Секция краеведения и туризма Сочинского отдела Русского географического общества Сочинский краевед Выпуск 4 Сочи, 1999




Скачать 411.56 Kb.
НазваниеСекция краеведения и туризма Сочинского отдела Русского географического общества Сочинский краевед Выпуск 4 Сочи, 1999
страница1/3
Дата22.11.2012
Размер411.56 Kb.
ТипДокументы
  1   2   3


Секция краеведения и туризма

Сочинского отдела Русского географического

общества


Сочинский

краевед


Выпуск 4


Сочи, 1999


В помощь краеведам, учителям, экскурсоводам, студентам, учащимся.


Выпуск подготовили:

Ксенофонтов В.Л.

Костиников В.Н.


Содержание

Хосте - 100 лет...................

Дольмены и ритуал.............

Военные действия на Адлерском мысу в 1837 г...........

Мюридизм в Убыхии....................

Константин Карлович Данзас..................

Развитие промышленности в Сочи в двадцатые годы................

Сочинский морской порт...............

Утонувший трижды......................


© Секция краеведения и туризма Сочинского отдела Русского географического общества.


При использовании материалов выпуска ссылка на авторов материалов обязательна.


ХОСТЕ - 100 ЛЕТ.

Хоста... У каждого, кто впервые слышит это непривычное на слух сочетание звуков, обязательно возникает вопрос - что же оно значит?

К сожалению, ответить точно теперь не представляется возможным. Вероятнее всего, название Хоста - убыхского происхождения, и означает в переводе на русский - «кабанье ущелье». А в современном адыгейском топонимическом словаре, составленном К.Х. Меретуковым, приводится несколько значений - «красивая река», «берегись река».

Кто же населял эту территорию в прошлом? По дошедшим до нас сведениям на территории от р. Хосты до р. Шахе проживали убыхи (численностью до 50 тысяч человек).

В первой половине XIX века на военную службу на Черноморское побережье Кавказа был направлен офицер-разведчик царской армии барон Ф.Ф. Торнау. В его докладных записках можно прочитать: «Между реками Мцою (Мацеста) и Худапсом (Кудепста), подходя к морю, оканчивается отдельною довольно значительною горою, по покатостям которой расположено сел. Хамышь». В книге Г.А. Дзидзарии «Ф.Ф. Торнау и его кавказские материалы XIX века» река Хамышь и селение с таким же названием обозначены иногда и как Хоста. А происхождение слова «Хамышь» Торнау объясняет следующим образом: «Хамышь (сообщество - Н.Л.) на покатости горы, под самым морем по реке того же имени, признаёт князем своим Джамбулата Хамышь... Проживают в селении около 80 семейств.» (В большинстве источников слово «Хамышь» имеет следующее написание - «Хамыш».).

Надо сказать, что бассейны таких рек как Хоста, Кудепста, Мзымта по природным условиям очень хороши для проживания человека. Низкогорья, пологие склоны, наличие удобных площадок для земледелия... Может быть, поэтому именно здесь и было обнаружено большинство стоянок первобытных людей. Здесь же проходил основной в древности торговый путь через Хосту, Воронцовку, Красную Поляну на Северный Кавказ. Наиболее исследованными пещерными стоянками в окрестностях Хосты являются - Малая Воронцовская .Хостинская I, Хостинская II и др.

К периоду средней бронзы (II тысячелетие до н.э.) относятся дольмены и «жертвенный» (культовый) камень - ровесники египетских пирамид.

Средневековье в сочинском регионе (VI - XVII вв.) характеризуется расцветом местного оборонительного зодчества и культовой архитектуры. Один из самых известных памятников этого периода - крепость в Хостинской тисо-самшитовой роще. По утверждению учёных это постройка VIII - X вв.

Известно, что на итальянских картах XIII - XV вв. на месте современной Хосты отмечалась большая торговая генуэзская фактория Costo (Casto) - Хоста.

История Черноморского побережья Кавказа XIX - начала XX веков богата событиями. Русско-турецкие войны, одна из которых завершилась подписанием в 1829 году Адрианопольского мирного договора, по которому Черноморское побережье Кавказа отошло к России. В 1864 г. завершилась Кавказская война, которую почти 50 лет вело царское правительство с горскими племенами, проживавшими на Кавказе...

В 1866 году вышло положение царского правительства «О заселении Черноморского округа и управлении оным». Убыхи к этому времени покинули побережье, перебравшись в Турцию. Это положило начало переселенческому движению. Так на побережье (в том числе и в Хосте) появляются украинцы, белорусы, русские. Сюда перебираются армяне, спасаясь от турецкого геноцида, и греки.

Вторая половина XIX - время интенсивного освоения побережья Чёрного моря. 15 мая 1899 года Государственным Советом с подачи министерств Внутренних дел и Земледелия и государственных имуществ был рассмотрен вопрос «Об устройстве в Черноморский губернии городских поселений «Романовск» и «Хоста» и об основании отвода в них участков частным лицам» Было нарезано 175 городских, 60 ремесленных, 50 дачных и большое количество культурных участков для разведения садов.

За короткое время в Хосте появляется множество дач царских сановников, графов, князей, генералов, деятелей науки, искусства. На старых картах распределения земель можно найти фамилии известных в стране людей: профессора А.Н. Краснова (основателя Батумского ботанического сада), министра юстиции И.Г. Щегловитова, князя Б.Б. Голицина, профессора В.В. Матэ (знаменитого гравёра и коллекционера), великого композитора С.В Рахманинова, крупнейшего книгоиздателя России А.С. Суворина, театрального деятеля и основателя театрального музея А.А. Бахрушина, одного из последних руководителей художников - передвижников, блистательного пейзажиста Н.Н. Дубовского и многих других.

Местного населения в Хосте в начале XX века насчитывалось около 1500 человек. Уже к 1914 году здесь начала действовать церковь Святого Преображения Господня, было открыто двухклассное приходское училище. Появились первые промышленные предприятия - кирпичный завод, завод шипучих вин и искусственного льда, карьер по добыче песчаника, известковый карьер с печами для выжига извести.

Но история любого населённого пункта всегда предопределена самой природой. Многочисленные комиссии и научные экспедиции, исследовавшие побережье в конце XIX - начале XX вв. отмечали, что благодаря географическому положению, природным условиям, здесь можно устроить курорт, не уступающий знаменитым французским и итальянским курортам.

Главное богатство сочинского курорта - мацеста. О целебных свойствах этих серных источников было известно давно. Но лишь в самом начале XX века началось планомерное их изучение и организация здесь курорта. В 1912 г. начало свою деятельность Акционерное общество «Мацестинские серные источники», организованное доктором В.Ф. Подгурским и коммерции советником М.М. Зензиновым. Самая первая лечебница на Мацесте, открытая им ещё в 1902 г., представляла из себя небольшое деревянное строение с установленными в нём ваннами. Теперь же акционерным обществом было открыто новое ванное здание на 12 ванн (ныне - в/з № 1), построенное по проекту В.А. Иона, открылась столовая для малоимущих, общежитие для бедняков на 130 человек. Состоятельные курортники останавливались в имении «Михайловское» М.М Зензинова (это здание сохранилось на территории пансионата «Зелёная роща»). В 1912 г. была построена ещё одна гостиница на 30 номеров (в 30-е гг. здесь размещался санаторий № 5 УСМК «Мацеста», где лечился тогда Н. Островский, сегодня это - жилой дом), тогда же началось строительство ванного здания 1-го класса и ещё одной гостиницы на приморском участке. Однако начавшаяся первая мировая война помешала реализации намеченных планов. Завершить строительство удалось лишь в 20-е года (сегодня это часть в/з № 6).

Наряду с курортом бальнеологическим развивался в Хосте и курорт климатический. Появляются первые частные курортные заведения. Приезжавшие в Хосту с удовольствием останавливались в пансионе «Марусин Затишок» инженера А. Бенкевича. В этом двухэтажном каменном здании с венскими окнами было 10 комнат. На втором этаже - открытая терраса с видом на море. Отдых здесь был недорогим - от 15 до 45 руб. (без стола) в месяц. Теперь это административное здание сан. «Кавказ».

Управляющий дачами и имениями в Сочинском округе Черноморской губернии И.А. Одинцов в 1908 г. открыл в Хосте пансион-гостиницу «Пионер» (сейчас это - общежитие сан. «Аврора»).

Об устройстве в Хосте приличного лечебного места заботилось созданное здесь курортное общество, возглавляемое генералом Муравьёвым и женой министра юстиции И.Г. Щегловитова, имевшего здесь один из лучших участков (сегодня - дом отдыха и творчества художников «Хоста»).

Имелась возможность организовать свой досуг. Для курортников устраивались спектакли и кинематограф в Народном Доме (сегодня здесь Музей истории Хостинского района г. Сочи), концерты на веранде для музыки в курортном парке. Работали ресторан «Европейский» и столовая «Пионер». К услугам отдыхающих и жителей было открыто три библиотеки: две частные (в имениях Кривцова и Куличенко) и при начальном училище.

Приват-доцент Харьковского университета, действительный статский советник С.П. Кривцов стал председателем санитарной комиссии г. Хоста.

Действовало несколько обществ: Общество благоустройства г. Хосты, Благотворительное общество, Общество потребителей.

Словом, как писали в старых путеводителях: «Хоста приобрела у публики славу тихой летней и осенней климатической станции, далёкой от шумной жизни модных русских лечебных мест». Уже в 1914 г. здесь на отдыхе побывало 2500 человек.

Так происходило становление курорта. Конечно, события в стране всегда отражались на судьбе маленького курортного посёлка. Три революции, гражданская война, Великая Отечественная война...

Хоста сегодня - это главный бальнеоклиматический район сочинского курорта. Хостинский район, созданный в 1915 г., называют «самым курортным» на сочинском побережье. Лучшие в городе здравницы, гостиницы, БГК «Мацеста», НИЦ курортологии и реабилитации, АОЗТ «Сочи-курортсовет»... В Хосте расположено 70 предприятий санаторно-курортного и туристского комплекса. Хостинский район - один из четырёх административных районов г. Сочи. Протяжённость вдоль моря - 13 км, площадь - 3745,3 га.


Директор Музея истории Хостинского района г. Сочи

Лоншакова Н.В.


ДОЛЬМЕНЫ И РИТУАЛ.

Учитывая, что строительство дольменов велось в дописьменную эпоху, разграбленность многих памятников и недостаточные археологические исследования, восстановить ритуалы, связанные с ними, можно лишь гипотетично, опираясь на древние обряды, свойственные многим народам Евразии и прежде всего тем, кто является потомками строителей дольменов. Этнографические данные о народах, строивших дольмены до недавнего времени (минаро в Индии, племена с о-вов Новые Гебриды), археологические материалы, конструктивные особенности памятников и их орнаментация позволяют реконструировать духовную жизнь дольменостроителей.

Сложность восстановления ритуалов, практиковавшихся строителями кавказских дольменов определяются ещё и тем, что дольмены строились здесь в течении более тысячи лет и продолжали использоваться для вторичных захоронений в эпоху античности и средневековья. По свидетельству Л.И. Лаврова ещё в XIX веке шапсуги приносили к некоторым из них жертвенную пищу (1. Стр. 104). Естественно, что столь длительный срок развития сказался на эволюции конструкций памятников и ритуалах, связанных с ними. Они очень разнообразны, от одиночных захоронений в подкурганных дольменах до многочисленных вторичных захоронений отдельных крупных костей в дольменах, стоящих на дневной поверхности.

Расположение дольменов на местности показывает, что они занимают довольно ровные участки на некрутых склонах гор, речных террасах и невысоких вершинах, до 500-700 м над уровнем моря. И лишь единичные расположены на более значительных высотах (хребет Мезецу 1029 м, гора Разрубленный Курган 1300 м).

Исследования показали, что дольмены стоят рядом с источниками воды. Поблизости, на расстоянии 5-50 м всегда есть река, ручей, родник. Даже если дольмен расположен на склоне или у вершины горы, рядом обязательно есть источник, иногда подземный. Наличие источников рядом с дольменами отмечается исследователями западноевропейских мегалитов (2. Стр. 155; 3. Стр. 189). Это говорит о важной роли воды в ритуалах дольменостроителей. В большинстве мифологий вода - это среда, агент и принцип всеобщего зачатия и порождения (4. Стр. 240), часто выступающая как женское, так и мужское начало, связанная с мотивами рождения и смерти (живая и мёртвая вода). Несмотря на некоторые местные особенности и варианты, у разных народов обряды, связанные с водой, однохарактерны, имеют одинаковый смысл и общее направление. Интересно, что камни и каменные сооружения - менгиры, дольмены по поверьям обладают сверхъестественной плодотворящей силой дождевой тучи и способны вызвать дождь. Часто встречающийся на дольменах орнамент в виде зигзага, в большинстве случаев, по-видимому, означает воду. Так графически вода изображалась во многих древних культурах.

Ориентировка дольменов на местности различна, но как правило она вписывается в дугу восхода-захода и кульминации небесных светил северо-восток - юг - северо-запад. Лишь одиночные памятники направлены на север. Ряд исследователей кавказских дольменов (М.К. Тешев, В.М. Кондряков) отмечали астрономическое значение направления многих памятников - восхода, захода и кульминации солнца, возможно луны и звёзд, в дни солнцестояний и равноденствий. Археоастрономические исследования мегалитов Западной Европы полностью подтвердили их астрономическое ориентирование (5. Стр. 237; 252). Кавказские дольмены в этом отношении, к сожалению, почти не изучены. Но наблюдения на отдельных памятниках (комплекс Псынако I, дольмен с кромлехом группы «Волчьи ворота», дольмен с визиром «Мамедова щель») показали, что они отмечают точки восходов и заходов солнца в дни солнцестояний и равноденствий. Мифология, а также проводившиеся этнографами изучение первобытных племён показывает, что практически все дописьменные общества поклонялись Луне и Солнцу как сверхъестественным существам. Не только строители мегалитов, но и другие народы древности умели фиксировать и рассчитывать движение Солнца, создавая для этого наблюдательные площадки, простота и гениальность которых приводят в изумление современных людей.

Материал дольмена - камень связан с определённым кругом устойчивых общефольклорных мотивов представления о смерти. Он является границей между миром живых и миром мёртвых (6. Стр. 95). Дольмен символизировал мировую гору, вобравшую в своё нутро умершего (7. Стр. 112), чтобы родить его снова. Плодоносящая сущность горы общеизвестна. К ней обращаются с мольбой о детях, в пещере совершается обряд от бесплодия. Женщины для этого пролезают в отверстие в камне, трутся о менгиры, пьют воду из лунок рядом с дольменами. Дольмен воспроизводит лоно священной горы-праматери, прародительницы всего сущего, от которой зависит жизнь и смерть всего живого. Воплощение и оформление этой общей идеи было различно в разных местах мегалитической ойкумены, но всюду культ мировой горы был связан с культом плодородия и размножения.

Интересные сведения о божестве каменного менгира Дыгулибге сохранились в адыгском фольклоре (8. Стр. 19). Большой камень, рождённый огнедышащей горой, служил ему троном, вокруг которого совершался обрядовый танец. Во время пляски бог выбирал себе понравившихся женщин и затем вступал с ними в связь. Этот камень сохранился в селе Заюково. Раньше к нему приносили еду и совершали пляску великого бога. Во время танца на свадьбе свекровь просила кого-либо из гостей пройтись вокруг камня с невесткой. При этом груди невестки должны быть обнажены и предложены богу. Эти детали указывают на плодородную сущность божества, имя которого связано с солнцем (дыгъэ - по-адыгски означает солнце).

Жизнь и смерть по представлениям дольменостроителей неотделимы друг от друга, и мир живых тесно связан с миром мёртвых. Символом вечного круговорота жизненного вещества являлось солнце, которое каждый вечер «умирало» на западе и каждое утро «возрождалось» на востоке.

Не менее важны для восстановления ритуалов детали конструкций, окружающих дольмены - курганы, кромлехи, дромосы, чашечные камни.

За последние годы на Черноморском побережье и в Адыгее был обнаружен целый ряд дольменов с дромосами (9. Стр. 87; 10. Стр. 315), что позволяет говорить о них как о характерной для кавказских памятников черте. Очевидно дромос символизирует прохождение человека по путям, ведущим к лону богини, где покоится умерший-рождающийся. Многочисленные обряды, связанные с дромосами, известны у многих, в том числе и адыгов-шапсугов. В случае засухи для детей устраивались «пролазы» через каменные подкопы и тоннели, специально сооружаемые в засушливые годы для вызывания дождя. Такие же тоннели сооружали для скота при эпидемиях. У аварцев, даргинцев бездетные женщины и больные дети пролезали через отверстие в земле, вырытые на кладбище, чтобы приобщиться к плодотворящей силе земли и предков. Отверстия делались очень узкие, в них клали угольки (очищение огнём), яйца (символ возрождения), хлеб (очищение от демонов) (11. Стр. 88). Дромосы кавказских дольменов так же очень узкие, и в них находят множество угольков. Позднее отголоски этих древних обрядов сохранились в символике арок и ворот. Прохождение через них у хеттов было обязательным ритуалом при эпидемиях и поражении войск, у римлян, как известно, наоборот - при победе. То есть и эта черта подтверждает общую направленность обрядов, связанную с возрождающим, дающим жизнь и плодородие чревом богини-матери, воплощённом в дольменах.

Дольменная втулка имеет форму фаллоса (12. Стр. 213). А сам дольмен с отверстием - женский половой орган с камерой-маткой. Изображения на отдельных дольменах женских грудей аналогичны изображениям так называемой «дольменной богини» западноевропейских памятников. Иногда происходит характерное для древних культов смешение мужской и женской символики. Известны изображения богини-матери с головой в виде фаллоса. Так некоторые дольменные втулки-фаллосы имеют шляпки в форме реалистически изображённой женской груди, сопровождаются ещё и солярными символами (Псынако I, дольменная группа «Нихетх» и другие) фаллос и женская грудь тесно связаны с культами воды и солнца. Изображение в виде дуг бровей на стеле, рядом с дольменной группой урочища «Калежтам», очень похожее на подобные символические изображения «дольменной богини» из Западной Европы. Одновременно стела похожа на фаллос. Знаки рождающей богини-матери, напоминающие букву «Ж», есть на стеле из дольмена №497 (бассейн р. Кизинка) и дольменной керамике.

Характерной чертой кавказских дольменов являются кромлехи из отдельных камней, окружающие памятники, символ рубежа, необходимого, чтобы отделить сакральное место от обычного пространства. Кромлехи связаны с культом солнца и его движения по небу.

Захороненный в дольмене человек являлся посредником между миром людей и сонмом божеств. В большинстве сохранившихся непотревоженными дольменах на территории Сочи отмечено присутствие лишь отдельных, главным образом крупных костей человека (13. Стр. 55). Первоначально умершего оставляли на площадке или закапывали в землю. После разложения трупа крупные кости и череп клали в дольмен. Во Франции для первичного захоронения использовали специальные углубления в скале, выдолбленные радом с дольменами. Эти углубления имели сточный желобок (2. Стр. 47). Примечательно, что размеры подобной площадки с бортиком и канавкой для стока рядом с корытообразным дольменом в бассейне р. Цусквадже (1,27 х 0,90м с бортиком 0,07м почти совпадает с размерами площадки из Франции 1 ч 0,80 м с бортиком 0,10 м).

В более позднее время в связи с изменением культа в Причерноморье появляются ложнопортальные дольмены. Очевидно их возникновение связано с развитием представлений о смерти и загробном мире, когда люди стали опасаться представителей загробного мира. Чтобы лишить покойника возможности найти дорогу обратно, в мир живых, устраивался ложный вход в виде имитации втулки. А настоящий лаз располагался на теневой, лесистой, северной стороне, связанной с загробным миром. Иногда он даже засыпался, то есть вводился в подземный мир. Хотя умершего и почитали как предка-благодетеля, но и боялись как вредоносного духа. Явление ложного входа так же встречается в западноевропейских памятниках.

Конструкция дольмена символизирует жилище мёртвых. Любопытно, что избушка Бабы-Яги, стоящая на границе между мирами живых и мёртвых, так же обращена входом к лесу. И герою приходится произносить заклинание чтобы проникнуть внутрь.

К 1300 году до нашей эры, когда на Кавказе строительство дольменов затухает, памятники, идентичные кавказским, появляются в Западном Причерноморье и у побережья Мраморного моря, на территории исторической Фракии. На материалах фракийских мегалитов, строящихся в письменную эпоху, хорошо прослеживается ритуал дольменной культуры. Несомненна их связь с Великой Богиней-Матерью и её сыном - умирающим и воскресающим богом Солнцем и орфической доктриной (14. Стр. 26). Скала/гора здесь были обителью богини, ассоциировались с ней. Само имя богини «Кибела» по-фригийски означает «гора» (15. Стр. 94). Всё это указывает на первоначальную идею о скальном божестве, о горе/скале как утробе Матери-Земли. Таким образом дольмен - это священное место, где отправлялись культы Великой Богини-Матери и её сына - умирающего и воскрешающего бога ипостаси Солнца.(Орфея, Диониса), приобщаясь к которому захороненный в дольмене как и они должен был возродиться.

Частью орфических мистерий было погружение посвящаемого в транс для путешествия в иной мир и слияния с божеством. Для этого его укладывали в специальное углубление в скале и заставляли концентрировать взгляд на круглом отверстии в скал. Как мы видим - это своеобразное описание дольмена. Из обрядов, связанных с ними родились позднее Великие Мистерии древнего мира.

Мы затронули лишь часть обширной темы - ритуалов дольменостроителей. Но из приведённых выше фактов видно, что дольмены были не только гробницами, но и святилищами, прообразами более поздних храмов.

Кудин М.И.

  1. Лавров Л.И. «Дольмены Северо-Западного Кавказа»//Труды АбИЯЛИ, Сухуми, 1960, т.XXXI.

  2. Шарпантье Луи «Гиганты и тайна их происхождения» М., 1998.

  3. Лаевская Э.Л. «Мир мегалитов и мир керамики» М., 1997.

  4. Аверинцев С.С. «Вода»//Мифы народов мира т.I, 1991.

  5. Вуд Дж. «Солнце, луна и древние камни» М., 1981.

  6. Демиденко Е.А. «Значение и функции общефольклорного образа камня»//Русский фольклор Л., 1987. Т.24.

  7. Кызласов И.Л. «Мировоззренческая основа погребального обряда»// Российская археология 1993.№1.

  8. Шортанов А.Т. «Адыгские культы». Нальчик, 1993.

  9. Кондряков Н.В. «Новые данные о дольменах Северного Причерноморья»//Археология, архитектура и этнографические процессы Северо-Западного Кавказа». Екатеринбург,1997.

  10. «Памятники истории и культуры республики Адыгея». Майкоп, 1998.

  11. Гаджиев Г.А. «Доисламские верования и обряды народов Нагорного Дагестана». М., 1991.

  12. Марковин В.И. «Дольмены Западного Кавказа». М. 1978.

  13. Воронов Ю.Н. «Древности Сочи и его окрестностей». Краснодар, 1979.

  14. Фол А. «Методологические проблемы изучения праистории Балкан»//Вестник древней истории 1992.№1.

  15. Васильева М. «Гора, бог и имя: о некоторых фрако-фригийских параллелях»//Вестник древней истории 1990. №3.

ВОЕННЫЕ ДЕЙСТВИЯ НА АДЛЕРСКОМ МЫСУ В 1837 ГОДУ.


Десантные операции по занятию плацдарма для строительства военного укрепления на Адлерском мысу были намечены на лето 1837 года. В отличие от других пунктов Черноморского побережья Кавказа, где намечалось создание военных укреплений, долина Мзымты и прилегающие районы предварительно уже были разведаны в 1835 году русским офицером, поручиком Генерального штаба Фёдором Фёдоровичем Торнау, собравшим ценные сведения по топографии района, о наличии дорог и троп, составе и численности населения, о существующих оборонительных сооружениях.

Адлерская низменность в то время носила название «долина Лиешь», со стороны моря она закрывалась полосой густого леса, перед которым находился длинный завал, прочно сложенный из огромных деревьев, камней и глины. Правый фланг завала упирался в вековой лес, тянувшийся дальше до подножия гор. На прилегающих возвышенностях располагался целый ряд горских аулов: Керека, Абаха, Банши, Учуга, Хышха, Кота и Джанхота, составляющих полукруг, перед которым лежала совершенно ровная и открытая местность.

Долина Лиешь была заселена садзами-джигетами. Пользуясь равнинными условиями, которых почти лишены были другие горские племена, джигеты успешно занимались хлебопашеством, развито было у них скотоводство, были табуны лошадей. Жители долины Лиешь были известны среди соседних племён своей зажиточностью.

Предвидя высадку десанта русских войск, горцы устроили целый ряд завалов непосредственно на берегу моря к северу от устья реки Мзымты на протяжении двух с половиной километров. Один из самых крупных завалов защищал многовековой священный дуб «Лиаш-ныхя», находившийся на берегу моря в 1800 метрах к северу от устья Мзымты. По свидетельству Торнау, вдоль берега моря проходила дорога, а через устье Мзымты существовал брод, весьма удобный для переправы в мелководье.

Подготовка десанта на Адлерский мыс происходила в Сухум-кале под начальством корпусного командира барона Розена и генерала Симборского. К 3 июня на рейде Сухумской бухты выстроилась Черноморская эскадра под командованием контр-адмирала Эсмонта. В состав эскадры вошли фрегаты «Штандарт», «Агатополь», «Анна» и «Архипелаг», корвет «Ифигения», бриги «Полукс» и «Аякс», шхуны «Гонец» и «Вестовой». Эскадру сопровождали девять вспомогательных транспортных судов. В этот же день десантные войска были посажены на суда и эскадра направилась к мысу Адлер и прибыла туда 6 июня. В состав десантных войск, насчитывающих до 4 тыс. человек, под начальством генерала Вольховского, вошли следующие воинские подразделения: 8 рот Грузинского, 6 рот Тифлисского, 6 рот Мингрельского полков, рота Кавказского сапёрного батальона с шестнадцатью лёгкими орудиями, а также Гурийская, Имеретинская и Мингрельская милиция. В составе Грузинского полка находился декабрист Александр Александрович Бестужев-Марлинский, один из талантливых русских писателей.

После совещания с адмиралом Эсмонтом, генерал Розен, осуществлявший общее командование операцией, отправил вдоль берега шхуну, на которой находился подполковник Нордстрем с отрядом разведчиков. В задачу разведки входило рекогносцировочное обследование берега и выбор места высадки десанта. При приближении шхуны к береговой полосе долины Лиашь горцы, скрывавшиеся за завалами и в окопах, открыли сильный ружейный огонь. Разведка ограничилась осмотром береговых позиций со стороны моря с дальней дистанции. 7 июня эскадра приблизилась к выбранному для высадки десанта участку берега, располагавшемуся непосредственно к северу от устья реки Мзымты, и выстроилась вдоль берега в боевую линию протяжённостью до 3,5 км.

Немедленно были спущены все гребные суда и началась посадка на них первой части десанта. Одновременно с кораблей был открыт ураганный артиллерийский огонь, который в значительной степени разрушил завалы и окопы и заставил горцев отхлынуть от береговой полосы и скрыться в лесной массив на правобережье долины Мзымты. Когда шлюпки подошли к берегу на картечный выстрел, с них был открыт огонь по берегу из фальконетов; при этом остававшиеся ещё в окопах и за завалами горцы спешно покинули свои позиции и скрылись в лесу. В одной из шлюпок первого рейса десанта был Бестужев со своими стрелками; находясь в должности прапорщика, он командовал стрелковым взводом 2-ой гренадёрской роты Тенгинского полка.

Генерал Вольховский, сойдя с первой частью десанта, составленного из 4-го батальона Мингрельского полка и сводного отряда милиции, занял опушку леса. Пользуясь густым лесом, горцы приблизились к русской цепи и завязали сильную перестрелку.

Группа вызвавшихся охотников, под руководством известного на Кавказе своей храбростью капитана Альбранта, бросилась в лес на скрывавшихся там горцев. В составе этой группы был Бестужев, а также начальник Имеретинской милиции, подполковник князь Церетели. Под стремительным натиском этой ударной группы горцы отступили до ближайшего аула. Для получения дальнейших приказаний Альбрант послал Бестужева с двумя солдатами к берегу моря в расположение штаба начальника отряда. Выполнив поручение и получив новое распоряжение генерала Вольховского, Бестужев с теми же солдатами возвращался через густые заросли леса к Альбранту, как вдруг наткнулся на группу горцев, открывших по ним стрельбу. Бестужев был ранен двумя пулями в голову и ногу. Не успели сопровождавшие солдаты поднять его на руки, как набежавшие горцы шашками изрубили всех троих. Тело Бестужева, несмотря на тщательные поиски, не было найдено, а описанные подробности, по поручению начальника отряда были выяснены несколько позднее «мирным черкесом» Гассан-беем у горцев, участвовавших в этом бою. Через несколько дней в бою за один из ближних аулов был убит убыхский мулла, у которого был обнаружен перстень, принадлежавший Бестужеву и пистолет, владельцем которого также был, по опознанию многих, Бестужев.

Со вторым рейсом десанта прибыли новые войска. Сначала три роты Мингрельского полка, бросившись на помощь к Альбранту, в рукопашном бою остановили перешедших было в наступление горцев. Затем подоспели ещё пять рот Тифлисского полка и вытеснили остатки горцев из леса.

После высадки остальной части десанта генерал Симборский с батальоном Грузинского полка, с горными пушками и сапёрной ротой двинулся вдоль берега моря к устью реки Мзымты для занятия лагеря на участке, намеченном для строительства укрепления. Небольшие скопления горцев, начавших было их обстреливать, были разогнаны картечными выстрелами из горных пушек и скрылись в лесу. К месту лагеря начали стекаться и все остальные войска и после детального осмотра оно было окончательно назначено для устройства нового военного укрепления.

18 июля 1837 года началось строительство укрепления, которое первоначально получило название «Святого духа», а впоследствии было переименовано в Константиновское в честь Великого князя Константина. Укрепление было возведено непосредственно на правом берегу реки Мзымты, в ста с лишним метрах от берега моря и имело в плане форму правильного пентагона с пятью выдающимися бастионами. Диаметр крепостного двора внутри пентагона достигал 100 метров, бастионы выступали до 25 метров; на каждом бастионе были установлены три крепостных орудия. Оружейным картечным обстрелом поражалось всё окружающее крепость прилегающее пространство.

Укрепление «Святого духа» было практически неприступным. Лесные заросли вокруг него были вырублены и горцы не имели возможности подобраться к нему незаметно. В ночное время специально натренированные сторожевые собаки, привезённые из Гагринского укрепления, также не позволяли приблизиться противнику к крепости незамеченным. На берегу моря, напротив крепости, у временного причала был возведён блокгауз для хранения лодок и обеспечения безопасной доставки грузов с кораблей. На пойменной террасе между восточной и южной стенами крепости и руслом реки Мзымты гарнизон постоянно обрабатывал огороды, высаживая овощи.

Укрепление «Святого духа» было одним из сильнейших на Черноморском побережье Кавказа и, несмотря на неоднократные его штурмы убыхами и джигетами, не было ими захвачено. В конце Кавказской войны в укреплении находились артиллерийские склады русских войск. В современном Адлере, на территории бывшего укрепления, в сквере установлен памятник с бронзовым барельефом А.А. Бестужева-Марлинского.

Материал составлен по рукописи В.Ворошилова «Материалы по истории и этнографии Большого Сочи с древнейших времён до второй половины XIX века (Историко-этнографические очерки Убыхии).» Сочи. 1979.

Подготовил В.Л. Ксенофонтов.

МЮРИДИЗМ В УБЫХИИ.

Победы воинствующего мюридизма в Дагестане и Чечне в середине сороковых годов XIX века обусловили его распространение и на Западном Кавказе. Мюридизм, имевший теократическую основу, получил популярность в массе низших слоёв горского населения благодаря своей идее всеобщего равенства. Особенно популярной почвой для мюридизма служили патриархально-демократические горские общины, сохранившиеся почти в классической форме в Убыхии

Несмотря на то, что ислам среди убыхов, как и среди адыгов и абхазов, начал распространяться ещё с середины XVIII века, мусульманская религия не получила широкого распространения, закрепившись в основном лишь в среде горской родовой знати. Проповеди турецких и крымских мулл оставались чуждыми основной массе населения, в своих религиозных воззрениях прочно придерживавшихся смеси христианства и первобытных культов.

Более или менее прочно ислам начал восприниматься убыхами только начиная с конца тридцатых - начала сороковых годов на популярной мюридистской основе, принесённой с Восточного Кавказа, из Дагестана и Чечни, проповедниками «газавата» - священной войны против России, присылавшимися Шамилём на Западный Кавказ.

Первым официальным эмиссаром Шамиля на Западном Кавказе был наиб Хаджи-Магомет, прибывший к абазехам в 1842 году. Чтобы изолировать прикубанские племена от русского влияния, он решил заставить их переселиться в горы, но получил решительный отпор. Попытка Хаджи-Магомета объединить западнокавказские племена под знаменем «газавата» ему также не удалась; и только внезапная смерть спасла его от гнева Шамиля.

В 1845 году на Западном Кавказе появились два новых посланника Шамиля: Сулейман-Эффенди и его помощник Хаджи-Бекир. Шамиль поставил перед ними задачу создать из западнокавказских горцев крупное воинское соединение и перебросить его в Чечню и Дагестан на помощь войскам Шамиля. По всем горским обществам было разослано воззвание Шамиля, согласно которому каждый аул должен был выставить определённое количество всадников в полном вооружении. Однако всадники на сборные пункты не являлись, а большинство горских общин вообще отказались обсуждать воззвание Шамиля. Сулейману-Эффенди с трудом удалось сколотить небольшой отряд, с помощью которого он пытался силой принудить выступить на помощь Шамилю, но получил решительный отпор и собранные им силы разбрелись по своим аулам. Не выполнив поручения Шамиля по организации вспомогательного отряда и опасаясь его гнева, Сулейман-Эффенди сдался в плен русским.

Самым активным проповедником мюридизма на Западном Кавказе явился Магомет-Эмин, присланный Шамилём в конце 1848 г. Магомет-Эмин был известен в Дагестане под своим настоящим именем Магомет Асиялов (по имени его матери - Асин). Шамиль же дал ему прозвище «верный» (по-арабски - Амин) и с тех пор за ним закрепилось имя Магомет-Эмин. По отзыву самого Шамиля, Магомет-Эмин не отличался большими способностями как правитель, но был очень храбрым и набожным наибом, преданным Шамилю.

Достигнув же к началу Крымской войны (1853-1855 гг.) определённых успехов в проповеди газавата на северном склоне Западного Кавказа, Магомет-Эмин переносит свою деятельность в Убыхию и Джигетию, где его мероприятия находят поддержку как со стороны старшинской верхушки, так и в массе свободного населения.

3 октября 1852 года Магомет-Эмин с двухтысячным отрядом убыхов вторгнулся в землю джигетов. Начальник Черноморской береговой линии, извещённый об этом, немедленно прибыл с резервом в укрепление «Святого Духа» и 4 октября выслал вверх по реке Мзымте отряд численностью 740 человек с двумя орудиями под командованием майора Бибикова.

5 октября эти войска встретились с отрядом Магомет-Эмина в четырёх километрах от укрепления «Святого Духа» (в районе современного с. Молдовка) и вступили с ними в бой. После ожесточённой схватки убыхи лишились более 20 человек убитых и нескольких раненых из лучших фамилий и на другой день ещё до рассвета разошлись по своим аулам.

Осенью 1852 года, после получения указания из Константинополя, Магомет-Эмин на большом собрании горцев объявил о неизбежности новой войны между Россией и Турцией и призвал их выступить с оружием в руках на стороне Турции.

Деятельность Магомет-Эмина в этот период среди убыхов и абадзехов оценивалась Турцией не менее высоко, чем происки Сефер-бея среди натухайцев и шапсугов.

Определённый успех, достигнутый Магомет-Эмином в распространении мюридизма среди убыхов был обусловлен поддержкой старшинско-дворянской верхушки в лице таких видных деятелей как Измаил Дзиаш (Измаил Баракай) и Хаджи-Берзек Керантух, представлявших наиболее многочисленные и знатные дворянские фамилии. Средним и низшим слоям населения Убыхии импонировали демагогические обещания наиба о полной свободе и независимости всем членам горских обществ.

Обосновавшись в Убыхии, Магомет-Эмин построил в долине Вардане (р. Буу) крепость, которая однако просуществовала недолго и была сожжена повстанцами. Именно в Убыхии Магомет-Эмин нашёл поддержку в тот тяжёлый момент, когда ему выразили непокорность даже абадзехи, в своё время настойчиво просившие Шамиля прислать им наиба.

Несмотря на предпринятые русским командованием меры, Магомет-Эмину удаётся установить свою власть над большей частью Адлерской Джигетии.

Для закрепления своего влияния и насаждения мюридизма в Убыхии, Джигетии и причерноморской Шапсугии Магомет-Эмин производит массовое уничтожение крестов в священных рощах, где горцы совершали в течение многих веков свои религиозные обряды и празднества, и взамен строит мечети. Среди свободолюбивых горцев, не привыкших к столь бесцеремонным действиям, эти мероприятия Магомет- Эмина вызвали массовое недовольство, выразившееся в конечном итоге в восстании и уничтожении всех мечетей с восстановлением крестов в священных рощах. Была уничтожена при этих выступлениях и крепость Магомет-Эмина в Вардане, бывшая его опорным лагерем в Убыхии.

Под влиянием убыхов очень незначительное распространение мюридизм получил среди жителей Ахчипсу, а также дальцев и цебельдинцев. Распространить идеи мюридизма и газавата в Абхазии Магомет-Эмину не удалось.

Несмотря на слабость позиций Магомет-Эмина на территории причерноморских племён, выступивших против его решительных мер по насаждению мюридизма, общим результатом его деятельности в Убыхии явилось закрепление мусульманства на восточном берегу Чёрного моря, усиление влияния Турции среди горцев и признание ими султана главой мусульманского мира.

Но своей основной задачи - поднять горцев против русских во время Крымской войны - Магомет-Эмину не удалось выполнить

После окончательного разгрома в середине 1858 года сил Шамиля и его пленения, Магомет-Эмин счёл более благоразумным сдаться русским войскам, приведя с собой 2000 абадзехских всадников.

Александр II, довольный сдачей в плен последнего наиба Шамиля, очень благосклонно лично принял Магомет-Эмина, назначил ему пожизненную пенсию в размере трёх тысяч рублей в год и разрешил выехать для проживания в Турцию.

Деятельность Магомет-Эмина в Турции носила двойственный характер; он занимался интригами среди кавказских эмигрантов, одновременно заверяя теперь уже царское правительство в своём верноподданничестве и выпрашивая у него дополнительные, кроме пенсии, подачки.

  1   2   3

Похожие:

Секция краеведения и туризма Сочинского отдела Русского географического общества Сочинский краевед Выпуск 4 Сочи, 1999 iconСекция краеведения и туризма Сочинского отдела Русского географического общества Сочинский краевед Выпуск 2 Сочи, 1998
Секция краеведения и туризма Сочинского отдела Русского географического общества
Секция краеведения и туризма Сочинского отдела Русского географического общества Сочинский краевед Выпуск 4 Сочи, 1999 iconСекция краеведения и туризма Сочинского отделения Русского географического общества Сочинский краевед Выпуск 7 Сочи, 2000
В сети интернет размещена страница Сочинского Отделения Русского географического общества
Секция краеведения и туризма Сочинского отдела Русского географического общества Сочинский краевед Выпуск 4 Сочи, 1999 iconТруды сочинского отделения русского географического общества
Труды Сочинского отделения Русского географического общества. Выпуск 4 (подготовлен к 50-тилетию отделения, 1957 – 2007 г г.)
Секция краеведения и туризма Сочинского отдела Русского географического общества Сочинский краевед Выпуск 4 Сочи, 1999 iconМатвиенко О. И. Николай Островский – мифы и быль
В сети интернет размещена страница Сочинского Отделения Русского географического общества
Секция краеведения и туризма Сочинского отдела Русского географического общества Сочинский краевед Выпуск 4 Сочи, 1999 iconСочинского отделения русского географического общества
Для страны в целом они имеют большое значение как уникальный рекреационный ресурс, требующий изучения и рационального использования....
Секция краеведения и туризма Сочинского отдела Русского географического общества Сочинский краевед Выпуск 4 Сочи, 1999 iconИсследовательская работа Секция: экология
Мбоу «сош №170», 8Б класс, лаборатория «Исследователь» моу дод цдод «Центр экологии, краеведения и туризма»
Секция краеведения и туризма Сочинского отдела Русского географического общества Сочинский краевед Выпуск 4 Сочи, 1999 iconЭкскурсионные объекты города сочи выпуск 1 Сочи 2004
Экс 41 Экскурсионные объекты города. Сочи/Выпуск Составители: Гоголадзе А. В., Метелина И. А. 2004, – 56 с
Секция краеведения и туризма Сочинского отдела Русского географического общества Сочинский краевед Выпуск 4 Сочи, 1999 iconРекламный рынок
Габрелянов создаст социальную сеть для Русского географического общества Путина
Секция краеведения и туризма Сочинского отдела Русского географического общества Сочинский краевед Выпуск 4 Сочи, 1999 iconСочинский центр развития образования
Сочи в овладении практическими навыками оценивания заданий с развернутым ответом по математике при проверке репетиционного экзамена...
Секция краеведения и туризма Сочинского отдела Русского географического общества Сочинский краевед Выпуск 4 Сочи, 1999 iconАдминистрация города сочи краснодарского края постановление
Российской Федерации" и Постановлением администрации города Сочи от 24. 03. 2011 n 493 "О переименовании муниципального казенного...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница