Ким Хантер Песнь ножен Красные Шатры 003 Аннотация … Странный, жутковатый мир




НазваниеКим Хантер Песнь ножен Красные Шатры 003 Аннотация … Странный, жутковатый мир
страница2/15
Дата17.11.2012
Размер3.75 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15
поцеловал ведьму.

Вопреки обуревающим его мрачным думам Солдат рассмеялся:

— Как тебе это удалось? Ведьмы — самые отвратные твари во всем Гутруме! Или тебе нравятся бородавки? Во имя семи богов, Спэгг!… Ты не перестанешь меня изумлять!

— Там было темно! — воскликнул Спэгг. — Откуда я мог знать, что это ведьма? Проклятая Гнарлггут! Она спряталась среди шатров. Я то решил: шлюха ищет клиента. Подошел, прижал ее и говорю: «Вот он я, крошка». Ну и чмокнул прямо в губы… — На лице Спэгга появилось виноватое выражение. — Ну да, я порядочно выпил… Сперва я решил, что мы с этой женщиной просто созданы друг для друга… пока не почуял запах паленого мяса. Моего мяса! Я насилу вырвался! Оставил у нее на губах изрядное количество собственной кожи. А она смеялась, паскуда! Каркала, как ворона, а потом ушла — и все облизывала, облизывала рот… Проклятые ведьмы!

— Ты меня развеселил, — сказал Солдат. — Мне нужно было немного отвлечься от проблем. Как же вышло, что тобой овладело столь яростное желание секса? Ты всегда выказывал замечательную сдержанность в этой области. Еда и выпивка — это да, здесь ты ни в чем себе не отказывал. Деньги… что ж, безопасность им не грозит, если ты оказывался поблизости. Но с женщинами проблем не возникало, насколько я помню.

— Понимаешь, вечером я сидел с Голгатом и несколькими твоими офицерами. Они рассуждали о капитане Коссаоне, восхищались им. Говорили: его хватает аж на две лампы… А я был уже изрядно навеселе… ну и взревновал… А что? Они все ему завидовали. Голгат говорил, что всяк рад был бы оказаться таким же неутомимым в постели, что женщины без ума от этого Коссаоны… Ну и тогда я тоже захотел этакой славы. Чтобы обо мне рассуждали, как об этом капитане. Чтобы мной тоже восхищались…

— Постой минутку. Погоди. Боюсь, я потерял нить. Во имя Тега! Что значит фраза: «Его хватает на две лампы»?

Спэгг округлил глаза. Уже не в первый раз Солдат проявлял невежество в тех вещах, которые были известны каждому гутрумцу.

— Две лампы? Ну, как же! Все очень просто. Некоторые женщины требуют от своих любовников, чтобы те продолжали, пока не прогорит лампа… Продолжали… ну, сам понимаешь, что именно продолжали…

Кажется, Спэгг смутился, и Солдат пришел ему на помощь:

— Пока они не достигнут оргазма?

— Оргазма? Я не знаю, какое слово тут правильно употреблять. Я знаю только грубое. Да, так и есть. Ты же знаешь, женщины могут делать это много раз, в то время пока мужчина — только один. И вот для того, чтобы удовлетворить женщину, мужчина должен делать это много раз без оргазма. Так что женщины наполняют лампы маслом, раздеваются, ложатся на шелковые подушки и говорят: «Трудись, трудись, мой милый. Работай, пока не прогорит фитиль и не потухнет свет. А уж тогда ты и сам можешь получить удовольствие…»

— Стало быть, этот капитан может продолжать, пока не выгорит масло в двух лампах? — Солдат был заинтригован. — А как насчет размера ламп?

— Обыкновенный. Стандартный размер. Вряд ли можно принести в комнату лампу размером со слона, верно? Я хочу сказать, все должно быть по честному. И вот все эти разговоры заставили меня…

— Возбудили тебя.

— Ты знаешь правильные слова, да? Что ж, верно. Они меня возбудили, и я отправился искать себе женщину. Которая готова была бы со мной пойти, разумеется. Я не насильник.

— Уж надеюсь. Я вешаю своих солдат за такие дела.

— И совершенно правильно поступаешь, генерал. Нет, я искал женщину, которая согласилась бы. И увидел эту деваху. Она бродила по лагерю и заглядывала под пологи шатров — точно зазывала клиента. И у нее были вполне себе аппетитные формы, так что я сграбастал ее и поцеловал… Это ведь нельзя считать принуждением, верно?

— Можно сказать, что это было слишком вольное обращение с незнакомкой, Спэгг, и если бы она оказалась не старой каргой, а юной девицей, у тебя могли возникнуть крупные неприятности. И вообще говоря, полагаю, что ведьма тоже имеет право пожаловаться на домогательства. Но поскольку Гнарлггут этого не сделала, на сей раз можешь быть свободен. Пусть это послужит тебе уроком, Спэгг: не надо набрасываться… и не смотри на меня так… не надо набрасываться на женщин. Сперва спроси согласия. Что, если бы это оказалась моя жена?

— Моя голова уже торчала бы на заостренном колу.

— Именно. Или украшала бы изголовье моей кровати. Думай, прежде чем делать. Ты можешь присвоить все кремовые торты и пивные бутылки в королевстве, но не приставай к женщинам — молодым ли, старым ли. Иначе дело может кончиться чем нибудь похуже, чем обожженные губы.

— Я уже жалею, что поделился с тобой. Мне нужно было сочувствие, а не наставление. Я мог сказать, что обжегся горячим супом. Ладно, спасибо и на том, генерал. Пойду ка я пройдусь. — Он бросил нервный взгляд на проем шатра. — Надеюсь, эта ведьма не шатается где нибудь поблизости. Ей мог понравиться мой вкус. Знаешь, ведьмам нельзя доверять, им наплевать на все законы. Они как тигры людоеды: только б единожды узнать вкус человечьей плоти!

Поговорив со Спэггом, Солдат и сам вышел на прогулку, чтобы поближе взглянуть на стены города, возвышавшиеся над красными шатрами его армии. Увы! Хотя положение за этими стенами было совсем не по нраву горожанам, страдавшим под гнетом тирана, Солдат не имел возможности вмешаться. Это был не его путь. Отнюдь не его путь… Разломать ворота и ввести своих воинов в город — вот что хотел бы сделать Солдат. Выволочь Гумбольда и Каффа на улицу и отрубить им головы, как они поступили с законной королевой. Проклятая политика! Карфаганцы избрали путь справедливости, в то время как Солдат разрывался от желания обезглавить мерзавцев Гумбольда и Каффа, а потом швырнуть их останки псам.

Кафф! Этого человека он с удовольствием вызвал бы на смертный бой в любое время дня и ночи и ни на миг не пожалел бы о своем решении. Еще в бытность свою капитаном имперской гвардии Кафф влюбился в Лайану — и любил ее до сих пор. А жена Солдата так и не отказала ему окончательно и бесповоротно в праве любить ее. О нет, она не отвечала взаимностью, но всегда считала капитана Каффа одним из своих друзей и защитников. Что ж, теперь ясно, что он за друг…

Когда Солдат винил Каффа в смерти королевы Ванды, Лайана сказала: «Мы не знаем, он ли это сделал. Возможно, приказ о казни отдал Гумбольд». Она по прежнему находилась под обаянием этого мерзавца — смертельного врага Солдата. Он не сомневался в верности жены и знал: она любит его горячо и преданно. Но Лайана продолжала верить, что Кафф — не такой уж плохой человек. Вдобавок некогда она даже подумывала о браке с ним. Солдат полагал, что именно поэтому Лайана сохранила нежность в своей душе. Лайана не могла поверить, что человек, который прежде ей нравился, может быть столь ничтожным и злобным, — пусть даже она потеряла память и знала о своем прошлом только то, что рассказывали ей другие.

— О глупость нашей лояльности, — пробормотал Солдат, обходя могилы товарищей, недавно погибших в сражении. — Она не позволит нам узнать правду.

Некогда Солдат отрубил Каффу кисть руки. Теперь капитан приделал к запястью металлическое крепление, в которое вкладывал различное оружие или живых зверей вроде крыс и ястребов. Их огузки удалялись, и серебряная винтовая нарезка, заменявшая им задние части, удерживала животных на запястье Каффа. Капитан использовал эту свою особенность, чтобы вселять ужас во врагов.

«В следующий раз я отрежу ему голову, — подумал Солдат, — и посмотрим, что он сумеет ввинтить на ее место». Эта мысль немного примирила его с реальностью, пока он не рассудил, что Каффу, чего доброго, удастся приделать себе голову тигра или орла, и мечты опять обернулись кошмаром.

Солдат подошел к воротам города и вызвал Каффа. Заставив его прождать долгое время, капитан подал голос из за решетки:

— Ты опять явился?

— Да, трус. Встретимся в оговоренном месте. Один на один.

Кафф скрипнул зубами.

— Я не трус, и тебе об этом отлично известно. Но генерал не принадлежит себе. Это ты тоже знаешь. Теперь я больше не имею права рисковать собой в идиотских играх. Я командую армией и несу за нее ответственность. Мне уже намекнули, что моя жизнь слишком ценна, чтобы рисковать ею на дуэлях.

— Я тоже командую армией. Однако я желаю встретиться с тобой на поединке. Ты — генерал. Никто не может тебе приказывать. Ты сам устанавливаешь правила.

Говоря все это, Солдат отдавал себе отчет, что ничего не добьется. Он знал: Кафф кто угодно, но только не трус. Для него было истинной пыткой сидеть за стенами Зэмерканда, не отвечая на вызов Солдата. Особенно учитывая, что Солдат и его люди денно и нощно потешались над ним. Гумбольд был единственным человеком в городе, кто имел власть запретить Каффу выйти на бой с Солдатом. Наверняка он так и поступил. Потерять Каффа — значило потерять свою правую руку. Королю узурпатору нужна была сильная правая рука, чтобы держать людей в подчинении. Возможно, Гумбольд пообещал Каффу, что в один прекрасный день он получит голову Солдата на блюде.

— Я вернусь завтра, — сказал Солдат.

— Ты получишь тот же ответ.

— И тем не менее. Хочу услышать его от тебя.

Солдат отошел от ворот, так ничего и не добившись.

По мере того как разгорался день, магия на небесах начинала выцветать. Солдат задумался, скоро ли явится ИксонноксИ, дабы начать войну… Война между чародеями! Как это будет происходить? Маги сойдутся в поединке — или же юному ИксонноксИ потребуется армия? Последуют ли карфаганцы за Солдатом в бой против врага ИксонноксИ, дабы возвести на престол нового Короля магов? Солдат надеялся, что да. Судьба их собственной страны за Лазурным морем была в тех же руках. Присутствие Короля магов оказывало влияние на весь мир, а не только на отдельное государство. Король магов был важной птицей для всех смертных.

Наверху в сторожевых башнях вспыхнули огни. В лагере Красных Шатров зажглись светильники и факелы. На Зэмерканд и его окрестности спустилась ночь. Ветер пропах ароматическим маслом и горящим хворостом. Чудесные запахи летнего дня…

Пока Солдат шел к своему шатру, какая то мошка настырно звенела у него над самым ухом. Казалось, она что то говорит ему, и внезапно Солдат почувствовал, как пустые ножны оттягивают пояс. Волшебные ножны не раз спасали ему жизнь, начиная петь, когда приближался враг. Ножны именовались Синтра. Это имя было вышито на коже золотой нитью, и здесь же было еще одно имя: Кутрама. Имя меча. Но Солдат не мог вспомнить, держал ли он в руках этот меч, и не имел ни малейшего представления, где тот может находиться. Он только знал, что Синтра тоскует по нему, и надеялся, что в один прекрасный день они воссоединятся.

— Я должен разыскать мой утерянный меч, — сказал Солдат Лайане, войдя в шатер. — Мошка сказала мне, что время пришло.

— Мошка?

Лайана приняла ванну, припудрилась и надушилась. Теперь она лежала на шелковых простынях, ожидая возлюбленного мужа. По счастью, для любви не обязательно нужна память. Вернувшись из пустынного города, Лайана вскоре поняла, что испытывает глубокие чувства к этому мужчине, который, как ей сказали, некогда был ее мужем. Она любила его всем сердцем, и сейчас ей категорически не хотелось говорить о делах.

— Во имя Семи Пиков, что еще за мошка такая?!

Солдат моментально опомнился.

— О… ну да, точно. В этом мире я ни разу не видел мошек. Они явились из моего прошлого. Это существо, должно быть, пришло из старого мира — где бы тот ни находился…

Солдату было нелегко, поскольку он тоже утратил память о своем прошлом и о том мире, откуда явился…

— Мы — замечательная пара, верно? — жизнерадостно добавил он, снимая нагрудник и скидывая сандалии. — Оба ничего не помним. Я не знаю, кто я и откуда пришел, а теперь и ты присоединилась ко мне в этом аду пустоты. Впрочем, я уверен, что тебя можно исцелить, но не хочу, чтобы вместе с памятью вернулось безумие, так что надо быть очень осторожными. И посоветоваться со знающими людьми, прежде чем что либо предпринимать.

— Ты идешь в постель или как? — нетерпеливо пробурчала Лайана. — Хватит с меня мошек и воспоминаний на эту ночь. Может, поищем твой меч завтра? Я знаю того, кто тебе поможет…

На следующее утро Лайана исполнила обещание.

— Недавно я говорила с одним крестьянином, который поставляет нам кур. Он рассказал мне о некоем искателе утраченных мечей, — сказала Лайана, надевая платье через голову.

Солдат, все еще лежавший в постели без сил после ночи любви, удивленно посмотрел на жену.

— Почему он это сделал?

— Потому что я его спросила. С тех пор, как я встретила тебя несколько месяцев назад…

— Много лет назад.

— … ты очень сокрушался о своем мече по имени Кутрама и хотел разыскать его.

— У меня есть ножны. Они хотят, чтобы в них вставили клинок.

— Я понимаю их чувства. Вчера вечером мне хотелось примерно того же… Короче говоря, я решила поспрашивать насчет искателя мечей. И мне сказали, что самый лучший из них живет среди людей собак.

Солдат приподнялся на локтях.

— Люди собаки!

— Отчего ты так взволновался, муж мой?

— Отчего ты так взволновался?

— От того, что все племена зверолюдей, а в особенности люди собаки, испокон веков были непримиримыми врагами гутрумцев.

— Да? А почему в особенности люди собаки?

— Потому что… потому что… — Солдат сел на кровати, погладил жену по волосам и заглянул ей в глаза. — Потому что один из них… он… напал на тебя и сильно изувечил. Позже я убил его. Я отрубил ему голову, поднял ее и показал всей армии зверолюдей. Я высмеивал его… Эти твари презирают всех гутрумцев, а меня они яростно ненавидят. Если я войду на их территорию…

— Понятно, — сказала Лайана. — Может быть, я схожу вместо тебя?

— Нет уж. Ты славно сражалась в бою, но негоже тебе делать то, что является моей прямой обязанностью. — Солдат принял решение. — Я пойду туда с Голгатом и Спэггом, если они согласятся.

— Разве Голгат — не брат генерала Каффа?

— Да, но я для него ближе, чем его родственник. Он терпеть не может Каффа.

— Никогда не следует недооценивать силу кровных уз, муж мой.

— Я запомню это, любимая.

Солдат обратился к Голгату, и тот согласился сопровождать друга в земли псоглавцев на севере Фальюма. Спэгг же заворчал и спросил, не считает ли Солдат его сумасшедшим. Они долго спорили; в конце концов, Спэгг пошел с ним.

Трое всадников пустились в путь рано поутру. Они направлялись в земли, населенные драконами, людьми змеями, людьми лошадьми, людьми волками и прочими подобными тварями. В этом краю боги слили воедино человеческие и звериные черты. На плечах человеческих тел сидели головы животных, и настоящих людей там не привечали. Псоглавцы были среди тех орд, которые Солдат и его армия недавно разбили под стенами Зэмерканда.

На первую ночевку они остановились в пещере старого траппера, охотника на кроликов, который жил, продавая мясо и шкурки. Старик ходил обнаженным, словно зверь. Длинные, густые сальные волосы оборачивали все его тело, как плащ, и согревали по ночам. Он наградил своих гостей чернозубой гримасой и пригласил в пещеру.

— Хе! Это старое жилище желтого дракона, — объяснил он. Все стены в пещере были черны от сажи и копоти. — Щас их уже немного осталось. Вот на этом булыжнике они точили кохти. Видите следы, а? Коварные они ублюдки, эти желтые.

— Я в свое время убил нескольких лично, — похвастался Спэгг. — Так что можешь не рассказывать мне о драконах.

— Спорим, ты не убил ни одной ведьмы? А?

— Ведьмы? Я их жую и выплевываю. А как насчет тебя?

Голгат глянул на Солдата, подняв брови и будто говоря: «У нас есть парочка прямо здесь».

— Ну да. Убил однажды ведьму. Ее звали Спарлггрот. Она поймала меня в сеть, а я тогда снес ей голову. Эта голова укусила меня, а потом закатилась в кроличью нору. Я, конечно, не заболел, но с досады сжег ведьмино тело. Голова осталась неприкаянной и начала скитаться по подземным туннелям кроликов, кротов и прочих им подобных. Лорды и крестьяне, которые охотятся в тех местах, говорят, что иногда они слышат ее вопли из под земли. А еще поговаривают, что трапперов вроде меня порой здорово кусают за руки, если они засовывают эти самые руки в кроличьи норы. Если тебя укусит ведьма, ты будешь вонять, как пузырь с черной желчью, и взорвешься изнутри, если не получишь магической помощи. Нет ничего хуже, как укус ведьмы. Он него человек начинает гнить, как прошлогодняя слива.

— Я так понял, больше тебя не кусали? — спросил Спэгг. Вопреки обыкновению он был впечатлен рассказом.

— Я — тот, кто ее убил, — гордо сказал старик. — Она больше не может меня тронуть. Это как заразная болезнь. Если ты однажды переболел, она тебе не страшна. Меня уже один раз укусила ведьма.

— И так далее, и тому подобное, — пробормотал Голгат, разворачивая свое одеяло. — Фанфароны!

Эту ночь они провели в пещере старика, а утром продолжили свой путь. И впрямь раньше в северных землях водилось множество драконов — желтых, зеленых и красных, но теперь они были очень редки. Ходили слухи о великом белом драконе, живущем в Неведомых Землях к северо западу от болот за Фальюмом, однако никто не мог ни подтвердить их, ни опровергнуть.

Размах крыльев великих драконов достигает сотни ярдов, и они могут преследовать жертву, пока та не упадет от изнеможения. Их передние ноги — маленькие и изящные, так что они способны засунуть когти в любую щель. Великие драконы необычайно прожорливы и поедают добычу вместе с костями. Так что если ты увидел одного из них, то вряд ли вернешься, чтобы поведать об этом.

Еще два дня товарищи двигались к северо западу, держа путь в земли псоглавцев, и, наконец, увидели первых ее обитателей. Никто не сомневался, что люди собаки обнаружат их и что стычка неизбежна. Они проехали полпути по долине, когда отряд из двенадцати людей псов ринулся навстречу, вздымая тучи пыли. Полузвери лаяли, визжали и размахивали копьями. Возможно, они полагали, что трое людей просто заблудились, но тут Солдат развернул бело голубой штандарт перемирия. Даже люди собаки признавали этот флаг и до некоторой степени уважали его. По крайней мере, они соглашались выслушать чужака и лишь, потом убивали и съедали его…

— Что тебе нужно на моей земле, синеглазый? — проворчал предводитель собак.

— Мне нужен воин по имени By, — ответил Солдат. — Искатель мечей. Моя жена, принцесса Лайана, сказала, что он лучший в своем деле. Я хочу, чтобы он помог мне обнаружить некий меч.

Рот псоглавца распахнулся, являя ряд клыков. Язык вывалился наружу, и покрытая шерстью морда приобрела недоверчивое выражение. Затем полузверь уверенно кивнул.

— Я узнал тебя! Ты — синеглазый Солдат, генерал карфаганцев! Убийца нашего сородича — благородного Bay.

В мире, где ныне пребывал Солдат, у всех людей и всех тварей глаза были карими. И потому голубые глаза Солдата выдавали его личность повсюду, куда бы он ни шел.

— Bay? — Солдат выплюнул это слово. — Пусть он гниет в своей могиле. Не знаю уж, каким был ваш Bay, но только не благородным. Эта низкая, бесчестная тварь изувечила мою жену. Он изорвал ей лицо своими зубами, растерзал от брови до самой скулы. Его голова была малой платой за такое деяние.

— Так ты признаешь, что убил Bay?

— Я бы убил его снова — и дважды, и трижды. И был бы счастлив.

Предводитель псов оглядел свой отряд. Язык снова вывалился наружу; но теперь пес, казалось, забавлялся. Люди собаки переглянулись и завыли.

— Мы поймали Солдата! Убийцу наших сородичей!

Солдат вынул меч, Голгат сделал то же, а Спэгг поспешно вооружился парой кинжалов, нервно оглядываясь по сторонам.

— Может быть, вы и убьете кого нибудь из нас, — сказал Солдат предводителю отряда, — но и сами умрете — все до одного. Вы видели мою схватку с мерзавцем Bay. Вы видели, сколько ваших воинов я убил во время битвы. Вот это Голгат, брат моего заклятого врага, генерала Каффа. Он так же искусно владеет мечом, как и я сам. А это Спэгг, он дорежет всех раненых… Так как же мы поступим? Поедем к By или будем биться?

Предводитель закрыл один глаз, будто раздумывая, а потом развернул лошадь и проговорил:

— Следуй за мной.

Он поскакал галопом, повизгивая, как щенок, а отряд несся следом. Солдат и его спутники поехали за ними — несколько медленнее, но, не теряя провожатых из виду. Наконец они оказались в долине, заполоненной людьми собаками. Спэгг пришел в ужас. Он уже успел пожалеть, что согласился сопровождать Солдата и Голгата.

Охотничий отряд несся вперед, лая и визжа, и вскоре трое людей были окружены сотнями, если не тысячами псоглавцев. Их глаза горели яростным огнем. Щелкали челюсти. Воздух был горяч от смрадного собачьего дыхания. Их безволосые тела, такие же бледные, как и тело Солдата, казались неуместными под собачьими головами. Это и впрямь были кошмарные создания со стоячими шерстистыми ушами, слюнявыми пастями, полными острых зубов, и сильными, жилистыми человеческими телами.

— Так что же мы будем делать? — крикнул Солдат, стремясь показать, что не испытывает страха перед этими тварями. Раболепствующих трусов псоглавцы разрывали на куски. — Может быть, воин по имени By, искатель утерянных мечей, согласится поговорить со мной?

От толпы отделилась высокая худощавая бестия.

— Я есть By, — сказал он. — Что ты хотеть от By?

— Я Солдат, главнокомандующий карфаганской армии. Я ищу меч, который пропал у меня много лет тому назад.

— Почему ты пришел к By? Я — враг Солдата. Как все здесь. — Он обвел рукой толпу псоглавцев, буравивших пришельцев свирепыми взглядами. — Большие враги Солдата. Ты безумен, если пришел к нам. Ты убил много людей собак. Ты забрал голову благородного Bay. Мы разорвем тебя на куски теперь, когда ты явился к нам в логово. Я съем твои глаза. Я съем твою печень. Я съем твое сердце.

После этой речи раздался многоголосый вой. Некоторые воины помоложе скакали вокруг на четвереньках, как настоящие собаки, визжа высокими голосами.

— Да неужели? — сказал Солдат, готовый к такому повороту. Он порывисто спрыгнул с лошади. — Что ж, я вызываю тебя на поединок. Ты не имеешь права отказаться. Это один из неписаных законов, который вы наверняка чтите.

— Что? — вскричал By, отступая назад и изумленно глядя ему в лицо. — Что ты говорить?

— Ты слышал. Я согласен сойтись в поединке с любым из вас. С каждым из вас. По очереди. Если первый противник меня убьет — да будет так. Но я полагаю, что этого не случится. Скорее это я убью, по крайней мере, сотню воинов, прежде чем устану. Вы видели мою схватку с Bay? Он был вашим лучшим бойцом, вашим чемпионом. Я убил его с такой легкостью, что вы рыдали при виде этого зрелища. Вы, воины псы, хороши в отрядах, однако поодиночке не сможете меня победить. Помните Bay? Он был знатный фанфарон, но плохой боец. Я снял ему голову с плеч, поднял и показал всем! Итак, выходите один за другим. Вы не можете отказаться, иначе я спрошу: где ваша гордость? где ваша честь?

Псоглавцы снова завыли, на сей раз в их голосах слышались нотки отчаяния. Солдат вынул меч и рубанул воздух.

— Или деритесь со мной! — крикнул Голгат, выпрыгивая из седла. — Идите сюда! Я тоже вызываю вас на поединок.

— И… сглотнул Спэгг, дрожа всем телом, — я…

— By, ты первый, — сказал Солдат.

Но тут вперед выскочил молодой воин и кинулся на Солдата, размахивая дубинкой. Солдат увернулся от удара, нацеленного ему в голову, и рубанул дубинку у рукояти. Оружие развалилось на две части. Молодой воин ошалело созерцал обрубок, зажатый у него в пальцах. А вслед за этим он осознал, что острие меча Солдата приставлено к его горлу. Юнец завыл песню смерти, ожидая неминуемого конца, но Солдат удержал руку.

— Мы пришли не для битвы, а чтобы отыскать меч. Я не хочу смертей. Хотя я убью, если меня к тому вынудят.

Крупный псоглавец, окруженный большой свитой, что то пролаял в сторону By. Несомненно, это была шишка среди людей собак — если не сам король. Казалось, By пытается возражать. Лай короля собак сделался громче и настойчивее. На миг искатель мечей опустил голову, а затем поднял взгляд. Ему отдали приказ.

By кивнул Солдату:

— Нет смертей. Ты очень умный человек, что вызвал на поединок, пока мы не нападать скопом. Очень умно. Если бы мы навалились на тебя разом, ты бы умер быстро. Но мы видеть, как ты сражался один на один, и знать, что ты плохой человек внутри. Очень плохой. Я думать, ты убил многих воинов в поединке. Да, в конце концов, ты умрешь, но только после многих из нас. Как ты узнать, что мы скажем «да» на поединок? Очень умно. Я поищу для тебя. Потом ты уедешь, мы пойдем за тобой, поймаем тебя у границы и зарежем. By надеется, что тебя разорвут на куски.

— Большое спасибо.

Солдат, Голгат и Спэгг разбили лагерь у ручья, подальше от логовищ и земляных жилищ псоглавцев. Первым делом Голгат прошелся по берегу ручья, собрал ароматические травы и разбросал их вокруг лагеря. Он желал перебить вонь влажной шерсти, которая доводила до безумия всех троих — даже Спэгга, хотя он и сам не особенно благоухал. Хорошо еще, что спутники расположились с наветренной стороны от людей собак, но стоило ветру перемениться, и удушающий «аромат» псины становился невыносимым.

В первую ночь они распределили караулы: Спэгг стоял первую стражу, Голгат — вторую, а Солдат был последним часовым маленького лагеря. В поселении до восхода горели сторожевые огни; свет отражался от низких облаков и затмевал звезды.

Люди— звери нисколько не интересовались тем, что происходит у них над головами. Как и большинство животных, они были прожорливы и в те моменты, когда не ели, охотились или собирали еду. Одно единственное нервное взлаивание, раздавшееся в ночи, могло породить целый хор, зачастую перераставший в многоголосый вой. Тогда стражник обходил земляные жилища и колотил в двери палкой, чтобы восстановить тишину.

Может, всему виной собачья натура, думал Солдат. Трудно жить, когда ты наполовину человек, а наполовину — зверь…

Лишь занялся серый рассвет, и Солдат решил пройтись, чтобы размять затекшие ноги. Окружающий пейзаж был скуден и жалок. Жесткая земля поросла колючим терновником и низким кустарником. У зверолюдей были самые бедные почвы в этой части света. Здесь не росли зерновые, а из дичи встречались лишь птицы да кролики. Подобные суровые условия могли породить только диких, агрессивных существ, какими и были люди псы. Набеги и грабежи — вот их единственный способ добывать себе пропитание.

Внезапно в голову Солдату пришла новая мысль, и он резко остановился на полушаге. Безумная идея, что и говорить, но он отчаянно желал проникнуть за стены Зэмерканда. Солдат решил огласить свой план Голгату и посоветоваться с ним.

Пока Солдат размышлял, ему на глаза попалась змея, схватившаяся с цаплей. Спустя несколько секунд он осознал, что змея попала в беду: цапля намеревалась съесть ее. Солдат ринулся вперед; напуганная птица отпустила добычу и взмыла в воздух. Змея заструилась прочь, поднимая пыль, пока не добралась до большого камня. Солдат и сам не мог понять, отчего он кинулся на подмогу. Это было сугубо рефлекторное движение, но, разумеется, змея оценила его. Она проговорила:

— Я любимица богини Кист, и за мое спасение ты получишь награду. Она такова: ты можешь отдать по одному приказу насекомым, птицам и рептилиям. Используй их мудро, воин. — С этими словами тварь исчезла под камнем.

— Вот так то, — весело сказал Солдат сам себе. — Пошел прогуляться и вернулся с наградой.

Он понятия не имел, когда и как станет использовать эти приказы, однако был уверен, что рано или поздно награда ему пригодится.

Вернувшись в лагерь, Солдат обнаружил, что его поджидает ворон.

— А, вот и ты. Я уж подумал, что воины псы приготовили из тебя рагу.

— Да нет, все в порядке. Спасибо за заботу.

— Лиловая цапля сказала мне, что ты спер ее завтрак. Это плохо. Не стоит наживать врагов среди нас, птиц. Мы правим воздухом. Теперь каждая птица — отсюда и до Лазурного моря — попытается обгадить тебя.

Солдат проигнорировал угрозу.

— Лучше скажи, как поживает моя жена? Много ли от тебя пользы, если ты не приносишь мне вестей из дома?

— С Лайаной все в порядке. Кафф заходил ее навестить.

— Ты всегда так говоришь, стоит мне уехать.

— Такова правда. Кафф пришел, намереваясь соблазнить принцессу Лайану, однако она дала ему от ворот поворот.

Солдат помрачнел.

— Почему никто его не пристукнул?

— Флаг перемирия и все такое…

— К черту флаг перемирия! Я бы зарубил его на месте.

— Именно поэтому он и дождался, пока ты уедешь, прежде чем высунуть нос из за стен. Он говорит, что получит твою голову на блюде еще до конца года. Гумбольд, само собой, с ним не пошел — он слишком занят казнями гутрумцев. Если этот старый хрен продолжит в том же духе, то скоро в городе вообще никого не останется.

— Мы должны попасть в Зэмерканд, — пробурчал Солдат. — И непременно попадем, помяните мое слово. — Он подошел и слегка пнул Спэгга, чтобы разбудить его.

— А а? — вскрикнул Спэгг, перекатываясь на спину. — Что стряслось?

— Пора готовить завтрак. Скоро придет By.

Голгат зашевелился и сел. Его взгляд упал на ворона.

— Эта чертова птица опять здесь?

— Да, спасибо за заботу, — отозвался ворон, передразнивая Солдата. — А ты как поживаешь, обалдуй?

— В один прекрасный день я ощиплю тебя живьем, пташка.

Голгат встал и пошел к ручью умываться. Когда Спэгг поднялся вверх по ручью, намереваясь справить нужду в ту же самую воду, протестующий рев Голгата едва не опрокинул его. Спэгг вернулся смущенный.

— Куда ж еще человек может сделать свое дело, — проворчал он, — если не в ручей?

— Если тебе надо облегчится, спустись ниже по течению, — сказал Солдат. — Но почему именно в ручей?

— Вообще то нормально делать это в текущую воду.

Ворон сказал:

— Я погляжу, ты и твоя компания по прежнему процветаете, Солдат. Все хорошо организовано и эффективно работает. Кто сказал, что ты варвар?… Ладно, я улетаю. Если ты меня не видишь, стало быть, никаких перемен не произошло. Если ты меня видишь — это не значит, что я принес плохие новости, но все равно — приготовься к ним.

И черная птица взмыла в небеса.

Через некоторое время в лагерь явился By.

— Теперь я пришел говорить. Мы ищем твой меч.

Он уселся на землю, скрестив ноги, и опустил голову.

— Тяжелая ночь? — спросил Солдат.

— Я плохо спал, — не стал скрывать воин. — Слишком много воя. Люди собаки нервничать, когда поблизости люди. Они чувствовать вонь человеческого пота и дыхания. Это их беспокоит. Тогда By выпил йисип, чтобы заснуть, но только опьянел, а заснуть не смог.

— Это мы то воняем? — пробормотал Спэгг. — Ну, ничего себе!

— Йисип? — переспросил Солдат.

— Перебродивший кактусовый сок, — объяснил Голгат. — Странно, что он вообще соображает после того, как выпил это дерьмо.

— Теперь, — перебил By, — к делу. Ты знать имя меча, который надо находить?

— Да. Кутрама. А вот здесь, у меня на поясе, — его ножны. Их имя Синтра.

— Хорошо. Именованный меч проще находить. Дай мне твои ножны, Солдат.

By протянул руку, но Солдат заколебался. Ему не хотелось отдавать чужаку дорогого друга — поющие ножны, которые столько раз спасали его от врагов. В конце концов, церемонно протянул ножны псоглавцу. By заметил это и он одобрительно кивнул.

— By понимает. Хорошо, что ты дорожить Синтрой. Эти ножны — верный друг своему хозяину. Хорошо, что ты обращаться с ними бережно. Теперь я возьму их в руки и получу из них песню.

— Они поют только для меня, — объяснил Солдат, — и лишь тогда, когда мне угрожает опасность. В такие моменты начинает звучать волшебный напев, слова которого никто не может поня… — Он осекся на полуслове, потому что ножны вдруг начали петь — тихую приглушенную песню, которую он никогда раньше не слышал.

Ножны лежали на ладонях By. Глаза его были закрыты, а лицо обращено к небу. Песнь ножен была лиричной и мелодичной, как и всегда, однако слова казались не такими чужими, как раньше. Солдат разобрал среди них одно или два. Он зачарованно смотрел на Синтру, которая слегка вибрировала во время пения. Казалось, By прислушивается к этому трепетанию не меньше, чем к словам. Неожиданно песня стихла, и псоглавец вернул ножны — так же бережно и осторожно, как они были переданы ему.

— Под Семью Пиками есть пещера, — сказал воин пес. — В ней расположено подземное озеро. На дне ледяного озера лежать Кутрама…

— И что дальше?

— Тебе надо ехать туда, генерал.

— У меня есть вопрос к By, — сказал Голгат. — Почему ножны поведали именно тебе, где лежит меч? Тебе — а не одному из нас? Почему тебя называют искателем мечей? Какую силу ты имеешь над потерянными клинками?

Псоглавец вывалил язык набок, что у него и ему подобных обозначало улыбку.

— Мой отец быть путешественником и создателем мечей, а до того — его отец, а до того — его мать, а до того — ее мать. Все мои предки быть путешественники — мужчины и женщины, с тех пор, как семь богов сотворили мир из коровьего навоза и соломы. By имеет особое чувство мечей и их ножен. Они говорят с ним, как камень говорит с холмом или дерево — с землей у его корней. Они доверяют By найти их настоящих хозяев.

— С какой стати они доверяют псоглавцу? — спросил Спэгг, — Я бы не стал.

— Хватит! — рявкнул Солдат, бросив яростный взгляд на Спэгга. Затем он обернулся к By. — Прости этого грубияна. Он ничего не смыслит. У меня есть еще одна просьба: не согласишься ли ты пойти со мной — дабы забрать то, что принадлежит мне по праву?

By резко вскинул голову, его зрачки расширились от изумления.

— Что? Воин пес и Солдат, идущие одним путем?

— Почему бы нет? — спросил Солдат. — Может быть, если люди увидят нас вместе на одной дороге, это заставит их задуматься? И твоих сородичей — тоже? Почему два разных существа на одной земле не могут путешествовать вместе, как товарищи? Нам не обязательно друг друга любить. Нам не обязательно даже друг другу нравиться. Все, что от нас требуется, — уважать друг друга. Я очень уважаю тебя, By. Тебя и твои умения. Если ты можешь найти в себе силы доверять мне — тогда я не вижу в этом предприятии ничего, кроме пользы. Что скажешь?

— А как насчет этих двоих? — By указал на Голгата и Спэгга.

— Они вернутся в Зэмерканд.

Спэгг принялся протестовать, но мрачный взгляд Голгата заставил его утихомириться.

— И какова же будет моя награда?

— Когда я вырву Зэмерканд из рук канцлера Гумбольда, который нынче называет себя королем, я отправлю к вам инженеров. Они соорудят насыпи плодородной земли на холмах вокруг этой долины и ирригационную систему, где будет использоваться вода из ручьев. Как только все будет готово, я пришлю вам семена злаковых — и прочих растений, какие смогут здесь прижиться. А потом разыщу в Зэмерканде строителей, и они возведут здесь два огромных амбара. В них вы сможете хранить свое зерно. Один амбар для овса, другой — для пшеницы. Что скажешь?

Зрачки By расширились.

— Все это время мы собирали дикие злаки, чтобы делать хлеб. Их непросто находить, и они грубые. Хлеб получается жесткий и нехороший на вкус… Выращивать собственное зерно?… Ты сделаешь все это для By только потому, что он пойдет с тобой?

— Кутрама очень важен для меня. Я хочу вернуть его любой ценой и желаю сократить до минимума все непредвиденные обстоятельства. У тебя есть опыт подобных поисков. Ты знаешь географию здешних мест лучше, чем любой гутрумец или карфаганец. Я буду чувствовать себя более уверенно в компании помощника, который понимает, что делает. Слишком часто в этом мире я совершал ошибки, и меня спасала только удача. Я больше не хочу полагаться на одно лишь везение. Предпочитаю учесть все неожиданности и выбрать самый безопасный путь.

By вскочил на лошадь.

— Если мой вождь говорить «да», тогда я говорить «да» тоже.

Он ускакал галопом, направляясь в сторону поселения людей собак. Вскоре By вернулся, сидя на пегом пони. Он радостно тявкал, подняв голову к небу. Видимо, вождь согласился — какова бы ни была тому причина. Возможно, он тоже полагал, что людям и псоглавцам пришло время объединиться. Или просто думал о полях зерна и амбарах — один для овса, а другой для пшеницы…

— Ты знаешь мое мнение на этот счет, — сказал Спэгг, пакуя вещи. — Впрочем, на меня никто никогда не обращает внимания.

— Я тоже не уверен, что идея хорошая, — тихо добавил Голгат, нагнувшись к уху Солдата. — Впрочем, я знаю, что ты все равно поступишь по своему. Что делать мне?

— Возвращайся в Зэмерканд и попроси Велион принять командование армией. Я дам тебе свой жетон, дабы подтвердить: приказ исходил от меня. И еще одна просьба: приглядывай за своим коварным братцем… Скажи Лайане, что я люблю ее и вернусь, как только смогу. Она поймет… надеюсь. Да, Голгат, вот еще: позаботься о том, чтобы мое обещание было выполнено. Отправь плотников строить амбары для людей собак. Доставь зерно и несколько плугов и пришли двух фермеров — пусть научат псоглавцев ими пользоваться. Ладно?

— Считай, уже сделано.

Тем же утром Голгат и Спэгг собрали вещи и отбыли на юг. Солдат и By некоторое время ехали вместе с ними, но вскоре расстались на развилке дорог. Голгат и Спэгг направились в Зэмерканд, a By и Солдат свернули на юго запад, к Семи Пикам. Когда они добрались до пещеры траппера, By при помощи лески с крючком взялся выловить голову ведьмы, о которой рассказывал старик. В качестве наживки он насадил на крючок ядовитую поганку в форме человеческого уха. В седьмой по счету кроличьей норе голова ухватила приманку, и воин пес вытянул ее на поверхность. Оказавшись снова на свету, окруженная немагическими существами ведьма пришла в ярость: каталась туда сюда и щелкала своими жуткими смертоносными челюстями, покуда яд не возымел действия. Он не убил ведьму, но парализовал ее на некоторое время, так что By успел засунуть голову в развилку дерева.

Пока By укреплял голову в развилке, она пела песни. Грибные галлюциногены заставили ее грезить о черных кораблях среди высоких волн и горах из белого алмазного льда…

— Теперь ты будешь видеть мир вокруг тебя, — сказал By, когда ведьма очухалась. — Можешь зарабатывать себе на жизнь как дорожный указатель и посылать путников не в ту сторону, если они откажутся напоить и накормить тебя.

Странное дело: кажется, ведьма не слишком то огорчилась. Впрочем, она заметила, что чувствует себя несколько уязвимой, будучи зажатой в развилке старого дуба.

— Ну, одно оружие у меня еще осталось, — проскрипела она. — Я могу плевать ядом в глаза тем, кто меня обидит.

Путники расстались. Солдат и By отправились к Семи Пикам, где обитали семеро богов, управляя делами мира и погодой. Солдат обнаружил, что путешествовать в компании человека пса несколько сложнее, чем он полагал. Их обычаи и традиции сильно отличались друг от друга. Многие из них вызывали отвращение и неприязнь то у одного, то у другого. Запах тела каждого из товарищей был неприятен второму. Однако им удавалось держать свое мнение при себе, и оба старались бороться с предрассудками. Если они обменивались мнениями на этот счет, то в таких беседах не было враждебности.

By, который с каждым днем говорил на человеческом языке все лучше и лучше, выказывая немалый ум, однажды спросил Солдата:

— Почему ты носишь одежду? Шерсть мертвой овцы и шкуры мертвых коров? Я не могу так поступать из религиозных соображений, ведь это покровы моих братьев зверей. Однако дело не только в этом. Мертвые кожи быстро пачкаются, за какой нибудь час, а ты носишь их на теле целый день, а иногда и следующий. Омерзительно! Знаешь, как ты выглядишь, когда мертвая кожа свисает с твоей головы, плеч и бедер?

— Таковы наши обычаи, — ответил Солдат. — Насколько я знаю, ты скорее согласишься замерзнуть до смерти, чем станешь носить одежду. И еще ты никогда не моешься в воде, а вылизываешь себя. И весь пот, пыль и грязь попадают тебе в желудок. Меня начинает тошнить при одной мысли об этом…

Невзирая на подобные перепалки, они сумели понять и принять друг друга.

По крайней мере, By не метит территорию подобно зверю, подумалось Солдат. С этим было бы трудновато смириться.

По мере их приближения к горам, где боги восседали на высоких тронах, окружающий пейзаж становился все более странным и неестественным. В этом краю жили великаны и карлики, феи и гоблины, чародеи и колдуны. Здесь росли самые невероятные цветы: вместо семян они могли содержать острые дротики, а их запах был ядовитым. Песня маленькой пичужки обращала человека в камень. Старики не были дряхлыми и немощными: они бегали быстрее оленя и прыгали выше антилопы. Зима здесь иногда наступала в середине лета, обрушиваясь на землю каскадами снега и льда. Откуда ни возьмись, прилетали ветры и раздирали мир на части. Внезапное наводнение способно было затопить долину за несколько секунд, а часом позже она становилась сухой и безводной, как пустыня. Самые невероятные и невозможные вещи были здесь нормой.

Двое воинов уходили все дальше и дальше в непостижимые леса и болота, в мир ночных кошмаров, где терялся даже псоглавый By, хотя неоднократно бывал здесь прежде. Солдат заходил сюда лишь единожды и чуть не распростился с жизнью. Неудивительно, что они продвигались вперед с невероятной осторожностью, ощупывая копьями землю впереди. Лошади были напуганы и готовы бежать от любой твари, шуршавшей в траве. Солнце светило как масляная лампа в густом тумане. Луна и звезды тускло мерцали сквозь дымку. Водоемы были затхлыми и вязкими. Фрукты гнили на ветвях деревьев. Лягушки под копытами коней взрывались, разбрызгивая по сторонам желтоватую гнойную жидкость, издававшую гнилостную вонь…

Более нелепого и жуткого места Солдату видеть не доводилось.


1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15

Похожие:

Ким Хантер Песнь ножен Красные Шатры 003 Аннотация … Странный, жутковатый мир iconПрограммная система для моделирования и исследования странных аттракторов
Для установившихся колебаний, соответствующих динамическому хаосу, Д. Рюэль и Ф. Такенс в 1971 году предложили название – странный...
Ким Хантер Песнь ножен Красные Шатры 003 Аннотация … Странный, жутковатый мир iconСписок новых поступлений в библиотеку егу за ноябрь 2008 года 003 Семиотика. Знаки и симболы Агеев, Владимир Н. Семиотика / Владимир Агеев. М. Весь мир, 2002. 256 с ил.; 17 см. (Весь мир знаний). Isbn 5-7777-017
Семиотика / Владимир Агеев. – М. Весь мир, 2002. – 256 с ил.; 17 см. – (Весь мир знаний). – Isbn 5-7777-0175-2
Ким Хантер Песнь ножен Красные Шатры 003 Аннотация … Странный, жутковатый мир iconТематическое планирование литература, 7 класс
Героический эпос. Карело-финский эпос «Калевала» (фрагменты). «Песнь о Роланде» (фрагменты). «Песнь о нибелунгах» (фрагменты) (3...
Ким Хантер Песнь ножен Красные Шатры 003 Аннотация … Странный, жутковатый мир icon«Об изменениях в ким гиа-2012по истории по сравнению с ким гиа-2011»
В ким гиа в 2012 года по истории внесены значительные изменения по сравнению с ким предыдущих лет. Оптимизирована структура кодификатора...
Ким Хантер Песнь ножен Красные Шатры 003 Аннотация … Странный, жутковатый мир icon1. Справка об изменениях ким егэ 2012 года
Ким егэ 2012 г усовершенствованы в сравнении с ким 2011 г по всем предметам (наиболее существенно – по информатике и икт, истории...
Ким Хантер Песнь ножен Красные Шатры 003 Аннотация … Странный, жутковатый мир iconДжон Маркоф Кэти Хефнер Хакеры (takedown) Джон Маркоф, Кэти Хефнер Хакеры (takedown)
Таким был снятый в 1982 году фильм «Бегущий по лезвию бритвы», где показан мрачный и жутковатый мир будущего, в котором техника одержала...
Ким Хантер Песнь ножен Красные Шатры 003 Аннотация … Странный, жутковатый мир iconИз Справки об изменениях ким егэ 2012 года (обобщенная информация)
Ким егэ 2012 г усовершенствованы в сравнении с ким 2011 г по всем предметам (наиболее существенно – по информатике и икт, истории...
Ким Хантер Песнь ножен Красные Шатры 003 Аннотация … Странный, жутковатый мир iconГруппы red guns \ Красные Стволы
Группа red guns (Красные Стволы) – это настоящее шоу драйва, эмоций и мужской энергетики. Стволы – одна из самых обаятельных, необычных...
Ким Хантер Песнь ножен Красные Шатры 003 Аннотация … Странный, жутковатый мир icon1. Законодательство о видах животных, занесенных в красные книги (краснокнижных видах)
«ответственность за нарушения законодательства по объектам животного мира, занесенным в красную книгу российской федерации и в красные...
Ким Хантер Песнь ножен Красные Шатры 003 Аннотация … Странный, жутковатый мир iconПеснь о Нибелунгах и история Бургундского королевства
Целью проведенной мною работы стало изучение Бургундского королевства и сказания о Нибелунгах. В своей работе я хотела проанализировать...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница