Професійна спілка робітників морського транспорту України




НазваниеПрофесійна спілка робітників морського транспорту України
страница7/17
Дата17.11.2012
Размер2.61 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   17

Литературы:

  1. Израэль Ю.А., Цыбань А.В. Антропогенная экология океана. – Ленинград: Гидрометиоиздат, 1989. – 528.

  2. Bracwell J., Sellech R., Carter R. Последствия сброса сточных вод в океан. - 1980. –Vol. 52. - № 8. – Р. .22 - 30.

  3. Лоранский Д.Н., Раскин Б.М., Алфимов Н.И. Санитарная охрана моря. - М.: Медицина, 1975. – 166 с.

  4. Брайко В.Д., Долгопольская М.А. Основные закономерности развития сообщества обрастания и оценка интенсивности его дыхания. Биология моря. - Киев: Наукова думка, 1975. – Вып. 35. – С. 19 – 26.

  5. Wood P.C. The effect of water temperature on the sanitary quality of Ostrea edulis crassos trea andulata held in polluted waters // Pollutions marines microorganismes et prod. Petrol. Monaco, 1964, Baris, 1965. – P. 307 – 316.

  6. Дириу Р.М. Международная ответственность за трансграничное загрязнение // IUCN Environ Policy and Iaw, 1980. - № 15. – Р. 368.

  7. Лоранский Д.М., Раскин Б.М., Алфимов Н.Н. Санитарная охрана моря.- М.: Медицина, 1978. – 165с.

  8. Зубрилов С.Л., Ищук Ю.Г., Косовский В.И. Охрана окружающей среды при оснащении судов. -Л.: Судостроение, 1989. – 256 с.

  9. Черненко Л.С., Ермошкин Н.Г. Предупреждение загрязнения окружающей среды с судов: Учебно-методическое пособие в вопросах и ответах. - Одесса, 2002. – 258 с.

  10. Войтенко А.М., Сиденко В.П., Шафран Л.М., Красовский Г.Н., Редькин Ю.Р., Залевский В.С. Гигиенические основы очистки и обеззараживания судовых сточных вод.- К.: Здоров’я, 1992. – 173 с.

  11. Корчак Г.И., Бодаренко В.И., Попович Г.Г., Григорьева Л.В. Взаимосвязь заболеваемости острыми кишечными инфекциями и биологического загрязнения водоемов // Журнал микробиологии, эпидемиологи и иммунологии. - 1986. - № 2. – С. 63-66.

  12. Bishini P., Marinelli M., Marzot B. Tonelli Zimpiego du tamponi die Mocre e die milili per it rilievo dell inyuina mento fecale dell accunadi mare // Nuovi ann igiene e microbiol. – 1967 – Vol. 18, N 3. – P. 243 – 253.

  13. Шандала М.Г., Григорьева Л.В. Санитарная микробиология эвтрофных водоемов. - К.: Здоров’я, 1985. – 217 с.

  14. Мельник Д.Ж., Джерба И., Уоллс К. Вирусы в воде.// Вестник АМН СССР.- 1977. – Т. 6. – С. 70 –75.

  15. Ладный И.Д., Малолетков И.С. Современное распространение карантинных болезней и санитарно-карантинный надзор на морском транспорте.// Труды VII международного симпозиума по морской медицине. – Москва, 1976. – С. 130 - 131.

  16. ..Гирин В.Н., Григорьева Л.В. и др. Санитарно-бактериологические и вирусологические исследования воды. - К.: Здоров’я, 1982. – 176 с.

  17. Иваница В., Елинская Н., Кушнеренко Е., Комора Яа Секу, Джахуда Абдель Рханг. Микробиологические исследования балластных вод и морских акваторий в районах Одесского побережья с различной антропогенной нагрузкой. // Материалы всесоюзной научной конференции «Человек – океан». – Махачкала, 1990. – С. 29 – 31.

  18. Шкідливі водні організми в баластних водах. Проект GEF(UNDP/IMO)/ Комітет з питань захисту морського середовища МЕРС 44/ № INF.23 14.01.2000, 44 сесія з управління судновими баластними водами.

  19. Desmarchelier P. and F. Wong. The potential for Vibrio cholerae to translocate and establish in Australian waters // AQIS Ballast water Research Series, Report № 10.- 1980.- 45 р.

  20. McCarthy S.A. and F.M. Khambaty. 1994. International dissemination of epidemic Vibrio Cholera by cargo ship ballast water and other nonpotable waters. Applied and Environmental Microbiology. 60:2597 – 2601.

  21. Багдасарьян Г.А., Влодивец В.В., Дмитриева Р.А. Основы санитарной вирусологии. - М.: Медицина, 1977. – 270 с.

  22. Mitchel R. Микробиология загрязненных вод. - М., 1976. – 320 с.

  23. Сенкевич К.Я., Майз Л.Б./ Основные направления по совершенствованию форм и методов Государственного санитарного надзора на водном тарнспорте// Труды Х Межд.симп.по морской медицине «Человек и судно 2000 года», Рига, 1986. – С. 178 – 180.

  24. Секатис И. Научно-практические основы санитарной охраны Черного моря.// Мат. 2-ой межд.научн.-практ. Конференции по совершенствованию системы санэпиднадзора на транспорте, Ильичевск, 1999. - С. 313 – 315.

  25. Задерный Н.А., Голубятников Н.И., Штыков С.В., Митирова Е.Д. Государственный санитарный надзор за предотвращением загрязнения моря с судов и необходимость ужесточения финансовых санкций за нарушение защитного законодательства.// Мат. 2-ой межд.научн.-практ. конференции по совершенствованию системы санэпиднадзора на транспорте, Ильичевск, 1999. - С. 295 – 299.

  26. Сидоренко Г.И. Гигиена окружающей среды в СССР. – М.: Медицина, 1988. – 303 с.

  27. Houghton D. Foul play on the ship’s lotton // New Scientist. – 1970.- N 3. - P. 62 – 64.

  28. Лебедев Е.М. Влияние деятельности человека на распространение морских организмов. Комплексное исследование природы океана. – М.: МГУ.- 1971, № 2. – С. 132 – 139.

  29. Практическая экология морских регионов. Черное море. – К.: Наукова Думка, 1990. – 251 с.

  30. Solomong Clive C. Определение токсических веществ из окружающей среды для клеток человека.//Water Reuse Pes Appl. – 1979. – V. 2. – P. 2135 – 2145.

  31. Красовский Г.Н., Эльпинер Л.И., Бейм А.М., Жолдакова З.И. Принципы эколого-гигиенической регламентации качества водных объектов.// Водные ресурсы.- 1985. – Т. 2. – С. 3 – 19.

  32. Бутаев А.М., Кабыш Н.Ф. О роли углеводородокисляющих микроорганизмов в процессах самоочищения прибрежных вод Дагестанского побережья Каспийского моря от нефтяного загрязнения.// Вестник Дагестанского научного центра РАН. - 2002. - № 11. – P. 33-36

  33. Михайлов Г.М., Андреев В.В., Островская Е.В., Гаврилова Е.В. Содержание стойких органических загрязнителей в воде и донных отложениях северной части Каспийского моря – показатель фонового состояния морской среды в районе нефтегазодобычи // Проблемы сохранения экосистемы Каспия в условиях освоения нефтегазовых месторождений. Материалы первой международной научно-практической конференции КаспНИРХ. – 2005. С. 147 – 150.

  34. Михайлов Г.М., Андреев В.В., Попова Н.В., Островская Е.В., Гаврилова Е.В. Динамика хлорорганических загрязняющих веществ в воде и донных отложениях Северного Каспия по данным производственного экологического мониторинга.//Защита окружающей среды в нефтегазовом комплексе.-2005. №7.- С. 53 – 59.

  35. Непоменко Л.Ф., Островская Е.В. Динамика загрязнения тяжелыми металлами и ток-сичности морской среды в районе проведения буровых работ //Современные проблемы Каспия: Материалы международной конференции, посвященной 105-летию КаспНИРХ - Астрахань, 2002 - С. 216 – 220.

  36. Ныров Д.А., Монахов С.К., Попова Н.В., Зорникова О.И. Использование балансового подхода для оценки потенциалов загрязнения и очищения морских вод // Современные технологии мониторинга и освоения природных ресурсов южных морей: Материалы международного семинара (15-17 июня 2005 г., г. Ростов-на-Дону). – Ростов /Дон.-2005. - С. 118 – 120.

  37. Бюллетень № 9 изменений и дополнений к Конвенции МАРПОЛ 73/78 и резолюций Комитета ИМО по защите морской среды от загрязнения с судов. - С-Пб.: ЦНИИМФ, 2005. - 64 с.

  38. Международная Конвенция МАРПОЛ-73/78. Приложение I (Правила предотвращения загрязнения нефтью) и Приложение II (Правила предотвращения загрязнения вредными жидкими веществами, перевозимыми наливом). - С-Пб.: ЦНИИМФ, 2006. - 528 с.

  39. Бюллетень № 8 изменений и дополнений к Конвенции МАРПОЛ 73/78 и резолюций Комитета ИМО по защите морской среды от загрязнения с судов.- С-Пб.: ЦНИИМФ, 2004. - 226 с.

  40. Бюллетень № 7 изменений и дополнений к Конвенции МАРПОЛ 73/78 и резолюций Комитета ИМО по защите морской среды от загрязнения с судов.- С-Пб., ЦНИИМФ, 2003. - 216 с.


Summary.

A. N. Prikaziuck.

The Sources of Sea Pollution and Their Influence on Ecological and Epidemiological Features of Near-Coast Waters.

The Author describes both main and minor sources of pollution of the coast waters of the Black Sea, estimates epidemiologic characteristics of the pollutants and evaluates their possible dangerous influence of the population and its health condition.


УДК 616.34/025


Игнатьев А.М., Ямилова Т.Н.

ОСТЕОПОРОЗ И ОСТЕОАРТРОЗ (ЭПИДЕМИОЛОГИЯ, ДИАГНОСТИКА, ЛЕЧЕНИЕ) У РАБОТНИКОВ ПРЕДПРИЯТИЙ ЮГА УКРАИНЫ.

Одесский государственный медицинский университет


Актуальность. Деструктивно-дистрофические заболевания суставов являются одними из наиболее распространенных. Ими страдают до 20% населения Земли [9].

Клинические проявления ОА начинаются преимущественно в возрасте 40-50 лет, хотя признаки дистрофических изменений в суставном хряще могут обнаруживаться значительно раньше, иногда в возрасте 16-25 лет. Приведенные данные свидетельствуют об актуальности проблемы, поскольку заболевание не только ухудшает качество жизни пожилых людей, но и поражает значительную часть населения трудоспособного возраста [17]. Кроме этого, у ряда лиц наиболее работоспособного возраста (29-50 лет, n=730), имеющих снижение МПКТ на 1 стандартное отклонение, выявлены заболевания, свойственные людям старшего и пожилого возраста: гипертоническая болезнь (60%), атеросклероз (16 %), дегенеративные заболевания позвоночника (остеохондроз, спондилез) (67 %), остеоартроз (25 %), которые наряду с ОП называют кальций-дефицитными болезнями человека [8]. В современной отечественной и зарубежной литературе мало уделено внимания ранней диагностике и реабилитации структурно-функциональных изменений у лиц работоспособного возраста, нет рекомендаций по выявлению этих состояний при первичных и периодических медицинских осмотрах, недостаточно изучены вопросы эпидемиологии. В условиях воздействия производственных факторов (шума, вибрации, СВЧ, переохлаждения, различных токсикантов и т.д.) происходят изменения в структурно-функциональном состоянии костной ткани, ее деструкция и возникновение остеопороза (ОП) разной степени [7,20].

ОА снижает качество жизни больных в большей степени, чем желудочно-кишечные, респираторные и сердечно-сосудистые заболевания (ССЗ). В повседневной жизни ОА является основной причиной ограничения функциональных возможностей пациентов и второй по частоте после ССЗ причиной утраты трудоспособности. Наряду с ИБС, алкоголизмом, диабетом и депрессией ОА входит в число пяти факторов, обусловливающих наиболее продолжительное нарушение здоровья [15].

Терминологические определения – остеоартроз, артроз, остеоартрит, деформирующий артроз – в настоящее время в Х Международной классификации болезней представлены как синонимы [21]. На совместном Пленуме ревматологов и ортопедов в 2003 г. было принято решение об унификации определения и рекомендовано использовать термин остеоартроз, как наиболее полно отражающий это хроническое, прогрессирующее заболевание синовиальных суставов [16].

Остеоартроз (ОА) – гетерогенная группа заболеваний различной этиологии, но со сходными биологическими, морфологическими и клиническими проявлениями и исходом, в основе которых лежит поражение всех компонентов сустава, в первую очередь хряща, а также субхондральной кости, синовиальной оболочки, связок, капсулы и периартикулярных мышц [13].

ОА традиционно подразделяется на первичный, или идиопатический, и вторичный, развивающийся результате тех или иных причин. Первичный ОА возникает в «здоровом» суставе, вторичный – на фоне имевшихся ранее изменений. У большинства взрослых людей выявляют первичный ОА, у детей – в основном вторичный. У всех больных с ОА нарушается процесс ремоделирования хряща, снижается его резистентность к механической нагрузке [5,19]. Сущность дистрофических изменений при первичном ОА - инволютивные изменения в соединительнотканных элементах суставов. Суставы – производные мезенхимы, хрящи и кости являются разновидностями соединительной ткани; соединительнотканные элементы представлены в капсуле, связках, сухожилиях, синовиальной оболочке, интерстициальной ткани мышц. Инволютивные изменения в суставном хряще начинаются рано и в конечном счете обусловливают его функциональную неполноценность с неадекватной реакцией и на обычную механическую нагрузку [22]. Развитие дистрофических процессов в хрящах медленное и бессимптомное, изменения не проявляются клинически. Дистрофические изменения в хрящах и костях по мере старения человека развиваются синхронно. Анализ взаимоотношений первичного ОА и первичного остеоопороза (ОП) с позиций системности не подтверждает наличия антагонизма, обратной зависимости между ними. В силу размягчения кости в области эпифиза способствует повреждению хряща, прогрессированию ОА. Ускоренное разрушение суставного хряща происходит и в случае уплотнения костной ткани (остеопетроза). Сущность первичного ОА и первичного ОП одинакова – синхронно протекающий регрессивный процесс в двух разновидностях соединительной ткани. Подтверждением этому является то, что ОА и ОП диагностируют у 100% лиц старческого возраста. При ОА отмечают нарушение баланса между процессами синтеза и деградации внеклеточного матрикса суставных хрящей, аналогично при ОП нарушается процесс ремоделирования костной ткани, баланс между процессами резорбции и новообразованиями кости. ОП подобно ОА может быть первичным и вторичным, инициированным разными факторами. Хрящевая и костная ткани претерпевают одни и те же дистрофические изменения по мере старения человека: уменьшение количества клеток – хондроцитов, остеобластов, остеоцитов, снижение синтеза основного вещества, деградация фибриллярных структур, преобладание процессов распада над синтезом в матриксе [22].

Разрушение суставного хряща при ОА не сопровождается полноценным восстановлением, т.к. его регенерация является неполной. При поверхностных повреждениях дефект не заполняется тканью из-за отсутствия в хряще камбиальных клеток [6,10]. Суставной хрящ характеризуется низким уровнем физиологической и репаративной регенерации [12].

Выраженность ОП определяется: полом, генотипом, возрастом, стажем работы в неблагоприятных условиях, сопутствующими заболеваниями, факторами риска [7,8].

Сущность патогенеза любого вида ОП состоит в дисбалансе процессов костной резорбции и костеобразования [11]. Все это вызывает изменения, как количества, так и качества костной ткани. Известно, что костная масса, или минеральная плотность костной ткани (МПКТ), - хороший предиктор риска переломов костей. Если раньше считали, что минеральная плотность костной ткани на 90% предопределяет возможность риска перелома, то сегодня эти позиции несколько пересмотрены, и акцент делается на качестве кости, в понятие которого входят микроархитектоника костной ткани, органический матрикс, наличие микроповреждений. И количество, и качество кости влияют на ее прочность. Снижение прочности кости ведет к высокому риску переломов.

Основная предпосылка концепции качества кости: некоторые антирезорбтивные препараты могут уменьшать риск перелома костей благодаря своему первичному воздействию на качество, то есть на микроархитектонику, кости в большей степени, чем на количество костной ткани – МПКТ [18]. Потеря костной массы и дегенеративные изменения в позвоночнике - патогенетически взаимосвязанные процессы, имеющие общую тенденцию к прогрессированию с возрастом. Дефицит кальция и витамина D приводит к увеличению синтеза ПТГ, что в свою очередь вызывает избыточное отложение кальция в суставном хряще.

Цель работы: изучить распространенность, особенности диагностики и эффективность комплексного лечения остеотропной терапией и хондропротекторами структурно-функциональных изменений костной ткани.

Материалы и методы. Под нашим наблюдением находилось 70 мужчин с ОП в возрасте от 50 до 58 лет (средний возраст 55,5 ± 0,4 лет). Стаж работы составлял от 20 лет и более.

Критериями исключения явились следующие причины: соматические заболевания, которые могут быть причиной вторичного ОП, применение препаратов, влияющих на минеральный и костный обмены.

Методом случайной выборки пациенты разделены на 2 группы – основную (n=50) и группу сравнения (n=20).

Основную группу составили 50 пациентов, которым проводилась комплексная терапия ОП. В группу сравнения вошли 20 пациентов с ОП не получавших остеотропную терапию. Группы были сопоставимы по возрасту, антропометрическим данным, перенесенным заболеваниям.

Проводили анкетирование, клиническое обследование, определение маркеров резорбции, остеоденситометрию. Все пациенты прошли рентгенологическое обследование позвоночника и суставов по показаниям.

Состояние костной ткани с клинической точки зрения характеризуется выраженностью болей в костях. Объем движений, функциональные возможности, болевой синдром оценивали с помощью ВАШ и индекса Лекена до начала лечения через 3, 6 и 12 месяцев после приема препарата [3,14].

Выраженность астено-невротического синдрома оценивали в баллах: 0 – астено-невротические симптомы не выражены; 1 – небольшая лабильность настроения, трудности при засыпании; 2 – слезливость, возбудимость, прерывистый сон, снижение аппетита, снижение либидо; 3 – депрессия, бессонница, полное отсутствие аппетита и либидо.

Общую слабость также оценивали в баллах: 0 – отсутствие симптомов; 1 – симптом выражен слабо; 2 – общая слабость выражена умеренно; 3 – слабость выражена сильно.

Снижение МПКТ - следствие длительно существующего нарушения костного метаболизма, оценить состояние которого в момент обследования позволяют маркеры костного ремоделирования, в частности, маркеры резорбции костной ткани – СТх [1,2,4].

Для определения исходных уровней маркеров резорбции мы провели обследование 50 пациентов основной группы. Определяли маркер костной резорбции - В-CrossLaps (СТх - С-терминальный телопептид, продукт деградации коллагена 1-го типа) на автоматическом анализаторе «Элексис» (2010) фирмы F. Hoffman La Roche с использованием тест- систем « Elecsys B-Cross-laps-serum » c моноклональными антителами, в крови утром, после ночного голодания. Маркеры определяли исходно и через 3 месяца лечения.

Для диагностики костных изменений применяли ультразвуковую денситометрию с использованием аппарата "Aloka-AOS-100". Измерения проводили по пяточной кости, которая состоит из трабекулярной костной ткани. Определяли индекс жесткости кости (Stiffnes indeх), отражающий состояние губчатой костной ткани обследуемого относительно ее состояния у молодых людей в возрасте 20 лет.

Сравнение с нормой проводили по следующим показателям: 1) индекс жесткости (Stiffnes indeх) 2) Т-критерий для сравнения с нормальной пиковой костной массой, то есть с типичными значениями для того возраста, в котором минеральная плотность в данном участке максимальна; 3) Z-критерий - сравнение с типичными значениями для данного возраста. Результат представляется в процентах к соответствующей норме, которая в этом случае принимается за 100 %, и в единицах стандартных отклонений (SD). По рекомендации ВОЗ диагностика остеопороза проводится по Т-критерию: нормальными являются значения ±1 SD, значения меньше -1 SD оцениваются как остеопения (выявление остеопении позволяет прогнозировать развитие в будующем остеопороза), значения меньше -2,5 SD - как остеопороз и значения меньше -2,5 SD при наличии хотя бы одного перелома позвонка или шейки бедра - как тяжелый остеопороз. Динамику изменения МПКТ в ходе исследования оценивали через 12 месяцев.

В комплексном лечении пациентов применяли медикаментозные средства, оказывающие влияние на процессы ремоделирования костной ткани. Использовали препарат – Идеос (Иннотек, Франция - постоянно, Миакальцик (кальцитонин) (Novartis) внутримышечно 100 МЕ или миакальцик - спрей в дозе 200МЕ, курсом 15-20 дней в сочетании с хондропротектором «Флекс-а-мин» - комплекс (NBTY) на протяжении 3х месяцев. Комплексная терапия длится 3-4 месяца, при необходимости повторные курсы 1-2 раза в год, Миакальцик - при необходимости 3-4 раза в год. Указанный метод позволяет обеспечить патогенетический подход к лечению больных. Прием Идеос уменьшает предварительно повышенную костную резорбцию, нормализует показатели кальций-фосфорного обмена. На фоне его применения уменьшаются или исчезают симптомы кальциевой недостаточности. Кальцитонины (Миакальцик) имеют патогенетическое действие на разные проявления, вызванные влиянием негативных физических факторов (вибрация, шум и др.), физической перегрузки:

1. антистрессовое действие, предупреждает появление очагов застойного перевозбуждения в головном и спинном мозге, который в свою очередь предупреждает развитие стойких клинических проявлений, связанных с расстройством кровообращения, нейрогуморальной и мышечной регуляции;

2. антирезорбтивное действие, восстанавливая процессы ремоделирования костной ткани;

3. анальгетическое действие, которая обусловлена взаимодействием с серотонинергичекой и холинергической системами, увеличением уровня бета-эндорфина в плазме, а также прямым действием на специфические рецепторы центральной нервной системы;

4. противовоспалительные свойства Миакальцика связаны с ингибированием синтеза простагландинов, продуктов метаболизма арахидоновой кислоты - медиаторов воспаления;

5. усиление процессов костеобразования, хрящеобразования.

«Флекс-а-мин » - комплекс (глюкозамина сульфат и хондроитин сульфат натрия, метилсульфонметан) обеспечивает: противовоспалительное действие и устраняет боль в суставах; улучшает функциональную способность опорно-двигательного аппарата, увеличивает гидрофильность и амортизационные свойства суставного хряща; останавливает патологический процесс в хрящевой ткани и стимулирует хрящеобразование за счет активации анаболических процессов в матриксе хряща и стимуляции хондроцитов, снижение активности лизосомальных ферментов, увеличение резистентности хондроцитов к влиянию провосполительных цитокинов; сохраняет кальциевый запас костей благодаря снижению пула паратгормона, регуляции остеоцитарного биосинтеза, усиление репаративного остеогенеза; длительный эффект последействия (не меньше трех месяцев): противотромботический, противодеструктивный эффект хрящевой ткани. «Флекс-а-мин» - комплекс потенцирует противовоспалительный эффект миакальцика.

Клинические симптомы остеопороза оценивали до лечения и в динамике через 3, 6 и 12 месяцев терапии.

Результаты и их обсуждение.

В анамнезе у мужчин имели место переломы голени (2), лучевой кости (4). Пациенты жаловались на боли в области спины (28), в руках, ногах, суставах (37), повышенную утомляемость (50). У всех пациентов был болевой синдром различной интенсивности, у 32 – явления астено-невротического синдрома и у 18 – общая слабость.

Потеря костной ткани у всех больных превышала: – 2,5 по Т критерию (-2,7(1,31), что согласно классификации ВОЗ соответствует выраженному остеопорозу. Снижение МПКТ в трабекулярных костных структурах развивается одновременно с поражением кортикального слоя кости, способствуя тем самым уменьшению его толщины, которую рассматривают как главную детерминанту устойчивости к компрессии всего тела позвоночника и наиболее надежный прогностический показатель минеральной плотности в поясничном отделе позвоночника и проксимальном отделе бедренной кости.

У 10 пациентов остеопороз сочетался с гонартрозом I-II степени. Пациенты жаловались на боли в суставах при повышенной нагрузке (подъем по лестнице, поднятие тяжести), хруст при движениях в суставах, быструю утомляемость, чувство «скованности» в суставах по утрам.

У 30 пациентов с остеопорозом были клинические и рентгенологические проявления остеохондроза поясничного отдела позвоночника. У 10 пациентов с остеопорозом и остеохондрозом отмечался коксартроз.

Полученные результаты маркеров ремоделирования (СТх) соответствуют средним показателям костной резорбции, характерной для мужчин со вторичным ОП. На фоне структурно-функциональных изменений КТ происходящих под воздействием производственных факторов возрастает степень резорбции, это приводит к увеличению общей скорости костного метаболизма. Уровень маркера резорбции у обследуемых основной группы был повышен (СТх - 0,68±0,05нг/мл), что свидетельствует об ускоренной потери МПКТ. Терапия ОП предполагает замедление или прекращение потери костной массы, нормализацию процессов костного ремоделирования, предотвращения переломов костей и хрящевой деструкции, а также улучшение общего состояния и самочувствия, максимальное восстановление трудоспособности [19]. Улучшение самочувствия отмечали все пациенты к концу третьего месяца лечения. Это выражалось в уменьшении болей в области спины, рук, ног, в суставах и уменьшении общей слабости, что способствовало расширению двигательного режима, нормализации сна и улучшению настроения. Определение маркеров костной резорбции (СТх) через 3 месяца от начала лечения показало достоверное снижение СТх на 28,5%. Столь выраженная динамика маркеров костной резорбции свидетельствует о ранней эффективности проводимой терапии, тогда как денситометрическое исследование еще не информативно. На основании полученных результатов, а также данных многоцентровых исследований снижение уровня маркеров резорбции на 25% и более в течение 3-6 месяцев лечения свидетельствует об эффективности проводимой антирезорбтивной терапии [4]. В группе сравнения СТх был прежним. Через 6 месяцев лечения боли были практически полностью купированы у 11(37%) пациентов, 12 (40%) мужчин отмечали незначительные периодические боли в области спины. У 20 (67%) пациентов исчезла общая слабость, у 23 (77%) – нормализовался сон и настроение. В группе сравнения не было положительной динамики. У пациентов с остеопорозом и наличием клинических проявлений остеохондроза, остеоартроза отмечались наиболее низкие функциональные возможности опорно-двигательного аппарата (табл.1).

Таблица 1
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   17

Похожие:

Професійна спілка робітників морського транспорту України iconПрофесійна спілка робітників морського транспорту України
Заснований в 1997 році. Журнал є фаховим виданням для публікації основних результатів дисертаційних робіт у галузі медичних наук...
Професійна спілка робітників морського транспорту України iconПрофесійна спілка робітників морського транспорту України
В. Г. Руденко ( заступник головного редактора ), Н. А. Мацегора (відповідальний секретар), О. Г. Андрієвський, О. К. Асмолов, В....
Професійна спілка робітників морського транспорту України iconУкраїни, 1999 Професійна спілка робітників морського транспорту України, 1999 Фонд морської медицини, 1999 організація медико-профілактичної служби
Заснований в 1997 році. Журнал є фаховим виданням для публікації основних результатів дисертаційних робіт у галузі медичних наук...
Професійна спілка робітників морського транспорту України iconУкраїни, 1999 Професійна спілка робітників морського транспорту України, 1999 Фонд морської медицини, 1999 організація медико-профілактичної служби
Заснований в 1997 році. Журнал є фаховим виданням для публікації основних результатів дисертаційних робіт у галузі медичних наук...
Професійна спілка робітників морського транспорту України iconУкраїни, 1999 Професійна спілка робітників морського транспорту України, 1999 Фонд морської медицини, 1999 організація медико-профілактичної служби
Заснований в 1997 році. Журнал є фаховим виданням для публікації основних результатів дисертаційних робіт у галузі медичних наук...
Професійна спілка робітників морського транспорту України iconУкраїни, 1999 Професійна спілка робітників морського транспорту України, 1999 Фонд морської медицини, 1999 організація медико-профілактичної служби
Заснований в 1997 році. Журнал є фаховим виданням для публікації основних результатів дисертаційних робіт у галузі медичних наук...
Професійна спілка робітників морського транспорту України iconУкраїни, 1999 Професійна спілка робітників морського транспорту України, 1999 Фонд морської медицини, 1999 медичні та екологічні проблеми приморських регіонів
Заснований в 1997 році. Журнал є фаховим виданням для публікації основних результатів дисертаційних робіт у галузі медичних наук...
Професійна спілка робітників морського транспорту України iconУкраїни, 1999 Професійна спілка робітників морського транспорту України, 1999 Фонд морської медицини, 1999 організація медико-профілактичної служби
В. Г. Руденко ( заступник головного редактора ), Н. А. Мацегора (відповідальний секретар), О. Г. Андрієвський, О. К. Асмолов, В....
Професійна спілка робітників морського транспорту України iconУкраїни, 1999 Професійна спілка робітників морського транспорту України, 1999 Фонд морської медицини, 1999 організація медико-профілактичної служби
В. Г. Руденко ( заступник головного редактора ), Н. А. Мацегора (відповідальний секретар), О. Г. Андрієвський, О. К. Асмолов, В....
Професійна спілка робітників морського транспорту України iconУкраїни, 1999 Професійна спілка робітників морського транспорту України, 1999 Фонд морської медицини, 1999 організація медико-профілактичної служби
В. Г. Руденко ( заступник головного редактора ), Н. А. Мацегора (відповідальний секретар), О. Г. Андрієвський, О. К. Асмолов, В....
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница