А. А. Кирильченко доказательства в богословии как архетипы логических рассуждений в условиях неопределенности




Скачать 372.19 Kb.
НазваниеА. А. Кирильченко доказательства в богословии как архетипы логических рассуждений в условиях неопределенности
страница1/4
Дата03.12.2012
Размер372.19 Kb.
ТипЛитература
  1   2   3   4


Российская Академия наук

ОРДЕНА ЛЕНИНА ИНСТИТУТ ПРИКЛАДНОЙ МАТЕМАТИКИ

им. М.В.Келдыша


А.А.Кирильченко


ДОКАЗАТЕЛЬСТВА В БОГОСЛОВИИ КАК АРХЕТИПЫ ЛОГИЧЕСКИХ РАССУЖДЕНИЙ В УСЛОВИЯХ НЕОПРЕДЕЛЕННОСТИ


Москва, 2005 г.

Кирильченко А.А.

Доказательства в богословии как архетипы логических рассуждений в условиях неопределенности.


Kiril`chenko A.A.

Proofs in theology as archtypes of logical reasoning in uncertainty.


Аннотация

Рассмотрены основные, наиболее древние типы рассуждений в условиях неопределенности, взятые в основном из богословских доказательств. Показаны их аналоги в современной литературе и прикладной математике.


Abstract

The main, most ancients types of reasoning in uncertainty giving by theological proofs are proposed. Their analogues in modern literature and mathematics are showed.



СОДЕРЖАНИЕ







стр.

Введение ………………………………………………………………………..

3

1. Линия Дионисия Ареопагита-Чанышева-Веллера ………………………..

6

2. Линия Ансельма Кентерберийского-Виктора Пелевина …………………

9

3. Обсуждение первых двух линий …………………………………………...

12

4. Линия Аристотеля-Ионеско ………………………………………………...

14

5. Линия Паскаля ……………………………………………………………….

17

6. Линия Тертуллиана-Жуковского-Венедикта Ерофеева …………………..

17

7. Как понимают выражение "видеть Бога" ………………………………….

18

8. Логика троичности Б.В.Раушенбаха ……………………………………….

19

Заключение ……………………………………………………………………..

20

Литература ……………………………………………………………………...

20

Приложение. Особенности категории небытия по Чанышеву ……………...

22



Введение


Наш мир неопределенен, неустойчив и нестабилен. Начиная от Солнечных циклов и прогнозируемого грядущего изменения оси вращения Земли с глобальными катаклизмами и кончая курсом доллара на московской бирже. Проблемы, стоящие перед людьми, гораздо более расплывчаты, многочисленны и неопределенны, чем раньше, завязаны в непредсказуемую единую сеть, где подчас число участников игры не поддается учету, а правила постоянно меняются и сегодняшний выигрыш оборачивается послезавтрашним проигрышем. Нет основы, нет центра сил и нет центральной общезначимой проблемы, а, следовательно, и нет центрального организующего принципа.

Тем не менее, в условиях неопределенности людям (также, как, впрочем, и техническим устройствам, таким как мобильные роботы) приходится действовать. А люди еще (в отличие от роботов) любят в этих условиях и порассуждать. В подобных темах для рассуждений можно выделить два полюса, позволяющих почерпнуть из истории мысли нечто полезное для текущего момента (как в обывательском смысле, так и в плане научных изысканий).

Во-первых, это проблема "2+2". Еще знаменитый герой Артура Конан Дойла заметил по этому поводу: "Представьте себе, что вам нужно доказать, что дважды два - четыре, - трудновато, не правда ли, хотя вы в этом твердо уверены" [1, c.22]. Но мало этого. Доказать-то в принципе можно (доказать при желании можно все), но вот четко определить, когда в реальной обстановке разрешается считать по данной формуле, оказывается весьма затруднительно. Анри Леон Лебег, например, неоднократно весьма ехидно высказывался по этому поводу (его знаменитые примеры о сливании двух жидкостей в один сосуд и помещении двух зайцев и двух лисиц в одну клетку). Этой крайне любопытной темы, однако, автор уже касался ранее - см. [2], где приведены основные контраргументы к положению "2+2=4", бытующие в математическом фольклоре.

Понимание того, что следует учитывать при проведении доказательства, в математике неоднократно изменялось на протяжении ее истории. Грядет очередной математический кризис. Поэтому остроумное замечание Раймонда Кено на современном этапе развития математики звучит в определенной степени актуально, несмотря на кажущуюся парадоксальность или наивность: "Все доказательства того факта, что 1+1=2, не принимают во внимание скорость ветра" - цит. по [3, c. 110]. Хотя и возрастание числа работ по поводу влияния скорости ветра на указанные вычисления тоже не очень-то обнадеживают относительно перспектив познания.

Вторым полюсом рассуждений в условиях неопределенности являются богословские доказательства бытия Божия (далее - БД). Здесь человек пытается рассуждать в условиях максимальной неопределенности, ибо что он может знать о Боге, кроме того, что Он существует (хотя бы для верующего)? Отношение к подобным БД проявляется в трех основных точках зрения.

(1). Первая точка зрения заключается в следующем. "Не должно искать естественных доказательств на то, что превыше естества, или за недостатком их опровергать и не признавать вышеестественное" [4, I, c.55]. Никакие "доказательства" бытия Божия не могут заменить живой встречи с ним. Потому глубокоуважаемый профессор В.Зеньковский и уделил в своей замечательной "Апологетике" [5] теме БД только страницу с небольшим. Аналогичной точки зрения придерживался и профессор П.Полуярославцев, написавший в начале прошлого века замечательную брошюру [6]. Даже солидные издания конца XIX века, например, книга [7], содержащая подробный очерк, посвященный теме БД, касались этих вопросов поверхностно. Итак, первая точка зрения может быть охарактеризована как "пренебрежительная". Она характерна для православного богословия XIX-XX вв. (в отличие, скажем, от католицизма, заигрывавшего в последние десятки лет как с философией, так и с наукой).

(2). Вторая точка зрения может быть охарактеризована как исторически-уважительная. В современном отечественном курсе основного богословия для духовной семинарии [8] глава "О Бытии Бога", посвященная рассматриваемой тематике, содержит 40 стр., в которых проводится разбор аргументов и контраргументов в плане БД. Особенно следует подчеркнуть, что современные университетские курсы философии на западе уделяют тематике БД очень большое внимание - как по объему, так и по тщательности изложения. При этом для романской линии характерен исторический подход [9], а для англо-саксонской традиции - тематический [10,11].

(3). Наконец, существует целое направление исследований принципиальных возможностей использования философии и науки в теологических целях. Этому посвящена, например, книга [12]. Здесь продолжаются исследования по БД [13,14]. До сих пор не завершены споры вокруг изумительного онтологического доказательства Ансельма Кентерберийского [12]. Рождаются новые аргументы. Мысль кипит.


В тематике БД автора интересует прежде всего логическая схема доказательства. Эту схему можно рассматривать как архетип рассуждения в условиях неопределенности. Здесь следует пояснить понимание автором термина "архетип". Этот термин немецкий психиатр и философ Карл Густав Юнг впервые использовал в своей лекции "Инстинкт и бессознательное", прочитанной в Лондоне в 1919 году [15, c. 360-361]. Там он рассматривал архетипы как сочетание пророческой или предсказательной функции бессознательного разума, а также "рассовых воспоминаний". Впоследствии критики нашли у К.Г.Юнга не один десяток пониманий этого термина. Так, H.H.Bahlmer в главе об архетипах своего достаточно компактного и содержательного очерка [16] постулирует 37 тезисов по поводу возможного понимания этого термина. Такие расплывчатые формулировки характерны для учения К.Г. Юнга вообще, учения отчасти научного, отчасти поэтического, весьма релятивного, пробабилистского, но отнюдь не догматического. При таком широком понимании термина без труда можно найти нишу для трактовки в плане данной работы. Достаточно ограничиться высказыванием самого К.Г. Юнга:

"Архетипы являются типичными формами понимания, и везде, где речь идет о равномерно и регулярно повторяемых пониманиях, речь идет об архетипах, безотносительно от того, распознается их мифологический характер или нет" - цит. по [16, c.63].

Следует отметить, что сам термин "архетип" изобретен не К.Г.Юнгом, он только наполнил его новыми интерпретациями. Об этом основатель аналитической психологии подробно пишет в своей работе на эту тему 1934 г. [17], упоминая таких известных богословов, как Филон Иудей, Ириней, Дионисий Ареопагит, использовавших данный термин.


Обоснование того, что данная схема является архетипом, автор проводит по самой примитивной схеме: П + В [+ Т], являющейся, конечно, условной. Суть ее заключается в том, что выявляются "концы" упоминания данной схемы:

П - первое известное автору упоминание у некоторого богослова или философа, столетия или тысячелетия назад;

В или Т - современное упоминание, как правило, у писателя-постмодерниста.

Если упоминаний три (П,В,Т), то В является "промежуточным".

Наряду с термином "архетип" автор использует также термин "линия" для упорядоченного множества упоминаний данного архетипа с указанием имен "упоминателей".

Следует отметить, что цитируемые писатели-постмодернисты, как известно автору, люди чрезвычайно эрудированные. Поэтому весьма вероятно, что свое обоснование бытия Божия Михаил Веллер писал после прочтения Дионисия Ареопагита или диалог Василия Ивановича Чапаева с Петром Пустотой Виктор Пелевин составлял после изучения Ансельма Кентерберийского. Тем не менее, и в этом случае упоминание данной логической схемы свидетельствует в пользу трактовки ее как архетипа рассуждений в условиях неопределенностей.


Автор считает своим долгом подчеркнуть, что он не ставил своей задачей дать обзор всех существующих схем БД (или предложить новую классификационную схему), а анализировал только те из них, которые казались ему наиболее интересными, захватывающими и архетипичными. В основном те, которые находятся на границе пересечения мыслимого и выразимого.

Следует отметить, что существуют легенды о самых таинственных доказательствах бытия Божия. Например, считается, что основной работой последних лет жизни известного немецкого логика Курта Геделя было логическое доказательство существования Бога. Однако публиковать свое доказательство он не стал [38, с. 20-21].


БЛАГОДАРНОСТИ

Автор выражает глубокую признательность члену-корреспонденту РАН А.В.Забродину и профессору А.К.Платонову за поддержку идеи написания данной работы, а также о. Владимиру (Быстрому), А.В. Ахтёрову, А.И.Белоусову, И.Р.Белоусову, В.В.Васину, Г.Б.Ефимову, Е.В.Исаевой, П.А.Косыреву, А.Е.Королеву, Э.П.Казанджану, Н.Т.Лазиной, Е.Е.Лапшиной, А.А.Попову, Р.Р.Савадяну, C.Б.Ткачеву, В.В.Ястребову за полезные консультации и дружеское участие.


1. Линия Дионисия Ареопагита-Чанышева-Веллера

Начнем со среднего элемента этой триады. В 1962 г. Арсением Николаевичем Чанышевым была написана самая загадочная работа отечественной философии советского периода (опубликована в 1990 г.) - "Трактат о небытии" [20].

Вот явно выраженная схема архетипа:


"До сих пор мыслили по схемам:

1) А есть (нет), потому что В есть (нет) - причинность.

2) А есть, потому что А есть - самопричинность.

Но просмотрели другой вариант:

3) А есть, потому что А нет.

То есть небытие существует, потому что небытие не существует. Это положение единственное в своем роде. Мы не спрашиваем здесь, почему существуют слоны и не существуют мамонты. Мы спрашиваем о причине небытия как такового." [20: 15, c.162]


Третья схема А.Н.Чанышева, однако, как мы увидим ниже, уже была задействована в богословских трактатах Дионисия Ареопагита.

Отдельные места этого интересного трактата заставляют вспомнить Ницше и Витгенштейна. Правда, остается порой впечатление, что все-таки трактат является "философской шуткой", тем не менее аргументация автора заслуживает внимания, тем более, что она архетипична.

Обзор работы А.Н.Чанышева на основе цитат приведен в Приложении.

Здесь же остановимся только на доказательствах, обосновывающих приведенный выше логический архетип.


"Что небытие существует, можно доказать многими способами:

- доказательство от времени: существование настоящего предполагает существование прошлого и будущего, т.е. того, чего уже или еще нет. Это временный модус небытия;

- доказательство от пространства: существование чего-либо в том или ином месте предполагает несуществование его в другом месте. Это пространственный модус небытия;

- доказательство от возникновения нового: новое - это то, чего не было в причинах и условиях, это новое породивших. Но где оно было, когда его не было? В небытии. Это эмерджентный модус небытия;

- доказательство от противоположностей: миры и антимиры, частицы и античастицы, положительные и отрицательные числа, вообще все противоположное погашает друг друга в небытии и возникает из него как из нуля (система координат);

- доказательство от различия: все сущее, всякое конкретное есть не столько то, что оно есть, сколько то, что оно не есть. А потому А, что оно не В, не С, не Д и т.д.;

- доказательство от случайности: случайно то, что может быть, а может и не быть, следовательно, существование случайности предполагает существование небытия;

- доказательство от субстанции: коль скоро существуют свойства акциденции, то должен быть и их носитель - субстанция. Но она неуловима, и в вещи нет ничего, кроме совокупности свойств. Как только субстанция получает определенность, она превращается в свойство (ведь нет ни материи, ни духа, а есть материальное и духовное). Следовательно, субстанцией может быть только небытие. И т.д." [20: 7, c.160].


"Докажем теперь, что небытие первично. Понятие первичности и вторичности предполагает причинно-следственное отношение. Первичное - это первопричинное. Если мы под первопричиной будем понимать бытие вообще или же какое-либо его состояние, то возникает вопрос о причине первопричины. В ответ на этот вопрос одни тупо молчали, другие же, хитрые философы говорили, что первопричина - это самопричина, т.е. что она является причиной не только всего другого, но и самой себя. Но и эти философы смутно понимали, что бытие не может быть ни первопричиной, ни самопричиной. Отсюда хотя бы неуловимая, исчезающая, но тем не менее реальная субстанция Локка. Только небытие, говорю я, может быть и причиной, и самопричиной: ведь то, что не существует, не нуждается в причине для своего существования" [20: 14, c.161-162].


Далее проиллюстрируем использование подобной схемы ("существует, потому что не существует") современным замечательным представителем русской прозы Михаилом Веллером.


"Бог есть, потому что Бога нет.

?

Наличие Бога необходимо обусловлено тем, что в действительности (реальности, Бытии) он не существует.

?

Бог - это вершина (бесконечно высокая) идеала.

Бог - это завершение и конечная точка абстракции, противопоставляемой человеческим сознанием реальной конкретности Бытия.
  1   2   3   4

Похожие:

А. А. Кирильченко доказательства в богословии как архетипы логических рассуждений в условиях неопределенности iconТринитарность как базовый постулат лингво-когнитивной безопасности
Постулат – это недоказуемое исходное положение, принимаемое для дальнейших логических рассуждений
А. А. Кирильченко доказательства в богословии как архетипы логических рассуждений в условиях неопределенности iconОбразовательная программа по направлению «Математика для одаренных»
Олимпиадные задачи повторяют в миниатюре проблемы, стоящие перед учеными-математиками. При их решении используются типичные методы...
А. А. Кирильченко доказательства в богословии как архетипы логических рассуждений в условиях неопределенности iconОбразовательная программа по направлению «Математика для одаренных»
Олимпиадные задачи повторяют в миниатюре проблемы, стоящие перед учеными-математиками. При их решении используются типичные методы...
А. А. Кирильченко доказательства в богословии как архетипы логических рассуждений в условиях неопределенности iconОбразовательная программа по направлению «Математика для одаренных»
Олимпиадные задачи повторяют в миниатюре проблемы, стоящие перед учеными-математиками. При их решении используются типичные методы...
А. А. Кирильченко доказательства в богословии как архетипы логических рассуждений в условиях неопределенности iconОбразовательная программа по направлению «Математика для одаренных»
Олимпиадные задачи повторяют в миниатюре проблемы, стоящие перед учеными-математиками. При их решении используются типичные методы...
А. А. Кирильченко доказательства в богословии как архетипы логических рассуждений в условиях неопределенности iconРеферат на тему: «Оценка сложных систем в условиях неопределенности. Применение критериев среднего выигрыша и Лапласа»
«Оценка сложных систем в условиях неопределенности. Применение критериев среднего выигрыша и Лапласа»
А. А. Кирильченко доказательства в богословии как архетипы логических рассуждений в условиях неопределенности iconПроведение денежно-кредитной политики в монетарном союзе в условиях неопределенности

А. А. Кирильченко доказательства в богословии как архетипы логических рассуждений в условиях неопределенности iconУправление технологическими комплексами сборочно-монтажного производства в условиях неопределенности

А. А. Кирильченко доказательства в богословии как архетипы логических рассуждений в условиях неопределенности iconОбразовательная программа по направлению «Математика для одаренных» (программа для учащихся 10-ых классов) Общее количество часов на одну группу 151 из них: аудиторных занятий 111 индивидуальная работа
Олимпиадные задачи повторяют в миниатюре проблемы, стоящие перед учеными-математиками. При их решении используются типичные методы...
А. А. Кирильченко доказательства в богословии как архетипы логических рассуждений в условиях неопределенности iconГиперграфовые модели и методы решения дискретных задач управления в условиях неопределенности

Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница