был понижен в должности.

67. 3 февраля 2004 года к расследованию дела приступил следователь Шахов из следственного отдела милиции Восточного административного округа. Он написал матери заявителя, что лица, виновные в утере медицинской карты, получили дисциплинарные взыскания.

68. 20 апреля 2004 года следователь Шахов назначил новую медицинскую экспертизу с участием тех же экспертов и с теми же поставленными вопросами. Предыдущая экспертиза была признана неприемлемой, так как она проводилась в то время, когда следствие было приостановлено. 17 мая 2004 года была проведена новая экспертиза. Эксперты пришли к тем же выводам. Они также указали, что их работа была затруднена в связи с внесением многочисленных исправлений, в частности по времени и датам, в медицинские карты из больницы № 33, а также вследствие необъяснимых противоречий в данных документах.

69. 20 мая 2004 года следователь Шахов вынес постановление о приостановлении следствия медицинского обслуживания истечения срока расследования. 19 июня 2004 года прокурор в порядке надзора отменил данное постановление.

70. Расследование было перепоручено г-ну Бувину, который приостанавливал следствие на тех же основаниях 1 сентября и 19 ноября 2004 года. Прокурор отменил соответствующие постановления 13 октября и 18 декабря 2004 года.

71. 18 января 2005 года следователь указал, что первоначальной судебной экспертизой не было установлено степени связи между недостатками медицинской помощи, оказанной заявителю в больнице № 33, и нанесением вреда его здоровью. Следователь назначил новую экспертизу с участием экспертов из Департамента здравоохранения Правительства Москвы и приостановил следствие по данному делу.

72. 30 мая 2005 года эксперты представили свои выводы, основанные, медицинского обслуживания отсутствия оригиналов медицинских карт, на материалах дела и отрывках оригинальных медицинских записей, в большом количестве цитировавшихся в тексте результатов первоначальной экспертизы. Эксперты заключили, что заявитель страдал от сосудистой патологии, что привело к возникновению субдуральной гематомы на фоне остаточных явлений после травмы головы и алкогольной интоксикации. По мнению экспертов, в момент поступления заявителя в больницу № 33 срочное хирургическое вмешательство не требовалось. В течение определенного периода времени гематоме позволяли увеличиваться под постоянным наблюдением медицинских специалистов, так как они выжидали наиболее подходящего момента для операции на мозг. Эксперты заключили, что выводы первоначальной экспертизы были «объективно необоснованными» и что диагностирование и операция были проведены точно и в срок. В тот же день прокурор вынес постановление о возобновлении следствия.

73. Затем постановления о прекращении дела по различным процессуальным основаниям выносились 18 января 2005 года (отменено 30 мая) и 31 мая 2005 года (отменено 24 июня).

74. 15 августа 2005 года следователь принял решение о назначении еще одной судебной экспертизы с целью устранения противоречий между результатами первой и второй экспертиз. Проведение экспертизы было поручено Российскому центру судебно-медицинской экспертизы при федеральном Министерстве здравоохранения и социального развития. Однако Центр проводить экспертизу в отсутствие оригиналов медицинских карт. Начальник Первого отдела Центра указал следователю, что проведение экспертизы на основании материалов дела и выводов, сделанных ранее другими экспертами, было бы «методологически неверно и в нарушение существующих методик проведения экспертиз».

75. 6 сентября 2005 года следователь предоставил заявителю статус потерпевшего в уголовном деле и признал его мать его законным представителем.

76. 28 апреля и 19 июля 2006 года следователь Волк принял решение о прекращении дела за отсутствием состава преступления. Эти решения были отменены прокуратурой в порядке надзора.

77. Последнее по времени вынесения постановление о прекращении уголовного дела из числа имеющихся в распоряжении Суда вынесено следователем Волком 29 ноября 2006 года. Он обобщил имеющиеся доказательства, в том числе показания врачей К., Ц. и Б. из больницы № 33, врачей скорой помощи, друга заявителя г-на Н., матери заявителя и самого заявителя. В большом количестве цитировались результаты первой и второй экспертиз, а также обоснование отказа от проведения «согласительной» экспертизы, данного федеральным центром судебно-медицинской экспертизы в отсутствие оригиналов документов. Следователь сделал следующее заключение:

«Несмотря на существенные противоречия в вышеупомянутых выводах экспертиз о происхождении и развитии заболевания [заявителя] и профессиональном уровне проведенного лечения, ни одна из экспертиз не смогла установить наличие причинно-следственной связи между проведенным лечением [заявителя] и наступившими последствиями в виде тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

В этих обстоятельствах следствие приходит в выводу, что отсутствуют объективно проверяемые фактические указания о том, что врачи К., Ц., и Б. больницы № 33 оказались не в состоянии оказать медицинскую помощь [заявителю] без уважительных причин, что повлекло за собой причинение тяжкого вреда здоровью, то есть что совершили они преступление, предусмотренное статьей 124 п. 2 УК РФ.»

78. В тот же день прокурор в порядке надзора отменил данной постановление и дал указание г-ну Волк устранить недостатки расследования, и в частности найти оригиналы медицинских документов.

II. СООТВЕТСТВУЮЩЕЕ ВНУТРИГОСУДАРСТВЕННОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

  1   2   3   4   5

Похожие:

Первая секция денис васильев против россии iconПостановление по делу «гладышева против россии»
Европейский Суд ло правам человека (Первая Секция), заседая Палатой, в состав которой вошли
Первая секция денис васильев против россии iconЕвропейский суд по правам человека первая секция
...
Первая секция денис васильев против россии iconЕвропейский суд по правам человека первая секция
По делу "Салахутдинов против Российской Федерации" Европейский суд по правам человека (Первая секция), заседая Палатой в составе
Первая секция денис васильев против россии iconЕвропейский суд по правам человека первая секция
В деле "Бенедиктов против Российской Федерации" Европейский суд по правам человека (Первая секция), заседая Палатой в составе
Первая секция денис васильев против россии iconЛ. Ф. Кабо в книге «Жил на свете учитель» (М., Знание, 1970 г.)
Пахомов Василий Николаевич, Лукина Анна Иосифовна, Яковлев Еремей Тимофеевич, Никифорова Зинаида Ивановна, Соколов Дмитрий Дмитриевич,...
Первая секция денис васильев против россии iconПостановление по делу «попандопуло против российской федерации» 1
Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой, в состав которой вошли: Нина Вайич, Председатель, Анатолий Ковлер,...
Первая секция денис васильев против россии iconМартиросян А. Б. Заговор маршалов. Британская разведка против СССР
Нетрудно предвидеть, какой взрыв эмоций может вызвать уже эта, первая из трилогии единого концептуального замысла «Геополитика и...
Первая секция денис васильев против россии icon2. англия мировая заговорщица
Завоеватели», «Спасет ли Путин Россию?». «Голгофа России. Схватка за Власть» «Необъявленная война», в новой книге серии Голгофа России...
Первая секция денис васильев против россии iconК. А. Соловьев C;lb a2obke >@8A0 8 ;510 во властных отношениях древней Руси XI нача­ла XII века
От Северной войны до войн Рос­сии против Наполеона. (II); Первая половина XIX века. (От войн России против Наполеона до Парижского...
Первая секция денис васильев против россии icon«Всеобщая декларация прав человека – идеал современного права», посвящённая 60 – летию принятия документа. Учащиеся 9 -11 – Х классов, принявших участие в работе конференции, были объединены в две секции, каждая из которых имела свое название. Первая секция «Всеобщая декларация прав человека и права
Первая секция «Всеобщая декларация прав человека и права детей» собрала учащихся девятых классов. Во второй – «Всеобщая декларация...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница